Джеймс Эллисон: Мы слишком многого хотели от Валттери

Джеймс Эллисон

В Венгрии Льюис Хэмилтон одержал пятую победу в сезоне, а Валттери Боттас финишировал пятым. Технический директор Mercedes Джеймс Эллисон подвёл итоги уик-энда и ответил на вопросы болельщиков...

Вопрос: Джеймс, расскажите о венгерской гонке?
Джеймс Эллисон: Обе машины хорошо стартовали и в первом повороте ехали первым и вторым. Следом ехали гонщики Ferrari во главе с Феттелем. Ничего не менялось до 15 круга, когда Райкконен совершил пит-стоп.

Мы были вынуждены позвать Валттери в боксы, чтобы Кими не опередил нас за счет стратегии. Это дало Феттелю возможность догнать Льюиса, который на тот момент опережал его на несколько секунд. К сожалению для Феттеля, он не смог никак повлиять на ситуацию, поскольку на этом этапе гонки обе машины ехали в одном темпе.

Большинство гонщиков использовали стратегию с одним пит-стопом, и когда серия смены шин подошла к концу, Феттель вернулся на трассу позади Боттаса, пытавшегося проехать очень длинный финальный отрезок, чтобы реализовать стратегию с одним пит-стопом.

Валттери удерживал второе место до последних кругов гонки, но его шины износились, поэтому Феттель и Райкконен его опередили. К сожалению, Валттери повредил машину, врезавшись в Себастьяна, а потом уступил позицию и Даниэлю Риккардо.

Льюис уверенно провёл гонку и финишировал первым, а Валттери – пятым. Боттас великолепно выступил и доблестно сражался, но мы хотели от него слишком многого – шины не смогли выдержать настолько длинный финальный отрезок.

Вопрос: Гонщики стартовали на UltraSoft, чтобы оторваться от соперников сразу после старта? Как Льюису удалось проехать на этом комплекте настолько длинный отрезок?
Джеймс Эллисон: Мы поставили шины UltraSoft, чтобы хорошо стартовать. Из-за дождя в квалификации мы получили возможность выбирать резину для старта и могли использовать Soft или UltraSoft. Команда выбрала более мягкий состав, чтобы хорошо стартовать, да и стратегические расчеты показывали, что в этом случае больше шансов на успех в гонке.

Как Льюису удалось проехать на них столь длинный отрезок? Здесь два момента. Во-первых, у нас хорошая машина, которая бережно работает с резиной, и мы нашли подходящие настройки. Кроме того, наш гонщик аккуратно и плавно пилотирует, следит за состоянием шин, за их температурой, максимально продлевая работу резины и поддерживая при этом очень высокий темп.

Вопрос: Если бы Феттель обогнал Боттаса, смог бы он догнать и опередить Хэмилтона, благодаря тому, что его комплект UltraSoft был более свежим, чем шины Soft на машине Льюиса?
Джеймс Эллисон: Сомневаюсь, и этому есть объяснение. Когда Феттель вернулся на трассу позади Боттаса, он не смог опередить, хотя у него был совершенно новый комплект UltraSoft, а Валттери ехал на довольно изношенной резине Soft. К тому времени он проехал на этом комплекте около 20 кругов.

Себастьян не представлял угрозу для Боттаса, пока тот не проехал на шинах Soft около 50 кругов. Сложно себе представить, чтобы у Феттеля было необходимое преимущество в скорости, позволяющее опередить Льюиса после того, как он около 20 кругов пытался его догнать.

Вопрос: Вы рассматривали возможность второго пит-стопа Льюиса во время второго виртуального автомобиля безопасности? Можно было поставить новый комплект UltraSoft, чтобы он смог защищаться от атак Феттеля? Был ли его отрыв достаточно большим, чтобы такая возможность существовала?
Джеймс Эллисон: Отрыв был большим, мы рассматривали такой вариант. Мы долго размышляли, что делать в случае выезда автомобиля безопасности или виртуального сейфти-кара. Но мы решили, что угроза сзади была не настолько серьезной, чтобы второй пит-стоп был оправдан. В итоге мы не стали проводить пит-стоп, хотя отрыв был достаточно большим и позволял это сделать.

Вопрос: Если бы во время второго виртуального сейфти-кара вы провели пит-стоп Валттери и поставили ему новый комплект UltraSoft, это спасло бы его гонку?
Джеймс Эллисон: Да, и в этом не может быть сомнений, но есть одно «но». Так можно было поступить, если бы мы были уверены, что сейфти-кар останется на трассе достаточно долго, чтобы мы провели пит-стоп.

В тот момент Валттери занимал второе место и, как нам казалось, мог его потерять. Мы думали, что он сможет так доехать до финиша, но у нас не было уверенности. Нам казалось, что в худшем случае он финиширует четвертым. В какой-то момент мы думали пожертвовать этим рискованным вторым местом, но гарантированно занять третье, потому что у нас была возможность провести пит-стоп и вернуться на трассу впереди Райкконена.

Мы могли рассматривать такой вариант, если бы были уверены, что режим виртуального автомобиля безопасности продлится достаточно долго, чтобы мы успели поменять шины. Но проблема в том, что машина, вызвавшая виртуальный автомобиль безопасности, стояла на некотором расстоянии от ограждений, поэтому маршалам потребовалось бы несколько секунд, чтобы убрать её с трассы, и тогда режим виртуального автомобиля безопасности закончился. Для нас было бы плохо оказаться на рестарте непонятно где.

В итоге мы решили придерживаться первоначальной стратегии, рискуя потерять второе место, и думали, что в худшем случае Валттери финишировал бы четвертым. Как выяснилось, удержать второе место не получилось, а из-за инцидентов всё закончилось несколько хуже: Боттас откатился на пятое место, уступив Риккардо. Мы действительно рассматривали такой вариант, но не стали его реализовывать.

Вопрос: Оглядываясь назад, мог бы Валттери проехать более длинный первый отрезок, не отвечая на ранний пит-стоп Кими?
Джеймс Эллисон: Оглядываясь назад – да. Другой вопрос, достаточно ли долго мы остались бы на трассе, чтобы это сработало. Когда Кими провёл пит-стоп, он уступал Валттери несколько секунд, так что у команды было не так много времени на принятие решения.

Возможно, мы действовали слишком консервативно, а Валттери мог бы проехать ещё несколько кругов и оказался бы менее уязвим в конце гонки. Но его шины перестали работать за шесть или семь кругов до финиша, так что эти пара кругов ничего не изменили.

Надо также учитывать второй момент, и это одна из причин того, почему Валттери остался впереди Себастьяна в решающий момент гонки после пит-стопа соперника – после своего пит-стопа Валттери атаковал пару кругов на более свежей резине, и в итоге получил преимущество над Себастьяном. Если бы Валттери проехал более длинный первый отрезок, у него было бы меньше шансов остаться впереди после пит-стопа Феттеля. Это всегда палка о двух концах, всё никогда не бывает так просто, как может показаться на первый взгляд.

Вопрос: Команда отдыхает в летний перерыв, или на базе продолжается работа?
Джеймс Эллисон: К счастью, большинство из нас получает возможность отдохнуть. На базе остается несколько десятков людей, работающих всё лето, потому что в правилах это не запрещено. Мы можем поддерживать порядок и обновлять инфраструктуру. Некоторые подразделения команды, например, коммерческий и юридический отделы, могут продолжать работу, и они это делают. Но отдыхает большая часть команды – как те, кто ездят на гонку, так и те, кто остаются на базе. Через несколько недель мы вернемся к работе в Спа.

Вопрос: В чём сильные и слабые стороны Ferrari и Mercedes в этой фазе сезона?
Джеймс Эллисон: Сложно ответить, поскольку ситуация меняется в каждой гонке – в зависимости от трассы и скорости доработки машины. Но есть несколько относительно стабильных тенденций.

В нескольких прошлых гонках мы уступали Ferrari в мощности мотора – у них впечатляющие темпы доработки по ходу сезона. Но на большинстве трасс наша машина была лучше в поворотах. Иногда Ferrari опережают нас в медленных поворотах, но мы сильнее в среднескоростных и быстрых.

Пожалуй, сложилась такая тенденция, что они несколько сильнее нас на тех трассах, где важна эффективная работа задней части машины, а мы – наоборот, но речь идет о небольшом преимуществе. Как правило, мы лучше проводим пит-стопы, а они лучше стартуют, хотя в нескольких предыдущих гонках мы выровнялись благодаря напряженной работе специалистов из соответствующего подразделения нашей команды. Разница между Mercedes и Ferrari небольшая, поэтому ситуация в зачете постоянно меняется.

Любопытно, что из 12 гонок только пять выиграла машина, которая по общему признанию считалась самой быстрой в тот уик-энд. В семи гонках победа доставалась тому, от кого её не ждали: в трёх из них – нам, в двух – Ferrari, в двух – Red Bull Racing. Таким образом, в сезоне сохраняется интрига, а любая мелочь может сыграть решающую роль, будь то ошибка, техническая находка или просто везение. Именно они порой определяют, кто с улыбкой вернется домой после гонки.

Итак, ничего не решено. Кто будет эффективнее дорабатывать машину во второй половине сезона, кто не будет допускать ошибок, кто продержится дольше, и все остальные клише, которые можно употребить в этой ситуации – именно от них зависит, чем закончится этот великолепный сезон.

Никто из нас и никто из соперников не знает, кому повезет. Именно поэтому сезон получается настолько захватывающим, но именно это заставляет нас с нетерпением и с опаской ждать оставшихся гонок – будем ли мы радоваться в конце сезона, зная, что отлично выполнили свою работу, или нет. Всё это испытание, которое ни с чем не сравнить.

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости