Хэмилтон: После финиша Себастьян сказал, что он зол!

Льюис Хэмилтон и Себастьян Феттель после финиша Гран При Испании

Выиграв в напряженной борьбе гонку в Барселоне, Льюис Хэмилтон говорил о поединках с напарником, поведении машины, сложностях с обгонами и отношениях с Себастьяном Феттелем...

Вопрос: Льюис, с каким настроением вы поедете в Монако после успеха в Барселоне? Если бы вам пришлось ехать туда после гонки в России, настрой был бы другим?
Льюис Хэмилтон: Не знаю. Мы всегда настраиваемся на ближайшую гонку. Прошлый уик-энд получился сложным, но сюда я приехал в отличном настроении. Этому можно научиться. Не каждый уик-энд складывается идеально, но со временем вы учитесь настраиваться на нужный лад.

Конечно, здорово отправляться в Монако, зная, что у меня по-прежнему отличные шансы. В этот уик-энд машина была потрясающей, я мог бороться с Себастьяном и на медленном последнем секторе – значит, машина должна быть эффективна в Монако. Думаю, борьба снова получится плотной.

Вопрос: В чем разница между борьбой за титул с четырехкратным чемпионом Себастьяном Феттелем и вашим бывшим напарником Нико Росбергом?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, как объяснить... Пожалуй, всё, что мне нравится в поединках и конкретно в борьбе с Себастьяном… Мне нравится теннис, я люблю смотреть финалы с Роджером Федерером и Новаком Джоковичем. Их мастерство и выдержка вызывают у меня искреннее восхищение. Каждая подача играет важную роль. Я впечатлён их концентрацией, тем, как они ведут борьбу на пределе возможностей. Сегодня мы вели такую же борьбу в гонке. Очень приятно так побеждать!

Вопрос: Если сравнивать с предыдущими сезонами, можно ли сказать, что этот год и борьба на данном этапе сезона нравится вам больше всего?
Льюис Хэмилтон: Это был отличный поединок. Можно сказать, что сейчас я в гораздо лучшей ситуации, чем в тот же момент прошлого года. Пока сезон складывается лучше, чем предыдущий.

Борьба с гонщиком из другой команды доставляет большее удовольствие, поскольку вы не чувствуете напряженности внутри коллектива. Когда Валттери выиграл гонку в Сочи, честно говоря, я очень обрадовался – и в душе у меня совершенно не было сожалений по этому поводу. Я совершенно искренне считал, что он отлично выполнил свою работу, а напарники редко так думают.

Сегодня Валттери сыграл отличную роль как напарник. Борьба с другой командой доставляет другие эмоции, но сегодня я чувствовал себя частью команды, которая ведёт борьбу с соперником. Валттери не повезло из-за механических проблем, но он сыграл важную роль в гонке, и эта победа – заслуга всей команды, которая всегда стремится к победам.

Вопрос: В начале сезона создавалось впечатление, что вам сложно вплотную преследовать Ferrari, поскольку на вашей машине резина работала хуже, и вам было сложно её беречь. Но теперь такой проблемы нет – что изменилось?
Льюис Хэмилтон: На заключительном отрезке гонки я ехал на более мягких шинах, отчасти мне помогло это. Также я чувствовал, что новинки, подготовленные командой к Гран При Испании, оказались эффективными. В ходе двух предыдущих гонок и шинных тестов в Бахрейне мы смогли лучше разобраться с резиной, а теперь видим результаты этой работы.

Обгонять по-прежнему сложно, но этот уик-энд проходит необычно. Мы были быстры на последнем секторе трассы, а они там казались медленнее, хотя отлично справлялись с первыми двумя. Сегодня какие-то повороты Себастьян проходил очень быстро, в каких-то был быстрее я. Но даже когда я ехал в двух секундах позади его Ferrari, мне удавалось за ней держаться, и поведение моей машины при этом не ухудшалось, как прежде. Не могу объяснить, почему.

В конечном итоге мы оказались быстрее – именно поэтому я выиграл гонку. Если бы я лидировал, начиная с первого поворота, гонка вряд ли бы получилась столь интересной. Думаю, сегодня у нас хватало скорости, чтобы отреагировать на любые действия Ferrari. Но держаться позади машины Себастьяна всё-таки было непросто.

Вопрос: В какой мере более длинная зона DRS на главной прямой способствовала обгонам? Могли бы вы обгонять, если бы её длина осталась прежней?
Льюис Хэмилтон: Безусловно, это было бы сложнее. Наши инженеры вычислили, что эти дополнительные сто метров в начале прямой дают лишние 4 - 5 метров, на которых ты ещё можешь атаковать и пытаться опередить соперника. Когда Феттель выехал из боксов, наши машины практически поравнялись. Если бы я активировал DRS на 100 метров позже, сложно сказать, что было бы на этих нескольких последних метрах прямой. В любом случае, обгонять в Барселоне крайне сложно, так что расширить зону DRS – мудрое решение.

Вопрос: Сегодня, когда вы общались с командой по радио, было слышно, что дышите вы более тяжело, чем обычно. Это было связано с напряжением в ходе борьбы с Себастьяном, с характером барселонской трассы или с чем-то ещё?
Льюис Хэмилтон: Это связано с тем, что борьба была очень интенсивной, я постоянно ехал на пределе. Это трудно объяснить, но поскольку на 63 кругах из 66-ти пришлось атаковать в полную силу, под конец гонки мои силы были уже на исходе.

Вопрос: Похоже, что сейчас у вас вполне дружеские отношения с Себастьяном Феттелем. Как вы полагаете, могут ли они измениться ближе к концу сезона, когда борьба за титул обострится?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, уже сегодня борьба была очень острой. Если бы её исход был не в мою пользу, может быть, я бы говорил как-то по-другому. Если бы он вытолкнул меня с трассы в первом повороте и выиграл гонку, я вряд ли бы стал его поздравлять с отлично выполненной работой! Он был агрессивен, но мне удалось предотвратить столкновение. Впрочем, мне понравилась такая борьба! Думаю, мы проявили взаимное уважение.

Себастьян провёл отличную гонку, но после финиша сказал мне, что он зол! И я отлично понимаю, что он чувствует, ведь мы оба гонщики и не можем радоваться, если финишируем вторыми. Я бы больше за него волновался, если бы он был доволен вторым результатом.

собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости