Нико Росберг: Наконец-то я свободен

Нико Росберг

Нико Росберг в интервью итальянской газете La Reppublica рассказал о том, что было его главным оружием в прошлом году, признал, что не смог бы одолеть Льюиса Хэмилтона только за счёт таланта, и вновь подчеркнул, что возвращаться в Формулу 1 не намерен.

Вопрос: Прошло почти три месяца с того дня, когда вы объявили о завершении карьеры. Вы по-прежнему убеждены, что поступили правильно?
Нико Росберг: Ещё больше, чем тогда. На самом деле, я наконец-то свободен. И если я даю это интервью, то потому, что я так решил сам. Никто из команды Mercedes мне не говорил, чтобы я пошёл и пообщался с журналистом.

Чтобы выиграть чемпионат мира, приходится многим жертвовать – это связано и с постоянными тренировками, и с невозможностью распоряжаться своим временем, и со сложностями в личной жизни. Поэтому я очень рад, что сделал свой выбор. Но я выиграл титул, добившись всего, чего хотел, и теперь могу всех поблагодарить. Теперь я наслаждаюсь всем, что мне предлагает жизнь, и не должен, как белка в колесе, год за годом нарезать круги…

Вопрос: Сравнение гонщиков с белками – довольно сильный образ…
Нико Росберг: Скажем так: у этих белок всё прекрасно, они богаты, поэтому жизнь у них просто сказочная.

Вопрос: Но всё-таки они белки?
Нико Росберг: Да, но я никого не хочу обидеть. До недавнего времени автоспорт был моей жизнью. И я бы хотел, чтобы какая-то роль в Формуле 1 у меня сохранилась. Но повторюсь: гонщику приходится полностью, без остатка, отдаваться этой работе, ты всегда сосредоточен только на ней и на своей машине.

Вопрос: Когда вы начинали карьеру в Формуле 1, ваш отец, Кеке Росберг, поставил перед вами три цели: выиграть первую гонку, выиграть Гран При Монако, стать чемпионом мира. И вы завершили карьеру сразу, как только все эти три цели были достигнуты…
Нико Росберг: Когда у вас такой отец, это может создавать некоторые сложности, особенно в начале карьеры. Все смотрели на меня как бы понимающе: «Ещё один сын чемпиона». Я слышал это столько раз! С одной стороны, это в чём-то помогало, с другой, иногда было непросто, потому что отец знал всё о мире автоспорта, в который я только входил, знал, что хорошо, а что – плохо.

Но когда я оказался в Формуле 1, я понял, что должен найти свой путь, пусть и ценой собственных ошибок. Так что однажды вечером у меня с отцом состоялся разговор на эти темы…

Вопрос: Вы тогда поссорились?
Нико Росберг: Мы прояснили позиции. Я действительно убеждён, что вещи необходимо называть своими именами. По-моему, если бы мы всегда так поступали, жить было бы проще. Понимаете, с одной стороны, отец хотел помочь сыну и опекал его, с другой, я хотел найти свой собственный путь. Вот это мы и обсудили. В итоге пожали друг другу руки, и я поблагодарил его за то, что он меня понял…

Вопрос: А какую роль в вашем решении завершить карьеру сыграла дочь?
Нико Росберг: Я бы говорил не только о дочери, а вообще о моей семье. Это самое важное, что у меня есть. Ей тоже приходилось идти на большие жертвы, это несправедливо. И теперь я хочу посвящать семье столько времени, сколько смогу, стараюсь быть хорошим мужем и отцом. Кстати, я уже понял, что отцовство – не такое простое дело. Все говорят, что дети – самое прекрасное, что есть в жизни, но никто не говорит, насколько сложно выстраивать отношение с ребёнком, которому только полтора года. Особенно для отца. Это замечательно, но также и утомительно. А иногда скучно, давайте скажем честно.

Получается, что ты имеешь дело с человеком, с которым довольно сложно общаться, и в итоге это утомляет. А когда тебя подолгу не бывает дома, ты пропускаешь что-то важное, и у тебя появляется чувство вины…

Вопрос: Вы как-то говорили, что в прошлом году прибегали к помощи психологов…
Нико Росберг: Да, одна из ключевых составляющих успеха – работа со специалистом по психологической подготовке. Я и раньше к нему периодически обращался, но в прошлом году работал с ним более интенсивно.

Вопрос: Кроме этого, какие ещё были составляющие успеха?
Нико Росберг: Медитация. Это моё главное оружие. Медитировать можно всегда и везде, на прогулке, на тренировках, утром после пробуждения. Давайте внесём ясность: тут нет никакого волшебства, это тоже своего рода работа, но если практиковаться в медитации серьёзно и постоянно, то постепенно вы чувствуете результат.

Лично мне это помогло. Не сомневаюсь, что если бы 10 лет назад я оказался в такой же ситуации, в которой был на последних десяти кругах Гран При Абу-Даби, решающей гонки, когда Льюис Хэмилтон сбросил скорость, и меня догоняли Феттель и два гонщика Red Bull Racing, то справиться с прессингом было бы труднее. Но сейчас я был к этому готов…

Я до сих пор начинаю день с 20-минутной медитации. А ещё очень важно с кем-то обсуждать всё, что тебя волнует. С психологом мы говорили обо всём, включая моего отца и моего напарника.

Вопрос: Кстати, о Хэмилтоне. Как вы считаете, кто более талантлив, вы или он?
Нико Росберг: Я всегда верил в себя. Однако совершенно очевидно, что он по-настоящему талантлив.

Вопрос: Но вы не ответили на вопрос…
Нико Росберг: Потому что отвечать на него нет смысла. Талант – нечто неуловимое, связанное с уровнем самооценки. Я могу легко признать, что не смог бы одолеть Льюиса только за счёт таланта, но кроме этого в спорте есть и другие факторы. Если же всё-таки пытаться сравнивать меру таланта, возможно, мы были бы с ним на равных, но опередить его я бы не смог. Для этого мне необходимо было работать над собой за пределами трассы, чтобы научиться полностью задействовать собственный потенциал во всех гонках или, по крайней мере, чаще, чем это удавалось напарнику.

Вопрос: Но теперь, когда вы завершили карьеру, а он продолжает выступать в Формуле 1, возможно, ваши дружеские отношения восстановятся?
Нико Росберг: Теперь, когда мы больше не соперники, появилась надежда. Я бы этого хотел. В своё время нам было интересно вместе. Многие считают его странным, но, по-моему, он просто уникальный человек. Я очень хорошо его понимаю, его образ мысли – по-моему, я знаю о нём всё.

Вопрос: Недавно вы сказали, что предпочли бы, чтобы ваше место в Mercedes занял Фернандо Алонсо…
Нико Росберг: Мне кажется, это был бы самый захватывающий сценарий, если бы спустя десять лет Алонсо и Хэмилтон вновь оказались в одной команде. Но, насколько я понимаю, вариант с Валттери Боттасом в Mercedes сочли более разумным.

Вопрос: Поговаривают, что Боттас может уступить место Феттелю в 2018 году...
Нико Росберг: Что ж, контракт Себастьяна с Ferrari заканчивается в этом году, и для Mercedes это может стать вполне рациональным решением.

Вопрос: В 2007 году Михаэль Шумахер, когда в первый раз ушёл из Формулы 1, как-то признался, что хотел бы поплавать в океане с китами – эту мечту ему так и не удалось осуществить… А у вас есть мечта?
Нико Росберг: Всё гораздо проще: я хочу кататься на лыжах, потому что раньше контракт мне это запрещал. А ещё хочу брать уроки игры на гитаре.

Вопрос: Майкл Джордан в своё время тоже сказал, что завершает профессиональную карьеру, но обретённая свобода также означала, что он мог свободно вернуться на баскетбольную площадку по собственному желанию, а не потому, что обязан был это делать…
Нико Росберг: Да, согласен, но это не мой случай. Глава, в которой я был гонщиком Формулы 1, завершена. И возвращения не будет.

Текст: . Источник: La Reppublica
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости