ГП Великобритании

ГП Великобритании

Пятница
Пятница
Суббота
Суббота
Воскресенье
Воскресенье

ГП Великобритании : Пресс-конференция в пятницу

Дэвид Култхард и Кристиан Хорнер (Red Bull); Льюис Хэмилтон и Рон Деннис (McLaren Mercedes).

Вопрос: Рон, с того момента, как вас пригласили на эту конференцию много чего случилось, и акценты слегка сместились. Мы понимаем, что по юридическим причинам вы ограничены в своих высказываниях, но можете ли вы хоть что-то поведать о найденных в доме одного из ваших сотрудников документах Ferrari?
Рон Деннис: Вы очень точно подметили, это был частный дом. В своих пресс-релизах мы очень точны. Дело касается чужой интеллектуальной собственности, а в наших машинах не используется интеллектуальная собственность никакой другой команды, никогда такого не было и не будет. Стандарты в нашей организации очень высоки. Честность - основа нашей компании, и сейчас я, проведя тщательнейшее внутреннее расследование, могу с абсолютной уверенностью сказать: по мере развития дела в ближайшие несколько дней люди поймут, что для McLaren это было нелегкое испытание. Я могу попытаться ответить на вопросы, но на карту поставлены репутации многих людей, не только из нашей организации. Однако я уверен, что через какое-то время наша организация будет полностью реабилитирована.

Вопрос: Вопрос вам всем - насчет карьеры Льюиса. Он громко заявил о себе в Формуле 1, и, думаю, произошло это не без огромной поддержки и подготовки со стороны McLaren. Интересно, что Льюис проводит очень много времени на базе. Это новый способ знакомства гонщиков с Формулой 1?
Кристиан Хорнер: Думаю, Льюис пришел в Формулу 1 очень хорошо подготовленным. McLaren провел с ним безупречную подготовительную работу, но ему самому выигрывать гонки и чемпионаты, чтобы подтвердить выданные авансы. Он проводит седьмую-восьмую для себя гонку так, что можно подумать, будто для него это 80-й или 200-й Гран При. Это впечатляет и говорит об уровне молодых гонщиков в младших сериях. Именно на это последние несколько лет и была нацелена программа поддержки молодых гонщиков Red Bull - на сопровождение молодежи от картинга до Формулы 1.

Дэвид Култхард: Я работал в McLaren, знаю кое-какое оборудование, которое у них было на момент моего ухода - вряд ли у какой-либо команды есть такой же комплект симуляторов для тренировки гонщиков. Не думаю, что у кого-либо еще есть более современная аппаратура. Как сказал Кристиан, Льюису нужно было показать себя, иначе бы его здесь не было - в McLaren не занимаются благотворительностью. Они вложили в него столько сил, потому что разглядели талант и помогли ему развиться.

Что касается того, сколько времени гонщик проводит на базе - я и сам через это прошел. В первые годы это со всеми случается - парни все время ездят на базу и все такое. Когда я был тест-пилотом Williams, я посещал завод каждый день, откровенно говоря, мне больше нечем было заняться. Я старался впитать в себя как можно больше информации, создать задел на будущее. По мере роста Льюис будет проводить на базе все меньше времени - просто не будет успевать.

Понадобится энергия, время для восстановления, чтобы поддерживать тот уровень, которого он достигнет через 10-15 лет, или сколько он там пробудет в Формуле 1. Не думаю, что можно принять подобный подход за образец - Формула 1 не стоит на месте, и я считаю, что для нашего бизнеса это здорово - никогда нельзя сказать "вот так оно и должно быть". Всегда приходится искать новый путь, новый предел, постоянно совершенствоваться, на это нацелены в McLaren, на это нацелены в Red Bull, это задача каждого из нас.

Вопрос: Рон, я прав? Похоже, вы организовали Льюису феноменальную подготовку.
Рон Деннис: Мы подготовили нескольких молодых гонщиков, не ограничились картингом, а поддерживали их и в других сериях. Мы создали картинговую команду для Льюиса и для Нико Росберга. Они оба прекрасно поработали, и Нико - в основном из-за своего возраста и процесса получения лицензии - просто немного раньше подошел под требования Формулы 1. Но я всегда стремился к тому, чтобы Льюис доминировал в любой серии, в какой бы ни выступал, и мы очень хотели, чтобы он придерживался пути, который, привел его в Формулу 1.

Важно помнить следующее - не имеет значения, кто дает шанс молодым гонщикам, в конце концов, результат определяется их возможностями, их заслугами, их преданностью и жертвами. Я никогда не буду заявлять, что именно благодаря мне Льюис добился такого успеха в нынешнем сезоне. Это его заслуга. Да, у него был шанс; да, ему не нужно было волноваться насчет денег, но труднее всего добиться чего-либо, имея все эти возможности, и сделал он это благодаря собственным силам и поддержке своей семьи. Так что дела у McLaren не могли бы идти лучше - у нас есть двукратный чемпион и большой талант, и они нужны нам оба - Фернандо и Льюис. Мы все упорно работаем, и пока что все складывается неплохо.

Вопрос: Льюис, похоже, вы приложили немало усилий к тому, чтобы достойно подготовиться к дебюту...
Льюис Хэмилтон: Да, нельзя добиться результата без упорной работы. Мне дали шанс. Я помню, как Рон сказал - "у тебя есть шанс, но я хочу, чтобы ты был готов лучше всех остальных", так что мне пришлось поверить в себя. Я хотел быть лучшим. Кто знает - лучший я или нет? У меня была возможность пройти программу тренировок и узнать о машине все, что можно. Первая гонка прошла без проблем, и мы не думали - "надо было сделать это иначе" или "надо было поработать еще денек." Мы принимали каждый день таким, какой он есть, и извлекали из него максимальную выгоду. Для того я и работал все эти годы. Так что когда вам подвернется шанс, не упускайте его, а используйте на всю катушку.

Вопрос: Льюис, расскажите, как прошел сегодняшний день.
Льюис Хэмилтон: Не так уж плохо, а первый заезд - вообще отлично. Не знаю, у кого какое количество топлива было днем, но мы не стремились занять первые строчки протокола, а придерживались своей программы. Теперь нам нужно проанализировать полученные данные и понять, что еще мы можем улучшить. Но завтрашнего дня я жду с оптимизмом. Думаю, к третьей практике у нас будет хороший баланс, хотя его все еще можно улучшить. Я считаю, что машина на этот уик-энд у нас очень сильная, и мы, без сомнения, сможем побороться с Ferrari.

Вопрос: Дэвид, прокомментируйте, пожалуйста, продление вашего контракта на 2008 год - несомненно, это хорошая новость.
Дэвид Култхард: Я очень рад, что продолжу работать в Red Bull. Рискую повторить сказанное ранее - для меня это было новым вызовом, я хотел посмотреть, смогу ли выполнять свои обязанности и помогать команде советами с места в кокпите. Кристиан был очень занят набором персонала и поездками. В этом году нам приходится нелегко, но скорость определенно стала выше, и в течение нынешнего сезона мы рассчитываем закрепить это достижение. Я получаю огромное удовольствие от гонок и уверен в команде на 100%. Так что да, это хорошая новость.

Вопрос: Кристиан, последний вопрос. Почему вы подписали контракт с Дэвидом и как идут дела с Марком Уэббером?
Кристиан Хорнер: С Дэвидом все просто. Мы очень довольны работой обоих гонщиков. Сейчас Red Bull Racing находится на стадии развития, и за те три года, что Дэвид провел с нами, он очень хорошо на нас поработал - было вполне логично продлить наше сотрудничество и на следующий год. Наша команда все еще молода. За последние два года многое изменилось, но все идет к лучшему, и в этом году мы уже смогли блеснуть скоростью. У нас были проблемы с надежностью, но мы над этим работаем, и во второй половине сезона ситуация будет исправлена. Дэвид и Марк очень профессиональны. Не думаю, что у кого-либо в Формуле 1 есть более сильный состав. Они оба отличные командные игроки и вносят большой вклад в нашу программу.

Вопрос: В любом случае, у Марка есть контракт на следующий год.
Кристиан Хорнер: Контракт Марка был рассчитан на два года, так что никаких сюрпризов здесь нет.

Вопросы с мест

Вопрос (Майк Дудсон - Auto Action): Вопрос Рону. Вы вложили много времени и сил в Сильверстоун и Клуб британских гонщиков. Каково, по-вашему, будущее Гран При Великобритании в Сильверстоуне и понадобятся ли деньги правительства?
Рон Деннис: Последние полгода я не очень пристально следил за проблемой Сильверстоуна и его будущего. Мне хватало забот, связанных с развитием команды. Кое-что я могу прокомментировать: я один из попечителей Клуба британских гонщиков и этой трассы. Чтобы продать Сильверстоун застройщику или организации, которая будет участвовать в разделении доходов, нужно единогласное решение. Этого никогда не произойдет, пока я жив, так что те люди, которые третируют клуб своими предложениями, напрасно тратят свое время, потому что у попечителей хватит власти остановить их.

Трассу сильно критикуют, и порой заслуженно, но это истинная трасса Гран При, бросающая вызов гонщикам. Да, удобства могли бы быть и получше, но они и так значительно лучше предлагаемых на многих других Гран При. У нас много команд, много успешных команд, и, думаю у нас должна быть лучшая трасса в мире. Для этого нужны вложения.

Считаю ли я, что правительству следует инвестировать в Сильверстоун? Да. Могут же они вкладывать деньги в Олимпийские Игры. Если они считают возможным вкладывать деньги в то, что, по их мнению, приведет к вознесению Англии на вершину какого-либо вида спорта, то почему не в тот спорт, в котором мы и так традиционно занимали эту позицию? Речь не обязательно идет о безвозмездном вложении денег, можно было бы получать выгоду с планирования, можно поддерживать инфраструктуру и, конечно, доходы были бы сравнимы с получаемыми клубом. У некоторых членов клуба есть такая возможность, и я верю, что у Сильверстоуна и Гран При Великобритании есть будущее, но для этого все должны постараться.

Вопрос (Джеймс Аллен - ITV): Вопрос Льюису и Дэвиду. Когда в соседней машине сидит очень талантливый новичок, как это сказывается на работе более опытного гонщика? Каковы возможности современных аналитических симуляторов и компьютеров, анализирующих настройки машины, и нужен ли при них опыт второго гонщика?
Дэвид Култхард: Когда я начинал свои выступления, телеметрические системы уже были достаточно мощными и позволяли получать всю информацию о действиях гонщика: торможении, управлении, выборе передачи, рыскании - все эти данные доступны гонщику и его инженерам. Если в случае одинаковых настроек машина одного гонщика чуть-чуть страдает недостаточной поворачиваемостью, то можно проанализировать, является ли это следствием определенной техники вождения или незначительного отличия в аэродинамике.

Думаю, более старшие и опытные гонщики находились в более выгодной ситуации по отношению к неопытным новичкам в те дни, когда еще не было телеметрии. Чтобы не отставать, гонщикам приходилось в глубине гаража пробовать всевозможные конфигурации, и удачные варианты скрывались от других. В современной Формуле 1 такого нет, и, если ты быстр, команда тебе поможет.

На сегодняшний день большинство используемых на трассах настроек мы получаем с помощью тысяч моделирований, которые проводятся для подбора нужного аэродинамического пакета. Но для любой трассы существует несколько таких вариантов. В Сильверстоуне можно ездить с высоким уровнем прижимной силы и показать очень хорошее время на круге, или же настроить машину на низкую прижимную силу и получить другое время. Тогда начинаешь обращать внимание на другие аспекты выступления - обгоны, отрыв, необходимый для обгона, и прочее и прочее.

Льюис Хэмилтон: Я согласен.

Вопрос (Филиппо Фальсаперла - La Gazzetta dello Sport): Вопрос Льюису. Сегодня утром многие гонщики вылетали с трассы. Это было связано с какой-то проблемой или просто было скользко?
Льюис Хэмилтон: С утра трасса была довольно грязной, в первом повороте дул сильный ветер - на этой трассе всегда ветрено, что создает определенные трудности. Не знаю, насколько сильным был ветер сегодня, но он был весьма ощутим. Даже хорошо сбалансированная машина могла не справиться с порывами ветра, может быть, именно поэтому сегодня многим не удавалось удержаться на трассе.

Вопрос (Филиппо Фальсаперла - La Gazzetta dello Sport): Рон, вчера Льюис сказал, что выступал бы в вашей команде и бесплатно. Какова же, по-вашему, цена такого таланта?
Рон Деннис: Я десять лет за него плачу!

Льюис Хэмилтон: Я не говорил, что хочу выступать бесплатно. Я сказал, что если бы Рон или представитель любой другой команды Формулы 1 подошел ко мне и сказал, что мне дадут возможность выступать за них, но платить мне не будет, любой гонщик ухватился бы за такой шанс - вот что я сказал.

Вопрос (Андреа Кремонези - La Gazzetta dello Sport): Похоже, в расследовании замешана еще и третья команда, а вы выступаете в роли пострадавших. Можете это подтвердить?
Рон Деннис: Я знаю, что один из журналистов сделал из этого сенсацию. Мне известны все эти слухи, но я понимаю, что завтра Sunday Times представит ситуацию в верном свете.

Сегодня утром положение дел обсуждалось руководителями трех команд, и вопрос, похоже, прояснился. Я хочу быть очень точным в том, что касается этого дела. Едва узнав о происшедшем, я позвонил Жану Тодту в Ferrari. Второй звонок был сделан Максу Мосли, и мы действовали сообща. Для анализа ситуации мы немедленно привлекли независимых экспертов. Репутация McLaren была поставлена под сомнение, и во многом, если не во всем, несправедливо. Я кому угодно могу предоставить полное и детальное объяснение того, что происходило в последние несколько месяцев, но это просто неуместно. Правда всегда выходит наружу.

За последние несколько дней я узнал, как быстро люди могут начать критиковать McLaren, несмотря на 20 лет безупречной репутации во всех аспектах нашей деятельности. Возвращаясь к вашему вопросу, хочу сказать, что в ближайшие 48 часов мы получим более точную информацию, которая даст нам представление о мотивах поведения и лживости некоторых людей. В данный момент расследование носит гражданский характер, в нем не участвует полиция, но это не означает, что мы не прибегнем к такой процедуре. Слишком много людей нас порицает. А правда, как и в большинстве случаев, все равно выплывет. Сомневаюсь, что перед нами извинятся, но правда дороже.

Вопрос (Ян Паркс - The Press Association): Рон, можете рассказать, о чем вы беседовали с руководителями двух других команд сегодня утром? Были ли переговоры удовлетворительными? Вы были довольны услышанным? Сообщали ли вам в FIA о том, как долго может продлиться расследование и сколько времени уйдет на восстановление доброго имени McLaren?
Рон Деннис: Обсуждения с боссами команд на многое пролило свет, но открыло лишь часть головоломки. Что касается FIA, мы пригласили их в течение одного-двух часов после того, как все прояснилось, чтобы провести полномасштабное расследование. Продолжительность расследования, на мой взгляд, определяется человеческим фактором, но я уверен, что если решение нужно принять, то оно будет принято быстро.

Для нас главное - это уверенность в том, что мы никогда не использовали, не используем и не будем использовать при разработке своих машин интеллектуальную собственность другой команды. Когда это препятствие будет преодолено - я уверен, это будет сделано быстро - мы будем обладать полными сведениями о том, кто что сказал и что сделал, узнаем истинные мотивы и обстоятельства. Не могу выразиться точнее, но я спокоен за нашу репутацию - со временем она будет реабилитирована.

Вопрос (Марк Фогерти - Auto Action Magazine): Рон, по-вашему, это отдельный случай или же в Формуле 1 процветает промышленный шпионаж?
Рон Деннис: У нас очень высокая конкуренция. Инженеры неизбежно переходят из одной команды в другую - на законных основаниях. Иногда после окончания контракта, иногда по договоренности, которая может быть достигнута между инженером и командой или между двумя заинтересованными командами. У изобретений нет обратного хода. Люди меняют место работы, имея определенный багаж знаний, и эти знания неминуемо воплотятся в других машинах Формулы 1 - порой с потрясающей точностью.

Очень часто это относится к аэродинамике, потому что эти элементы легко можно сфотографировать и без тени сомнения продемонстрировать, что оригиналы принадлежат другой команде, являющейся владельцем интеллектуальной собственности. Но всему есть пределы. С большим удовольствием вспоминаю, как мы застукали специалиста по аэродинамике из другой команды позади нашего грузовика, где он измерял и фотографировал элементы нашего шасси. Вот это уже выходило за всякие рамки.

Многие фотографы получают мзду за то, что они делают детальные снимки чужих машин, и мы фотографируем чужие машины - такова общепринятая в гонках Гран При практика. Однако есть и неписаные границы, которых все должны придерживаться, и нынешний случай - это из ряда вон. Конечно, для меня этот опыт неприятен, так как одна из вещей, которых я придерживаюсь наряду с честностью - это верность.

Вопрос (Марк Фогерти - Auto Action Magazine): Льюис, как вы относитесь к тому, что о вас говорит такое большое количество людей? Вы считаете, что они очень смелы в своих выводах или же вас недооценивают?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что меня недооценивают. Вы видите, какой я есть, и понимаете, почему у меня все получается так хорошо - у меня есть для этого большие возможности. Для меня это все в новинку. Весь этот год - это сплошное преодоление препятствий и выбор правильного решения в трудной ситуации. Но мне это нравится. У меня потрясающая поддержка, особенно на родине. Любому пришлось бы непросто, окажись он после обычной жизни одним из лучших гонщиков Формулы 1, и к этому нужно привыкнуть.

Вопрос (Ливио Ориккио - O Estado de Sao Paulo): Мистер Деннис, вы сказали, что не используете чужую интеллектуальную собственность... Если данные, полученные нами в последние два дня, верны, то один человек из технического персонала вашей команды обладает информацией о размере топливного бака, геометрии подвески, износе шин и о многом другом относительно настроек... С конца апреля прошло немало гонок. Вы считаете, это могло пойти на пользу McLaren?
Рон Деннис: Вы слишком сильно вдаетесь в детали. Понятное дело, к каким выводам приходят люди, но этот инцидент произошел в самом конце апреля. Часть информации, которую мы предоставили FIA - это подробности всех доработок нашей машины, совершенных не только в период после конца апреля, но и в предыдущие месяцы, а также чертежи этих доработок. Ни чертежи, ни усовершенствования не носят следов чужой интеллектуальной собственности.

Если у кого-то есть доступ к информации, то носителем ее является этот человек. Затем нужно решить, с какой целью она будет использоваться. Могу сказать вам, с какой целью она не использовалась - чтобы каким-то образом повлиять на наши машины. У нас применяется "матричная" система, означающая, что техническая работа совершается нами не по принципу пирамиды с одним человеком на ее вершине, у нас открытая структура. Разработка наших машин ведется под пристальным контролем со стороны отдела разработок и исследований, Пэдди Лоу, и каждая отрасль контролируется одним человеком. Поэтому очень легко отследить влияние любого человека на разработку наших гоночных машин. Таким образом, я могу категорически заявить, что мы не использовали никаких чужих доработок, сделанных до 28 апреля либо после этой даты, и мы можем продемонстрировать это всем, кто нуждается в такого рода информации, в том числе, конечно, и FIA. Это не приведет McLaren в замешательство.

Вопрос (Тим Скотт - F1 Racing): Если бы встреча с третьей стороной, с которой вы виделись сегодня утром, состоялась два-три дня назад, то McLaren мог бы избежать этих двух-трех неприятных дней. Вы обратили на это их внимание? Что они могли подойти к вам и пораньше?
Рон Деннис: Как бы это ни было тягостно, мы должны соблюдать процедуры, так как сам процесс тщательно рассматривается обоими вовлеченными в гражданское дело людьми и управляющим органом.

Каждый раз, как McLaren становилась известна какая-то информация, мы делились ею с Жаном Тодтом и Максом Мосли - максимально быстро. Что касается третьей стороны, это обсуждалось с Жаном на самых ранних стадиях, и у него не было никаких сомнений ни в моей честности, ни в честности нашей компании. Мы сходились в том, что нам придется пройти через этот процесс. В некоторых странах критика неизбежно будет сильнее, чем в других. Жаль, что в отдельных странах нам даже не позволили опубликовать наши собственные пресс-релизы, что еще сильнее повлияло на общественное мнение. Но мы должны быть верны своим принципам. Мы сказали, что проведем этот процесс.

Мы действуем сообща с FIA и Ferrari, и порой это сотрудничество заставляет нас хранить молчание, пока не обнаружится правда. Молчание нам дорого стоит, но такова цена честности.

Вопрос (Боб Маккензи - The Daily Express): Льюис, вы впервые приехали сюда в качестве гонщика Формулы 1 и за две тренировочные сессии, возможно, оценили предстоящее соревнование. Как вам эта трасса и как вы оцениваете свои шансы в воскресенье?
Льюис Хэмилтон: Это потрясающая трасса, одна из моих любимых - первый поворот, первый сектор, высокоскоростные повороты, история трассы, количество пришедших сегодня зрителей, особенно на последнем секторе, там их было действительно много. Очень приятно видеть большое количество британских флагов.

Эта трасса предъявляет очень высокие физические и технические требования, особенно когда дует ветер - в этом случае настроить машину еще сложнее, чем на других трассах. Завтра во время третьей тренировки мы должны хорошо поработать. Мы выполняем намеченную программу, кое-что усовершенствовали в машине и, как вы сегодня видели, были очень быстры. Не сомневаюсь, что опередившие нас машины были легче, но давайте подождем до завтра. Я уверен в машине и чувствую, что в квалификации мы будем быстрее Ferrari.

Вопрос (Боб Маккензи - The Daily Express): А в гонке?
Льюис Хэмилтон: Посмотрим, как сложится квалификация, но в любом случае мы будем стремиться опередить их.

Вопрос (Джеймс Аллен - ITV): Льюис, до Франции получалось так - за кем первый ряд, за тем и гонка. Неделю назад Райкконен стартовал третьим и выиграл. В прошлом году здесь было сложно обгонять. Считаете ли вы, кто будет наиболее агрессивен в квалификации, тот, скорее всего, будет лидировать и в гонке?
Льюис Хэмилтон: Не обязательно. Сегодня я понял, что преследование здесь другой машины очень похоже на то, как это было в GP2. Можно висеть за ними на протяжении нескольких поворотов, не знаю, может это происходит из-за ветра. Может быть, вы выскальзываете из их аэродинамического мешка и не получаете достаточной прижимной силы. Думаю, в гонке вы увидите много обгонов, но, конечно, у лидера будет преимущество, так как перед ним будет чистое пространство - к этому стремятся все гонщики.

Другие новости