Гран При Испании: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Отмар Сафнауэр (Aston Martin), Франц Тост (AlphaTauri)

Вопрос: Франц, в прошедших гонках ваша команда финишировала во второй половине призовой десятки. Вы этим довольны, или огорчены, что не сумели добиться большего?
Франц Тост: Разумеется, огорчен! Гонка в Портимао выдалась для нас особенно неудачной, мы не могли подобрать оптимальные настройки под специфичные погодные условия и крайне низкий уровень сцепления. По сути, нам не удалось предоставить гонщикам быструю машину. Если говорить о гонке в Имоле, там мы допустили ошибку, когда на первый отрезок гонки поставили Пьеру Гасли дождевые шины, это негативным образом сказалось на шансах.

Юки выступал неплохо, но на рестарте в Имоле допустил ошибку, отправил машину в разворот и потерял немало позиций. И всё-таки, если у нас получится подобрать оптимальные настройки, мы уже здесь, в Барселоне, сумеем заработать очки обеими машинами.

Вопрос: Насколько хорошо для AlphaTauri, что чемпионат вернулся на трассу, которую все давно знают? Наверняка результаты здесь позволят сделать определенные выводы и определить ориентиры, не так ли?
Франц Тост: Пожалуй, Барселона – первая трасса в нынешней сезоне, на которой мы можем сравнивать скорость разных машин. Тот, кто быстр в Барселоне, будет конкурентоспособен во всех оставшихся гонках, а тем, кому не хватит скорости, придется искать решения и догонять. В этом плане предстоящая гонка, безусловно, очень важна для AlphaTauri.

Вопрос: В четверг Пьер Гасли сказал, что машине не хватает эффективности в медленных поворотах. Учитывая этот комментарий своего гонщика, ожидаете ли вы трудностей в Монако и Баку?
Франц Тост: В Монако требуются совершенно уникальные настройки, подвеска будет предельно мягкой, а прижимная сила – максимальной. Надеюсь, мы справимся с нашими трудностями. В первой тренировке проблемы с медленными поворотами были не такими уж серьезными, нам вполне по силам их компенсировать. С выбранными настройками на машине Юки в медленных и среднескоростных поворотах возникала недостаточная поворачиваемость, но это не так уж серьезно и поправимо. Пьер остался доволен поведением машины на мягких шинах, а когда перешел на жесткие, сказал, что AT02 стала менее послушной. В общем, мы должны собраться вместе и найти оптимальные настройки на субботу и воскресенье.

Вопрос: Гонки в Имоле и Портимао были очень непростыми для Юки Цуноды. Какую цель вы ставите перед ним на этап в Барселоне?
Франц Тост: В первую очередь, его задача – проехать как можно больше кругов, потому что дебютанту особенно важно хорошо изучить трассу и понять поведение машины. Я рассчитываю, что Юки будет близок к выходу в финал квалификации, а в гонке, если всё пройдет удачно, и мы угадаем с настройками, он наверняка сможет претендовать на очки.

Вопрос: Отмар, Гран При Португалии оказался очень непростым для обоих ваших гонщиков. Какие выводы сделали в команде, и какой прогресс обеспечили новинки, использовавшиеся на машине Лэнса Стролла?
Отмар Сафнауэр: Да, новинки были только на машине Лэнса. Этап в Португалии в самом деле выдался непростым. В квалификации Лэнс не смог проехать достаточно быстрый круг, стартовал только семнадцатым, но в гонке выглядел увереннее своего напарника – отчасти потому, что на его машине были доработки, а на машине Себастьяна они отсутствовали. Здесь доработки установлены на обеих машинах, нам очень интересно оценить их и с Лэнсом, и с Себастьяном.

Вопрос: Какой эффект обеспечили доработки? В каких областях машина стала эффективнее?
Отмар Сафнауэр: Все наши усилия сейчас направлены на компенсацию потерь в прижимной силе, которые возникли вследствие смены регламента. Доработки призваны вернуть часть прижимной силы.

Вопрос: Один из позитивных выводов после Гран При Португалии – Себастьян Феттель постепенно справляется со своими трудностями. У вас такое же мнение?
Отмар Сафнауэр: Мы всегда говорили, что Себастьяну просто нужно дольше поработать с машиной. Так в итоге и получилось. В Португалии он здорово сработал в первой и второй частях квалификации, но в финале допустил ошибку и стартовал только десятым, причём гонка выдалась для него откровенно сложной, он был не вполне доволен балансом машины.

Здесь в первой тренировке он продолжил процесс адаптации. Как говорит сам Себастьян: «Скорость машины – это отдельный вопрос, а вот комфортный для себя баланс я должен найти сам». Этой цели ему пока не удалось в полной мере добиться, но я надеюсь, что в этот уик-энд он сделает еще один шаг к ней.

Вопрос: Помимо прогресса какие цели на уик-энд вы ставите? Четвертое и пятое места в прошлогоднем Гран При Испании помогают команде чувствовать себя увереннее?
Отмар Сафнауэр: Испанская трасса подходит нашей машине гораздо лучше, чем португальская. Если мы сумеем хорошо подготовиться к квалификации, у нас будет шанс обеими машинами выйти в финальную сессию и тем самым заложить базис для успешного выступления в гонке.

Вопрос: Гюнтер, в Португалии оба ваших гонщика сумели добраться до финиша, а Мик Шумахер по ходу гонки на трассе обогнал Николаса Латифи! В какой мере то выступление добавило Мику уверенности в собственных силах?
Гюнтер Штайнер: Трудно сказать, ведь сегодня в первой тренировке у обоих гонщиков вновь наблюдались сложности. Конечно, после финиша в Портимао Мик был очень доволен своим выступлением. Это максимум, чего он мог добиться, парень выжал из машины всё, на что она способна!

Вопрос: Можно ли сказать, что это было лучшее выступление Мика с начала сезона?
Гюнтер Штайнер: Конечно, да. Мик всё больше узнаёт о машине и постепенно адаптирует её поведение под свои предпочтения. Надеюсь, он сможет продолжать в том же духе и будет прогрессировать от гонки к гонке.

Вопрос: В четверг ваши гонщики разошлись во мнениях по поводу машины. Мик сказал, что в Португалии машина поехала лучше, а вот Никита с ним не согласился. Где правда?
Гюнтер Штайнер: Я не присутствовал на пресс-конференции в четверг и не слышал о подобных разногласиях. Возможно, Мик просто быстрее адаптируется к поведению машины. Всем известно, что наша VF-21 очень нестабильна, и пусть Франц и Отмар жалуются на трудности со своими машинами, я могу только мечтать, чтобы наша машина ехала хотя бы так же, как машины AlphaTauri или Aston Martin.

Никите нужно добиться более подходящего для себя баланса, поскольку сейчас неэффективность шасси не позволяет ему показать всё, на что он способен. Повторюсь, наша машина крайне нестабильна в поворотах. Мик справляется с этим чуть лучше, а Никите, которому особенно важно, чтобы задняя часть машины не скользила, в такой ситуации приходится сложнее. Мы должны помочь Никите подобрать такие настройки, с которыми он сможет пилотировать увереннее, ведь без должной уверенности управлять машинами Формулы 1 с их невероятными скоростями довольно трудно.

Вопрос: В Портимао вам удалось опередить одну из машин Williams. Можно ли ожидать от Haas чего-то подобного в следующих гонках?
Гюнтер Штайнер: Вряд ли. Конечно, если у нас появляется возможность побороться, мы с радостью бросаемся в атаку. Наша команда всегда стремится к максимально возможному результату, мы не можем просто так приезжать на этап, выполнять свою работу и даже не пытаться с кем-либо бороться. В Портимао нам представился шанс, и пусть сражение было за далекую позицию, мы просто не имели права от него отказываться.

Гонщики быстрее всего учатся на трассе, в тот день Мик многое узнал о сражении в Формуле 1 – раньше такой возможности попросту не было, мы стабильно ехали на последних местах. Ты проявляешь характер, когда начинаешь бороться за более высокий результат, даже если твое сражение происходит в хвосте пелотона.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Люк Смит) На недавнем заседании Комиссии Формулы 1 AlphaTauri, Red Bull Racing и Ferrari выступили против спортивных штрафов за нарушение финансовых ограничений. Маттиа Бинотто сказал, что Ferrari нужны разъяснения, прежде чем команда согласится поддержать предложение. Франц, не могли бы вы пояснить позицию AlphaTauri по этому вопросу?
Франц Тост: Думаю, здесь всё предельно ясно. Речь идёт об изменениях по ходу сезона, вполне логично, что мы запросили дополнительные разъяснения и теперь ждём, когда представители FIA с ними вернутся. Тогда и решим, как действовать дальше. Мне бы не хотелось вдаваться в детали, дискуссия носит конфиденциальный характер, но вы знаете, AlphaTauri не имеет ничего против лимита на расходы. Просто поправки в регламент должны вноситься обоснованно и с соблюдением всех процедур, нам нужно понять, чего именно хотят добиться в FIA с помощью этих поправок, потому мы запросили разъяснения.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Перед Гран При Португалии Зак Браун опубликовал открытое письмо, в котором назвал проблемой то, что отдельные команды голосуют единообразно со своими техническими партнерами или поставщиками моторов. Ваши команды в той или иной степени связаны с крупнейшими командами чемпионата – Mercedes, Red Bull Racing и Ferrari. Что вы думаете о проблеме, озвученной Заком Брауном?
Гюнтер Штайнер: Мы всегда голосуем за то, что работает на пользу Haas F1 Team. Если то, что помогает нам, помогает и Ferrari, совместное голосование повышает шансы получить желаемое. Но если вспомнить один из предыдущих вопросов о спортивных штрафах за нарушение финансовых ограничений, мы выступили в поддержку такой инициативы, и никакого давления на нас не было.

Мы постоянно контактируем с Ferrari в процессе нашего сотрудничества, но мы не обязаны поступать так, как они скажут. В силу очевидных причин в большинстве случаев то, что подходит Ferrari, подходит и нам, но так бывает не всегда. Мы свободны поступать так, как считаем правильным для Haas F1 Team, просто в большинстве случаев у нас и Ferrari мнения совпадают.

Вопрос: Отмар, ваше мнение?
Отмар Сафнауэр: Мы тоже голосуем за то, что выгодно нашей команде.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Мы голосуем за тот вариант, который принесёт пользу AlphaTauri.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, как продвигается ваша дискуссия с FIA по поводу конструкции днища? Вы получили ответы на свои вопросы, или по-прежнему рассчитываете на некие корректировки регламента уже по ходу нынешнего сезона?
Отмар Сафнауэр: У нас была конструктивная беседа с FIA, позволившая понять ход процесса и то, как мы пришли к нынешней версии регламента. Дискуссия практически завершена, сейчас процесс работы над правилами для нас более прозрачен и понятен.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Отмар, вероятность того, что по итогам дискуссии вернут предыдущую версию правил, была изначально мала. Какую цель вы преследовали? И вопрос для Франца и Гюнтера: считаете ли вы, что в процессе работы над нынешними правилами была допущена ошибка?
Отмар Сафнауэр: Как я уже говорил, сейчас нам приходится прилагать колоссальные усилия, чтобы компенсировать потери прижимной силы, возникшие вследствие новых правил.

Здесь у нас на обеих машинах представлены доработки, дебютировавшие в Портимао. В Барселоне достаточно медленных поворотов, соответственно, мы сможем оценить, какого прогресса удалось добиться. По ходу сезона мы должны постараться подготовить еще больше доработок, чтобы вернуться на тот уровень конкурентоспособности, какой был у нас в прошлом году.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Процесс принятия новых правил известен всем. Требования, касающиеся конструкции днища, были одобрены Комиссией Формулы 1 и утверждены Всемирным Советом по автомобильному спорту. Я не вижу ни малейшего шанса, что в ближайшей перспективе эти требования могут быть изменены. Это задача команд – эффективно интерпретировать правила и брать от изменений максимум.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Я согласен с Францем. Изменения были приняты по результатам голосования, и я не знаю, что именно пытались опротестовать Aston Martin. Меня правила устраивают, к тому же, на наших позициях изменения никак не сказались.

Отмар Сафнауэр: Голосования по изменениям не было, их просто приняли, руководствуясь соображениями безопасности.

Франц Тост: Да нет же, их обсуждали на заседаниях технической рабочей группы.

Отмар Сафнауэр: На заседаниях технической рабочей группы представители трёх команд голосовали против изменений. Конечно, техническая рабочая группа не принимает решения, но сам факт показательный. Изменения приняли, мотивируя их исключительно соображениями безопасности.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, не могли бы вы рассказать, как сейчас организована техническая структура вашей команды? У вас есть нынешняя машина, построенная при участии Dallara, и ожидается новая, которую cтроит отдельное подразделение Ferrari. Как это работает? Как вам удается оставаться в рамках лимита на расходы, если машиной занимаются, по сути, два самостоятельных коллектива?
Гюнтер Штайнер: Столько вопросов, однако прошу прощения, Дитер, некоторые ваши утверждения не вполне корректны. Haas F1 самостоятельно строит машину, так было и так есть. Просто в процессе задействованы люди, ранее работавшие в разных компаниях.

Пару лет назад на нас работало больше специалистов Dallara, однако мы заменили некоторых из них на специалистов Ferrari. Это не отдельное подразделение Ferrari, а отдел Haas F1 на их базе. Кроме того, у нас остался офис на базе Dallara, поскольку на нас работают тридцать их специалистов.

Принципиально ничего не изменилось, на нас по-прежнему работают специалисты Dallara, а на перспективу мы заручились опытом специалистов Ferrari. Процесс тот же, просто люди из разных компаний.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, вы сказали, что на заседаниях технической рабочей группы три команды выступали против новых правил. Aston Martin была среди этих трёх команд?
Отмар Сафнауэр: Да, мы выступали против на том основании, что от изменений выиграют команды, чьи машины традиционно имеют более высокий рейк. Мы предложили свой вариант, при котором все оказались бы в более равных условиях. То, что против нынешней версии правил выступали сразу три команды, мне кажется весьма показательным фактом.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Отмар, вы постоянно говорите, что изменения сильнее сказались на машинах с низким рейком. Откуда вы это знаете? У Aston Martin нет машины с высоким рейком, чтобы на деле всё проверить. Да и динамика прогресса команд не подтверждает ваш тезис.
Отмар Сафнауэр: Мы прорабатывали концепцию с высоким рейком на протяжении нескольких лет – еще с тех пор, как она впервые появилась в Формуле 1 вместе с выдувным диффузором. И мы оказались единственной командой, которая отказалась от высокого рейка в пользу низкого. Мы можем проверять гипотезы в аэродинамической трубе и средствами вычислительной гидродинамики, и у нас достаточно знаний и опыта, чтобы, ознакомившись с предлагаемыми изменениями, понять, благоволят ли они в большей степени каким-то конкретным командам. О своих опасениях мы заявили еще в августе прошлого года и, как выяснилось, не ошиблись.

Говорите, динамика прогресса не подтверждает мои слова? В прошлом году в Португалии Льюис Хэмилтон опередил Макса Ферстаппена на 34 секунды. Если бы пару недель назад в Red Bull Racing не позвали Макса в боксы, чтобы дать ему шанс показать быстрейший круг, Ферстаппен уступил бы Хэмилтону всего четыре секунды. Соответственно, на одной конкретной трассе Mercedes потеряли полминуты относительно Red Bull Racing. Если взглянуть на наши результаты, мы тоже проехали дистанцию гонки на 30 секунд медленнее, чем год назад. Да что там, взгляните сами на результаты прошедших квалификаций и гонок и сравните их с прошлогодними.

Вопрос: (Алан Болдуин) Гюнтер, если Мику удается выжимать из машины больше скорости, а у Никиты наблюдаются сложности, становится ли Мик лидером команды? Возможно, в коллективе всё больше ориентируются на его подход к машине и его настройки?
Гюнтер Штайнер: Конечно, мы смотрим на Мика, чтобы понять, как ему удается выжимать из машины больше скорости, и стараемся помочь Никите добиться того же. Так что фокус скорее на Никите, чем на Мике. Пока рано называть Мика лидером, иначе следом его тут же назовут первым номером, а это не соответствует действительности. У наших гонщиков равный статус и абсолютно одинаковая машина, так будет и дальше. Мы едва начинаем четвертый этап сезона, не стоит торопиться с выводами. Да, Мик пока впереди, но я уверен, что Никите по силам к нему подобраться.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Вопрос ко всем. В Формуле 1 обсуждается лимит на зарплату гонщиков. Какую цифру вы сочли бы приемлемой?
Франц Тост: Это решать всем командам сообща. Мне кажется, что сумма не должна превышать 30 миллионов долларов на двух гонщиков, но, опять же, эта тема обсуждаема. Многое зависит от того, какими возможностями располагает конкретная команда, и в каком направлении мы все решим двигаться.

Отмар Сафнауэр: Кажется, озвученная Францем цифра упоминалась в дискуссии между командами – думаю, нужен примерно такой лимит.

Гюнтер Штайнер: Дискуссия только началась. Потребуется больше времени и усилий, прежде чем мы придем к конкретной цифре и определимся, как всё должно работать. Сейчас я бы не хотел называть какие-то конкретные рамки.

Вопрос: (Крис Медланд) Отмар, какую альтернативу нынешним правилам предлагали в Aston Martin, и по каким причинам ваше предложение было отклонено?
Отмар Сафнауэр: Предлагаемые изменения шли в определенной последовательности, и мы предложили не внедрять второй пакет изменений, поскольку первого, как нам казалось, вполне достаточно, чтобы снизить скорость машин. Звучали и иные предложения, причем не только от нас – например, уменьшить размеры заднего антикрыла, что в одинаковой степени сказалось бы на всех командах. Но эта идея не была принята.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, позвольте уточнить вашу фразу насчёт приглашенных сотрудников Ferrari. Если я правильно понимаю, они базируются в Маранелло в отдельном помещении, но скажите, они целиком заняты постройкой машины для следующего сезона, или всё-таки принимают некое участие в работе над нынешней VF-21? Специалисты Dallara тоже работают над новой машиной?
Гюнтер Штайнер: Прошу прощения, я забыл это прокомментировать. Все упомянутые специалисты работают над машиной для следующего сезона. Как я не раз говорил, наша команда прекратила работу над VF-21. Мы занимались небольшими проблемами с надежностью, эта задача решена, теперь все сотрудники в Маранелло – и специалисты Haas, и приглашенные специалисты Ferrari – работают над машиной для следующего сезона. Парни из Dallara тоже занимаются новой машиной, но, если потребуется, смогут переключиться на работу над нынешней. Правда, это будет только в случае каких-нибудь проблем, работать над скоростью VF-21 мы не планируем.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, когда в прошлом году вы озвучили свои опасения насчёт новых правил, могли ли вы тогда сделать нечто большее и привлечь внимание к проблеме вместо того, чтобы пытаться по ходу нынешнего сезона изменить уже утвержденные правила?
Отмар Сафнауэр: Не думаю. Мы обозначили свою позицию, а когда правила всё-таки утвердили, работали изо всех сил, стараясь отыграть потери в прижимной силе.

Вторая пресс-конференция

Фредерик Вассёр (Alfa Romeo), Саймон Робертс (Williams), Марио Изола (Pirelli)

Участники: Фредерик Вассёр (Alfa Romeo), Саймон Робертс (Williams), Марио Изола (Pirelli)

Вопрос: Фредерик, было приятно видеть Роберта Кубицу на трассе в первой тренировке. Сессия закончилась для него не лучшим образом, но что он сказал о машине?
Фредерик Вассёр: Да, в конце сессии Роберт действовал излишне оптимистично, но, с другой стороны, он очень хорошо поработал, с первых минут держал неплохой темп, а нам было полезно получить обратную связь от ещё одного гонщика. Неделю назад нам точно так же помог Каллум Айлотт, он тоже хорошо сработал – думаю, мы выбрали верный подход.

Вопрос: Кстати, о событиях недельной давности. Как вы отреагировали на столкновение между вашими гонщиками?
Фредерик Вассёр: Я был близок к тому, чтобы подарить Кими собаку-поводыря или хотя бы трость! Досадная ситуация, но обстоятельства сложились так, что Кими пришлось менять регулировки на руле, и в тот момент он смотрел на них, а не на машину Антонио.

Вопрос: Что именно там произошло? На пресс-конференции в четверг Кими сказал, что сам допустил контакт.
Фредерик Вассёр: Когда после гонки мы собрались на брифинг, Кими первым принёс свои извинения. Неприятности случаются. Безусловно, он без всякого умысла врезался в напарника.

Вопрос: Машина Антонио получила повреждения?
Фредерик Вассёр: Практически нет, хотя мы очень опасались прокола. Были небольшие повреждения днища в задней части машины, не более того.

Вопрос: Поговорим о скорости. Финишировав в Портимао на 12-м месте, Антонио Джовинацци сказал, что таков уровень Alfa Romeo на данный момент. Вы согласны с его оценкой, или расклад сил будет меняться от гонки к гонке?
Фредерик Вассёр: Отрывы с шестого места до восемнадцатого настолько малы, что за одну неделю можно из финалистов квалификации превратиться в аутсайдеров. Расклад сил может менять даже от квалификации к гонке, и в такой ситуации мы должны проводить уик-энд абсолютно идеально, если хотим заработать очки. Сход в группе лидеров мог бы повысить наши шансы, но в Портимао этого не случилось. Прежде всего, мы должны концентрироваться на своих усилиях и избегать ошибок, которые были в двух прошлых Гран При.

Вопрос: Насколько сложно выжимать из машины всё, на что она способна? После предсезонных тестов в Alfa Romeo чувствовался оптимизм, а теперь Антонио говорит, что двенадцатое место – это максимум...
Фредерик Вассёр: По сравнению с предыдущим сезоном мы добились немалого прогресса. Год назад в первой пятничной тренировке в Барселоне мы были на 2.8% медленнее лучшего результата, а сегодня уступили всего 1.5%. Отставание сократилось практически вдвое. Что касается гонок, это отдельная история – необходимо быть в нужное время в нужном месте и не допускать ошибок. Нам пока не удается собрать всё воедино, но это меня не так уж беспокоит. Будет скорость, будут и результаты.

Вопрос: В Портимао Жан Моншо (технический директор Alfa Romeo – прим ред.) сказал, что в этом сезоне Антонио выступает на более высоком уровне. Вы согласны с такой оценкой? В чём Антонио удалось добиться прогресса, какое влияние он оказывает на команду?
Фредерик Вассёр: Нелегко дебютировать в Формуле 1 с таким напарником, как Кими Райкконен. Поначалу Антонио было непросто освоиться в команде, но сейчас он чувствует себя всё более уверенно, хорошо проводит квалификации и гонки. В Портимао он финишировал всего в четырёх-пяти секундах позади Карлоса Сайнса и Пьера Гасли, что можно считать неплохим результатом. Конечно, двенадцатое место – не та цель, к которой мы стремимся, но если мы сможем во всех оставшихся гонках финишировать сразу за Карлосом Сайнсом, то очки непременно заработаем.

Вопрос: Саймон, для Williams гонка в Португалии выдалась особенно непростой. В какой мере это было неожиданным?
Саймон Робертс: Сложности не стали для нас сюрпризом. Пожалуй, мы были настроены излишне оптимистично после фантастического результата в квалификации, но реальная скорость машины ничуть не изменилась. Джордж отлично стартовал, и если бы на трассе не появилась машина безопасности, кто знает, как всё могло бы сложиться. Условия в Португалии были во многом уникальными, притом в Имоле двумя неделями ранее наша машина выглядела гораздо более конкурентоспособной. Мы были огорчены, что наш оптимизм не оправдался, но если взглянуть на телеметрию, трудности не будут казаться чем-то неожиданным.

Вопрос: Что говорят гонщики о чувствительности машины к внешним условиям, и как в команде намерены исправить ситуацию?
Саймон Роберт: Мы делаем всё, что в наших силах. При подготовке к нынешнему сезону от нас требовалось омологировать многие компоненты, внести обязательные изменения в конструкцию днища и воздуховодов тормозов. Нашей первоочередной задачей было отыграть как можно больше потерь в эффективности и сделать машину максимально конкурентоспособной.

Судя по собранной информации, мы с этим справились, нынешняя машина заметно лучше прошлогодней. Но вместе с тем она более чувствительна к условиям. Временами это сказывается, временами – нет. Всё зависит от сочетания факторов и обстоятельств.

Вопрос: Гонка в Имоле сложилась для Williams неудачно, но в квалификации оба ваших гонщика вышли во вторую сессию. Это был заметный прогресс, особенно со стороны Николаса Латифи. Насколько ему удалось прибавить в сравнении с дебютным сезоном?
Саймон Робертс: Предыдущий сезон для Николаса был дебютным. Первый год в Формуле 1 практически у каждого получается непростым, однако к нынешнему сезону Николас подошел в отличной форме, с невероятной нацеленностью на результат. Ничего революционного, он постепенно прогрессирует во всех аспектах, а поддержка команды ему в этом очень помогает.

Вопрос: В Williams активно ищут специалистов на разные вакансии, особенно в отдел аэродинамики. Это часть подготовки к следующему сезону?
Саймон Робертс: Скорее – часть общей трансформации команды, чтобы обеспечить Williams большую состоятельность и конкурентоспособность, а в этом процессе не бывает чудес и быстрых побед. Как вы знаете, наши текущие расходы гораздо ниже предписанного лимита, в отличие от многих команд мы можем позволить себе определенный рост. Это часть нашего стратегического плана: мы инвестируем в те области, которые способны обеспечить прогресс в долгосрочной перспективе.

Вопрос: Марио, позади три гонки на трёх разных трассах. Как показали себя шины новой конструкции?
Марио Изола: Ровно так, как ожидалось. Мы используем более низкое давление, что было одной из целей, снизив износ шин. Об эффективности сложно судить однозначно, поскольку машины тоже претерпели изменения. Могу лишь заметить, что в Портимао поведение шин отличалось от первых двух гонок из-за особенностей асфальта, а в остальном результаты и комментарии совпали с нашими ожиданиями.

На прошлогодних шинных тестах у команд не было возможности работать над балансом, тогда как сейчас, экспериментируя с настройками по ходу тренировок, они начинают лучше понимать работу шин новой конструкции и добиваются всё большей скорости.

Вопрос: После финиша Гран При Португалии Льюис Хэмилтон сказал, что на тех шинах мог атаковать гораздо дольше, чем раньше. Насколько вам приятно слышать такой комментарий?
Марио Изола: Именно такую цель мы преследовали, когда решили привезти в Португалию наиболее жесткие составы. Как я уже сказал, асфальт в Портимао особенный, очень гладкий, из-за чего машины там всегда сильно скользят. Но из-за постепенного улучшения состояния трассы и более теплой погоды в день гонки, эффективность состава Hard оказалась выше ожидаемой, и Льюис атаковал дольше, чем мог себе представить. Как раз об этом нас постоянно просят гонщики, и такую же цель мы преследуем, работая над 18-дюймовыми шинами для следующего сезона.

Вопрос: Эти же составы вы привезли в Барселону. Асфальт здесь более абразивный, какого поведения шин можно ожидать?
Марио Изола: Барселона совсем не похожа на Портимао. Мы знаем, что на третьем секторе задние шины испытывают сильную нагрузку и нередко начинают скользить и перегреваться. К нынешней гонке десятый поворот был реконструирован, это должно позитивным образом сказаться на работе задних шин, но наверняка, как и год назад, большинство участников проедет дистанцию с двумя пит-стопами.

Посмотрим, какими будут температуры. В 2020-м мы приехали в Барселону в июле, когда погода была гораздо более жаркой, чем ожидается в этот уик-энд. Кроме того, в воскресенье есть небольшая вероятность дождя. Возможно, обойдется без осадков, но будет заметно прохладнее, так что командам было особенно важно успеть собрать всю необходимую информацию по ходу тренировок и определиться со стратегией на квалификацию и гонку.

Вопрос: Команда Mercedes тестировала 18-дюймовые шины в Имоле на неделе после Гран При Эмилии-Романьи. Какую обратную связь вы получили от команды и её гонщиков?
Марио Изола: Полученные комментарии были весьма позитивными, они совпали с ожиданиями гонщиков и комментариями по итогам предыдущих тестов. Нам очень важно, чтобы на разных трассах оценка новых шин со стороны разных команд и разных гонщиков была примерно одинаковой. Не забывайте, мы должны создать одну спецификацию для 10 команд и 20 гонщиков, это должен быть компромиссный вариант, который устроит всех.

Хорошо, что предпочтительный вариант для Mercedes совпал с предпочтительным вариантом для Ferrari и Alpine, это позитивное начало. Теперь после этапа в Барселоне у нас будет возможность сосредоточиться на работе над составами – мы хотим создать принципиально новую линейку с совершенно иными характеристиками, чтобы снизить риск перегрева шин. Конечно, совсем избежать перегрева не получится, но наша цель – снизить риск перегрева и темп падения эффективности, чтобы новые шины в большей степени соответствовали ожиданиям гонщиков.

Вопросы с мест

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Саймон, если я правильно интерпретировал слова ваших гонщиков, при подготовке к сезону в команде старались добиться максимально возможной прижимной силы и уделяли меньше внимания стабильности и предсказуемости поведения машины. Так ли это? Если да, подход выглядит странным – обычно команды предпочитают делать машину более стабильной, так как условия меняются от трассы к трассе, а гонщикам нравится иметь дело с послушной машиной. Почему в Williams поступили иначе, и начинают ли в команде сомневаться в выбранном подходе?
Саймон Робертс: Это не было нашим стратегическим решением, мы действовали проще. Появились изменения в правилах, из-за которых машина должна была потерять в прижимной силе, и мы делали всё возможное, чтобы эти потери компенсировать. Думаю, подобные проблемы наблюдаются не только у нас, практически все машины этого сезона более чувствительны к условиям на трассе, чем прошлогодние. Не факт, что наша FW43B откровенно хуже машин соперников, просто это всё, что мы могли сделать за отведенное время и с использованием прошедших омологацию компонентов. Делать машину нестабильной никто не планировал, это было бы глупо и неправильно.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Саймон, есть основания предполагать, что по окончании сезона Джордж Расселл расстанется с Williams. Какого гонщика вы будете искать, чтобы не допустить серьезного провала в конкурентоспособности в следующем году?
Саймон Робертс: Об этом мы еще не думали. Джордж с нами до конца года, на это сотрудничество направлены все усилия. Что касается дальнейших перспектив, Williams вступает в новую эру, мы будем работать над всеми факторами конкурентоспособности, среди которых, безусловно, наличие двух быстрых гонщиков. Это всё, что я могу сейчас сказать.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Фредерика и Саймона. На прошлой неделе Зак Браун опубликовал открытое письмо, в котором предположил, что отдельные команды голосовали за то или иное решение вместе со своими техническими партнерами или поставщиками моторов. Поставщиками моторов для Williams и Alfa Romeo выступают две крупные команды – Mercedes и Ferrari. Скажите, вы всегда голосуете за то, что хорошо для ваших команд, или всё-таки за то, что выгодно вашим поставщикам?
Фредерик Вассёр: Разумеется, по вопросам, касающимся моторов, мы голосуем так же, как наш поставщик. Что касается шасси или вопросов спортивного регламента, у нас есть своё мнение, которое не всегда совпадает с позицией Ferrari.

Саймон Робертс: Аналогичный ответ. В части моторов мы поддерживаем Mercedes, но во всем остальном преследуем, прежде всего, свои собственные интересы.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Фредерик, Каллум Айлотт претендует на место в Alfa Romeo в 2022 году?
Фредерик Вассёр: Постойте, позади всего три гонки! Посмотрим, как будут развиваться события. Каллуму предстоит провести за нас еще несколько тренировок, а потом мы определимся с составом. Как обычно, решение мы примем в четвертом квартале, не раньше.

Вопрос: (Шандор Месцарош) Саймон, Рой Ниссани проводит свой второй сезон в статусе резервного гонщика Williams и здесь работал с машиной в первой пятничной тренировке. Какого прогресса он добился по сравнению с предыдущим годом, насколько лучше стал понимать машину?
Саймон Робертс: Приятно видеть Роя в боксах команды, он всегда полон энергии и настроен исключительно позитивно. В первой тренировке он сработал очень неплохо. Когда в начале сессии Рой выехал на более жестких шинах, на скользкой трассе ему было довольно непросто, но к концу тренировки он демонстрировал стабильный темп. Он справился с намеченной программой и сделал всё, что от него требовалось. Рой всё лучше понимает машину, мы активно работаем с ним на симуляторе и очень довольны нашим сотрудничеством.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Фредерик, я посмотрел цифры продаж Alfa Romeo, они на уровне 50.000 машин в год. Может ли компания позволить себе участие в Формуле 1, особенно в рамках нового концерна Stellantis и с новым исполнительным директором? Рассчитываете ли вы, что они останутся в чемпионате в следующем году, или мы можем увидеть возвращение названия Sauber?
Фредерик Вассёр: Этот вопрос лучше задать руководителям Alfa Romeo. Мы обсуждаем планы на будущее. Alfa Romeo – легендарный бренд, очень важный для всего концерна Stellantis. История Alfa Romeo напрямую связана с Формулой 1, и я надеюсь, что наше сотрудничество продолжится.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости