Гран При Испании: Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Педро де ла Роса) Макс, отлично сработано! После второй сессии казалось, что никому кроме вас не удастся выйти из 1 минуты 17 секунд. Вы уступили поулу всего 0,036 секунды, насколько удачным был ваш круг?
Макс Ферстаппен: В целом, всё прошло хорошо. В первой сессии возникли небольшие проблемы, но во второй мы нашли оптимальный баланс, а в третьей все круги я проехал чисто. Вторая попытка в финале была не очень удачной, но здесь порывистый ветер, меняющий направление.

Тем не менее, я доволен вторым местом, для нас на этой трассе это хороший результат. Я знаю, что опередить Mercedes очень сложно, но когда результаты настолько плотные, я могу быть доволен.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Вам уже доводилось выигрывать гонки и с более далеких позиций. Вы стартуете вторым, а до первого поворота здесь почти 600 метров – можно атаковать!
Макс Ферстаппен: Да, здесь длинная прямая к первому повороту. Важно хорошо стартовать, у нас неплохая скорость на дистанции.

Вопрос: (Педро де ла Роса) В гонке важным фактором будет контроль состояния шин, верно?
Макс Ферстаппен: Учитывая множество скоростных поворотов, в которых резина склонна перегреваться, многое будет зависеть от контроля за состоянием шин – нужно справиться с этим лучше, чем соперники.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Пришлось ли вам контролировать температуру шин в квалификации?
Макс Ферстаппен: Вы видели, подготовительные круги я проезжал очень медленно, чтобы на быстром круге резина не потеряла эффективность на третьем секторе, причем все вокруг действовали так же. Но гоняться в Барселоне очень весело! Это отличная трасса с множеством скоростных поворотов, мчаться по ней на машине с практически пустыми баками одно удовольствие!

Вопрос: (Педро де ла Роса) Льюис, я счастлив вести интервью в тот день, когда вы завоевали свой 100-й поул! Насколько хорош был ваш быстрый круг? Он был идеален?
Льюис Хэмилтон: В субботней тренировке мы были быстры, но я немного беспокоился из-за корректировок, которые мы собирались сделать перед квалификацией. Мы всегда стремимся улучшить поведение машины, но это всегда риск, нельзя забывать о том, что с этими настройками предстоит ехать гонку. Мы внесли изменения, но, выехав на трассу, я сразу понял – мы допустили ошибку. Да, я справился, но это было по-настоящему трудно.

На протяжении практически всей квалификации я был позади соперников, корректировал отдельные регулировки и старался прибавить в скорости. В финальной сессии быстрый круг в первой попытке оказался для меня лучшим, что очень здорово! Я пытался прибавить во второй попытке и, кажется, опережал свой график на 0,15 секунды, но все-таки не смог улучшить результат.

Не могу поверить, что завоевал 100-й поул! Это всё благодаря мужчинам и женщинам, которые неустанно трудятся на базе команды, каждый раз ставят перед собой еще более высокие цели и никогда не сдаются. Я ощущаю колоссальную поддержку с их стороны, это мечта работать со всеми этими людьми, наш совместный путь – нечто невероятное!
Когда в конце 2012 года мы с Mercedes договорились о сотрудничестве, кто мог подумать, что с ними я завоюю сотый поул! Это большая честь, я очень благодарен судьбе. Сотый поул воспринимается так же здорово, как первый!

Вопрос: (Педро де ла Роса) Расскажите о круге, обеспечившем вам поул. Во второй сессии вы не могли выйти из 1 минуты 17 секунд, а в финале уже в первой попытке проехали за 1:16.741! Как вам это удалось?
Льюис Хэмилтон: С выбранными настройками у машины наблюдалась сильная недостаточная поворачиваемость – W12 не желала проходить повороты так, как мне хотелось! Я корректировал доступные мне регулировки, чтобы всё-таки заставить её поворачивать, старался отыграть даже тысячные доли секунды и свою попытку проехал очень чисто. Этот быстрый круг я запомню на всю жизнь!

Вопрос: (Педро де ла Роса) Валттери, вы стартуете третьим с чистой стороны трассы. С этой позиции можно рассчитывать на хороший результат!
Валттери Боттас: Результаты очень плотные. Я рассчитывал побороться за поул. В первой попытке в финале я мог проехать быстрее, но на входе в 10-й поворот машину дёрнуло в сторону, я потерял на этом 0,1 секунды и упустил поул. Впрочем, у нас хорошая машина, завтра мы должны быть быстры.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Как обстояли дела с износом шин в пятницу на длинной серии кругов? Вам по силам бороться за победу в гонке?
Валттери Боттас: Нас ждёт плотная борьба с Red Bull Racing. Если мы сохраним шины в хорошем состоянии, то сможем провести гонку с одним или с двумя пит-стопами. Но я не скажу, что мы придумали.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, мы знаем, что вы не поклонник статистики, но 100-й поул – невероятное достижение, и, похоже, вы тоже этому рады! Что это значит для вас?
Льюис Хэмилтон: Знаете, я едва покинул кокпит, мне сложно осознать произошедшее. Я давно выступаю в гонках, но сотый поул…

Никто, в том числе и я, не мог предположить, что мне когда-нибудь удастся добраться до этой цифры. Думая о своем достижении, я вспоминаю всех, кто помогал мне на пути к нему. Это не только гоночная бригада Mercedes, но и все сотрудники в Брэкли и Бриксуорте, который каждый год удивляют меня своей способностью снова и снова поднимать планку. Мы редко видимся, но постоянно находимся на связи, наши брифинги проходят очень продуктивно. Мы вместе проделали фантастический путь, потрясающе осознавать, что это мой сотый поул – он ощущается точно так же, как первый!

Я провел так много квалификаций, нередко уступал поулу совсем немного, допускал ошибки и делал из них выводы. Мне нравится, что сражение в пелотоне настолько плотное, это здорово и для болельщиков, и для тех соперников, что квалифицировались сразу позади нас!

Вопрос: Насколько эмоции от сотого поула отличаются от тех эмоций, что были у вас после первой победы в квалификации в Монреале в 2007-м?
Льюис Хэмилтон: Я бы сказал, что эмоции схожие. Не могу вспомнить, что именно я чувствовал в Монреале в 2007-м. Кажется, в то время я просил команду заливать мне столько же топлива, сколько было у моего напарника, и в Монреале в McLaren впервые пошли на это. Не знаю, в курсе ли вы, но дополнительные 10 килограммов топлива приводят к потере трех десятых на круге. Если топлива вам залили всего на круг больше, это всё равно потеря 0,15 секунды.

Первый поул запомнился прежде всего тем, что я убедился в своей способности выиграть квалификацию, а сейчас на моем счету уже 100 поулов, но я по-прежнему полон сил и готов продолжать!

Вопрос: Льюис, один вопрос про финальную сессию. В первой попытке на третьем секторе ненадолго появились желтые флаги – они вам помешали, или их убрали до того, как вы подъехали к тому участку трассы?
Льюис Хэмилтон: Я не видел там желтых флагов.

Вопрос: Серхио Перес выехал за пределы трассы в тринадцатом повороте...
Льюис Хэмилтон: Я успел заметить только гравий на траектории и оседающую пыль. Я как раз подъезжал к тринадцатому повороту, не знал, что там произошло, и на всякий случай приподнял ногу с педали газа, потеряв на этом какое-то время.

Во второй сессии Макс проехал невероятный круг. Казалось, мы ни при каких обстоятельствах не сможем проехать на семь десятых быстрее собственного результата. В квалификации направление ветра изменилось, это помогло Red Bull Racing развивать чуть большую скорость на главной прямой и обострило наше с ними соперничество. К счастью, в первой попытке в финальной сессии я сам сумел собрать всё воедино.

Перед квалификацией я попросил скорректировать настройки на моей машине, но уже на первом круге понял, что это было ошибкой! Потрясающе, когда после стольких лет выступлений ты по-прежнему стараешься найти малейшую возможность прибавить. Я продолжал прилагать усилия, поскольку мне самому было интересно, сумею ли я выжать из машины больше скорости – в конце концов, это всё, что мне оставалось делать. К счастью, этих усилий хватило для поула!

Вопрос: Макс, вы впервые квалифицировались на первом ряду в Барселоне, притом уступили Льюису всего 0,036 секунды. На каком участке трассы вы могли проехать быстрее, чтобы всё-таки выиграть эту квалификацию?
Макс Ферстаппен: Не знаю, я ешё не смотрел телеметрию. Впрочем, сейчас это уже не имеет значения. Квалификация прошла неплохо, разве что в первой сессии у нас были некоторые сложности. Ветер усилился, это сказалось на балансе, но перед второй сессией мы скорректировали настройки, и я проехал очень хороший круг. Погода здесь с порывистым ветром, современные машины к нему очень чувствительны, но в той попытке и условия оказались идеальными, и я сработал здорово.

В финальной сессии я проехал еще быстрее, чем во второй. Как сказал Льюис, в тринадцатом повороте на траектории был гравий, пришлось проезжать там немного иначе, но ситуация была одинакова для всех. В любом случае, мой круг оказался неплохим, так что я доволен тем, как прошла квалификация.

Вопрос: Насколько плотной будет борьба между вами и гонщиками Mercedes на дистанции гонки?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. У нас неплохой темп на длинной серии кругов, но и в Mercedes могут похвастаться тем же. В Барселоне сложно вплотную преследовать соперника и обгонять, но посмотрим, как всё получится. Я всегда настроен оптимистично и верю, что нам по силам сработать здорово. Конечно, я надеюсь, что борьба будет такой же плотной, как сегодня в квалификации.

Вопрос: Валттери, в Портимао вы завоевали поул, а сегодня уступили лучшему результату совсем немного – чуть более одной десятой секунды. Насколько вы довольны тем, как сложилась квалификация?
Валттери Боттас: Прежде всего, мои поздравления Льюису с сотым поулом! Это какая-то невероятная цифра, отлично сработано!

Конечно, я ожидал острого соперничества, и досадно, что в первой попытке, которая оказалась лучшей для меня, Льюиса и Макса, моя машина на мгновение соскользнула с траектории в десятом повороте. Я потерял на этом чуть больше 0,1 секунды, подобные моменты очень неприятны, но они иногда случаются. В целом у меня была хорошая скорость, просто результат зависел от множества незначительных факторов, а я не смог собрать их все воедино.

Вопрос: Что скажете о гоночном темпе у вас и Льюиса? Ваша команда может рассчитывать на победу в Гран При Испании?
Валттери Боттас: На длинной дистанции у нас хороший темп, но Red Bull Racing нам ничуть не уступают, как мы убедились в предыдущих гонках. Так что я ожидаю очень плотное сражение.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, прежде всего, примите поздравления с сотым поулом! Вы сказали, что, увидев гравий в том месте, где развернуло Серхио Переса, приподняли ногу с педали газа, потеряв на этом какое-то время. Почему в таком случае во второй попытке вы не смогли проехать быстрее? Изменились условия?
Льюис Хэмилтон: Спасибо за поздравления! Кажется, гравий на трассе был во второй попытке, разве не так?

Макс Ферстаппен: Нет, в первой попытке. Кажется, в том месте развернуло Серхио, отсюда гравий на траектории.

Льюис Хэмилтон: Я думал, это произошло чуть раньше.

Макс Ферстаппен: Потом многие проезжали там заметно шире и нанесли еще больше гравия.

Льюис Хэмилтон: Мне кажется, это всё-таки было раньше, но это я так запомнил. В завершающей попытке я опережал свой график на 0,15 секунды, но так было до седьмого поворота. На выходе из девятого поворота я уступал себе самому те же 0,15 секунды и остаток круга проехал буквально на пределе. Вероятно, во второй попытке ветер был сильнее. Не думаю, что в первой попытке я потерял много времени в тринадцатом повороте – кажется, я замедлился там кругом ранее, а на быстром круге промчался на полной скорости. Но, возможно, меня подводит память.

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, примите поздравления! Мой вопрос ко всем. Никто из вас не пытался выйти в финал квалификации на шинах Medium. Отрыв от соперников был недостаточно велик, или старт на более жестких шинах здесь не даёт большого стратегического преимущества?
Макс Ферстаппен: Мы вполне могли выйти в финал и на шинах Medium, но в этом не было необходимости.

Льюис Хэмилтон: До первого поворота здесь 600 метров, на этой дистанции более мягкие шины позволяют отыграть всего шесть метров, так что особой разницы нет. Более того, если вы стартуете на Medium, а соперник позади будет на Soft и раньше отправится менять шины, вам придется отвечать и проводить свой пит-стоп. То есть не будет никакого преимущества, только упущенные возможности – по этой причине мы не стали квалифицироваться на Medium.

Вопрос: Валттери, ваше мнение?
Валттери Боттас: В Барселоне очень важна позиция в пелотоне, мне бы не хотелось пропустить кого-либо из соперников уже на старте. Потому предпочтение получил Soft.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, почему свой быстрый круг во второй сессии вы проехали на уже прикатанном комплекте Soft? На этих шинах вам предстоит стартовать в гонке.
Льюис Хэмилтон: Какой-то хитрой логики в этом нет. В первой части квалификации я не лучшим образом провел попытку на шинах Medium. Команда сказала, что ситуация на грани – пришлось выехать на Soft, хотя изначально это не планировалось. Я проехал подготовительный круг и вернулся в боксы. Во второй сессии я проехал первую попытку на свежем комплекте Soft, а затем выехал на том прикатанном комплекте, с ним был еще быстрее и потому предпочел доехать круг до конца. По сути, тот комплект проехал всего на один круг больше, чем было бы в обычной ситуации.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, здесь уже упоминалось, что вы не любитель статистики. Вам свойственно приуменьшать значимость собственных достижений, но не ощущается ли рекорд в 100 поулов как-то иначе? В других видах спорта цифра 100 воспринимается как нечто особенное, например, 100 забитых мячей для футболиста Премьер Лиги – знаковый рубеж, преодолев который он попадает в своеобразный клуб лучших нападающих. Возможно, и для вас цифра 100 значит нечто большее?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что сейчас я способен в полной мере осознать это достижение. 100 поулов – это очень много. Не знаю, как мне следовало бы себя чувствовать – я просто рад, что борьба была настолько острой!

Квалификация – особенный этап уик-энда. Когда, закончив круг, видишь, что проехал быстрее всех, сразу начинаешь думать: «Хорошо, но как мне выжать из машины еще больше скорости, и смогут ли соперники в следующей попытке отыграть одну, две, а то и три десятые?» Это очень напряженный момент и для тебя самого, и для болельщиков. 100 поулов – настолько невероятное достижение, что эмоции от него трудно выразить словами. Не знаю, что еще можно сказать.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, наверняка вы возненавидите меня за этот вопрос и ответите, что не можете вспомнить или нечто вроде того, но скажите, ваш быстрый круг сегодня был именно таким, каким должен быть круг рекордного, сотого поула? Похоже, вам пришлось всерьез постараться, чтобы выиграть эту квалификацию, ведь Макс во второй сессии был невероятно быстр. Если вспомнить ваши фантастические поулы в Канаде в 2007-м, в Сингапуре в 2018-м и в Гран При Штирии в 2020-м, сегодняшний с ними на одном уровне?
Льюис Хэмилтон: Мой быстрый круг в самом деле был очень неплохим. Знаете, квалификация – это всегда некий путь или, скажем так, процесс. Иногда ты быстр с первых минут первой сессии, у твоей машины оптимальный баланс, и всё, что тебе остается, это просто выполнить свою работу. Но сегодня у W12 не было оптимального баланса, из-за чего я уступал соперникам. Я менял регулировки, но всё равно оставался пусть ненамного, но медленнее. Я понимал: это всё, что у меня есть на финальную сессию, я должен выжать из машины максимум. Мой круг получился идеально чистым – видимо, по этой причине я всё-таки опередил Макса на ничтожные 0,036 секунды. Безусловно, этим кругом я очень горжусь!

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Макс, мы видели, как перед завершающей попыткой вы обгоняли соперников впереди. Почему вы так поступили? Это каким-то образом повлияло на то, что в итоге вам не удалось улучшить свой результат?
Макс Ферстаппен: Мне просто не хотелось быть позади большой группы гонщиков. Выехав из боксов, я заметил, что впереди меня сразу семь машин, а по собственному опыту я знал, что в такой ситуации есть риск упереться в трафик уже в десятом повороте. Мне этого не хотелось, потому я предпочел скорее всех обогнать, чтобы в последних поворотах никто не пытался обогнать уже меня самого. К началу быстрого круга температура моих шин оставалась в пределах нормы.

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, вы уже говорили, почему в финальной сессии во второй попытке проехали медленнее, чем в первой. Похоже, это своеобразный тренд нынешнего сезона, когда вторая попытка в квалификации не обязательно оказывается быстрее первой. Вопрос ко всем: это просто совпадение, или условия всякий раз становятся хуже? Возможно, из-за столь малых отрывов вы излишне рискуете, допускаете ошибки и потому не улучшаете результат?
Валттери Боттас: Я чувствовал, что во второй попытке машина едет медленнее. С каждым поворотом я всё больше уступал своему результату, хотя очень рассчитывал проехать быстрее, так как в первой попытке допустил ошибку в десятом повороте. К сожалению, не получилось. Видимо, причина всё-таки в условиях. Современные машины очень чувствительны к направлению ветра и его силе, а от попытки к попытке эти два фактора могут очень отличаться.

Льюис Хэмилтон: Практически нечего добавить. Вся машина ко второй попытке, если позволите, сильнее разогрета, температура тормозов выше, температура шин растёт иначе. Мы атакуем еще агрессивнее, но по каким-то причинам то ли состояние трассы ухудшается, то ли машина едет не так быстро. Впрочем, ситуация одинакова для всех. Думаю, ветер тоже играет существенную роль.

Макс Ферстаппен: Не вижу никакого тренда. Я смог прибавить во второй попытке в Бахрейне, а в Имоле тоже улучшил результат, хоть и вышел широко в одном месте трассы. Многое зависит от того, насколько идеально ты проехал первую попытку. Тренда здесь нет и быть не может: иногда первый быстрый круг получается отменным, иногда на втором ты оказываешься пусть ненамного, но быстрее. Конечно, если плохо проехал первую попытку, во второй прибавить проще, но это не сегодняшний случай.

Когда трасса находится на открытой местности, а ветер постоянно меняет направление и дует порывами, как сегодня в Барселоне, приходится особенно непросто. Нынешние машины очень чувствительны к направлению и силе ветра: даже если его скорость возрастает всего на несколько километров в час, в отдельных поворотах это может сказаться очень сильно. Ты пилотируешь на пределе и вдруг замечаешь, что задним колесам начинает не хватать сцепления с асфальтом, или вовсе возникает недостаточная поворачиваемость. В результате баланс может оказаться неоптимальным, что и произошло сегодня в заключительной попытке.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости