Бриаторе: "Мы не чувствуем, что сделали что-то не так"

Флавио Бриаторе

Формально команда Renault отказывается от комментариев по поводу событий прошлогодней гонки в Сингапуре, но на этой неделе в прессу просочились конфиденциальные документы, и босс Renault F1 Флавио Бриаторе в пятницу ответил на некоторые вопросы в моторхоуме Renault...

Вопрос: Можно ли сказать, что мы стали свидетелями самого большого кризиса в вашей жизни, обвинения достаточно серьёзны, и некоторые направлены против вас лично?
Флавио Бриаторе: Надеюсь, не против меня лично, поскольку сегодня мы начали уголовное преследование обоих Пике в суде Парижа. Мы обвиняем их в шантаже, и уверены в том, что правда обязательно выяснится.

Вопрос: Шантаж – это очень серьёзное обвинение...
Флавио Бриаторе: И мы, и наши юристы - мои личные и Renault, уверены в успехе.

Вопрос: Вы можете пояснить суть шантажа, правда ли, что Пике-старший угрожал вам обращением в FIA, если вы не подпишете новый контракт с его сыном?
Флавио Бриаторе: Я не думаю, что сегодня стоит комментировать суть преследования Пике, достаточно того, что я лично и Renault обвиняем их в преступлении. Парижский суд разберётся, мы инициировали преследование потому, что уверены в успехе, примерно, на 80%.

Вопрос: Почему вы только сегодня начали комментировать ситуацию, через две недели после того, как прозвучали первые обвинения?
Флавио Бриаторе: Когда началось расследование FIA, федерация просила нас воздержаться от комментариев. Мы начали консультации с адвокатами и юристами, собирали доказательства. Поймите, компании уровня Renault, непросто выдвинуть против кого-то обвинение в шантаже. У нас была встреча с Renault, мы представили факты, и, через три-четыре дня решение было принято.

Мы уверены в том, что доказательств достаточно для преследования обоих Пике в уголовном суде, но нам нужно было получить разрешение Renault, ведь это не небольшая компания. Мы сделали всё, чтобы найти решение, теперь оно найдено.

Вопрос: Мы можем обсудить некоторые конкретные аспекты? Нельсиньо сказал, что перед стартом Гран При Сингапура, в воскресенье, он встречался с вами и Пэтом Симондсом. Обсуждался вопрос преднамеренного выезда машины безопасности, Пэт указал поворот, в котором нужно разбить машину, а вы после гонки сказали «Спасибо». Так всё и было?
Флавио Бриаторе: Я не хочу обсуждать эти детали, мы обвинили Пике в преступлении, а с событиями гонки разберётся Всемирный Совет. Не думаю, что моё заявление уже попало в прессу, но, если вы его уже видели, то там есть ответы на все вопросы. Не знаю, когда оно будет опубликовано, думаю, в этом случае вряд ли возможна утечка.

Вопрос: Эта встреча имела место?

Флавио Бриаторе: Я ответил на всё в заявлении.

Вопрос: Где произошла эта встреча?
Флавио Бриаторе: Я ответил на все эти вопросы. Я ничего не скрывал в Спа, и у FIA есть мои ответы.

Вопрос: Уголовное дело попадёт в суд до заседания Всемирного Совета?

Флавио Бриаторе: Не уверен, я не знаю, с какой скоростью они работают.

Вопрос: Вы уверены в своей победе на заседании 21 сентября?
Флавио Бриаторе: Это не вопрос уверенности, это вопрос представления нашей позиции и защиты команды. Я очень расстроен утечкой информации, она серьёзно навредила Renault. Я говорю не о себе, и не о гонщиках, я говорю о 500-600 сотрудниках нашей команды, которые сейчас чувствуют себя изгоями.

Вопрос: Почему Пике нарочно разбил машину?
Флавио Бриаторе: Он разбивал её 17 раз.

Вопрос: Почему вы продлили контракт, если он настолько плох?

Флавио Бриаторе: Не было других кандидатов, у меня появился выбор – оставить Пике, или нет, только после 30 сентября.

Вопрос: Какие чувства вы сейчас испытываете к Нельсиньо и его отцу?
Флавио Бриаторе: Нельсиньо – испорченный ребенок. Он гонялся потому, что был совладельцем команды. Он очень раним, мы испробовали всё, хотя нам нужен был только результат.

Вопрос: Если он так испорчен, почему вы были его менеджером?
Флавио Бриаторе: Его отец попросил, и я согласился. Он провёл хороший сезон в GP2, выступал почти наравне с Хэмилтоном. Если вы вспомните его дебютный год, то он финишировал вторым в Германии, и всё складывалось неплохо, но я только в Бразилии узнал о том, что Фернандо согласен выступать в нашей команде, до этого он продолжал переговоры с Ferrari и другими командами. Я хотел посадить за руль Романа Грожана, но считал, что он слишком молод. Это не было тайной.

В 2008-м Нельсиньо получил полтора миллиона долларов за контракт, я продлил контракт, сократив сумму до миллиона и поставив условие – если результаты не будут достигнуты, мы расторгнем его в Германии.

Вопрос: Учитывая столь сложный период в жизни команды, вы не задумывались об отставке?
Флавио Бриаторе: Нам было очень непросто после гонки в Будапеште. Стюарды серьёзно наказали команду, хотя произошел обычный гоночный инцидент. Мы бы не выпустили гонщика на трассу, если бы колесо не было закреплено должным образом, и запрет на участие в Гран При Европы стал тяжелым ударом для Renault. Мы весь август готовились к защите и выиграли, отстояли свою позицию, но повторюсь – это было несправедливо по отношению к Renault.

Вопрос: Вы когда-нибудь слышали, чтобы команда просила гонщика разбить машину?
Флавио Бриаторе: Нет, никогда. Фернандо выиграл гонку потому, что у Массы возникли проблемы, у Кубицы возникли проблемы, там было шесть или семь проблем. Баррикелло остановился в том же месте, что и Пике. Как можно на 14-м круге, за 40 кругов до финиша, определить победителя гонки? Был ещё один пит-стоп, ещё раз выезжала машина безопасности. Как можно это предвидеть на 14-м круге?

Вопрос: Ставки очень высоки, вы можете быть отлучены от Формулы 1?
Флавио Бриаторе: Знаете, у меня нет необходимости искать новую работу, нет нужды в деньгах.

Вопрос: Но, есть амбиции в Формуле 1...
Флавио Бриаторе: Не думаю, что у меня большие амбиции. Моя основная работа в Формуле 1 сейчас связана с FOTA, с попыткой всё сделать верно. Договор, который мы подписали с FOTA...

Вопрос: Вы не волнуетесь, что вас отстранят?
Флавио Бриаторе: Этого не произойдёт. Сейчас я не хочу ничего комментировать, посмотрим, что будет дальше, думаю, вы прочтёте моё заявление. Я уже знаю мнение стюардов о той ситуации.

Вопрос: Насколько серьёзно публикации в прессе повредили репутации Renault и дальнейшему развитию команды?

Флавио Бриаторе: Публикации в прессе несправедливы, эти утечки обвиняют нас до того, как мы сможем защищаться. Думаю, это пагубно влияет на спорт. Мы не знаем, откуда произошла утечка, нас обвинили, и мы не можем представить свою позицию, уважая обязательства перед FIA. Я не хочу ничего комментировать, такие вопросы обсуждаются на заседании Всемирного Совета, а не в прессе, подвергая опасности пятьсот человек, работающих в команде.

Вопрос: Вы считаете, что кто-то пытается вас дискредитировать?
Флавио Бриаторе: Знаете, что? Если кто-то идёт против правил, он идёт против правил. Если я говорю вам ограбить банк, то вам решать, грабить его, или нет. Я не чувствую никакой ответственности за это, мы не чувствуем, что сделали что-то не так. В случае с Пике мы идём на Всемирный Совет, но тот факт, что инициировано уголовное преследование, говорит о серьёзной уверенности в успехе. И у команды, и у меня лично.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости