Норберт Хауг: Я тоже вёл переговоры с Феттелем

Норберт Хауг и Себастьян Феттель, 2008 год

Норберт Хауг, бывший глава Mercedes Motorsport, в интервью Auto Bild поделился своим мнением о Льюисе Хэмилтоне, Себастьяне Феттеле, Михаэле Шумахере и роли Mercedes в Формуле 1.

Вопрос: Льюис Хэмилтон уже скоро побьёт рекорд Михаэля Шумахера, выигравшего 91 гонку, а также сравняется с ним по числу чемпионских титулов. Вы могли когда-либо представить, что кому-то это удастся?
Норберт Хауг: Действительно, долгие годы невозможно было представить, что кто-то сможет перекрыть или хотя бы повторить уникальные достижения Михаэля. Но обратите внимание: то, что Льюису удастся побить все существующие рекорды в Формуле 1, стало понятно лишь пару лет назад.

Команда предоставляет Льюису машину, которая намного превосходит технику соперников – у Михаэля такой машины не было никогда. Впрочем, это нисколько не умаляет достижений Хэмилтона, он исключительный гонщик, и я слежу за его успехами ещё с тех времён, когда он выступал в картинге, в Формуле Renault, Ф3 и GP2. В Формуле 1 он впервые выиграл квалификацию и гонку в Канаде в 2007-м, а уже в следующем году завоевал свой первый титул.

В течение 14 лет, выступая в Формуле 1, Льюис демонстрирует уникальную стабильность, такого ещё никогда не было. И, по-моему, скорее всего, это уже никто не сможет повторить.

Вопрос: Когда вы впервые обратили внимание на талант Хэмилтона?
Норберт Хауг: Как о потенциальном чемпионе о нём впервые заговорили, ещё когда он занимался картингом. Но он не с неба свалился, ведь всем известно, что он рос в семье, у которой были весьма скромные возможности. Главным автором истории его успеха стал отец, Энтони Хэмилтон, ведь он без устали трудился, чтобы заработать деньги и обеспечить сыну возможность заниматься спортом. И Льюис всегда будет ему благодарен.

Льюис и в юности был особенным парнем, мы это почувствовали, когда пригласили его на празднование победы Мики Хаккинена в чемпионате мира, проходившее в Музее Mercedes в Штутгарте. Он очень гордился этим, был очень доволен, и все тогда увидели, что он очень вежливый и хорошо воспитан. Хотя конечно, в центре внимания был не он.

Вопрос: Как бы вы сравнили Макса Ферстаппена и Льюиса?
Норберт Хауг: Однозначно, у него такой же чемпионский потенциал и способности. В Формуле 1 выступают только очень хорошие и просто отличные гонщики. Льюис и Макс относятся ко второй категории. Хотя своего рода парадокс заключается в том, что если в чемпионате участвуют только очень хорошие пилоты, гонки могут проходить более интересно. А сейчас почти всё сводится к разговорам об этих двух гонщиках и о шинах.

Вопрос: В Формуле 1 заводская команда Mercedes уже достигла всего, что только можно – в чём смысл для штутгартского концерна продолжать участвовать в чемпионате мира?
Норберт Хауг: Формула 1 много значит для Mercedes и занимает важное место в истории марки. Команда Mercedes выступала в чемпионате в 50-е годы прошлого века и дважды его выиграла, затем в 90-х и начале 2000-х концерн был партнёром McLaren. В этот период гонщики, выступавшие на машинах с двигателями Mercedes, трижды становились чемпионами мира.

В 2009-м титул выиграл Дженсон Баттон, а его команда Brawn GP, которая тоже была партнёром Mercedes, завоевала Кубок конструкторов. Всё это происходило на протяжении нескольких десятилетий, и достижения Mercedes вполне сравнимы с достижениями любого другого автопроизводителя, включая Ferrari. А в последние годы Серебряные стрелы просто доминируют в Формуле 1, затмив все остальные команды.

Вопрос: Чем это объясняется?
Норберг Хауг: Это заслуга не только гонщиков, прежде всего Льюиса Хэмилтона: это стало возможным благодаря умелому руководству Тото Вольффа, высочайшему уровню профессионализма инженерного корпуса и слаженной работе всего коллектива.

В коммерческом плане участие Mercedes в Формуле 1 всегда было исключительно эффективным, поскольку за счёт вклада спонсоров и призовых выплат удаётся покрывать как минимум две трети всех расходов. Постоянный интерес прессы вообще трудно оценить, и такого внимания в мировом масштабе невозможно было бы достичь за счёт даже самой масштабной рекламной кампании.

Вопрос: Что позволило Михаэлю Шумахеру, когда он выступал за Ferrari, добиться более впечатляющих успехов, чем Себастьяну Феттелю?
Норберт Хауг: Если в Mercedes создали максимально комфортные условия для Льюиса Хэмилтона, который в результате выигрывает гонку за гонкой и титул за титулом, то в Ferrari не смогли создать такие условия для Себастьяна. Гонщик Ferrari в последний раз становился чемпионом мира в 2007-м, но до этого Михаэль Шумахер выиграл пять титулов подряд – с 2000-го по 2004 год. А до него на протяжении более двух десятилетий – после титула Джоди Шектера в 1979-м – не было вообще ничего.

Вряд ли моё мнение покажется излишне резким, если я скажу, что кроме периодов, когда за Ferrari выступал Ники Лауда, а затем Михаэль Шумахер, эта команда не добилась особых успехов. Я отношусь к Скудерии с любовью и уважением, но эмоции не противопоставить фактам.

Вопрос: У Феттеля был шанс стать гонщиком Mercedes, когда вы руководили спортивными программами концерна?
Норберт Хауг: Я вёл переговоры с ним, ещё когда он выступал за Toro Rosso. Кто знает, по какому пути пошла бы история Формулы 1, если бы мы тогда смогли договориться. Но в Ф1 все ведут переговоры со всеми, хотя кто-то просто не готов это признать. Тем не менее, это правда.

Вопрос: Что бы вы порекомендовали Себастьяну в сложившихся обстоятельствах?
Норберг Хауг: Позже тормозить, раньше разгоняться и не сдаваться! Если серьёзно, то он должен доказать, что ему по силам опередить Шарля Леклера, его быстрого и талантливого напарника. Или хотя бы выступать на его уровне. Гонщики, которые регулярно проигрывают своим напарникам, воспринимаются в Формуле 1 как второй сорт, и это не я придумал, это закон нашего бизнеса.

Вопрос: Вы рады, что с 2021 года McLaren и Mercedes вновь станут партнёрами?
Норберт Хауг: Это меня очень радует. Но мне также хочется, чтобы Рон Деннис получил более широкое признание за всё, что он сделал для Формулы 1 и прежде всего для McLaren. 15 лет сотрудничества Mercedes и McLaren – это прекрасный и очень успешный период. Мика Хаккинен, Дэвид Култхард, а затем Хэмилтон были образцовыми гонщиками Формулы 1. Я буду только рад, если команда сможет вернуть себе былую славу.

Вопрос: Мик Шумахер выступает в Формуле 2, стараясь заслужить право перейти в Формулу 1. Как вы полагаете, чего он может добиться?
Норберг Хауг: Очень многого. Это не всегда видно со стороны, но у Мика есть все необходимые качества. Он будет в Формуле 1. Я не раз видел, как здорово он умеет обгонять, осталось добиться стабильности результатов, и это относится не только к нему, но и к его команде.

Текст: . Источник: Auto Bild
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости