Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Абу Даби. Слева направо: Льюис Хэмилтон, Себастьян Феттель, Дженсон Баттон

1. Себастьян Феттель (Red Bull Racing) - 1ч. 39 мин. 36.837 сек.
2. Льюис Хэмилтон (McLaren) - 1ч. 39 мин. 46.999 сек.
3. Дженсон Баттон (McLaren) - 1ч. 39 мин. 47.884 сек.

Вопрос: Себастьян, по ходу сезона вы всего один раз становились лидером чемпионата мира, и произошло это сегодня…
Себастьян Феттель: Честно говоря, у меня нет слов – не знаю, что полагается говорить в такой момент. Сезон получился очень напряженным, но я всегда верил в нашу команду, свою машину и себя лично.

Сегодня – особенный день. С самого утра я старался не думать ни о чем постороннем, избегал ненужного общения с людьми и пытался настроиться на гонку. Я знал, что могу сделать лишь одно: выложиться по максимуму и попытаться финишировать первым. Как вы сказали, я в первый раз вышел в лидеры чемпионата, причем как раз тогда, когда это действительно важно!

Машина вела себя потрясающе. В момент старта мне пришлось побороться с Льюисом, затем у нас возникли небольшие проблемы с гранулированием резины, из-за чего Хэмилтон буквально повис на хвосте, однако чуть позже ситуация стабилизировалась и машина поехала намного быстрее. Прессинг уменьшился, когда после своего пит-стопа Льюис вернулся на трассу позади Роберта Кубицы – Renault сдерживала McLaren, а я тем временем наращивал отрыв.

Должен признаться, я не обладал всей информацией до тех пор, пока не пересек финишную черту. На последних десяти кругах мой инженер давал мне советы едва ли не каждую минуту, и я задавался вопросом: «Почему он так нервничает?» Как только я проскочил под клетчатым флагом, он сказал: «Пока все выглядит хорошо, но давай дождемся финиша других машин». Помнится, я подумал: «Что бы это значило?» - но не стал смотреть на экраны и практически замер в ожидании. Вскоре в наушниках раздалось: «Мы выиграли чемпионат мира!»

Я должен сказать спасибо многим людям и наверняка не смогу сразу вспомнить всех. Начну с команды, моих механиков, инженеров – простите, если фраза получается слишком долгой…У нас потрясающе сильный коллектив, в котором все хорошо ладят друг с другом. Наши сотрудники в Милтон Кинсе работают, не жалея сил, и наверняка сейчас они радуются моему успеху не меньше, чем Кубку Конструкторов неделю назад. После взлетов и падений в предыдущих восемнадцати гонках приехать в Абу Даби и стать лидером по итогам сезона – это невероятно. Огромное спасибо всем, кто поддерживал меня еще со времен моих выступлений в картинге! Кто-то из этих людей присутствует здесь, кто-то поддерживает меня из Керпена или моего родного Хеппенхайма – спасибо вам всем!

Вопрос: При участии Фернандо Алонсо и Марка Уэббера борьба за титул получилась крайне напряженной…
Себастьян Феттель: Да, с этим не поспоришь, и я уже не помню, сколько раз по ходу сезона менялся лидер в личном зачете. Некоторых уже списывали со счетов, однако они снова вступали в борьбу – я говорю о Ferrari и Фернандо, McLaren и Льюисе. Каждый из нас может назвать несколько гонок, в которых должен был финишировать намного выше – к примеру, Льюис сошел с дистанции в Венгрии, я не увидел клетчатого флага в Австралии и Корее. У всех случались взлеты и падения, кроме того, нам было очень трудно все время оставаться сосредоточенным и не обращать внимания на отдельные высказывания. К счастью, теперь все позади, и я могу порадоваться своему результату!

Вопрос: Льюис, вы провели пит-стоп намного раньше Себастьяна и в итоге оказались в трафике. Этого можно было избежать?
Льюис Хэмилтон: Понятия не имею – нужно проанализировать ход гонки. Уверен, для раннего пит-стопа были свои причины – мы должны были как-то опередить Себастьяна. Нам просто не повезло вернуться на трассу позади Renault.

Вопрос: Ваше мнение о сезоне в целом?
Льюис Хэмилтон: Что ж, для нас он сложился не совсем удачно, а вот Red Bull и Себастьян могут принимать поздравления – они проделали фантастическую работу и заслуженно завоевали титул. Мы с Дженсоном атаковали в каждой гонке, сегодня добились неплохого результата и должны поблагодарить всех наших сотрудников за то, что даже в самую трудную минуту они не опускали руки. Уверен, в следующем году мы выступим намного лучше.

Вопрос: Дженсон, для вас первый отрезок дистанции получился очень длинным. Почему вы выбрали такую стратегию?
Дженсон Баттон: Мы пытались оторваться от Роберта Кубицы, который тоже должен был останавливаться очень поздно, но притом ехал на более жесткой резине и в хорошем темпе. Правда, со временем мои мягкие шины окончательно износились и не позволили вернуться на трассу впереди Renault и Льюиса.

Вопрос: McLaren очень уверенно завершила сезон – это влияет на шансы команды в следующем году?
Дженсон Баттон: Для всех участников сезон состоял из взлетов и падений, но я хотел бы сказать огромное спасибо своей команде. Мой первый год в McLaren получился потрясающим – я сейчас я чувствую себя, как дома, и не сомневаюсь, что опыт, полученный нами в этом сезоне, позволит в следующем году выступить намного увереннее. Сейчас нас ждет короткий отпуск, но совсем скоро мы вернемся к работе и будем подгонять команду в стремлении оказаться на том месте, на котором сейчас сидит Себастьян.

Вопрос: Себастьян, опишите ваши эмоции…
Себастьян Феттель: Сейчас я чувствую себя совершенно опустошенным и не знаю, что сказать. Это невероятно! Отправляясь спать вчера вечером, я продолжал думать о гонке, о том, что в ней может случиться, и предчувствия были позитивными – правда, я сразу сказал себе: «Эй, забудь обо всем и немедленно засыпай!» Утром я чувствовал себя очень хорошо, однако мне стоило немалых усилий сохранять спокойствие на протяжении всего дня.

Гонка прошла великолепно, я наслаждался поведением машины и сейчас могу лишь поблагодарить команду за отменную работу. Гонщики Renault в какой-то степени помогли нам, удержав позади себя наших основных соперников, а еще… нет, я не знаю, что еще можно сказать.

Честно говоря, пока не ощущаю себя чемпионом и даже спросил у Льюиса и Дженсона, чувствовали ли они себя точно так же, когда сами завоевывали титул. Вероятно, когда я отправлюсь спать, это ощущение придёт, но к тому моменту наверняка уже наступит рассвет.

Вопрос: Себастьян, как оно?
Себастьян Феттель: Отлично!

Вопрос: Только и всего?
Себастьян Феттель: Да, потрясающее чувство, я до сих пор не могу в это поверить. Когда я пересек финишную черту, я не знал, хватит ли первого места для завоевания титула. На протяжении всего уик-энда мы старались не думать о чемпионате, поскольку ситуация была предельно ясной: мы должны были непременно выиграть гонку, а остальное зависело от соперников.

Перед отправкой в Абу Даби я сказал себе: «Смотри, сколько людей едет туда, чтобы увидеть решающую гонку сезона, узнать имя чемпиона мира». Один лишь факт того, что я являюсь одним из четырех претендентов, вызывал во мне чувство гордости и настраивал на позитив. Не хочу вдаваться в философию, но по ходу сезона мы действительно много путешествуем, встречаемся с разными людьми и нам, к тому же, посчастливилось заниматься тем, что действительно нравится.

Окружающие повторяли мне: «Все не так плохо, шансы еще есть», и я думал: «Не важно, чем закончится гонка – сезон в любом случае сложился потрясающе, несмотря на все неудачи».

Когда я пересек финишную черту, я уже представлял… Честно говоря, на последних кругах я пытался бросить взгляд на большие экраны, но в этом зачастую не было никакой необходимости, поскольку мой инженер постоянно сообщал мне отрыв от преследователей и их темп. Конечно, я просил держать меня в курсе событий, но ни в одной из гонок он не был настолько взволнован, и я уже начинал задаваться вопросом: «Что происходит?» На экранах я видел, что Льюис и Фернандо едут за машинами Renault, но старался сразу забыть об этом и полностью сосредоточиться на пилотаже.

Потом был круг возвращения в боксы, подиум… Не знаю, что еще сказать. Один из наших сотрудников помнит имена всех чемпионов мира, начиная с 1950 года – назовите ему год, и он скажет вам, кто завоевал титул. Оказаться в одном списке с Айртоном Сенной, Михаэлем Шумахером, Льюисом, Дженсоном – это действительно большая честь.

Вопрос: Льюис, сегодня вы продемонстрировали очень хороший темп, и когда Роберт поехал в боксы, ничуть не уступали в скорости Себастьяну…
Льюис Хэмилтон: Думаю, мы были быстры на протяжении всего уик-энда, едва не опередили Red Bull в квалификации, а в гонке могли ехать с ними в одном темпе, но помешали парни из Renault. В Абу Даби практически невозможно провести обгон – в конце прямой мотор упирался в ограничитель оборотов, я не мог выйти на дистанцию атаки и был вынужден отсиживаться за Кубицей до тех пор, пока он не поехал в боксы. Позже я с легкостью прибавил в скорости, но время было уже упущено. Тем не менее, гонка сложилась вполне удачно, а Себастьян сработал на самом деле здорово.

Вопрос: Дженсон, отличный старт и очень внимательное обращение с шинами…
Дженсон Баттон: Да, на первых десяти кругах я старался не перегружать резину, затем начал атаковать и постепенно приближался к Льюису и Себастьяну, когда они оба свернули в боксы. Единственное, что я мог сделать – это как можно дольше оставаться на трассе в расчете создать хороший отрыв и сохранить позицию впереди Кубицы, за которым в тот момент застрял Льюис.

Не помню, сколько кругов я проехал на том комплекте. Ближе к пит-стопу резина была окончательно изношена, но я всё равно атаковал на пределе сил – этого оказалось недостаточно, чтобы опередить Льюиса, но позволило занять высокое третье место. Команда может быть довольна прогрессом – возможно, мы поздновато прибавили в скорости, но итог все равно заслуживает одобрения. Нам удалось собрать немало полезной информации, и мы уже с нетерпением ждем следующего сезона. Впрочем, не хочу вдаваться в подробности – впереди короткий отпуск, после которого мы сразу вернемся к работе.

Вопросы с мест

Вопрос: (Матиас Бруннер – Speedweek) Себастьян, мои поздравления! В какой-то момент вы сообщили о проблемах с радиосвязью – что именно произошло?
Себастьян Феттель: Пропал звук в левом наушнике, поэтому я сказал команде – если вы планируете что-то сказать мне, постарайтесь продублировать информацию на табло. Радиосвязь все-таки работала, иначе на последних кругах я бы не смог общаться со своим инженером, и он не сообщил бы мне о победе в чемпионате. Проблема заключалась в самом наушнике – я пытался заново подсоединить его и примерно за пять кругов до финиша вернул ситуацию в норму.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Себастьян, присоединяюсь к поздравлениям! Если вы спросите Дженсона, он скажет вам, что в день своего прошлогоднего триумфа довольно рано отправился спать, поскольку был совершенно измотан. Сейчас не настолько поздно, поэтому вопрос – как вы планируете отпраздновать свой титул? Не думаю, что ранний отход ко сну входит в число ваших привычек…
Дженсон Баттон: Я тоже не привык рано ложиться спать.

Себастьян Феттель: Пока я не представляю, как отпраздную свой сегодняшний успех, но мне хочется побыть с командой и теми, кто меня поддерживал. В Red Bull Racing потрясающая атмосфера, и даже если нас списывали со счетов, мы всегда находили силы собраться и продолжить работу.

Возвращаясь к вашему вопросу – не думаю, что я рано отправлюсь спать, ведь на часах уже вечер. Когда год назад в Бразилии Дженсон стал чемпионом, у него в запасе было намного больше времени – он лег спать в полночь, а гонка закончилась примерно в шесть часов. Не знаю, как получится у нас, но мы в любом случае должны насладиться моментом. Сегодняшняя гонка началась при свете дня, так почему бы и празднику не закончиться только утром!

Вопрос: (Олег Карпов – Klaxon) Поздравляю, Себастьян! Известно ли вам, что Виталий Петров на протяжении большей части гонки сдерживал позади себя Фернандо Алонсо? Вы готовы подтвердить, что в следующем сезоне станете главным спонсором россиянина?
Себастьян Феттель: Надо подумать… Перед стартом многие пытались заговорить со мной, но я уходил от ответа и пытался сосредоточиться на собственных ощущениях. Я видел изображение на больших экранах и понимал, что где-то позади на вторую позицию вышел Роберт Кубица. Потом я заметил, как его настиг Льюис, и подумал: «Что ж, Хэмилтон знает, как нужно обгонять». McLaren очень быстры на прямых, но у Renault на этот случай был их потрясающий воздуховод и длинная повышенная передача – думаю, Льюис может рассказать подробнее. Потом я увидел алую машину и предположил, что впереди неё едет Виталий Петров – что ж, спасибо за помощь! Надеюсь в следующем году снова увидеть его в пелотоне!

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Отличная победа, Себастьян. Вы повторили успех Кими Райкконена, который точно также в финальной гонке поднялся с третьего места в личном зачете на первое. Это следствие гоночного мастерства или какого-то везения? И еще – вы знаете, как будет по-фински «чемпион мира»?
Себастьян Феттель: Когда-то знал, но сейчас не помню. Впрочем, это международный термин, и если, к примеру, в Германии вы скажете кому-нибудь «я чемпион мира», люди вас поймут. Полагаю, то же самое относится к Финляндии и любой другой стране.

Должен признаться, сегодня я думал о ситуации, в которой в свое время оказался Кими, ведь мое положение выглядело практически идентичным. В 2007-м году по ходу сезона Райкконен точно так же потерял немало очков, но в решающий момент не стал размениваться по мелочам и просто выполнил свою работу. Его успех был совершенно неожиданным. Большинство из нас были в тот день на трассе и не представляли, что такое возможно – Кими убедил нас в собственной неправоте, пусть даже обстоятельства гонки были весьма специфическими. Впрочем, сегодняшний Гран При тоже не назовешь обычным – кто бы мог подумать, что Ferrari с их скоростью и третьей позицией на старте окажутся только седьмыми? Чудеса иногда случаются, и я на самом деле рад внести свое имя в список чемпионов мира!

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) Себастьян, складывается впечатление, что после гонки в Спа вы слегка изменили свой подход и стали более спокойным. В чем причина?
Себастьян Феттель: После гонки в Спа я в тот же вечер позвонил Дженсону и извинился за досадный инцидент. Мы привыкли уважать друг друга, и мне приятно в этот особенный для меня день находиться здесь в окружении гонщиков McLaren. Когда Льюис опередил меня на круге возвращения в боксы, вскинул руку и показал поднятый большой палец – я понял, что он понимает мои чувства и искренне поздравляет меня с успехом. Я знаю его намного дольше Дженсона, мы вместе гонялись в F3, где он не раз задавал мне трепку, а теперь соперничаем в Формуле 1. Хэмилтон подошел ко мне и сказал: «Поздравляю!» - приятно, когда смотришь кому-то в глаза и понимаешь, что человек говорит абсолютно искренне.

Впрочем, вернемся к вашему вопросу о причинах. Перед началом сезона у меня была четкая цель выиграть титул, и я активно работал над ее достижением. Возможно, в какой-то момент я не то чтобы потерял концентрацию, но, скажем так, перенапрягся. Как раз в тот период наши дела шли не лучшим образом, а соперники постепенно сокращали отставание. В Спа Льюис стремительно уходил в отрыв, я ехал чуть быстрее Дженсона, начинался дождь, у меня были определенные проблемы с передним антикрылом… Баттон защищал позицию, а я…

Дженсон Баттон: Тебе не нужно заново все объяснять.

Себастьян Феттель: …я пытался совершить обгон, но потерял контроль над машиной и выбил нас обоих из гонки. Позже этот инцидент получил очень негативную окраску в СМИ, люди говорили обо мне неприятные вещи, но, пожалуй, как раз в такие моменты ты понимаешь, кто твои настоящие друзья. В конце концов, паддок Формулы 1 – это люди, с которыми нужно выстраивать отношения и отдавать им часть своей энергии в надежде, что когда-нибудь она вернется сполна. У всех бывают неудачные времена, но в долгосрочной перспективе в дело вступает некая высшая справедливость, которая сегодня позволила мне добиться успеха.

Вопрос: (Мэт Кох – pitpass.com) Вопрос для Льюиса и Дженсона. Думаю, вы прекрасно понимаете, что сейчас чувствует Себастьян. С какими эмоциями ему еще только предстоит столкнуться, и какой совет вы могли бы ему дать?
Дженсон Баттон: Каждый случай уникален. В ближайшие несколько недель, месяцев и даже лет ты будешь вспоминать о том, как выиграл свой первый титул, журналисты будут задавать тебе множество вопросов… Поначалу победа не воспринимается как нечто особенное, но когда ты возвращаешься в свой номер, приводишь себя в порядок и снова возвращаешься к тем, с кем провел этот сезон и кто помог тебе добиться успеха, начинаешь понимать, что действительно чего-то добился.

Льюис Хэмилтон: Дженсон все верно описал. У каждого человека свои эмоции, Себастьян сам все поймет и прочувствует. Пожалуй, лучший совет, который я мог бы дать – наслаждаться каждой секундой своего триумфа. Не позволяй кому-то тратить твое время – потрать его на себя.

Вопрос: (Сана Бакуш – Abu Dhabi Tempo) Когда вы станете немного старше, есть вероятность, что однажды вы проснетесь с мыслью – «я должен заняться чем-то другим»? И еще: Льюис, мой сын очень похож на вас – это просто потрясающе!
Льюис Хэмилтон: Что ж, тем лучше для него! Не знаю, кому был адресован вопрос, но моя любовь к гонкам ничуть не угасла. Я по-прежнему молод и рад возможности выступать в топ-команде – не думаю, что мне это когда-нибудь надоест.

Дженсон Баттон: Себастьян, ты не устал от гонок?

Себастьян Феттель: Этот вопрос точно не для нас!

Дженсон Баттон: Где мои двадцать лет!?

Вопрос: (Чезаре Мануччи – Autosprint) Себастьян, на подшлемнике вы написали слово «Монца». Это тот подшлемник, в котором вы выступали два года назад? Полагаете, он приносит удачу?
Себастьян Феттель: Подшлемник, в котором я выступал два года назад, остался дома – я просто не успел его постирать. А на этом слово «Монца» написал не я, а мой инженер. В какой-то момент он подошел ко мне и попросил назвать нечто такое, что вызывает у меня положительные эмоции. Спустя пару дней раздумий я ответил – «Монца». На вопрос – почему – я пояснил, что именно в Монце я одержал свою первую победу, а сама гонка и все, что происходило сразу после нее, было просто потрясающим. Стоять на подиуме, видеть свою команду и тысячи болельщиков, слушать итальянский гимн на итальянской земле – такое не забывается никогда!

Я был немало удивлен, когда, надев подшлемник, увидел надпись «Монца». Она напомнила мне две потрясающие гонки – одну в 2007-м, о которой я уже говорил, и вторую уже в нынешнем сезоне, когда мы до последнего круга боролись за позиции.

Гран При Италии'2010 я считаю одним из наших лучших выступлений, поскольку в очень непростых условиях мне удалось финишировать четвертыми. Спасибо моему инженеру – перед стартом я чувствовал себя очень хорошо!

Вопрос: (Миран Алисич – Korpmedia) Себастьян, чему научил вас этот сезон?
Себастьян Феттель: Что ж, отчасти это связано с эмоциями, которые я испытывал после гонок в Венгрии и Бельгии. Когда ты с самого начала имеешь возможность финишировать на ведущих позициях и добиваешься высоких результатов, все вокруг происходит невероятно быстро. Спросите Льюиса, который уже в дебютный сезон получил неплохой шанс и сразу заявил о своих намерениях.

В таких ситуациях главное – оставаться собой и не пытаться копировать чье-то поведение. Когда спрашиваешь известных спортсменов, многие говорят о том, как важно «сохранять равновесие» - но иногда очень трудно держать себя в руках, когда все вокруг предаются панике!

Как я уже говорил, в паддоке есть люди, про которых ты знаешь: они всегда ответят добром на добро. Конечно, бывают и исключения, но такова жизнь, и это происходит не только в Формуле 1. Пожалуй, для меня понимание этой ситуации стало главным открытием нынешнего сезона. Я искренне считаю Дженсона, Льюиса, Фернандо, Марка и еще нескольких гонщиков – всех сразу не вспомню – образцом для поведения во всем, что они делают, и мне действительно приятно выступать вместе с ними. Ну а в остальном ты просто наслаждаешься тем, что делаешь, и стараешься оставаться самим собой.

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Себастьян, вы стали самым молодым чемпионом мира в истории Формулы 1. Вас это радует? Льюис, вы только что упустили это звание – ваши эмоции?
Себастьян Феттель: Когда Льюис выиграл свой титул, я подумал, сможет ли кто-то более молодой повторить его достижение? Более того – он мог бы стать чемпионом на год раньше, но тогда ему не хватило одного очка. Впрочем, рекорды придуманы для того, чтобы их превосходить. Некоторые гонщики устанавливают очень высокий ориентир, и я с большим уважением отношусь к достижениям Льюиса или Михаэля Шумахера, которому, как мне кажется, принадлежат все оставшиеся рекорды.

Что касается звания самого молодого чемпиона в истории – не думаю, что это настолько важно, особенно если разница составляет… сколько? 167 дней? Что ж, довольно много, почти полгода, но я все равно не придаю этому большого значения.

Льюис Хэмилтон: Это приятное достижение, так что наслаждайся! Сколько лет ты боролся за титул? Два года? Что ж, вполне возможно, что ещё через два года это звание достанется кому-то другому.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Себастьян, вы сказали, что сезон состоял из взлетов и падений. Случалось ли вам сомневаться в том, что вы сможете завоевать чемпионский титул?
Себастьян Феттель: Трудный вопрос – я всегда верил в себя, свою команду и получал хорошую поддержку со стороны окружающих. Когда случаются неприятности вроде тех, что обрушились на нас в Корее, ты понимаешь: впереди ещё три гонки, и если реальность уже не изменить, то на будущее можно повлиять.

Мы лидировали в гонке, когда на моей машине взорвался мотор – досадная ситуация, но мы постарались сохранить позитивный настрой. Перед Гран При Бразилии команда заметно нервничала, но постепенно прессинг уменьшился, и мы смогли сосредоточиться на привычной работе – очевидно, в сегодняшней гонке Льюис действовал точно так же.

Иногда очень важно сохранять спокойствие. Мы знали, чего хотим добиться, понимали, что нужно делать, выполнили свою работу и за счет некоторой доли везения завоевали титул.

Вопрос: (Судхир Чандран – Chequered Flag) Себастьян, вы, в какой-то степени, изменили восприятие Формулы 1 по всему миру – сейчас за чемпионатом следит гораздо больше молодежи, причем многие рассматривают спорт как вариант развития карьеры. Можно ли считать ваше сегодняшнее достижение примером того, как нужно стремиться к собственной цели? И еще – в этом сезоне Red Bull выполнила свое обещание и «окрылила» вас?
Себастьян Феттель: Что касается второго вопроса – да, я получил феноменальную машину. С одной стороны, нам есть, над чем работать, поскольку мы понимаем, что в некоторых гонках могли выступить намного лучше. С другой стороны, иногда грань между успехом и поражением слишком тонка. К примеру, в первом повороте Сильверстоуна Льюис пытался атаковать меня и, похоже, зацепил мое заднее колесо, спровоцировав прокол. Ситуация не была преднамеренной, но в результате вместо первого или второго места я финишировал далеко за пределами подиума. Впрочем, когда ты понимаешь, что машина позволяет бороться за поулы и победы, это совсем иное ощущение, так что ответ положителен – Red Bull действительно «окрыляет»!

Если отвечать на первый вопрос – что ж, я мог бы говорить довольно долго, но, похоже, и без того затянул беседу, поэтому постараюсь быть кратким. Я не зря вспомнил годы выступлений в F3, картинге: главное – найти то, что тебе действительно нравится. Если это автоспорт – путь будет автоспорт, футбол – так футбол. Если что-то позволяет вам на время отключиться от проблем и просто наслаждаться жизнью, то совершенно не важно, как это называется. В конце концов, многие пришли в автоспорт только потому, что им просто нравилось гоняться.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Себастьян, я хотел бы услышать ваш комментарий вот по какому вопросу. Многие болельщики не поняли тактику Red Bull в Интерлагосе, когда команда не попросила вас уступить позицию Марку Уэбберу – в таком случае перед заключительным этапом австралиец проигрывал бы Фернандо Алонсо не восемь очков, а всего одно, правда, при таком же сценарии гонки вы и ваша команда упустили бы титул.
Себастьян Феттель: Вот именно, поэтому я считаю, что мы поступили верно. Конечно, когда дело сделано, легко сказать, прав ты, или нет. После гонки в Германии на Ferrari обрушился поток критики, но в битве за титул каждое очко может иметь решающее значение. Перед Гран При Бразилии наши шансы были намного ниже, чем в Абу Даби, однако в итоге все сложилось удачно

Это хороший пример стечения обстоятельств и в какой-то степени повторение ситуации 2007 года. Пусть некоторые вещи нам не подвластны, иногда все происходит так, как хочется – и это здорово! Одни назовут это судьбой, другие попробуют найти объяснение, но в итоге все складывается так, как есть на самом деле.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости