Гран При Сан-Марино

Гран При Сан-Марино

Пятница
Пятница
Суббота
Суббота
Воскресенье
Воскресенье

Гран При Сан-Марино : Пресс-конференция после гонки

Пресс-конференция после гонки

1. Михаэль Шумахер (Ferrari) 1.26'19"670
2. Дженсон Баттон (BAR) + 0'09"702
3. Хуан-Пабло Монтойя (Williams) + 0'21"617

Вопрос: Самыми интересными были первые несколько кругов. Расскажите нам о них...
Телевизионная часть Михаэль Шумахер: Да, конечно. Дженсон на старте был очень быстр, мне даже показалось, что он едет по сухой, а я - по мокрой трассе. К счастью он не слишком оторвался, через несколько кругов резина набрала нужную температуру, я смог атаковать и мы ехали очень быстро - около 1.21 на круге, но он все равно сохранял отрыв. В тот момент я подумал, что нас ждет трудная гонка, но потом мы смогли поддерживать столь высокий ритм, а он кажется немного потерял в скорости.

Вопрос: Первый круг получился интересным, масса инцидентов на старте. Как вы оцениваете то, что произошло на входе в шикану после поворота Tosa?
Михаэль Шумахер: Моя сторона трассы была очень скользкой и я боролся с Хуаном и естественно старался удержать его позади, зная, что через несколько кругов резина прогреется и я получу преимущество в скорости. Важно было удержаться за Дженсоном.

Вопрос: В вашей машине было чуть больше топлива, чем у Баттона, вы заехали в боксы на два круга позже него. В квалификации это имело критическое значение?
Михаэль Шумахер: Не думаю, на квалификации Дженсон великолепно проехал быстрый круг, а я - нет, вот и результат. Он заслужил поул, а я - второе место на старте.

Вопрос: Дженсон, после старта вы стали лидером гонки, расскажите о первом круге...
Дженсон Баттон: Это фантастически приятно. Я выжал из машины все, чтобы оторваться на первых кругах и смог это сделать. Я доволен скоростью на первом отрезке, но увы, после дозаправки и смены резины я стал проигрывать Михаэлю.

Вопрос: Вы жалуетесь на потерю скорости, хотя по сравнению с остальными клиентами Michelin вы выглядели как день и ночь. Насколько хороша была машина? Ее можно назвать совершенной?
Дженсон Баттон: Нет. Во время гонки дул ветер и машина была более нервной в управлении, чем мы рассчитывали, но даже с учетом этих проблем темп был очень хорош.

Вопрос: Хуан-Пабло, а как выглядел первый круг с вашей точки зрения?
  Хуан-Пабло Монтойя: Михаэль плохо стартовал, его машина была медленной в трех первых поворотах, но едва я пошел на обгон, как он "захлопнул калитку" и мне пришлось отступить, в следующем повороте я вновь атаковал, мы поравнялись и в следующую секунду я увидел, что его машина едет прямо на меня, вытесняя с трассы на траву. Это уже не гонки, но я буду удивлен, если его не накажут. Решать FIA.

Вопрос: При контакте ваша машина не пострадала?
Хуан-Пабло Монтойя: Нет, нет, нет, но этого контакта хватило, чтобы вынести меня на траву.

Вопрос: И сразу после этого вы боролись с партнером по команде, с Ральфом...
Хуан-Пабло Монтойя: Да, вернувшись на трассу я увидел Ральфа и сделал то, что должен был сделать - перекрыл траекторию. У меня было достаточно скорости, чтобы остаться впереди.

Вопрос: А скорость Дженсона?
Хуан-Пабло Монтойя: На первых кругах я не верил своим глазам, он точно по рельсам ехал. Невероятно. Мы знали, с какой скоростью можем ехать, но Дженсон действительно удивил. Тут ничего не поделаешь, наша машина недостаточно быстра.

Вопрос: Михаэль, вы слышали комментарии Хуана-Пабло, расскажите о вашей точке зрения на этот инцидент. И что значит для вас третья победа в Сан-Марино, важная победа Ferrari в этот эмоциональный уик-энд?
Михаэль Шумахер: Я - посол Сан-Марино, это домашняя для Ferrari трасса и я хотел подарить эту победу тифози. Эмоции действительно фантастические, об этом можно было только мечтать - абсолютная победа в трех первых гонках и практически идеальный, за исключением квалификации, результат в четвертой.Пресс-конференция

Вопрос: Михаэль, вы сказали, что правая часть трассы была очень скользкой. Это стало следствием ночного дождя и повлияло на вас больше, чем на соперников?
Михаэль Шумахер: Ммм. Может быть. Наверное дождь смыл отработанную резину, температура упала и поэтому асфальт стал скользким. Похоже нам просто нужно больше времени, чтобы резина набрала рабочую температуру и сцепление с трассой стало столь же хорошим, как у соперников.

Вопрос: Четвертая победа подряд, о большем нельзя было и мечтать...
Михаэль Шумахер: Конечно, правда вчера мы допустили ошибку, но нельзя быть совершенным во всем.

Вопрос: Кажется перед финишем вы немного расслабились, это так?
Михаэль Шумахер: Да, конечно. Преимущество было достаточно комфортным, по радио мне говорили о скорости Дженсона и я лишь старался его поддерживать.

Вопрос: Вы слышали комментарии Хуана-Пабло по поводу инцидента на старте? Не хотите на них ответить?
Михаэль Шумахер: Нет.

Вопрос: Дженсон, второе место, это приятно, однако Михаэль все же прорвался вперед...
Дженсон Баттон: Да, это произошло весьма странно. Я не волновался по поводу Михаэля, зная, насколько трудно здесь обгонять, однако после первого пит-стопа, который он совершил на два круга позже, Шумахер получил огромное преимущество. Я был потрясен.

Вопрос: На первых кругах вы не волновались по поводу сцепления с трассой?
Дженсон Баттон: Сцепление действительно было неважным, но я хорошо стартовал и смог оторваться. Я всерьез атаковал, хотя машина вела себя нервно, я знал, что Михаэль попытается сократить отставание и постарался создать отрыв на первых кругах.

Вопрос: Примерно в тот же момент, когда сгорел мотор на машине Такумы Сато вы провалили круг, проехав его за 1.28. Что произошло?
Дженсон Баттон: Я был одним из первых, кто проезжал мимо Сато и здорово притормозил, потому что из-за облака дыма ничего не видел. Я потерял там шесть или семь секунд.

Вопрос: Что вы думаете о втором месте?
Дженсон Баттон: Я доволен. Все мы знаем, что Ferrari недосягаемы в гонке и второе место - фантастический результат для команды. Сезон начался очень неплохо и я с оптимизмом поеду в Барселону.

Вопрос: Хуан-Пабло, вы третий. Можно ли было надеяться на лучшее?
Хуан-Пабло Монтойя: Нет, машина было недостаточно быстра.

Вопрос: Но свет в конце тоннеля все же виден?
Хуан-Пабло Монтойя: Может быть в конце сезона или в следующем году. Сейчас нам просто нечего противопоставить, машине не хватает скорости. В квалификации еще можно проехать единственный быстрый круг, а в гонке это получается лишь изредка...

Вопрос: Дело в нехватке мощности мотора?
Хуан-Пабло Монтойя: Дело во всем. Мы проигрываем в мощности, в прижимной силе. У нас есть небольшое преимущество над соперниками, кроме BAR, эта команда напротив, нас догоняет. Мы должны найти способ вернуться на вершину.Вопросы с мест

Вопрос: вчера вы сказали, что рассчитываете на борьбу в гонке. С машиной что-то случилось, после того, как вы побывали на траве?
Хуан-Пабло Монтойя: После контакта в четвертом повороте видимых проблем не было, Михаэль ударил в левый бок, но кажется обошлось без повреждений. Если вспомнить вчерашнее время на круге, то мы проехали гонку в хорошем темпе.

Вопрос: Михаэль и Хуан. Когда вы боретесь друг с другом за позицию в повороте, существуют ли какие-то рамки, что вы считаете недопустимым?
Хуан-Пабло Монтойя: Он сказал, что не видел меня. Наверное забыл посмотреть.Михаэль Шумахер: Я видел его атаку на торможении в предыдущем повороте, но обычно на внешнем радиусе вы теряете скорость и я не ожидал его появления в следующем поворота.

Вопрос: Хуан-Пабло, вы сказали, что Михаэль вряд ли избежит наказания со стороны FIA. Какого решения вы ждете?
Хуан-Пабло Монтойя: Вспомните Индианаполис, тогда я просто коснулся Рубенса, находясь внутри поворота и даже выехал на траву, чтобы избежать столкновения. Но мы коснулись, я получил штраф с проездом через пит-лейн и похоронил свои шансы на титул. В ином случае я мог выиграть чемпионат, а Михаэль постоянно избегает наказания за подобные поступки. Мне это кажется несправедливым, правила должны быть одними для всех. Не должно быть исключений для тех, кто выступает за Ferrari, и для тех, кого зовут Михаэль Шумахер.

Вопрос: Дженсон, вы видели то, что происходило позади? Вас не удивило преимущество в 2.7 секунды после первого круга?
Дженсон Баттон: Я немного удивился этому отрыву, а времени следить за происходящим позади просто не было. Я обратил внимание на то, что красная машина отстает, это и было моей целью.

Вопрос: Мы можем поговорить о том, что эта гонка в Имоле может быть последней?
Михаэль Шумахер: Это было бы очень печально, но мы уже видели, что некоторые трассы возвращаются в календарь. Надежда есть и я скрещу пальцы.Дженсон Баттон: Было бы жаль потерять эту трассу, это отличный автодром со своей историей и болельщиками.Хуан-Пабло Монтойя: Согласен.Вопрос: Впервые вы выиграли гонку в Имоле десять лет назад, когда погиб Айртон... Михаэль Шумахер: Каждый раз прибывая в Имолу мы вспоминаем Роланда и Айртона и тот факт, что прошло десять прошедших лет ничего не меняет.

Вопрос: Дженсон, вы чувствуете, что можете догнать Ferrari. Прошедший ночью дождь мог помочь Ferrari?
Дженсон Баттон: У Ferrari серьезное преимущество над всеми нами, конечно дождь мог помочь им, но столь серьезное преимущество он создать не в состоянии. Михаэль лидировал с запасом в 27 секунд перед тем, как сбавил темп, это огромная разница, если вспомнить, что на первых десяти кругах я лидировал. Если бы я знал, почему они так быстры, мы бы уже работали над этим. Но не так просто понять, почему это происходит.

Вопрос: Хуан-Пабло, говоря об инциденте вы заметили, что ушли на внутренний радиус, а по телетрансляции видно, что вы были снаружи поворота...
Хуан-Пабло Монтойя: Это было потом, на выходе из трех первых поворотов он плохо разгонялся и я занял внутренний радиус.

Вопрос: Вы говорите о Tosa?
Хуан-Пабло Монтойя: Нет, о том, что было перед Tosa - в первом, втором и третьем повороте. Я поражен, на самом деле я вышел вперед на торможении (по ТВ как раз показывают запись старта). О, нет, он не видел меня там (смех). Вы должны быть слепы или глупы, чтобы не увидеть соперника в такой ситуации. Таковы гонки.

Вопрос: В Tosa вы не переоценили свои силы, атакуя по внешнему радиусу поворота?
Хуан-Пабло Монтойя: Я делал это прежде, там отличное сцепление с трассой и я занял поворот, когда Михаэль зашел шире и выпихнул меня. Кстати, на Нюрбургринге я тоже обгонял его по внешнему радиусу. В первых поворотах у Михаэля были явные проблемы со сцеплением с трассой, я понимаю, что он защищал позицию, вопрос только в том, насколько далеко при этом можно зайти.

Вопрос: Дженсон, вы видели запись инцидента и можете сказать свое мнение?
Дженсон Баттон: Ой, я пропустил (смех). Я просто в тот момент смотрел на другое.

Вопрос: Михаэль, кого вы считаете своим главным соперником в этом сезоне? Преимущество в 16 очков впечатляет, но может быть основным конкурентом будет Дженсон?
Михаэль Шумахер: Скорее всего.

Вопрос: Хуан-Пабло, а вы видели Ральфа (смех)?
Хуан-Пабло Монтойя: Я перекрыл траекторию и не жалею об этом. Из-за инцидента на старте я мог потерять позиций десять, к тому же все было сделано корректно.

Вопрос: Дженсон, учитывая результаты тестов в Барселоне вы можете рассчитывать на борьбу с Ferrari в Гран При Испании?
Дженсон Баттон: Это сложно. На тестах вы не можете судить о том, сколько топлива в машинах соперников, над решением каких задач они работают. Мы действительно были быстры в Барселоне, как на единственном быстром круге, так и на длинной дистанции, но Ferrari недостижимо быстры в гонке. Мы будем ближе, но для того, чтобы бороться, нужно сделать большой шаг вперед.

Вопрос: Хуан-Пабло, вы можете объяснить свою жестикуляцию на последнем круге в адрес Михаэля?
Хуан-Пабло Монтойя: Я просто хотел, чтобы он подумал о своих действиях.Михаэль Шумахер: А я подумал, что меня поздравляют...Хуан-Пабло Монтойя: Ну уж нет.

Другие новости