Дерек Дэли о судействе, Гран При США и своей аварии в Монако

Дерек Дэли

На Гран При Италии ирландец Дерек Дэли попробовал себя в новой роли – 58-летний экс-пилот Ф1 стал одним из судей FIA. По ходу уик-энда в Монце он дал обстоятельное интервью журналистам GP Update.

Вопрос: На Гран При Италии вы дебютировали в новом качестве. Все оказалось именно так, как вы и ожидали?
Дерек Дэли: Да. Однако я бы сказал, что теперь, однажды попробовав себя в таком качестве, я уже понял, как выполнять эту работу куда лучше. Меня потрясло количество информации, которая поступает к судьям. Фактически, они имеют возможность восстановить любой момент по ходу уик-энда. Допустим, на трассе произошла авария – в этом случае можно синхронизировать картинку с видеокамер и радиопереговоры команд на тот конкретный момент и получить полную картину происходящего – даже не представлял, что у судей есть такая возможность. И это очень здорово.

Но задача куда сложнее, чем можно подумать, глядя со стороны, поскольку постоянно что-то происходит. И я доволен тем, как справился со своей задачей – было очень интересно принять в этом участие.

Вопрос: Как бы вы оценили общий уровень судейства в наши дни?
Дерек Дэли: Должен отметить, что первоначально я был настроен довольно скептически, поскольку не раз замечал, что у двух людей, которые изучали один и тот же эпизод, складывались о событиях совершенно разные мнения. Пилоты же отличаются известным упрямством и далеко не всегда корректны в своих решениях. Потому я и не спешил соглашаться, дабы не привносить ненужную нестабильность в работу судейского офиса.

Однако, вскоре мне стало понятно, что мнение гонщиков действительно имеет для представителей FIA большой вес. Речь не только обо мне – уверен, что также внимательно судьи слушали каждого пилота из числа тех, кто работал с ними. Они интересовались моим мнением о каждом происшествии. После всего, что я увидел, могу сказать: им действительно куда комфортнее принимать решения, зная, что в этом процессе наравне с ними принимает участие и бывший гонщик.

Вопрос: Сейчас много говорят, что судьи могли наказать Михаэля Шумахера за излишне агрессивный пилотаж в борьбе с Льюисом Хэмилтоном, но в тот момент их отвлекло другое происшествие. Это действительно так?
Дерек Дэли: Если говорить по сути, то да, но я готов поделиться подробностями. Дело в том, что я вел нечто вроде дневника, каждую минуту записывая всё, что происходит, потому что появлялось много информации – это было весьма интересно. Даже по ходу брифинга пилотов, где мне тоже довелось побывать, я вносил туда весьма детальные пометки.

Если говорить о событиях в районе 20 круга, то в этот момент Чарли Уайтинг обратил наше внимание на эпизод с участием Трулли и Массы во второй «эске». Видео этого момента было не самого высокого качества, потому его изучение потребовало чуть больше времени. Именно в этот момент и произошел инцидент [между Михаэлем и Льюисом] в Lesmo.

Мы сразу начали обсуждать Шумахера – есть ли в его действиях нарушение, – затем Чарли предупредил его, а Росс Браун дважды сказал по радио, что Михаэль должен оставлять сопернику свободное место. Таким образом, мы отслеживали ситуацию.

Лично я не видел того эпизода перед первым Lesmo, когда Шумахер дважды перекрыл Хэмилтону дорогу. Ничего не могу сказать об остальных судьях, но мое внимание в тот момент было сконцентрировано на эпизоде с Массой и Трулли. Если бы я сразу увидел действия Шумахера, то рекомендовал бы остальным наказать его.

Крайне важно, чтобы решения принимались корректно. Я знаю, что творится сейчас вокруг этой ситуации. Понятно, что если бы мы увидели тот эпизод, и Михаэль был бы оштрафован – это неизбежно отразилось бы на результатах гонки. Так что версия, о которой многие говорят, действительно имеет под собой основания.

Вопрос: В следующем году Формула 1 впервые с 2007 года посетит Америку – Гран При пройдёт в Остине, штат Техас. Вы гражданин США – насколько успешна, по-вашему, эта затея?
Дерек Дэли: Думаю, в краткосрочной перспективе мероприятие вызовет большой интерес, учитывая его новизну и любопытство людей. То же самое происходило и в Индианаполисе. Но если в числе участников не будет известного американца – а лучше всего, даже нескольких – я не вижу причин, которые позволят проекту процветать в дальнейшем.

На мой взгляд, успех Формулы 1 в серьезной мере обусловлен национальной гордостью за отдельных пилотов. Немцы поддерживают своих гонщиков, британцы – своих, и если у Америки не будет возможности поболеть за соотечественника, не стоит ожидать такого же интереса к Гран При, как в других странах, особенно европейских.

Из-за Хэмилтона и Баттона посещаемость гонки в Сильверстоуне подскочила на 25 тысяч человек. Америка пока лишена такого шанса, и я убежден – присутствие гонщиков из этой страны на стартовой решетке будет ключевым фактором в успехе всего проекта.

Вопрос: Возможно, ваш сын Конор Дэли [выступающий сейчас в GP3], получит такую возможность? Что вы вообще думаете о шансах американских пилотов пробиться в Ф1?
Дерек Дэли: Сейчас сложно судить о том, как все получится в итоге. Сейчас главными претендентами и впрямь видятся Конор и Александер Росси. Мне бы хотелось, чтобы шанс представился им обоим, но все зависит от их выступлений в ближайшие годы. Сейчас оба продолжают доказывать, что потенциально могут рассматриваться в качестве кандидатов, но и у того, и у другого впереди еще долгая дорога.

Полагаю, ситуация с американскими пилотами складывается столь непросто, потому что в США никогда не поддерживали своих спортсменов на столь глобальном уровне. Боюсь, если такое положение не изменится, гонщикам по-прежнему будет сложно пробиться в Ф1, что непременно скажется на успехе Гран При.

Вопрос: Что вы скажете о первых шагах Конора в Европе? Гонки здесь совсем другие как по форме, так и по содержанию…
Дерек Дэли: Абсолютно другие. Всему приходится учиться заново. Думаю, ему пришлось даже сложнее, чем он ожидал – но все же, он смог продемонстрировать на трассе свой талант. Достаточно вспомнить серию обгонов в Валенсии и Венгрии, шестой квалификационный результат на сырой трассе в Спа – где всегда легко понять, чего в действительности стоит гонщик. В Монце он был одним из самых быстрых.

Думаю, нынешний сезон можно рассматривать в качестве переходного. Если вспомнить, у Хэмилтона, Хюлкенберга или Шумахера тоже были такие годы в молодёжных классах. Каждому требовалось какое-то время, чтобы стать лидером серии. Полагаю, Конор обладает достаточными знаниями, чтобы в следующем году получить шанс бороться за победы, что выглядит логичным следующим шагом.

Финальная стадия аварии на старте Гран При Монако 1980 года

Вопрос: Для многих поклонников Формулы 1 самым ярким воспоминанием о выступлениях Дерека Дэли в чемпионате мира остается авария на старте Гран При Монако 1980 года, когда машина взлетела в воздух. Какие воспоминания об этом происшествии сохранились у вас?
Дерек Дэли: Я в мельчайших деталях помню все события того уик-энда. Примечательно, что у меня до сих пор словно прокручивается в голове плёнка в замедленном воспроизведении. Отлично представляю, чего я хотел добиться – и что именно пошло не так. Воспоминания настолько отчетливые, что я помню даже маленькие камешки на асфальте – и всю остальную картину очень подробно.

После старта я стремился занять внутреннюю траекторию на входе в первый поворот, Сен-Девот. Справа была машина Риккардо Патрезе, он чуть замешкался на первых метрах, и я старался понять, достаточно ли у меня места, чтобы сместиться в сторону. В тот самый момент, когда я перевел взгляд направо, Бруно Джакомелли, который ехал прямо передо мной и чуть-чуть левее, начал тормозить. Когда я вновь посмотрел на него, то понял, что сейчас будет столкновение – ощущение пришло еще до того, как произошел сам контакт.

В долю секунды у меня в голове пролетел возможный сценарий развития событий: «Сейчас будет удар, я лишусь переднего крыла, но машина должна остаться на ходу. Надо будет сразу же ехать в боксы, менять носовой обтекатель, причем постараться потерять на всём этом как можно меньше времени».

Возникла всего одна проблема: когда мы в итоге столкнулись – а в ту пору задние колеса на машинах Ф1 были куда больше, чем в наши дни – он еще продолжал движение. Потому в момент удара, из-за контакта с вращающимся задним колесом мою машину немного подбросило вверх. Она приземлилась прямо на колесо – вследствие чего возник «эффект конвейера». Меня потянуло вперед.

Я внимательно смотрел на асфальт внизу, поскольку полагал, что машина перевернется. Однако в итоге она лишь опрокинулась на бок – но в тот самый момент, когда мимо проезжал Ален Прост. Вышло так, что и в этот раз произошел контакт с задним колесом, и меня понесло вперед, словно с трамплина. Я подумал: «Летим!», машину вновь подбросило, развернуло задом наперед, и она приземлилась сверху прямо на переднее колесо Жана-Пьера Жарье, после чего совершила свой финальный прыжок и замерла посередине дороги.

Четко помню, как я покинул кокпит – Жарье в этот момент подбежал к Джакомелли и начал обвинять того в случившемся. Хорошо помню, как в голове промелькнула мысль: «Ух ты, а ведь мне это может сойти с рук!» (смеётся) Но почти сразу я понял, что все произошедшее от начала и до конца сняли телевизионщики.

На трассе был хаос: сирены, стрелы кранов, бегали судьи… Я не сомневался, что гонку остановят, но этого не произошло. Последствия одной из самых известных аварий быстро устранили. А её запись стала, пожалуй, одной из наиболее часто используемых на ТВ. Год назад, когда тем событиям исполнилось 30 лет, на BBC использовали эту плёнку в первых кадрах ролика, посвященного Гран При Монако. Её и сейчас часто можно увидеть.

Текст: . Источник: GP Update
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие Новости по теме
Другие новости