Гран При США

Гран При США

Пятница
Пятница
Суббота
Суббота
Воскресенье
Воскресенье

Гран При США : Пресс-конференция в четверг

Льюис Хэмилтон (McLaren), Хейкки Ковалайнен (Renault),
Роберт Кубица (BMW Sauber), Скотт Спид (Toro Rosso),
Ярно Трулли (Toyota) и Такума Сато (Super Aguri)

Вопрос: Такума, что вы чувствуете после превосходной гонки в Канаде?
Такума Сато: Во-первых, я очень рад, что в гонке никто не пострадал, что говорит о высоком уровне безопасности Формулы 1. Это первое, что я должен отметить, и хочу поблагодарить команды. Наша команда абсолютно счастлива – за последние полтора года это лучший результат. Конечно, гонка была непростой, столько всего произошло. Думаю, шанс был у всех и всем было нелегко, но мы все сделали правильно. Последние несколько кругов были потрясающими. Я отыграл свою позицию и очень счастлив.

Вопрос: Обгон по внешней стороне на входе в последнюю шикану – неплохой маневр.
Такума Сато: Монреаль – сложная трасса, но нет ничего невозможного. Мне кажется, обгонять на торможении после длинной прямой возможно, но необходимо чисто выйти из предыдущего поворота. Кроме того, нужна хорошая стабильность на торможении. Во время нашей борьбы машина Фернандо была очень быстрой на прямой, и в какой-то момент он оторвался. Но в конце прямой мне подвернулась возможность пройти с ним бок о бок, поздно затормозить, и я был в себе уверен. Я полностью контролировал ситуацию. В последней гонке всем доставляла неудобство грязь, шинная стратегия была непривычной, и было очень важно не совершить ошибку. Я рад, что мы хорошо справились.

Вопрос: В Индианаполисе вы уже стартовали третьим, финишировали третьим, поднимались на подиум. Что вы думаете об этой гонке?
Такума Сато: Да, с Индианаполисом у меня связаны замечательные воспоминания. Последние две гонки были не из легких, но я очень рад снова выйти на старт. Думаю, повторить канадский успех будет непросто, но я уверен, наша команда сделает все возможное.

Вопрос: Ярно, в последней гонке вам не очень-то повезло.
Ярно Трулли: Да, у нас были сложности с передней подвеской, но нам удалось преодолеть их. Скоро мы получим переработанный узел. В гонке же творился сплошной хаос – столько инцидентов из-за машин безопасности, из-за новых правил, столько всего случилось. Непросто было. Думаю, победитель гонки заслужил это по праву, но кому-то повезло, а кому-то нет. Я был из тех, кому не повезло. К сожалению, после аварии Роберта из-за проколотой шины мне пришлось заехать в боксы, после чего я вынужден был тащиться в хвосте пелетона. Из-за постоянно появлявшейся машины безопасности я ничего не мог сделать. Ужасно.

Вопрос: Как повлиял на вас инцидент? По ходу гонки вы много о нем думали?
Ярно Трулли: Моя машина была повреждена, мне пришлось лишний раз заехать в боксы для замены колеса, после чего я скатился в конец пелетона и мало что уже мог сделать. Когда вы попадаете в подобную ситуацию, то всегда волнуетесь, особенно если другая машина разбита вдребезги. До конца гонки у меня не было никакой информации о Роберте, так что я беспокоился. Думаю, все переживали.

Вопрос: В Индианаполисе вы завоевывали поул, четырежды финишировали четвертым, дважды стартовав с 20-го места или ниже. Как вы оцениваете свои шансы в этом году?
Ярно Трулли: Если верить статистике, в Канаде мне никогда не везло, в то время как здесь мне всегда улыбалась удача. Надеюсь, у меня все получится – в последних трех гонках я не набирал очков. Хочется верить, что никаких проблем не возникнет, а я постараюсь сделать все, что в моих силах.

Вопрос: Хейкки, в прошлое воскресенье вы показали хороший результат. Испытываете ли вы облегчение?
Хейкки Ковалайнен: Если честно, не особо. Даже после множества совершенных ошибок и неудачно проведенных гонок я сохранял уверенность и всегда чувствовал 100% поддержку команды, так что какого-то особенного облегчения не было. Пять очков очень важны и для меня, и для команды, но особых изменений в нашей жизни не произошло.

Вопрос: Расскажите о вашей машине. Сейчас она намного лучше?
Хейкки Ковалайнен: Думаю, да. Уже в Монако машина вела себя намного лучше; в конце гонки я был очень быстр, а Физи добился неплохого результата. В Канаде с машиной также все было в порядке, но пара ошибок – одна в пятницу, другая в субботу – серьезно повлияли на гонку, а особенно на квалификацию. Мы должны максимально реализовать потенциал нашей машины. Думаю, сейчас нам надо бороться за места в первой десятке. Если у нас это получится, регулярно набирать очки станет гораздо проще.

Вопрос: Вы говорили, что изменили отношение к гоночному уик-энду.
Хейкки Ковалайнен: Не помню, говорил ли я такое, но ошибки на тренировке стоили мне времени на трассе, и к началу квалификации я не был на 100% уверен в своей способности атаковать. Из-за проблем на тренировке я впервые участвовал в квалификации на сверхмягких шинах, и мне пришлось искать общий язык с резиной и с машиной. Так что главным уроком прошедшего уик-энда я считаю то, что во время свободных заездов мы должны удостовериться в 100% готовности машины к квалификации, и тогда все будет в порядке.

Вопрос: Роберт, остались ли какие-нибудь последствия аварии?
Роберт Кубица: Нет. В первый день у меня побаливала лодыжка, но сейчас все в полном порядке – ни голова, ничего не болит. Мне здорово повезло. Для меня самое главное – поскорее вернуться на трассу. Конечно, надо подождать вердикта врачей FIA, чтобы они разрешили мне выступать в Инди, но чувствую я себя так, будто ничего и не произошло.

Вопрос: Какова сейчас процедура медицинского обследования?
Роберт Кубица: Ну, доктора, наверное, меня осмотрят. Доктор Денис из Монреаля уже это делал и сказал, что я в порядке. Они были крайне удивлены тем, что после такой аварии я остался невредим. Я чувствую себя превосходно, но надо дождаться вердикта. Если мне разрешат сесть за руль, я надеюсь на более удачное выступление, чем в Канаде.

Вопрос: Вы видели аварию по ТВ?
Роберт Кубица: Да. Я и вживую ее видел! (Смех) Скотт тоже хорошо ее рассмотрел. Я видел это на нескольких фото. Мне важно было понять, что произошло, и почему я потерял контроль над машиной. По-видимости, все из-за переднего антикрыла, которое после столкновения ушло под машину и приподняло ее. Я больше не мог ей управлять и вылетел.

Вопрос: И все же вы горите желанием выйти на старт.
Роберт Кубица: С самочувствием у меня полный порядок, и мне не терпится снова сесть за руль. В Канаде мне не везло, начиная с пятницы: сначала проблемы с утечкой топлива, а потом неудачное выступление в гонке. Я очень ждал гонки в Канаде, потому что в прошлом году мы с Ником выглядели там неплохо. У нас, правда, возникли некоторые проблемы с машиной. Надеюсь, в этом году все будет в порядке, доктора дадут мне добро, и я смогу хорошо выступить.

Вопрос: Скотт, ваше лучшее выступление в этом году пришлось на Монако. Предстоящая гонка должна быть для вас особенной.
Скотт Спид: Да, в Монако нам повезло. После Барселоны мы сделали шаг вперед в работе над машиной. Мы знали, что начало сезона для нас затянется, потому что пропустили все зимние тесты, но машина определенно совершенствуется. Нам нужно еще одно серьезное улучшение, чтобы мы, наконец, смогли бороться за очки. Но команда уже проделала фантастическую работу, и мы, несомненно, приблизились к соперникам.

Вопрос: Вы довольны своими выступлениями в этом году?
Скотт Спид: Да, начало сезона складывалось для меня хорошо. Мы неплохо выступали, просто нам очень не везло. После Барселоны же наша скорость была даже выше, чем мы ожидали. Мне бы хотелось, чтобы в США мы были также быстры, как и в Канаде, а после возвращения в Европу я надеюсь на очередное улучшение.

Вопрос: В команде произошли некоторые изменения: над машиной работает Эдриан Ньюи, пришел Герхард Бергер. Это пошло на пользу?
Скотт Спид: Герхард был с самого начала, но иметь новую машину, конечно, хорошо – мы можем двигаться вперед, как и все, в отличие от прошлого сезона, когда в конце года у нас была та же машина, что и в начале.

Вопросы с мест

Вопрос (Дэн Натсон - National Speed Sport News): Скотт, расскажите об аварии Роберта.
Скотт Спид: После моего вылета в самом начале гонки я остался на трассе, так как не было возможности добраться до боксов. Я сел на стул и смотрел на большой экран, находясь в трех метрах от того места, где Роберт влетел в стену. Так что я, по меньшей мере, испугался. Я очень за него волновался, потому что выглядело это ужасно, особенно вблизи. Я, как и все, ждал сообщения, что с ним все в порядке.

Вопрос (Эд Горман - The Times): Роберт, расскажите, что вы помните об аварии и о чем вы тогда думали?
Роберт Кубица: Я помню не так уж много. То, что я помню, вы видели. Я ехал за Ярно, мы поворачивали налево. Перед поворотом я оказался слева от Ярно. Так как поворот был левый, я подумал, что Ярно нырнет туда, и свернул направо, но он, по-видимому, предполагал, что я окажусь слева, и зашел несколько шире. Я этого не ожидал, и мы соприкоснулись, переднее крыло попало под машину, и я потерял управление. После вылета на траву что-то приподняло мою машину, и я врезался в стену. А потом я остановился. (Смех) Знаете, больше я ничего не помню. Я был в шоке, а когда остановился, я понял, что со мной все не так плохо. Это самое главное. Несколько лет назад я уже попадал в аварию в обычной машине. Тогда дела были плохи. Но в этот раз я мог двигаться и пытался разобраться, что произошло. Я чувствовал слабую боль в лодыжке, и все. Это говорит о том, что работа FIA и команд над безопасностью и все крэш-тесты не пропали даром. Огромное спасибо FIA за их работу над безопасностью – случись это лет десять назад, мы бы сейчас не разговаривали.

Вопрос (Андреа Кремонези - La Gazzetta dello Sport): Роберт, после аварии вы находились в сознании. Насколько сложно вам было выбраться из кокпита?
Роберт Кубица: Наверное, это было не трудно, но проблема была в том, что что-то вытекло из машины – то ли вода, то ли масло – и я чувствовал жжение. Когда маршалы медленно вытаскивали меня из машины, я почувствовал жжение в плече – наверное, это было горячее масло. Но все прошло гладко, и я хочу поблагодарить команду спасателей, докторов и всех, кто помог мне после аварии – они здорово справились.

Вопрос: Вот интересно, если гонщики попадают в столь серьезные аварии, им велено просто оставаться в машине, не делая попыток выбраться, отстегнуть ремни? Есть ли какие-то особые инструкции? Ярно, пожалуй, в этом деле самый опытный.
Ярно Трулли: Нет, каких-то специальных инструкций у нас нет. В первую очередь надо осмотреться и попробовать подвигаться. После таких аварий главное – не двигать слишком сильно шеей и позвоночником, потому что они могут быть серьезно повреждены. Но, я думаю, сразу понятно, все с вами в порядке или нет. А затем уже дело врачей вытащить вас из машины.

Вопрос: Но самостоятельно в таких случаях делать этого не стоит?
Ярно Трулли: Если вы в порядке, то вы и сами выберетесь. А если вы чувствуете сильную боль, то особо не подвигаетесь.

Вопрос (Андреас Грёбль - Die Presse): Роберт, у вас была возможность связаться с командой по радио, или оно было повреждено после аварии?
Роберт Кубица: После просмотра записей я не думаю, что радио выжило. Не знаю, что там вообще осталось целым. Я не видел. Конечно, я видел запись, но вопрос какой-то странный. Что вы хотите узнать? От машины ничего не осталось.

Вопрос (Андреас Грёбль - Die Presse): Разве нет стандартной процедуры выхода на связь с командой, чтобы сказать – "я в порядке"?
Роберт Кубица: Ну конечно. Но после такой аварии вы думаете не о том, как связаться с командой, а о себе. Как сказал Ярно, важно было не двигаться. Я не мог самостоятельно выбраться из машины, хотя вроде был в порядке. Однако я мог находиться в состоянии шока, и опасность могла быть большей. Поэтому маршалы и спасатели сказали – "сиди спокойно, мы медленно извлечем тебя из машины". Главное – держать все под контролем.

Вопрос (Андреас Грёбль - Die Presse): Сколько времени прошло до того момента, как вы подумали – "смогу ли я выступать в Инди"?
Роберт Кубица: Я быстро осознал, что со мной все в порядке. Конечно, никогда не знаешь заранее, что будет на следующий день... будет ли болеть голова или шея... Все говорили, что на следующее утро все может быть хуже. В понедельник утром я проснулся, встал, подвигался, и у меня ничего не болело. Так что я подумал – "о, все хорошо". Конечно, я хочу сразу же вернуться за руль, но прежде всего надо думать о безопасности – необходимо прислушиваться к своему телу и разуму. Если я не буду на 100% в порядке, я не захочу выйти на старт – ведь кроме меня на трассе есть другие гонщики, маршалы и прочие. Но я чувствую себя хорошо, так что дождемся решения FIA.

Вопрос (Дэн Натсон - National Speed Sport News): Такума, в этом году вы и ваша машина намного более конкурентоспособны. Это потому, что у вас очень хорошее шасси, или потому, что вы уже второй год в команде?
Такума Сато: Да, прошлый год был очень важен. Команда находилась в очень трудной ситуации из-за ограниченных ресурсов. За 90 дней до Бахрейна у нас было шасси SA23 4,5-летней давности. Довольно известна и история о том, как я застрял в аэропорту Мельбурна... По ходу сезона мы постоянно делали небольшие улучшения, и каждый раз это приносило свои плоды. Это придало нам уверенности, и к концу сезона в Бразилии мы были на 10-м месте. Во втором сезоне мы хотели сделать еще шаг вперед. Мы понимали, что это будет непросто, и все же сделали это и очень довольны результатами. Если честно, мы не ожидали такого результата на второй год, но главное было понимать, что мы делаем правильно, а что нет. Я не рассчитываю на такой результат в каждой гонке, но мы продолжаем работать. Нам очень помогает то, что мы – маленькая команда, и у нас тесные связи. Вам известно о поддержке Honda и о наших с ними отношениях. Команда Super Aguri просто замечательная. Мне здесь очень нравится, и я горжусь, что являюсь ее частью.

Вопрос (Ливио Ориккио - O Estado de Sao Paulo): На записи аварии было видно, что защита кокпита была разрушена при первом же ударе, и ваша голова болталась из стороны в сторону. Вам не кажется, что стоит пересмотреть стандарты в этой области?
Роберт Кубица: Думаю, вы неправы.

Вопрос (Ливио Ориккио - O Estado de Sao Paulo): Это было не так?
Роберт Кубица: Да.

Вопросы с мест

Вопрос: Льюис, вы добрались сюда не без приключений.
Льюис Хэмилтон: Я провел пару дней в Нью-Йорке, у нас была презентация Mercedes Benz. Вчера я отправился в Вашингтон на презентацию Exxon Mobil, и обратный рейс сначала задержали на 4,5 часа, а потом вовсе отменили. Мы переночевали в отеле и прилетели сегодня утром.

Вопрос: Расскажите, что вы думаете по поводу реакции прессы на прошлую гонку?
Льюис Хэмилтон: Как я сказал, я был в Нью-Йорке, так что ничего об этом не слышал. Я знаю, что в Великобритании я попал на первые полосы газет, вышедших в понедельник. Но что происходило в остальном мире, я не в курсе.

Вопрос: Думаю, реакция была феноменальной, странно, что вы об этом не слышали.
Льюис Хэмилтон: Вообще, если честно, я отдыхал. Я получил пару сотен смс от друзей, и ответить на все просто нереально, но я пытаюсь.

Вопрос: А что вы испытываете после прошедшего уик-энда?
Льюис Хэмилтон: Это было серьезное событие в моей жизни и карьере. Здорово было одержать свою первую победу уже в шестом Гран При, и тем более в Канаде, где я не очень-то силен. Думаю, Фернандо был быстрее меня. Но я тоже неплохо поработал. Команда укрепила свое преимущество в Кубке Конструкторов... я заработал очки... так что здесь нам надо продолжать в том же духе. Я знаю, что коллектив на заводе продолжает упорно работать, и мы не расслабляемся, хоть и лидируем.

Вопрос: Как вы думаете, в эти выходные Ferrari будут более конкурентоспособны, чем в двух предыдущих гонках?
Льюис Хэмилтон: Думаю, после прошлой гонки они почесали затылки и сосредоточились на улучшениях перед следующим этапом. За одну неделю много не сделаешь. Но я не знаю, почему в прошлой гонке они были медленнее нас. Вы знаете, что в предыдущие несколько лет все было наоборот. Однако будем надеяться, что мы сможем обогнать их.

Вопрос (Андреа Кремонези - La Gazzetta dello Sport): Льюис, не знаю, в курсе ли вы того, что говорил Фернандо по испанскому радио. Он заявил, что команда больше поддерживает вас, чем его, так как вы британец. Вы чувствуете разницу по отношению к гонщикам со стороны команды?
Льюис Хэмилтон: Странно такое слышать, ведь с тех пор, как он стал частью McLaren, команда была заинтересована в том, чтобы поддерживать нас обоих. Рон и все остальные работают не покладая рук, чтобы мы были в равных условиях. У меня отличные отношения со всеми членами команды, потому что я знаю их с 13 лет. Они были очень рады тому, что Фернандо пришел в команду, и у меня с ним хорошие отношения. Так что не знаю, почему он такое сказал. Может, потому, что он испанец, а я британец, но я с этим не согласен.

Вопрос (Марко Эванджелисти - Corriere dello Sport): Льюис, сейчас у вас есть возможность стать не просто чемпионом мира, а самым юным чемпионом мира в истории. Что вы по этому поводу думаете?
Льюис Хэмилтон: Стараюсь об этом не думать. Я прекрасно осознаю, что я еще новичок и мне многому предстоит научиться. Мне повезло оказаться в лучшей команде рядом с одним из лучших гонщиков. Но думаю, что в течение сезона у меня будут как взлеты, так и падения. Впереди еще 11 гонок, пока еще рано задумываться о чемпионской короне. В каждой гонке я просто должен делать свою работу. Садясь за руль, я каждый раз узнаю что-то новое и чувствую себя все комфортнее.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Льюис, как по-вашему, Фернандо удивлен вашими результатами? Может быть, поэтому он и говорит такие вещи? Он не ожидал от вас такой прыти и столь ранней победы?
Льюис Хэмилтон: Сильно сомневаюсь, что он ожидал от меня чего-то подобного. Я не знаю, это ли причина для подобных высказываний. Но он пришел в команду, будучи двукратным чемпионом мира, и до сих пор не сталкивался с особыми проблемами. За пределами трассы мы хорошие друзья, а на трассе – соперники, так что ситуация непростая.

Вопрос (Дэн Натсон - National Speed Sport News): Скотт, вы провели пару дней в городе. Как вас приветствовали болельщики и жители Индианаполиса?
Скотт Спид: Как и в прошлом году. Я как будто домой приехал. Здесь меня, конечно, поддерживают больше, чем на других этапах. Мне здесь очень нравится.

Вопрос (Стив Китинг - Reuters): Льюис, во время вашего пребывания в Нью-Йорке и Вашингтоне американцы вас узнавали?
Льюис Хэмилтон: Пару раз было такое, но, думаю, это были испанцы (смех). Да, на самом деле, я был удивлен. Они сказали, что они испанцы, но болеют за меня. Была еще парочка английских туристов, но никто из американцев меня не узнавал, и я мог разгуливать как обычный прохожий.

Ярно Трулли: Испанцы солгали. (Смех)

Вопрос (Дерек Дэйли - Speed TV): Такума, вы упомянули о быстром темпе роста команды в прошлом году – думаю, Honda вам немало помогла. Они уже просили какой-то помощи взамен? (Смех)
Такума Сато: Как и Honda, мы сейчас стараемся улучшить уровень наших выступлений и соперничаем друг с другом. Все зависит от конкретной команды. Амбиции нашей команды, и мои личные тоже, по-прежнему высоки. Нам надо обойти не одну команду, а все. Если твоя цель – прорваться вперед, ты всех обгоняешь. Надеюсь, мы стали еще сильнее. То же касается и Honda, и думаю, что мы замечательно соперничаем.

Вопрос (Майкл Шмидт - Auto Motor und Sport): Льюис, насколько вы осознавали в гонке вроде Монреаля, что, если машина безопасности появится не вовремя, вашей гонке может прийти конец, и что вы вообще думаете по поводу этого правила?
Льюис Хэмилтон: Да, меня это беспокоило. В этом году мы до сих пор не сталкивались с подобным препятствием, в Монреале вышло иначе. Но я оказался в нужном месте в нужное время. Команда приняла правильное решение, зазвав меня в боксы за круг до первого появления машины безопасности. Что я думаю... Мне это не причинило особых проблем, так что ничего плохого сказать не могу, как не могу сказать, что это блестящая идея. Думаю, в прошлые годы было лучше.

Вопрос (Рене Хофманн - Suddeutsche Zeitung): Вопрос Роберту. Что вы делали последние дни? Когда приехали сюда? Когда вы уехали из Монреаля и что делали потом?
Роберт Кубица: Конечно, я попытался отдохнуть, успокоиться и убедиться в том, что к старту Гран При буду в лучшей форме. Я прошел небольшой курс реабилитации – отдыхал, гулял. С лодыжкой все в порядке, и я чувствую себя отлично. Спасибо Рикардо и Джозефу (членам команды), помогавшим мне эти три дня – мы хорошо поработали, и я смог приехать сюда.

Вопрос (Андреа Кремонези - La Gazzetta dello Sport): Льюис, вы приехали сюда победителем, как вы чувствуете себя здесь, в таком историческом месте? И вопрос Роберту. После аварии вы думали о том, что у вас в шлеме есть изображение Иоанна-Павла II?
Льюис Хэмилтон: Я приехал сюда, чувствуя себя так же, как и перед любой другой гонкой. Я в буквальном смысле только что приехал сюда и еще даже не осмотрелся. Я видел гонку "500 миль Индианаполиса", это известное мероприятие, и мне всегда хотелось поприсутствовать на ней в качестве зрителя. Здорово будет здесь выступить. В полете я видел трассу – неплохое место.

Роберт Кубица : Это очень личный вопрос, я не буду его комментировать. Это не относится к гонкам и касается только меня.

Другие новости