Гран При Японии : Пресс-конференция после гонки

1. Льюис Хэмилтон (McLaren) 2:00'34"759
2. Хейкки Ковалайнен (Renault) + 8"377
3. Кими Райкконен (Ferrari) + 9"478

Телевизионная часть

Вопрос: Льюис, даже не знаю, с чего начать - такая гонка! Невероятные погодные условия, старт за машиной безопасности, давление со стороны вашего напарника Алонсо, а затем инцидент с Робертом Кубицей.
Льюис Хэмилтон: Да, гонка была полна событий. Думаю, все гонщики не раз подумали - хоть бы ее остановили. Иногда ехать было очень рискованно, а иногда намного проще. Когда на старте мы ехали за машиной безопасности, я очень хотел, чтобы она поскорее ушла.

После ее ухода я хорошо стартовал и не испытывал особого давления со стороны Фернандо. Я берег топливо, не атаковал, но, окажись кто у меня за спиной, мог и прибавить. После пит-стопов я услышал, что он вылетел с трассы, но смог вернуться - тогда он проигрывал мне около пяти позиций.

Это было хорошо, и мне нужно было просто удерживать машину на трассе. Затем я столкнулся с Робертом - я не видел его в зеркалах, шлем запотел, и я его не заметил. Мне здорово повезло, что я смог финишировать.

Вопрос: Похоже, вы берете на себя вину за происшедшее; была ли машина повреждена после того инцидента - на протяжении нескольких кругов вы ехали медленнее?
Льюис Хэмилтон: Я не говорил, что виноват в инциденте - я считаю, что, когда едешь позади кого-то, нужно приспосабливаться к условиям. Я его не видел, а он, возможно, находился слишком далеко позади, чтобы совершить маневр по внутренней траектории. Я его не видел и не слышал, а он меня задел.

Ему не нужно было рисковать таким образом - он мог обогнать меня на прямой или еще где-нибудь. Затем я почувствовал вибрацию и подумал "эй, с машиной что-то неладно" - то ли заднее колесо, то ли еще что, вихляло, и это продолжалось до конца гонки. Мне очень повезло - команда сказала, что с машиной вроде все в порядке и велела просто держать ее на трассе.

Вопрос: Теперь, после окончания гонки, не кажется ли она вам слишком длинной? Каковы были последние круги и как прошел рестарт после ухода второй машины безопасности?
Льюис Хэмилтон: Это самая длинная гонка в моей жизни, казалось ей не будет конца. Следуя за машиной безопасности, я постоянно оставался на связи со своими инженерами и просил их передать Red Bull, чтобы те велели Марку (Уэбберу) немного отстать, так как я не мог ехать быстрее, машина безопасности была прямо передо мной. Я старался держаться на некотором расстоянии от него, а затем мне пришлось отодвинуться, так как я не видел Марка. Потом он просто появился бок о бок со мной и продолжал перетормаживать в поворотах.

Я почувствовал - что-то случится, и инстинкты меня не подвели. После рестарта за мной вдруг оказался Хейкки (Ковалайнен), я немного волновался - как бы мы не столкнулись, но он все сделал правильно. На последних кругах команда попросила сбавить скорость - я ехал быстрее всех на секунду, а я сказал, что еду настолько медленно, насколько мне комфортно. На двух последних кругах я расслабился, потому что было очень мокро, шины стирались, и я аквапланировал. Но я выиграл - и это здорово.

Вопрос: Хейкки, впервые на подиуме сразу два финна, и вам удалось одолеть прославленного Кими Райкконена - последние круги гонки впечатляли.
Хейкки Ковалайнен: Это вы мне говорите?! Этот сезон для нас, особенно для меня, похож на американские горки - то взлеты, то падения. В эти выходные мы снова рискнули - вчера мы понадеялись, что сегодня будет сухо, а с утра дождь лил еще сильнее, чем вчера. Старт был не идеальным, но никогда нельзя сдаваться - неизвестно, что произойдет дальше. Стратегия сегодня сработала превосходно, наша команда заслуживает в этом году хотя бы одного подиума.

Машина была быстра, в конце гонки я на славу поборолся с Кими (Райкконеном). Мои зеркала запотели, и я его не видел, но информационное табло подсказывало, что с каждым кругом он отыгрывает по секунде, и понимал, что в какой-то момент он начнет атаковать. Мне удалось оставить его позади - фантастика.

Вопрос: Насколько давление со стороны Кими влияло на вашу концентрацию? Где, по-вашему, вы были медленнее его, а где имели преимущество?
Хейкки Ковалайнен: Под конец он был немного быстрее на всех участках, отрыв быстро сокращался. Все, что я мог - держаться в колее, которую машина Льюиса оставляла на трассе, во многих местах машина аквапланировала. Я очень хотел удержать второе место и решил рискнуть - в моменты аквапланирования давил на газ и надеялся, что смогу справиться с машиной. Мне удалось удержать ее на трассе, значит я все делал правильно.

Вопрос: Кими, вы также блестяще выступили после того, как оказались, к сожалению, в конце пелетона. Расскажите, с чем было связано решение поставить промежуточные шины, а не шины для сильного дождя? Вам пришлось из-за этого заехать в боксы в самом начале гонки.
Кими Райкконен: Мы решили стартовать на промежуточной резине. Когда мы ехали за машиной безопасности, пошел дождь, но главная проблема была в другом - мне было намного важнее видеть хоть что-нибудь, а на прямой я не видел машину в 50 метрах впереди меня.

После гонки я узнал, что было какое-то указание, предписывавшее всем стартовать на резине для сильного дождя, но ни FIA, ни гоночные стюарды не известили нашу команду, и нам пришлось ехать в боксы под машиной безопасности. Мы потеряли кучу времени, но ничего не могли поделать.

Из-за плохой видимости в гонке я мало что мог сделать. Я старался обгонять соперников на самых медленных участках - там было лучше видно. На последнем круге я уже было прошел Хейкки, но на выходе из поворота он меня снова обогнал. Для меня основная проблема заключалась в том, что я не видел соперников. Гонка была тяжелой, но мы кое-чего добились.

Вопрос: Вы финишировали на подиуме и все еще сохраняете шансы на титул. Как вела себя машина с точки зрения прижимной силы - на прямой вы были очень быстры, но в поворотах не хватало сцепления? Вы несколько раз вылетали за пределы трассы, но теряли не так много?
Кими Райкконен: Машина аквапланировала и вылетала с трассы, но всякий раз удавалось вернуться. Машина была настроена на сухую трассу и не очень подходила для дождевых условий. С ней было все в порядке, но ехать впереди и видеть хоть что-то намного проще. Мы снова проиграли Льюису, но после вынужденного пит-стопа мало что могли изменить.

Вопрос: Льюис, в этом году вы уже не раз финишировали первым, но первая победа под дождем - особое событие для любого гонщика?
Льюис Хэмилтон: Конечно, и у меня было множество мыслей - о выступлении под дождем, лидировании, последнем круге, некоторых гонках Сенны и Проста, и я подумал, что, возможно, смогу повторить их достижения.

Я очень благодарен команде - они проделали фантастическую работу, и своей семье - это был длинный и трудный год, и я знаю, что вы все смотрите сейчас на меня, спасибо вам за поддержку. И спасибо всем болельщикам - особенно местным, японские болельщики просто великолепны. Они, должно быть, безумцы - сидеть тут под дождем! Спасибо им всем.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, отличная работа, поздравляем. Расскажите нам о концентрации в течение двух часов - гонка едва уложилась в лимит...
Льюис Хэмилтон: Для меня эта гонка была одной из самых сложных, если не самой сложной - условия постоянно менялись, и почти ничего не было видно. У моего шлема было два отрывных слоя - один я снял на пит-стопе, все было нормально, а когда снял второй, увидел, что внутри вода. Открыть и прочистить его во время движения невозможно, поэтому у меня были проблемы с видимостью.

В зеркалах ничего было не разглядеть из-за водяных струй. Из-за всех этих машин безопасности я порядком нервничал, так как соперники приближались. SafetyCar гнал на пределе, но мы все равно были быстрее, особенно на последнем отрезке - у меня было много топлива, шины зернились, кое-кто начал меня обгонять, и я спросил у команды, предстоит ли им еще один пит-стоп и стоит ли мне пропустить их ради собственной безопасности.

А потом столкновение с Робертом… столько событий, особенно в конце, когда дождь усилился. Но мне все же удалось справиться с машиной, хотя, как сказал Хейкки, аквапланинг был нереальный. Я очень рад, что смог финишировать.

Вопрос: Вы, похоже, тренировали рестарт на каждом круге, особенно в первый период пребывания автомобиля безопасности на трассе?
Льюис Хэмилтон: Дело было не совсем в этом - нам просто нужно было сохранять тормоза прогретыми. У меня они были довольно жесткие, и при легком торможении они бы охладились. Поэтому я и обеспечивал себе небольшой отрыв, насколько это было возможно, и прогревал их.

Это было нелегко, так как Марк подобрался ко мне очень близко и внезапно затормозил очень жестко, не знаю, что произошло - кто-то в него врезался. Я рад, что все уже кончилось - пересекая финишную черту, я испытал огромное облегчение, гонка была такой длинной.

Вопрос: Что вы теперь думаете о положении в чемпионате - осталось два этапа, ваше преимущество над напарником составляет 12 очков, а над Кими - 17.
Льюис Хэмилтон: Да, это здорово прибавляет уверенности, но впереди еще две гонки, и случиться может всякое. Главное - просто удерживаться на трассе. Надеюсь, с Фернандо все в порядке - я видел его вылет на экране, похоже, с ним все ОК. Мне такое преимущество только на руку.

На Нюрбургринге у меня был похожий инцидент, тогда я потерял 10 очков, и мне повезло, что теперь я смог их отыграть. Отрыв все еще очень мал, впереди два этапа - надо собраться как следует. Сегодня на вечеринку я не пойду.

Вопрос: Хейкки, по ходу всей гонки вы постоянно с кем-то боролись - с Кубицей, Массой, в конце с Кими.
Хейкки Ковалайнен: Да, это точно. В этом нет ничего плохого - пока атакуешь ты, а не тебя. В конце я увидел, что Масса приблизился, а потом мне передали, что Кими позади, отрыв сокращался очень быстро, но в зеркалах мне ничего не было видно. Я понятия не имел, где он, а на последнем круге увидел, что отрыв составляет всего 0,7 с или около того. Я понимал, что он где-то рядом, и решил просто держаться на траектории. Уходить с нее было рискованно из-за аквапланинга, поэтому я просто ехал по следам Льюиса.

Мне удалось удержаться впереди Кими. В шестом повороте он обошел меня, но я поймал его на выходе. Я очень хотел финишировать вторым, а не третьим, и старался изо всех сил. Гонка была длинной, но результатом я доволен.

Вопрос: После длинного сезона что значит для вас и для команды этот результат?
Хейкки Ковалайнен: Я всегда верил, что когда-нибудь это случится. Я работаю изо всех сил, чтобы гарантировать себе возможность бороться за подиумы, когда мы сможем делать это регулярно. В этом году нашей команде приходилось непросто, после двух успешных сезонов 2007-й принес разочарование, но команда определенно заслуживает этот подиум.

Мы на самом деле работаем не покладая рук, никто не сдается. База трудится над разработкой новых элементов, и это говорит о том, что даже в трудных ситуациях мы верны своему делу - и я в том числе. У команды большой потенциал, и я уверен, мы сможем снова бороться за победы. Надеюсь, в следующем году я сохраню место в команде, я верю, что мы снова будем сильны.

Вопрос: Что вы почувствовали, увидев столкновение Уэббера и Феттеля?
Хейкки Ковалайнен: Я слегка удивился, но, если честно, в режиме машины безопасности это было немного рискованно, как и сказал Льюис. Находясь на прямой в условиях плохой видимости, немного замедляешься и волнуешься, как бы кто в тебя не врезался, соперники ведь тоже ничего не видят - это как цепная реакция.

Когда машина впереди замедляется, у остальных остается меньше времени на то, чтобы среагировать, и когда в какой-то момент передо мной был Лиуцци, я слегка волновался. Я держался на небольшом расстоянии от него, чтобы обезопасить себя от каких-либо инцидентов. Я знал, что ему предстоит еще один пит-стоп. Хорошо, что я оказался позади Льюиса, но уж если даже ему было плохо видно… ему бы оказаться на моем месте во время старта, тогда бы он узнал, что такое плохая видимость.

Вопрос: Думаю, Кими об этом известно все, не так ли?
Кими Райкконен: Да, по ходу гонки я вообще ничего не видел, но такова участь преследующего.

Вопрос: Пробираясь из хвоста пелетона, вы, должно быть, постоянно находились в гуще событий.
Кими Райкконен: Да, но, как я и говорил, самым сложным было рассмотреть соперников на прямой. Если кто-то замедляется, ты об этом не знаешь, едешь на полном газу по прямой и просто надеешься, что никто не сбросил скорость, иначе не миновать столкновения. В медленных поворотах намного проще - там соперников видно. Но вообще на трассе было очень небезопасно.

Вопрос: Что вы теперь думаете о судьбе чемпионата?
Кими Райкконен: Ситуация усложнилась, но сегодня мы больше ничего не могли сделать. Мы потеряли очки, но впереди еще два этапа, посмотрим.

Вопросы с мест

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Кими, почему Ferrari оказалась единственной командой, стартовавшей на промежуточной резине, даже если вы не читали то электронное письмо из FIA? Не слишком ли рискованно это было при такой-то погоде?
Кими Райкконен: Не знаю. Погода могла измениться. Во время следования за машиной безопасности я не испытывал никаких проблем, разве что ничего не было видно, но мы знать не знали ни о каких электронных письмах и новых правилах - нам почему-то забыли сообщить. Получилось несправедливо - пришлось заезжать в боксы, когда в этом не было никакой необходимости, но это уже позади.

Вопрос (Юха Паатало - Financial Times Germany): Хейкки, перед стартом вы не излучали оптимизм, в какой момент поняли, что это ваш день?
Хейкки Ковалайнен: Это была не моя гонка, а Льюиса. Для нас это очень хороший результат, но, если ты не побеждаешь, то всегда есть куда расти. В середине гонки, когда соперники ушли на пит-стопы, я какое-то время лидировал - в этом году для нас это хороший знак. Видеть на информационной доске единичку в любом случае приятно.
 

Я просто продолжал ехать как можно быстрее, а при следовании за машиной безопасности знал, что идущих впереди соперников, скорее всего, еще ждет остановка, в то время как мне заезжать в боксы уже не придется - в тот момент я понял, что у меня есть шанс попасть на подиум, однако догадывался, что Ferrari могут меня обойти.

На самом деле я не особо об этом задумывался, сосредоточился на управлении и старался не совершать ошибок. За несколько кругов до финиша я понял, что мне предстоит борьба с Кими. Я не знал, где он находится, ничего не было видно, и я не мог обороняться. Из-за аквапланирования уходить с траектории было рискованно, а зеркала запотели. Но на последнем круге я уже точно знал, что поднимусь на подиум.

Вопрос (Юха Паатало - Financial Times Germany): Кими, как вам сообщили о необходимости заехать в боксы для смены резины и о чем вы в тот момент подумали?
Кими Райкконен: Команда просто велела мне свернуть в боксы на пятом круге или около того. Они не знали истинной причины, заставившей нас сделать это в тот момент, но после гонки я услыхал, что была какая-то бумага или какая-то информация, но нашей команде забыли ее передать.

Вопрос (Юха Паатало - Financial Times Germany): О чем вы тогда подумали?
Кими Райкконен: Да ни о чем. Я знал, что вынужден заехать в боксы, и ничего не мог с этим поделать. Команда и сама толком не знала причины, и потом мы просто делали все, что было в наших силах.

Вопрос (Сэл Занка - AP): Льюис, как вы узнали об аварии Фернандо? В тот момент вы не подумали, что это "высшая справедливость" после всего произошедшего в этом году?
Льюис Хэмилтон: Ответ на второй вопрос - нет. Узнал я об этом на том же круге, когда все случилось. Мне просто сказали - "будь осторожен, в шестом повороте обломки, будь аккуратен". И добавили, что от машины Фернандо.

Вопрос (Михаэль Шмидт - Auto Motor und Sport): Хейкки, в квалификации Renault выглядели не очень уверенно, что изменилось сегодня?
Хейкки Ковалайнен: Мы слегка рискнули с настройками, подумали, что сегодня будет сухо. После пятничных заездов нас все устраивало, и мы решили не менять настроек, надеясь больше на воскресенье, чем на субботу. Вчера машина показала не все, на что она способна, а я не сразу освоился с трассой и условиями. Сегодня шины для сильного дождя выглядели отлично, возможно, это один из ключевых факторов сегодняшнего успеха, плюс оптимальная стратегия - у меня было много топлива, благодаря машине безопасности пит-стоп сдвинулся на более позднее время, что в данных условиях было выгоднее.

За два-три круга до моей остановки трасса слегка подсохла. Мы размышляли, какие шины поставить, но за один или два круга до заезда в боксы снова полил дождь, и я испытал облегчение - можно остаться на резине для сильного дождя, которая сегодня нам больше подходила.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Кими, испытывали ли вы какие-то проблемы с топливом? В начале гонки у вас было два коротких отрезка и затем один довольно длинный, если сравнивать с Льюисом.
Кими Райкконен: Нет, не испытывал.

Вопрос (Хейкки Култа - Turun Sanomat): Вопрос Хейкки и Кими. Каково это, когда на подиуме два финна и один воспитанник финна?
Хейкки Ковалайнен: Мне это очень приятно, я впервые поднялся на подиум в Формуле 1. Для этого мне пришлось немало потрудиться, и следующая ступень - место посредине. Конечно, я очень рад, что и Кими находится здесь же. Для него, правда, этот подиум не первый, вряд ли он испытывает особые эмоции, но для меня это грандиозное событие.

Кими Райкконен: А, еще один подиум. Лучше бы я стоял на средней ступеньке.

Вопрос (Такехару Кусуда - Lapita): Льюис, вы были так быстры - как Айртон под дождем. Что самое главное в дождевой гонке?
Льюис Хэмилтон: Нужно удерживать машину на трассе и стараться ехать быстро. Это на самом деле очень непросто, но у этой трассы замечательная особенность - даже под дождем на ней хорошее сцепление, да и шины отлично сработали. Особенно трудно и скользко было ближе к финишу, в двух местах по трассе текли целые реки, и важно было удерживать машину прямо.

Одна из этих маленьких рек и послужила причиной разворота Фернандо. Очень важно сохранять спокойствие и хладнокровие, не пытаться быть первым или самым быстрым в таком повороте и соблюдать осторожность на протяжении всего круга.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Кими, что с настройками Ferrari? Похоже, под дождем вы были не так конкурентоспособны, как McLaren. Вы надеялись на отсутствие дождя и поэтому вчера работали над настройками для сухой трассы?
Кими Райкконен: Все было так же, как и при сухой погоде, мы ничего не меняли, так как не были уверены в сегодняшней погоде. Мы ожидали, что условия будут лучше, чем вчера, но вышло наоборот. Наверное, можно было подобрать более удачные настройки, но вряд ли мы из-за этого много потеряли. И вчера, и сегодня машина вела себя отлично.

Вопрос (Карл Кьюнэнэн - F1 Racing): Льюис, вам бы хватило топлива до финиша, не появись на трассе вторая машина безопасности?
Льюис Хэмилтон: Да.

Вопрос (Юки Исихара - Sankei Sports): Льюис, сегодня вы управляли машиной, или она управляла вами?
Льюис Хэмилтон: Надеюсь, что нет! Мне повезло, я держал ситуацию под контролем. В конце машина сильно аквапланировала, шины были истерты - ведь я был на пит-стопе всего один раз, а со времени моей остановки трасса немного подсохла, и резина слегка зернилась. Те, кто останавливался позже меня, были в лучших условиях. И даже при аквапланировании… у меня все было под контролем, я почти что гнал по прямой. И это здорово!

Вопрос (Ники Такеда - Formula PA): Льюис, математически конкуренцию вам составляют двое соперников. Задумывались ли вы всерьез о судьбе чемпионата, или вы гоните от себя эти мысли, чтобы сконцентрироваться на предстоящих гонках?
Льюис Хэмилтон: Думаю, подсознательно я не могу об этом не думать, но сейчас главное - сосредоточиться на следующей гонке, подготовиться к ней и принять то, что будет. Надеюсь, в следующей гонке я финиширую, и мы снова будем достаточно быстры, чтобы бороться за победу. Посмотрим.

Думаю, тогда можно будет подумать о титуле, но я не считаю это необходимым - можно либо волноваться, либо… Я просто получаю удовольствие. Я не мог себе представить, что в первом сезоне одержу четыре победы. После первого поула и первой победы я был… как не в себе, но теперь это даже лучше, чем я мог себе вообразить.

Вопрос (Кэрол Кэпитэйн - L'Equipe): Вопрос Кими. Как вы объясните последний пит-стоп Фелипе в конце гонки, когда он находился впереди вас, была ли остановка запланированной или это сделали в помощь вам?
Кими Райкконен: Вам лучше у него спросить.

Другие новости
Читайте ещё