Джеймс Ваулз о тактике Mercedes в Монако

После Гран При Монако главный стратег Mercedes Джеймс Ваулз, отвечая на вопросы болельщиков, прокомментировал ряд событий гонки и постарался объяснить логику тех или иных решений, принимавшихся командой на шестом этапе чемпионата мира.

Вопрос: Почему на пит-стопе на машину Льюиса Хэмилтона были поставлены шины средней жёсткости, которые по эффективности явно уступали резине состава Hard?
Джеймс Ваулз: Реальность Монако такова, что там невозможно обгонять. И хотя комплект Hard был готов и находился на пит-лейн, в какой бы момент гонки мы ни провели пит-стоп, мы бы оказались четвёртыми в лидирующей группе из четырёх машин. То, что обгонять там нельзя, мы видели на примере Макса Ферстаппена, который очень агрессивно действовал, атакуя Льюиса.

Так в чём же состояла наша логика, когда мы выбрали комплект Medium? Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить события четверга. Мы были одной из топ-команд, которые на второй тренировке могли работать на длинных сериях кругов и с резиной Medium, и с Hard. Состояние покрытия трассы было несколько хуже, чем в день гонки, но всё-таки позволяло получить адекватное представление об эффективности шин.

В ходе длинных серий на резине Medium мы могли убедиться, что её ресурса всё-таки хватит для того, чтобы проехать как раз столько кругов, сколько оставалось до финиша, когда на трассу выехал автомобиль безопасности. Именно этот фактор стал определяющим, когда мы принимали решение о том, какие шины поставить на пит-стопе.

Обычно в Монако вы хотите, чтобы на машине стояла самая мягкая резина из всех имеющихся вариантов, которая позволит проехать нужный отрезок. Мы понимали, что ресурса Medium хватит только-только, что придётся беречь шины, но, основываясь на данных, полученных на тренировках, полагали, что шины этого состава выдержат.

Вторая причина, почему мы поставили резину средней жёсткости, связана с тем, что по ходу гонки была вероятность дождя. На метеорадаре были видны дождевые тучи, которые с востока двигались в сторону трассы. Когда осадки начались, оказалось, что дождик очень лёгкий. Но по нашему прогнозу он должен был быть чуть сильнее. Не настолько, чтобы появилась необходимость перейти на промежуточные шины, но достаточно сильный, чтобы создать проблемы. И в таких условиях резина Medium вела бы себя чуть лучше просто потому, что она немного мягче. Именно поэтому выбор был сделан в её пользу.

Вопрос: Насколько важно было одновременно приглашать на пит-стоп обоих гонщиков, когда на трассу выехал автомобиль безопасности?
Джеймс Ваулз: В Монако, если вам удаётся провести пит-стоп в период, когда на трассе находится сейфти-кар, это наилучший вариант из всех возможных. Мы полагали, что уже начиная с 11-го круга можно будет переходить на шины Medium, но, конечно, комплект Hard тоже бы позволил без проблем доехать до финиша. Наши соперники, Феттель и Ферстаппен, тоже это понимали, поэтому они свернули на пит-лейн.

Представьте, если бы Валттери Боттас остался на трассе, он оказался бы на первой позиции, трасса перед ним была бы свободной, но передняя левая шина из комплекта Soft уже начинала разрушаться. Анализируя гонку в целом, можно предположить, что ему не удалось бы создать достаточного отрыва от остальных трёх машин лидирующей группы, так что после пит-стопа он всё равно откатился бы на 4-ю позицию.

Когда на трассу выезжает автомобиль безопасности, и вы хотите провести двойной пит-стоп, важно, чтобы между двумя вашими машинами был достаточный интервал: это позволит обслужить первую, после чего в боксы сразу заедет вторая. И Валттери всё сделал идеально. Как только Льюис после своего пит-стопа выехал на трассу, в боксах тут же остановился Валттери. И в этот момент началось соревнование между ним, Феттелем и Ферстаппеном, чей пит-стоп окажется быстрее.

К сожалению, когда Льюис выезжал после пит-стопа, его машина задела один из гайковёртов, и потребовалось несколько секунд, чтобы вернуть его в нормальное рабочее состояние. Потеря времени из-за этого не превысила двух десятых секунды, но в Red Bull сработали на пит-стопе очень чётко, и когда Ферстаппен выехал на пит-лейн, его машина зацепила левую сторону машины Валттери, оттеснив её к стене, из-за чего было повреждено переднее правое колесо Mercedes финна.

Мы видели, что давление воздуха в этой шине падает, и через несколько поворотов, когда Боттас уже вернулся на трассу, стало понятно, что у нас проблема, на которую пришлось сразу реагировать. Если бы мы упустили момент для второго пит-стопа, Валттери бы оказался последним. Поэтому мы позвали его в боксы, поставили комплект резины Hard, и он вернулся на трассу четвёртым.

Вопрос: Почему задние шины на машине Льюиса на втором отрезке гонки были в нормальном состоянии, тогда как передние оказались предельно изношенными?
Джеймс Ваулз: После тренировок в четверг мы знали, что все четыре шины изнашиваются примерно равномерно. Передняя и задняя оси работали одинаково эффективно. Но по ходу гонки поведение передней левой шины было не вполне нормальным, она изнашивалась более интенсивно. И когда начался этот процесс, гонщик уже не мог нормально использовать резину, её поверхность получала всё более заметные повреждения, и этот процесс шёл очень быстро.

За 20 кругов до финиша было понятно, что передняя левая шина долго не выдержит, и Льюису пришлось прилагать усилия, чтобы максимально экономно её расходовать. На видеозаписи гонки видно, что он начал более агрессивно входить в повороты, перенося нагрузку на задние шины, используя весь их остаточный ресурс, чтобы заставить машину ехать в нужном направлении.

В итоге они тоже были сильно изношены, но под конец гонки обеспечивали достаточно хороший уровень сцепления ведущих колёс с асфальтом при разгонах, что позволило удержать Ферстаппена позади.

Вопрос: Валттери не хватило скорости, чтобы опередить Феттеля, или из-за особенностей конфигурации трассы в Монако это было очень трудно?
Джеймс Ваулз: После второго пит-стопа он ехал позади Феттеля на шинах Hard. Разница между Ферстаппеном и Льюисом была в том, что на машине гонщика Red Bull стояла жёсткая резина, а на Mercedes Хэмилтона – шины средней жёсткости. Поэтому у Макса было преимущество, которым он активно пользовался. На каждом круге он теснил Льюиса, стараясь добиться, чтобы его шины максимально интенсивно изнашивались.

Валттери же был в другой ситуации, поскольку на его машине стоял такой же комплект Hard, как и на машине Феттеля. Боттас ехал, буквально уткнувшись в коробку передач Ferrari, но всё бесполезно. Обычно тому, кто едет сзади, приходится сложнее, потому что его машина теряет прижимную силу. Более того, силовая установка начинает перегреваться. Лучшее, что мог сделать Валттери, это, во-первых, держаться в пределах пяти секунд позади оштрафованного Ферстаппена, чтобы по итогам гонки получить очки за 3-е место.

Во-вторых, нужно было гарантировать, чтобы состояние машины под конец гонки было как можно лучше. И Валттери прекрасно справился с этой задачей. А в том, чтобы атаковать Феттеля по ходу гонки, смысла практически не было.

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости