Хэмилтон: Формула 1 стала клубом детей миллиардеров

В интервью испанской As Льюис Хэмилтон говорил о проблеме расизма, разнообразии в Формуле 1 и своих приоритетах…

Вопрос: Льюис, с картинга и до наших дней, вашим соперником когда-нибудь был другой чернокожий гонщик?
Льюис Хэмилтон: Нет. Я, мой отец и брат всегда были единственными чернокожими. Сразу было понятно, что нас не ждут. С тех пор ситуация не особенно изменилась. После картинга я встретил пару гонщиков из Азии, но чернокожих не было. Мне напоминали о моём цвете кожи в каждой гонке, начиная с восьми лет.

Вопрос: В NBA или NFL движение против расизма опирается на большие сообщества чернокожих, но здесь вы один. Что вы можете сделать, чтобы это изменить?
Льюис Хэмилтон: С прошлого года мы открыто говорим об этой проблеме. Осведомленность растет. Расизм в Европе отличается от расизма в Северной Америке, но и здесь присутствует. Я создал Комиссию, цель которой – рассказать о проблемах чернокожего населения, о тех сложностях, которых нет у людей с белым цветом кожи. Но мы не разделяем, а наоборот – хотим просвещать и объединять людей.

Чтобы добиться большего разнообразия в Формуле 1, потребуется время. Ситуация не изменится в один день, но мы все одинаковые, даже если у нас другой цвет кожи.

Вопрос: В начале сезона вы сказали, что его приоритетом в этом году является не титул, а борьба за разнообразие. Какое место занимает Формула 1 в вашей шкале приоритетов?
Льюис Хэмилтон: Спорт – это моя жизнь, моя работа. Я бы сказал, что это мой второй приоритет. Без спорта я не смог бы заниматься другими делами. Я общаюсь с теми, кто руководит Формулой 1, пытаюсь понять, как мы можем сделать мир лучше, как добиться большего разнообразия в автоспорте будущего.

В гонках я всегда стремлюсь быть лучшим, это непросто, но весело – я с детства наслаждался борьбой на трассе. Проблемы, с которыми я сражаюсь в остальное время, решить гораздо сложнее.

Вопрос: Что будет значить для вас восьмой титул? Что изменится?
Льюис Хэмилтон: Я бы не стал ничего менять. Я знаю, кто я, откуда я и на что способен. Не представляю, выиграю я восьмой титул или нет, я над этим работаю, но ничего важного в моей жизни это не изменит.

Статистика меня не интересует. Я беспокоюсь о том, кто я. В прошлом году разнообразие в команде составляло 3%, в этом году приблизилось к 5%. Это важно для меня. Конечно, я хочу выиграть чемпионат мира, но вместе со мной работает большая команда.

Вопрос: Вы сказали, что вас не интересует статистика гонок, но вы в курсе статистики разнообразия…
Льюис Хэмилтон: Несомненно. Для меня вопрос в том, что я оставлю после себя. Для меня это помощь людям. Нет ничего лучше, чем помочь другому человеку осуществить его мечту. Если вы помогли многим, то можете спокойно уйти, поскольку сделали что-то полезное в своё время.

Я живу мечтой, мне ничего не нужно для себя, но я ищу возможность помочь ребенку, который хочет стать инженером или гонщиком.

Вопрос: Вернёмся к сезону. Как ваша борьба с Ферстаппеном и Red Bull?
Льюис Хэмилтон: Я люблю борьбу. Я спортсмен. Я живу этим с восьми лет.

Вопрос: Станет ли Макс вашим преемником, следующим чемпионом Формулы 1?
Льюис Хэмилтон: Не знаю. У нас много молодых талантов. У Ландо Норриса большой потенциал, у Шарля Леклера. Не представляю, кто станет следующим.

Вопрос: Что вы думаете о поколении Сайнса, Норриса, Леклера?
Льюис Хэмилтон: Не уверен, что моё мнение имеет значение. Не мне судить, хорошее это поколение или нет. Всегда кто-то кого-то меняет. Когда-то пришли мы с Росбергом и Кубицей, до этого был Алонсо, до этого эпоха Шумахера.

Лично мне кажется, что современная Формула 1 стала клубом детей миллиардеров. Если бы я, пришедший из бедной семьи, начинал карьеру сейчас, я не попал бы в Формулу 1 просто потому, что у других было бы больше денег. Нужно попытаться это изменить, сделать наш спорт доступным не только для богатых, но и для людей с более скромным происхождением.

Вопрос: Несколько дней назад Фернандо Алонсо сказал, что вы несомненно заслуживаете признания, поскольку побеждали не только за рулём доминирующей машины Mercedes. Можно ли сказать, что разговоры о доле Mercedes в ваших победах на этом закончены?
Льюис Хэмилтон: Не знаю. Я не очень этим интересуюсь. На любую победу найдётся критик. Люди стремятся свести к минимуму чужие успехи, так что я просто не трачу на это время.

Я знаю, как серьёзно мне пришлось работать, чтобы быть сильным, не допускать ошибок, использовать все возможности. И никто меня этого не лишит. Я надеюсь, что благодаря большему числу сражений колесо в колесо у меня будет больше возможностей себя показать. Я продолжаю бороться.

Вопрос: Вам хотелось бы изменить правила в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: Здесь множество факторов. Выступая в Формуле 1, вы должны понимать, какие технологии существуют, какие сложности связаны с ограничением бюджета, каким может быть развитие. Я специально участвовал в тестах прототипов 18-дюймовых шин, чтобы почувствовать разницу, понять, как это повлияет на мою работу в следующем году.

К сожалению, машины станут тяжелее и медленнее – я считаю, что это шаг назад. Они должны быть быстрее и эффективнее. Они были лучше, когда весили меньше, но ответственные люди приняли эти решения, и нам ничего не остается, как смириться.

Вопрос: Вы будете гоняться в 41 год, как Кими Райкконен?
Льюис Хэмилтон: Не думаю. Вряд ли я буду выступать так долго, хотя это величайшее приключение в моей жизни. Что-то мне нравится, что-то уже нет. До этого возраста мне ещё пять лет, и я не думаю, что через пять лет буду продолжать участвовать в гонках, хотя никогда не говори никогда…

Вопрос: Вы сожалеете о том, что не выступали за другие именитые команды, в частности – за Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Я не живу сожалениями. Порой я совершаю ошибки и вижу, что можно было сделать иначе, но я не думаю о том, чего мог бы добиться в другом месте.

Когда я пришел в Mercedes, команда занимала пятое место в Кубке конструкторов. Мы начинали очень скромно. Топ-командам принадлежат все рекорды, они успешны, победы там имеют меньшее значение.

Вопрос: Вы будете интересоваться Формулой 1 после завершения карьеры?
Льюис Хэмилтон: Я всегда буду следить за Формулой 1. Это моя главная страсть, быть частью этого спорта – настоящая привилегия. Вероятно, сразу после завершения карьеры я захочу немного отдохнуть от гонок и не буду смотреть их все, но потом обязательно вернусь к этому спорту, ведь я его люблю.

Кроме того, я буду и дальше заботиться о повышении разнообразия нашего спорта, пройдет немало времени, прежде чем мы увидим радикальные изменения – десять или двадцать лет. Мне придётся общаться по этому поводу с руководством, вроде Стефано Доменикали.

Текст: . Источник: As
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё