Росс Браун: "По итогам тестов сложно делать выводы"

Росс Браун с пилотами Mercedes GP

В первый день тестов в Валенсии Mercedes GP стала единственной командой, пригласившей за руль обоих пилотов. Почему решено было поступить именно так, и чего успели добиться Нико Росберг с Михаэлем Шумахером - рассказал руководитель команды Росс Браун...

Вопрос: Первый день не даст ответа на вопрос, будет новая машина победителем или нет. Но наверняка уже есть первые идеи о том, какой сезон вас ждет - каковы впечатления о первом дне?
Росс Браун: Конечно, полной картины у нас пока нет, но в машине не выявилены никакие фундаментальные недостатки, а гонщики довольны балансом. Валенсия – не самая лучшая трасса для оценки машины, но начало получилось плодотворным. Никаких намеков на проблемы, но пока сложно судить о реальном соотношении сил.

Вопрос: Считаете ли вы, что такая картина сохранится во всех четырех сериях тестов, ведь количество топлива на борту можно менять с 10 до 160 кг?
Росс Браун: Да, разброс по количеству топлива теперь гораздо шире. Мы сегодня ездили с почти пустым баком, чтобы кое-что проверить. Но во вторник и среду будем работать в самых разных условиях – нужно изучить работу тормозов при большом количестве бензина, и топливной системы – при малом. Судить о расстановке сил станет гораздо сложнее, особенно на тестах, где много участников.

Вопрос: А чем плоха эта трасса для определения качеств машины?
Росс Браун: Все повороты здесь однотипны, проходятся на второй или третьей передаче. Быть может, первый чуть побыстрее, но следующий скоростной – только десятый, вдобавок, он слишком короткий.

Вопрос: Первый день Михаэля привлек огромное внимание – а что вы скажете о его результатах?
Росс Браун: С ними все в порядке. Хорошо, что мы опробовали обоих пилотов, потому что у Нико Росберга были определенные сложности с положением в кокпите, и за ночь мы сможем все исправить. Из-за этого результаты Нико оказались несколько смазаны, но мы знаем, сколько топлива было на борту у каждого из гонщиков и полагаем, что все в порядке.

Впрочем, одному нашему пилоту было неудобно сидеть в кокпите, а второй не сидел за рулем три года. Так что я бы назвал день стартовым, когда всё только начало приходить в движение. Ясно, что мы не сделали ошибок, но, как всегда, окончательно судить можно будет только тогда, когда борьба достигнет наивысшего накала и счет пойдет на десятые. Но сейчас у нас нет повода говорить, что что-то идет не так.

Вопрос: Михаэль сегодня сказал, что ощущает себя как ребенок, получивший новую игрушку...
Росс Браун: Да, энтузиазм его буквально переполнял, видеть его было очень приятно.

Вопрос: Однако обошлось без больших сюрпризов...
Росс Браун: Для меня стало бы куда большим сюрпризом, если бы он выступил как-то иначе. Михаэль проехал быстро и лишь подтвердил то, о чем думали мы оба.

Вопрос: Михаэль сказал, что вспомнил о событиях 1991 года, у вас были такие же воспоминания?
Росс Браун: Не совсем. Я отметил, что Михаэль невероятно точно описывал все, что происходит. Он абсолютно четко говорит обо всем, что делает, и с ним по-прежнему очень приятно работать – вновь, как в старые добрые дни, но все же позже, чем в 1991-м.

Вопрос: Удавалось ли вам сегодня узнать что-то о соперниках?
Росс Браун: Нет, делать какие-то выводы ещё слишком рано. Думаю, вы видели немало людей, у которых все в порядке. Машина Ferrari явно хороша, и Sauber, похоже, тоже очень ничего. Возможно, у Williams и Renault были какие-то сложности, но пока об этом сложно судить.

Думаю, нам нужно провести как минимум несколько тестовых дней. Да и по итогам всех тестовых сессий можно будет судить лишь о том, как машины ведут себя с небольшим количеством топлива на борту – рано или поздно все поедут с почти пустыми баками. Общеизвестно, что по итогам тестов сложно делать выводы. Вспомните прошлый год – каких только теорий и заключений тогда не было.

Вопрос: Удивило ли вас, как быстро Михаэль набрал темп? Уже на пятом круге он поехал со скоростью Росберга...
Росс Браун: Прежде всего, я не считаю, что результат Нико показателен – в силу тех трудностей, которые он испытывал за рулем. Темп Михаэля меня не удивил, это было очень приятно видеть. Мы все знаем, как быстро он осваивается. Кроме того, мы оптимисты, и я уверен, что он – тоже, потому лучшее у нас еще впереди. Он проехал одну из двух сессий, но до этого всерьез не управлял машиной Ф1 три года, так что происходящее обнадёживает.

Вопрос: Полагаю, что сегодня вы были рады видеть возвращение Фелипе Массы – учитывая, как озабочены вы были после его аварии в прошлом году.
Росс Браун: Да. После аварии я пристально следил за развитием событий благодаря Стефано Доменикали, который постоянно держал меня в курсе. Мы с Фелипе несколько раз разговаривали, когда он поправлялся. И я очень рад, поскольку он искренний и хороший человек. Он очень быстр, приятен в общении, и нам, со своей стороны, было бы очень непросто, если бы он не смог вернуться – да и ему тоже. К счастью, все позади – возможно, после небольшой паузы он поедет даже быстрее.

Вопрос: В Ferrari предполагали, что некоторые команды могут выйти за рамки разрешенного регламентом в области двойных диффузоров – у вас есть такие опасения?
Росс Браун: Думаю, все в порядке. Чарли Уайтингу на протяжении последних месяцев поступило несколько любопытных запросов. Думаю, Чарли очень четко представляет, что именно он признал приемлемым. Полагаю, Ferrari имеет в виду именно эти запросы, поскольку они касались границ дозволенного и подходили к ним очень близко. Было ли там что-то, о чем мы не знаем – сложно сказать. Мы еще не видели машины, построенные другими людьми. Посмотрим на Red Bull на следующей неделе – обычно Эдриан Ньюи весьма творчески подходит к своей работе. У меня нет никакой информации – посмотрим.

Вопрос: Удивило ли вас что-то в конструкции других машин. Может, к чему-то стоит присмотреться внимательнее?
Росс Браун: Честно говоря, судить об этом еще слишком рано, да и смотрели мы не очень внимательно. Сейчас все фотографы только передают свои снимки командам. Уверен, что когда инженеры начнут их изучать, там будет что-то интересное. Очевидно, что большинство команд избрали конструкцию шасси с высокой носовой частью – как и мы.

Вопрос: Но у вас ниже, чем у прочих...
Росс Браун: Да, если говорить о кончике носового обтекателя. Но самой важной нам видится зона в районе переднего торца кокпита, в этом месте наше шасси выше. Именно из-за этого и возникли сложности у Нико – сев за руль, но обнаружил, что не может нормально рассмотреть апексы поворотов. Разумеется, он подгонял сиденье на базе, а в реальности, на трассе, все оказалось несколько иначе.

Вопрос: В чем вы стремились улучшить прошлогоднюю машину?
Росс Браун: Перед нами стояло несколько задач. Прежде всего – учесть увеличившийся объем топливных баков. Также мы полагаем, что новые шины потребуют иного распределения веса в сравнении с прошлым годом., поскольку имеют иные характеристики – и машину мы создавали, исходя из этого.

Думаю, что для всех команд безусловной задачей было повышение аэродинамической эффективности. Но это не окончательный вариант машины, которая выйдет на старт в Бахрейне. Сегодняшняя версия – переходная как для нас, так, уверен, и для всех других команд. И прежде всего в области аэродинамики.

Вопрос: Насколько оптимизация машины с Михаэлем отличается от этой же операции с прошлогодними пилотами?
Росс Браун: Михаэль очень точен в описании происходящего и своих желаний, а также того, что, по его мнению, необходимо сделать. Он точно чувствует, что меняется после внесения изменений. Этим Михаэль славился всю свою карьеру. Это, пожалуй, наиболее заметная разница, хотя Рубенс Баррикелло и Дженсон Баттон также давали о машине очень хорошую информацию. Но Михаэль более точен в описании происходящего.

Вопрос: И о чем он поведал после первого дня?
Росс Браун: Это непрерывный процесс, ничего примечательного. Мы непрерывно работаем над улучшением машины, пытаемся понять, что происходит. Сейчас он очень доволен и не может указать какую-то область, над которой нам нужно поработать. Но я уверен, что в дальнейшем он начнет подходить ближе к предельным возможностям машины и тогда сможет более точно говорить о том, в чём необходимо прибавить.

Вопрос: Были ли темы, которым в первый день тестов вы уделили особое внимание?
Росс Браун: Мы хотели убедиться, что гонщикам удобно за рулем, что все основные функции машины в порядке. Следует помнить, что Михаэль никогда не управлял машиной на таких шинах. В этом году они изменились, но он не пилотировал и на прошлогодних. Да и вообще не пилотировал с 2006 года. Ему нужно чуть больше времени, чтоб разобраться со всем этим – и решением этой задачи мы сегодня главным образом и занимались. Мы почти ничего не меняли в машине, не считая настроек переднего антикрыла, на протяжении всего дня.

Вопрос: Это произошло из-за того, что вы не проводили обкатку до начала тестов?
Росс Браун: Нам нужно было проверить много разных вещей: работу мотора, топливной системы. Именно поэтому в середине дня у нас была довольно большая пауза. Мы перестраивали машину под Михаэля, но знали, что у нас есть перерыв, и потому изначально решили построить день так, чтобы оба пилота смогли попробовать себя за рулем.

Вопрос: Вы не боялись, что Михаэль не сможет поехать быстро? Ведь это очень важно для его уверенности в своих силах.
Росс Браун: Нет, я не думаю, что у Михаэля недостаточно уверенности в себе.

Вопрос: Как по-вашему, среду можно назвать волнующим днём – ведь Михаэль будет на трассе вместе с двумя другими чемпионами мира – Дженсоном Баттоном и Фернандо Алонсо?
Росс Браун: Я считаю, что тесты – это рабочая программа. И не думаю, что для него это важно, да и для нас тоже. Вот когда они все выйдут на старт первой гонки – это будет волнительно.

Вопрос: Речь не идет о том, чтобы немного напугать соперников в психологическом плане?
Росс Браун: Не на тестах, думается мне. Здесь всем нужно работать. Надо должным образом выполнить свою программу, убедившись, что полученная информация точна. Если же ты начинаешь отвлекаться, это может привести к ошибкам.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости