Гран При Турции

Гран При Турции

Гран При Турции: Пресс-конференция в четверг

Валттери Боттас и Льюис Хэмилтон

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы по видео, от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Mercedes

Вопрос: Льюис, уже в этот уик-энд вы можете поставить точку в споре за титул и стать семикратным чемпионом мира! Что вы чувствуете?
Льюис Хэмилтон: Я полон сил и сосредоточен на том, чтобы сработать максимально здорово. Я не думаю о каких-то глобальных целях и воспринимаю каждую гонку в отдельности. Важно обеспечить наилучший результат для команды и добиться прогресса в сравнении с предыдущим этапом.

Вопрос: Валттери, вы единственный, кто может помешать Льюису стать чемпионом. Каков ваш настрой на этот уик-энд?
Валттери Боттас: Такой же, как у Льюиса – для меня это просто очередная гонка. Мы провели всю необходимую подготовку и постараемся добиться наилучшего результата. Мне не стоит думать о разнице в личном зачёте, я приложу максимум усилий, чтобы отсрочить чемпионство Льюиса.

Вопрос: Льюис, вам уже доводилось побеждать в Турции. Каково будет гоняться здесь с нынешними машинами?
Льюис Хэмилтон: Я практически не помню, каково выступать здесь, с той победы прошло десять лет! Нам тогда повезло, что гонщики Red Bull Racing столкнулись между собой. Уже в то время трасса воспринималась как нечто впечатляющее, а с нынешними машинами – самыми быстрыми в истории Формулы 1 – эмоции от пилотажа будут просто фантастическими. С широкими шинами и гораздо большей прижимной силой восьмой поворот мы наверняка сможем проходить на предельной скорости!

Вопрос: Десять лет назад в восьмом повороте вам приходилось отпускать педаль газа?
Льюис Хэмилтон: Не помню, но, кажется, да. Восьмой поворот довольно узкий, и в средней его части нам приходилось на мгновение поднимать ногу с педали газа. В том месте трассы нашей машине не хватало прижимной силы, а вот Red Bull Racing там могли мчаться на полной скорости.

Вопрос: Планируете ли вы попросить команду как-нибудь усилить боковую поддержку в правой части кокпита, чтобы в восьмом повороте чувствовать себя более комфортно? Скажем, проложить некий смягчающий слой.
Льюис Хэмилтон: Нет, однако я не так уж тренировал мышцы шеи – будет интересно взглянуть, насколько хорошо они справятся с нагрузкой. А смягчающий слой я никогда не использовал и не планирую использовать.

Валттери Боттас: Мне тоже не нужен смягчающий слой.

Вопрос: Валттери, вам тоже доводилось гоняться на этой трассе, правда, не в Формуле 1.
Валттери Боттас: Да, в Формуле 3 в 2011 году. У меня остались кое-какие воспоминания, но с нынешней машиной трасса будет восприниматься совершенно иначе. Думаю, ощущения будут другими даже у тех, кто, как Льюис, уже гонялся здесь в Формуле 1, ведь за прошедшие годы машины стали намного быстрее. Эта трасса в каком-то смысле новая для всех, и здесь, как в Португалии, будет особенно важно как можно быстрее понять особенности свежего асфальтового покрытия. Наверняка поначалу оно будет очень скользким – что ж, будем постепенно адаптироваться.

Вопрос: Льюис, вы в шаге от седьмого чемпионского титула. Если триумф состоится, насколько вы будете им гордиться? Он для вас столь же важен, как стремление внести свой вклад в борьбу за равноправие и противодействие расизму?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что эти вещи можно сравнивать. Чемпионский титул – личное дело. Да, на него работаешь не в одиночку, но достается он тебе одному, этот успех никак не сказывается на жизни других людей. В мире немало серьезных проблем, и я гораздо больше горжусь той работой, которую стараюсь проделать вне трассы, чтобы улучшить положение многих людей. У всех должны быть равные права, равный доступ к образованию – для меня это, пожалуй, самое главное.

Вопрос: Льюис, в социальных сетях вы поддержали Джорджа Расселла после его досадной аварии в Имоле. Насколько вас впечатляют выступления Джорджа? Можно ли сказать, что с ним связаны не только будущие надежды Великобритании в Формуле 1, но и будущие надежды команды Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Я не предполагал, что люди станут делать репост моего сообщения – пожалуй, мне следовало напрямую написать Джорджу, но такая реакция в целом позитивная. У всех гонщиков на ранней стадии карьеры в Формуле 1 случались ошибки, я знаю, каково приходится в подобных ситуациях, и мне хотелось сказать Джорджу, что всё в порядке, не нужно упрекать себя сверх меры. Конечно, он поступит так, как считает нужным, такова натура гонщика, ну а я хотел просто поддержать его.

Своим подходом к работе Джордж напоминает Фернандо Алонсо и других гонщиков, которые дебютировали далеко не в самой конкурентоспособной команде, но использовали эту возможность, чтобы прогрессировать вместе с командой и вести других за собой, пусть даже иногда допуская ошибки. Этот сезон Джордж проводит очень уверенно, ему много раз удавалось выйти во вторую часть квалификации – я впечатлен его мастерством и прогрессом. За ним и другими молодыми гонщиками будущее нашего спорта, я ничуть не сомневаюсь, что у Джорджа есть все шансы когда-нибудь стать чемпионом мира.

Вопрос: Льюис, вряд ли вы сами предполагали, что в какой-то момент будете в шаге от седьмого чемпионского титула – особенно если учесть, что второго титула вам пришлось ждать шесть лет. Что будет значить для вас повторение этого рекорда Михаэля Шумахера? Если вернуться к тому разговору с Ники Лаудой в Сингапуре в 2012-м, когда трехкратный чемпион мира переманил вас в Mercedes, чем именно он тогда сумел вас заинтересовать?
Льюис Хэмилтон: Ники навёл меня на мысль перейти в Mercedes, но это произошло не в Сингапуре. Я находился у себя дома в Монако, мне позвонил Ники и сказал: «Почему бы тебе не перейти к нам?» Даже не знаю, какое слово подобрать… В общем, я не был убеждён.

По-настоящему я задумался, когда Росс Браун появился на пороге дома моей мамы, мы сели на кухне, и за чашкой чая он посвятил меня в планы команды. Это был очень подробный рассказ обо всех изменениях, которые они стараются провести, о возможных перспективах. Пожалуй, в тот момент мне, как принято говорить, «продали идею».

Далее мы с Ники проработали условия сделки, а уик-энд в Сингапуре был важен, прежде всего, тем, что именно тогда Ники осознал, что у нас с ним много общего, что положило начало нашей крепкой дружбе. Помню, как он сказал мне: «Ты очень похож на меня самого!» Ранее мы практически не разговаривали и могли судить друг о друге лишь по каким-то предположениям и тому, что писали в газетах, но в итоге у нас оказалось больше сходства, чем мог подумать Ники.

Я не раз говорил, что даже в самых смелых мечтах не мог представить, что сумею подобраться к семи чемпионским титулам. Я мечтал повторить достижения Айртона Сенны. Было здорово завоевать первый титул, а вот добиться второго оказалось очень непросто. Я провел несколько лет, стараясь помочь команде в очередной раз стать лучшей в чемпионате, после чего настал момент определиться: либо я остаюсь и продолжаю кататься по трассе без особых шансов на успех, либо решаюсь на нечто более рискованное.

Я сменил команду и вскоре выиграл два титула подряд. После каждого успеха я благодарил судьбу за предоставленную мне возможность, ведь нужно быть благодарным за то, что имеешь – этому принципу я следую и сейчас. Еще в момент принятия решения я знал, что для меня оно абсолютно верное, но мог ли я предположить, что выиграю шесть титулов? Безусловно, нет.

Но мой пример показывает, что в жизни нужно полагаться на собственные ощущения и делать то, что сам для себя считаешь правильным, а не то, что говорят другие. Хорошенько подумай, оцени все «за» и «против» и действуй.

Вопрос: Льюис, что будет значить для вас повторение рекорда Михаэля Шумахера по числу чемпионских титулов?
Льюис Хэмилтон: Мне снова и снова задают этот вопрос! По-моему, вся эта статистика, число побед и титулов больше интересна тем, кто следит за гонками со стороны. Когда я сам наблюдал за тем, как Михаэль Шумахер завоевывает седьмой титул, для меня это было что-то вроде: «Ух ты, седьмой чемпионский титул!» Но когда ты сам сражаешься за очередной триумф, это воспринимается иначе. Мы продолжим сражаться за победы и титулы, будем стараться прогрессировать – в общем, будем делать то, что нам действительно нравится.

Особенно важно то, что сражение за титул в этом сезоне шло параллельно с борьбой за равноправие. Мы стали лучше понимать, что происходит в мире вокруг нас. Конечно, я буду очень горд, если мне удастся повторить рекорд Михаэля, но будет особенно здорово, если мой успех убедит людей – всех, не только детишек, хотя детишек в первую очередь, поскольку за ними будущее – что нужно мечтать о чем-то большем, чем, как тебе кажется, ты можешь добиться, и не позволять никому говорить, что мечта тебе не по силам.

Вопрос: Сегодня стало известно, что в следующем году восемь этапов женской W Series пройдут вместе с Гран При. Насколько важен этот шаг для автоспорта, и что вы думаете о W Series?
Валттери Боттас: Это хорошая новость. За счёт сотрудничества с Формулой 1 женская гоночная серия получит больше внимания зрителей, а у тех её участниц, кто сумеет добиться убедительного успеха, вполне может появиться шанс перейти в более высокие гоночные категории и проявить себя там. Это очень хорошая инициатива. W Series – очень интересная категория, теперь о ней узнает гораздо больше людей по всему миру. Как в случае со многими женскими видами спорта, W Series изначально недооценена – за ней было бы интересно наблюдать, но трансляций на большую аудиторию попросту нет. Хорошо, что сотрудничество с Формулой 1 это отчасти исправит.

Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я мало знаю о женском автоспорте, поскольку моя карьера прошла через другие гоночные категории. Здорово, что появилась эта инициатива, и что W Series будет представлена в общемировом масштабе.

Когда заходит речь о разнообразии в автоспорте, многие думают, что под этим подразумевается большее количество людей с разным цветом кожи. Это не совсем так, еще очень важно, чтобы в гонках могло участвовать больше женщин. Сейчас автоспорт фактически является мужским видом соревнований, это нужно изменить. Начиная с картинга, во всех категориях я наблюдал очень мало гонщиц – я беседовал с некоторыми из них и узнал, насколько непросто им приходится. Сьюзи Вольфф – очень талантливая гонщица, но и ей было невероятно трудно проявить себя в спорте, который принято считать мужским.

Сотрудничество Формулы 1 и W Series – шаг в верном направлении, однако позитивные изменения должны произойти и в младших категориях. Не знаю, какие меры предпринимаются в картинге, но там должно быть больше возможностей для девочек дебютировать и прогрессировать из класса в класс. Сейчас мальчикам гораздо проще пройти через все картинговые классы, а затем дебютировать в младших гоночных сериях – мы должны сделать так, чтобы этот карьерный путь был доступен и для юных гонщиц. Надеюсь, внимание к W Series будет этому способствовать.

Вопрос: Льюис, вы вспоминали о том, как приняли решение перейти в Mercedes, и сказали, что всегда считали это решение правильным. Как обстоят дела с дальнейшими планами? Вы действительно думаете, хотите ли остаться в Формуле 1? Какие именно условия вы стараетесь согласовать – возможно, срок контракта или возможность заниматься какой-то деятельностью вне Формулы 1?
Льюис Хэмилтон: Поверьте, я сам себе еще не ответил на вопрос, чем хочу заниматься. Мой нынешний контракт структурирован безупречно, он позволяет мне эффективно распоряжаться собственным временем, но я всегда стараюсь выяснить, можно ли сделать партнерство еще более продуктивным, могу ли я быть еще более полезен для команды. Конечно, было бы гораздо проще поставить подпись и ни о чем не думать, особенно если учесть, что я хочу продолжить сотрудничество с Mercedes, хочу помочь им реализовать важные инициативы в таких областях как экология и разнообразие. Всем коллективам в Формуле 1 не хватает разнообразия, Mercedes в этом плане не исключение. Нам нужно обсудить много моментов, и мы сделаем это если не после завоевания титула, то в конце года точно.

У меня нет ощущения, что пришла пора завершать карьеру, что некуда двигаться дальше. Всегда есть возможность добиться прогресса, я по-прежнему обожаю гонки и чувство соперничества – вряд ли это изменится в ближайшее время.

Вопрос: Льюис, как вы настраиваетесь на уик-энд, понимая, что уже в это воскресенье можете закрепить за собой статус самого успешного гонщика в истории Формулы 1? Перехватывает ли у вас дыхание от мысли, в шаге от какого успеха вы находитесь?
Льюис Хэмилтон: Наверное, когда я оставлю этот невероятный спорт и буду заниматься повседневными делами, у меня будет перехватывать дыхание от воспоминаний. Но сейчас я не думаю о рекордах. Я всегда сосредоточен на конкретной задаче – выиграть гонку, собственный опыт убедил меня в правильности такого подхода. Помню, когда я сражался за свой первый чемпионский титул, в последних гонках я создавал для себя серьезный прессинг, но в этом не было никакой необходимости – сейчас я понимаю, что и без него смог бы выиграть титул, но всегда легко рассуждать постфактум.

С годами я понял, что не стоит самому для себя усиливать прессинг – впереди еще четыре гонки, соответственно, четыре возможности заработать нужные очки. Нет смысла сводить всё к одному конкретному уик-энду, потому для меня это просто очередная гонка, и я должен относиться к ней так же, как относился ко всем предыдущим. Если подход работает, не нужно его менять.

Правда, с ним успех нередко воспринимается как нечто неожиданное. Ты не торопишь события, не думаешь о титуле, а когда его завоевываешь, не знаешь, что сказать, поскольку не был уверен, что эта задача будет выполнена. В общем, лучше думать не о том, что будет в случае успеха, а постараться подготовиться привычным образом и выступить не ниже того уровня, на котором я провожу весь этот сезон.

Red Bull Racing

Макс Ферстаппен и Алекс Элбон

Вопрос: Алекс, вы уже успели покататься по улицам Стамбула на машине Формулы 1 – расскажите, как это было?
Александер Элбон: Это было здорово! В течение двух дней мы ездили в районе местных достопримечательностей, например, по мосту через Босфор, крутили «пончики» и получили удовольствие. Неплохо для первого знакомства с Турцией, ведь я впервые в этой стране, так что было весело покататься здесь на машине Формулы 1.

Вопрос: Что скажете о гоночной трассе в Истанбул-парке?
Александер Элбон: Я по ней ещё не ездил, но выглядит она классно, хотя похоже, что поверхность асфальта очень грязная. В какой-то степени это напоминает Портимао, где покрытие тоже было обновлено, и гонщики жаловались на низкий уровень сцепления. Когда сегодня по трассе ездил автомобиль безопасности, создавалось впечатление, что она скользкая.

Вопрос: Макс, вы раньше не выступали на этой трассе – ваши впечатления?
Макс Ферстаппен: Трасса выглядит очень интересно, и я помню, что в своё время много гонял по ней, играя на компьютере, поскольку всегда считал, что Истанбул-парк – отличный автодром. Я уже предвкушаю, как сам по ней проеду. Особенно хочется почувствовать, как ведёт себя машина в 8-м повороте, где на тебя на протяжении столь долгого времени действуют перегрузки. Это же здорово!

Вопрос: Сегодня многих гонщиков спрашивали, собираются ли они что-то подкладывать под голову в кокпите, чтобы было проще справляться с перегрузками…
Макс Ферстаппен: Нет, лично я ничего не собираюсь подкладывать. Помню мои первые тесты в Формуле 3: после первого дня я просто не мог прямо держать шею, и мне пришлось что-то подложить под голову. Конечно, отец меня тогда поднял на смех, и после того случая я отказался использовать какие-либо подкладки. Только если я голову совсем не смогу держать. То же самое будет и в этот уик-энд.

Александер Элбон: Я предпочитаю, чтобы моя голова не отваливалась! (смеётся) Поэтому иногда использую такие подкладки, и вообще-то у нас даже есть специальное слово, которым мы их называем, но при всех его не стоит произносить.

Вопрос: Макс, позади 13 гонок, вы девять раз поднимались на подиум – три раза занимали третьи места, пять раз – вторые и одержали одну победу. Можно ли это считать хорошими результатами, учитывая возможности вашей машины в этом году?

Макс Ферстаппен: Разумеется, плохо, что у нас были сходы, но мы часто поднимались на подиум, вряд ли я в состоянии сделать намного больше. В этом сезоне у Mercedes слишком заметное преимущество, и в основном мы можем рассчитывать на третье место, но в некоторых гонках удавалось добиться и более высоких результатов, так что мне не на что жаловаться. В целом всё идёт нормально.

Вопрос: Алекс, в Муджелло вы впервые поднялись на подиум, и казалось, что это некий поворотный момент, но после этого ваши дела шли не лучшим образом. У вас есть какое-то объяснение этому? Есть ли у вас уверенность, что в этот уик-энд вам удастся исправить положение?
Александер Элбон: Гонка в Муджелло действительно стала последней, в которой мне удалось показать хороший результат, но я не могу сказать, что всё было так уж ужасно. Картина в квалификациях практически не изменилась, даже иногда стала лучше, но дело в том, что я теряю какое-то время на старте гонок, после чего оказываюсь в трафике, а обгонять бывает по-настоящему сложно.

В Муджело всё сложилось более удачно, потому что там можно обгонять. Но когда ты попадаешь в трафик, начинаются сложности, поскольку в поезде из нескольких машин темп задаёт тот, кто едет впереди. Я бы сказал, что это главная причина сложностей.

Но, конечно, на турецкой трассе обгоны вполне возможны, поскольку здесь можно выбирать разные траектории, но для начала хочется прибавить в квалификациях и более гладко проводить гонки.

Вопрос: Макс, есть ли какие-то новости от Pirelli по поводу причин проблемы с шиной, приведшей к вашему сходу в Имоле?
Макс Ферстаппен: Пока нет, насколько я понимаю, шинники всё ещё это выясняют. Вместе с командой мы просматривали записи с бортовых камер и другие видеоматериалы и не смогли ничего особенного увидеть, в частности, я нигде не проезжал по обломкам. Подождём результатов расследования Pirelli, посмотрим, к какому выводу они придут.

Вопрос: Хельмут Марко сказал, что приближается крайний срок, до которого необходимо принять решение по двигателям, ведь если в Red Bull собираются и дальше использовать силовые установки Honda и работать с ними самостоятельно, то определяться с этим нужно уже сейчас. Насколько внимательно вы следите за тем, что происходит в этой области? Вы пытаетесь как-то давить на команду, или вы совершенно спокойны и стараетесь сосредоточиться на своей работе?
Макс Ферстаппен: На прошлой неделе я не слышал никаких новостей. Всем этим занимается команда, хотя я понимаю, что решение нужно принимать быстро. В любом случае, я никак не могу на него повлиять, но я доверяю команде в том, что она выберет лучшее решение из всех возможных вариантов. Так что я не слишком тревожусь по этому поводу.

Вопрос: В календаре следующего года не будет этапа во Вьетнаме. Гонкой на какой трассе вы бы хотели его заменить?
Макс Ферстаппен: Не знаю… В этом году было несколько отличных гонок, например, в Портимао, разве что сцепление оставляло желать лучшего. Имола тоже хорошая трасса старой школы, там мне тоже понравилось. Мне и Нюрбургринг понравился. В общем, есть несколько трасс, которые могли бы заменить вьетнамскую.

Вопрос: Можете всё-таки выбрать какую-то одну?
Макс Ферстаппен: Тогда голосую за Имолу. Некоторые повороты ты постоянно проходишь на грани вылета в гравий, и если заходить в них слишком широко, то гонка для тебя закончена. Хотя сделать выбор действительно сложно, потому что в Муджелло тоже было здорово. Я бы вообще предпочёл заменить какие-то из тех трасс, на которых мы выступаем, на эти автодромы.

Вопрос: Алекс, ваше мнение?
Александер Элбон: Я бы выбрал Муджелло, потому что там по-настоящему здорово гоняться. Мне показалось, что на других трассах несколько сложнее обгонять, зато в Муджелло мы видели отличные дуэли.

Вопрос: Макс, раньше вы говорили, что для вас нет особой разницы, на каком месте завершить сезон, если вы не можете бороться за чемпионский титул, но похоже, что сейчас вы уже как-то спокойнее относитесь к тому, что займёте 3-е место…
Макс Ферстаппен: Понимаете, просто не хочется расстраиваться, если нет возможности бороться за более высокие результаты. Я стараюсь подгонять самого себя, стараюсь занять как можно более высокое место, пилотируя ту машину, которая у нас есть, если в этом году нет возможности бороться за победу в чемпионате.

Иногда создаётся впечатление, что нам удаётся немного ближе подобраться к лидерам, но из-за нескольких сходов я довольно быстро выбыл из числа претендентов на титул. И сейчас я действительно получаю удовольствие, если мне удаётся финишировать вторым или третьим. Кстати, так было в Имоле, ведь там я смог уже ближе подобраться к Merсedes, и это настраивает на борьбу. В итоге я смог опередить одну из их машин.

Я знаю, что обычно они проходят круги на 0,3-0,4 быстрее нас, а в Имоле мы уступали им всего 0,2 секунды на круге. Конечно, здорово, когда удаётся подняться на подиум, но когда ты только третий, это не тот результат, о котором мечтаешь.

Знаете, я бы сравнил это с ситуацией, когда ты собираешься в ресторан, и вдруг выясняется, что ты – третий лишний. Это как-то не очень приятно. Лично я предпочитаю быть тем, кто идёт на приятный романтический ужин, а не третьим лишним! (смеётся)

Ferrari

Шарль Леклер и Себастьян Феттель

Вопрос: Себастьян, в 2006-м в Турции вы провели свой дебютный уик-энд в Формуле 1, сев за руль в пятничных тренировках. Что вы помните о том дне, кроме того, что вас оштрафовали за превышение скорости на пит-лейн?
Себастьян Феттель: Штраф стал отличным достижением того дня! В остальном, я мало, что помню. Если не ошибаюсь, я показал лучшее время, но всё же превышение скорости на пит-лейн стало самым ярким событием! (смеется)

Вопрос: Вы – один из немногих гонщиков, выступавших на турецкой трассе. Что можете сказать о ней?
Себастьян Феттель: В последний раз мы приезжали в Турцию много лет назад, так что я мало, что помню. Трасса интересная, она мне нравилась, и я уверен, что понравится снова. Сейчас здесь новый асфальт, но перепад высот и восьмой поворот никуда не делись. Уверен, за рулём современной машины восьмой поворот окажется очень интересным. Здесь есть прямые, быстрые и медленные повороты, техничные секции – отличная трасса для пилотирования.

Вопрос: Шарль, что вы думаете о трассе?
Шарль Леклер: Я познакомился с трассой на симуляторе, а сегодня проехал по ней на велосипеде. Трасса мне понравилась, по крайней мере, на симуляторе. Теперь с нетерпением жду завтрашний день, чтобы проехать на настоящей машине. Должно быть интересно.

Вопрос: Полагаете, за четыре гонки до конца сезона сможете догнать Racing Point, которая сейчас занимает пятое место в Кубке конструкторов?
Шарль Леклер: Сложный вопрос. Когда нам удаётся выжать максимум из машины, то мы выглядим вполне конкурентоспособными, но у меня нет точного ответа на вопрос, какая наша справедливая позиция.

Если реально оценивать шансы, то нам будет сложно догнать Racing Point, поскольку они действуют практически безошибочно. Надеюсь, у нас всё получится, но всё же в данный момент мы больше сосредоточены на решении собственных задач, чтобы каждый уик-энд выжимать максимум из машины. Если удастся их догнать, то я восприму это как приятный бонус, но цель опередить их любой ценой у нас не стоит, поскольку добиться этого будет довольно сложно.

Вопрос: Календарь на следующий сезон состоит из рекордных 23-х этапов. У вас нет опасения, что из-за такого числа гонок важность каждой из них в отдельности снизится?
Себастьян Феттель: Я бы ответил на этот вопрос утвердительно, если бы мы проводили 23 гонки на одной и той же трассе. У нас чемпионат мира, и гонки проходят в разных частях планеты. Однако я говорю с точки зрения человека, который ездит на все Гран При, а не смотрит их по телевизору. Возможно, кому-то из болельщиков такое число гонок может показаться слишком большим, но не мне переживать из-за этого.

Мне кажется важнее спросить, в состоянии ли команды провести 23 гонки? Мы же говорим не о полуторачасовых заездах по воскресеньям – за кулисами проводится гораздо больше работы. Посмотрим, каким получится начало следующего сезона, как будет развиваться ситуация с пандемией – думаю, она может оказать влияние на календарь следующего сезона, по крайней мере, на начало чемпионата.

Мы надеемся, что сможем вернуться к привычной жизни, зрителей будут пускать на трибуны, и мы сможем вновь сосредоточиться на гонках.

Вопрос: Шарль, как вы оцениваете свой личный прогресс в нынешнем сезоне?
Шарль Леклер: Я доволен тем, как прибавил в этом сезоне, особенно с точки зрения контроля износа резины. В прошлом году работа с резиной была моим слабым местом, но я приложил много усилий и сейчас справляюсь лучше, что позитивно.

Я лучше понимаю людей в команде. Вместе мы работаем над тем, чтобы вернуться на позиции, на которых хотим быть. Это объединяет, и я надеюсь, что из сложившейся ситуации вся команда выйдет более сильной.

Вопрос: Себастьян, Шарль в этом сезоне произвёл на вас большее впечатление, чем в прошлом?
Себастьян Феттель: Сложно проводить сравнения, поскольку в этом году я нахожусь в роли догоняющего по отношению к нему. Не могу сказать, что я доволен собственными результатами, но Шарль отлично справляется с работой в этом году и регулярно выжимает из машины максимум. Он прибавил в нескольких областях, но Шарль уже в свой первый сезон в Sauber произвёл сильное впечатление. С годами он повзрослел и пилотирует лучше.

Вопрос: Шарль, вы говорите, что прибавили в этом сезоне, но как вам удаётся справляться с разочарованием того, что машина не позволяет бороться за более высокие позиции?
Шарль Леклер: Я понял, что стал лучше как гонщик ещё и потому, что в сложных ситуациях не опускаю руки. Я фокусируюсь на своих задачах и пытаюсь показать настолько высокий результат, насколько возможно, даже если речь и не идёт о борьбе за победы или подиумы.

Я стал более терпеливым, хотя раньше никогда таким не был. Мне ничего не остаётся, кроме как принять текущую ситуацию. У меня нет сомнений, что сейчас я лучше, как гонщик, чем в начале сезона. Не знаю, связано ли это с нашей текущей формой, но мой подход к работе не изменился – я стараюсь анализировать свои слабые места и устранять их.

Вопрос: Себастьян, Берни Экклстоун говорил, что посодействовал подписанию вашего контракта с Aston Martin. Это так? И если да, то взял ли он с вас комиссию за свои услуги? И правдивы ли слова Герхарда Бергера о том, что вы интересуетесь возможностью совмещать выступления в Формуле 1 и DTM?
Себастьян Феттель: Правда в том, что я общался с ними обоими, равно как и с другими людьми. Некоторых я считаю своими друзьями, у некоторых я спрашивал совета. Что касается комиссии, то Берни спрашивал её с меня. Полагаю, ему было бы неприятно брать с меня деньги.

Если говорить о выступлениях за пределами Формулы 1, то в прошлом такое было возможно, но не в наши дни. Конечно, мне было бы интересно сесть за руль другой гоночной техники, но когда календарь состоит из 23-х этапов, найти время для другого чемпионата не так и просто. Мне кажется, это нереальная цель.

Вопрос: Себастьян, вспомним ситуацию в Имоле. Когда в момент нахождения на трассе автомобиля безопасности вы возвращались в круг с лидерами, то увидели маршалов на трассе и охарактеризовали ситуацию, как опасную. Вы собираетесь обсудить произошедшее на следующем брифинге пилотов? Кто вообще виноват в том, что маршалы оказались на трассе, когда некоторым гонщикам было разрешено атаковать?
Себастьян Феттель: Думаю, стоит больше внимания уделить поиску решения, чтобы такое больше не повторялось. Насколько я понимаю, мы физически должны обогнать пелотон для возвращения в круг просто потому, что программное обеспечение не позволяет зачесть нам лишний круг. Из-за этого нам приходится проезжать круг – звучит смешно, но я думаю, что дело именно в этом.

Если искать решения, то я бы приложил усилия, чтобы доработать программное обеспечение, чтобы отстающим на круг машинам не пришлось физически обгонять пелотон. Можно же сделать так, чтобы на компьютере добавить нам круг и расположить на позиции, на которой мы должны быть. Думаю, это и есть наше решение. Полагаю, в 2020-м это возможно реализовать.

McLaren

Карлос Сайнс и Ландо Норрис

Карлос Сайнс: «О расстановке сил в середине пелотона судить сложно. Можно с уверенностью сказать, что в двух предыдущих гонках мы были конкурентоспособнее, чем на Нюрбургринге или в Сочи. Разобравшись в особенностях машины, мы компенсировали имеющиеся проблемы и сейчас чувствуем себя более уверенно.

Да, на отдельных трассах по чистой скорости мы на пару десятых медленнее Renault или Racing Point, но в гонках разница меньше, а в Портимао мы вовсе были немного быстрее. Пусть в среднем в квалификациях и гонках мы медленнее соперников, но отставание не так велико, чтобы исключать нас из борьбы за третье место в Кубке конструкторов. Мы неплохо справляемся с задачей брать от ситуации максимум.

Я помню турецкую трассу по тем временам, когда ещё ребенком следил за Формулой 1, и мне очень хотелось промчаться по ней. В какой-то момент Istanbul Park был исключен из календаря, но в этом году в силу обстоятельств мы вернулись, так что моя мечта осуществится! Во время прогулки по трассе мне показалось, что свежий асфальт довольно скользкий, но сама конфигурация с тех времен, как я видел её по телевизору, ничуть не изменилась – надеюсь, гоняться здесь будет очень весело!»

На пресс-конференции перед Гран При Турции Ландо Норриса попросили рассказать, какую роль в прогрессе McLaren сыграл руководитель команды Андреас Зайдль, и чем его стиль управления отличается от других руководителей.

Ландо Норрис: «Андреас Зайдль – мой первый руководитель в Формуле 1, мне сложно с кем-то его сравнивать. Но он прекрасно понимает, что нужно гонщикам, чтобы выступать на пределе, знает, как эффективно управлять командой, как её мотивировать.

Он вовлекает в процесс всех – меня, Карлоса, каждого сотрудника, чтобы весь коллектив работал максимально хорошо. Мы с моим боссом отлично понимаем друг друга. За минувшие полтора года в McLaren произошло немало позитивных изменений, в чем большая заслуга Андреаса Зайдля».

Британские журналисты, соотечественники Ландо, не обошли вниманием тот факт, что, несмотря на многочисленные победы и титулы, Льюиса Хэмилтона пока так и не произвели в рыцари.

«Думаю, если бы Льюиса произвели в рыцари, за Формулой 1 следило бы еще больше детей и подростков, - заметил Норрис. - Он добился успехов, которых не добивался ни один британский гонщик, только один человек во всем мире – Михаэль Шумахер – выиграл столько же титулов в Формуле 1. Льюис служит примером на трассе и проявляет активную позицию вне её, все атлеты из других видов спорта, добивавшиеся столь же впечатляющих успехов, в итоге становились рыцарями – не вижу причин, по которым Льюис не должен быть удостоен рыцарского титула. Это вдохновило бы многих детишек прийти в автоспорт и попытаться достичь таких же высот, каких достиг Хэмилтон».

Racing Point

Лэнс Стролл и Серхио Перес

В конце сезона Серхио Перес покинет команду Racing Point, другой контракт пока не подписан – и в четверг в Стамбуле он заявил, что вполне может пропустить следующий сезон…

Серхио Перес
: «Нужно просто подождать. Сезон скоро подходит к концу, нужно дождаться заявлений о контрактах.

Слишком поздно искать другие варианты. Похоже, я в последний момент узнаю, продолжится ли моя карьера в Формуле 1, так что годичный перерыв вполне возможен. Посмотрим, что произойдет в ближайшие пару недель.

Кое-что в этом году могло сложиться лучше. Я дважды мог подняться на подиум, я должен был заработать гораздо больше очков. Пропуск двух гонок тоже не помог в столь коротком сезоне, но в целом я доволен. Прежде всего – своей стабильностью на протяжении многих лет.

Считаю ли я несправедливым остаться без Формулы 1? Я всегда понимал, что такое может случиться. Мне очень повезло десять лет успешно выступать в Формуле 1.

Если сейчас мне придётся уйти из спорта, я уйду с высоко поднятой головой. Я добился всего, чего мог, учитывая ту технику, что у меня была. Немногие могут сделать такую карьеру. Посмотрим, что будет дальше, но я ни о чём не жалею».

В Имоле после выезда автомобиля безопасности на трассе работали маршалы – в опасной близости от проезжающих мимо гонщиков, которые сразу сбрасывали скорость, но не Лэнс Стролл. В четверг в Стамбуле он объяснил своё поведение…

Лэнс Стролл: «В тот момент мне сообщили, что отставшим на круг гонщикам разрешено обогнать автомобиль безопасности, чтобы догнать пелотон. Я выполнил эти инструкции.

О том, что в этом месте работают маршалы меня никто не предупреждал. Увидев на трассе маршала, я сразу затормозил, никаких проблем с безопасностью там не возникло. Нужно собраться и обсудить эту проблему, чтобы в будущем подобное не повторилось».

Renault

Эстебан Окон и Даниэль Риккардо

Даниэль Риккардо в 2011-м участвовал в первой пятничной тренировке в Турции, но она прошла под дождём. На пресс-конференции в четверг он вспоминал тот день – и говорил о борьбе в оставшихся гонках…

Даниэль Риккардо: «Такое впечатление, что это было очень давно. Хотя я всё отлично помню. Дождь лил как из ведра, так что я не смог получить удовольствие от тройного скоростного восьмого поворота.

Машины с тех пор здорово изменились, сейчас они совсем другие, чем девять лет назад, имеют гораздо большую прижимную силу – с нетерпением жду возможности оценить их эффективность на этой трассе.

В этом году календарь мне нравится тем, что мы приехали на множество трасс, либо новых для нас, либо тех, где мы очень давно не выступали. Это очень здорово!

Я покину команду в конце сезона, но до этого буду максимально выкладываться. Я пообещал нашим парням, что до финишного флага в Абу-Даби буду делать всё, что в моих силах. Мы ведём борьбу. Всё всерьёз. Уверен, в McLaren всё понимают и с уважением относятся к моей позиции».

На пресс-конференции FIA в Истанбул-парке Эстебана Окона спросили, не повторится ли в этот уик-энд та же ситуация, в которой команда Renault оказалась в Портимао, где тоже новый и очень гладкий асфальт, и оказалось, что на нём сложно прогревать резину.

Эстебан Окон: «Думаю, в любом случае каждый уик-энд складывается по-своему, один на другой не похож, и хотя возможно, что новый асфальт здесь напоминает по характеристикам тот, что был в Портимао, какие-то отличия всё равно будут.

Например, эта трасса отличается по конфигурации. Конечно, резину мы используем такую же, но направление ветра здесь другое, температуры другие, так что сначала надо проверить, как поведёт себя машина. Думаю, на каждой трассе, где мы выступаем, ощущения от пилотирования немного другие, и в каких-то случаях машина работает несколько хуже.

Но теперь у нас уже больше информации, мы лучше понимаем её особенности, понимаем, как добиться улучшений – после Портимао у нас было много дискуссий на эту тему. Поэтому сейчас у нас больше вариантов настроек, чем было до португальского этапа, и мы безусловно уже в большей степени готовы к каким-то неожиданностям. Если же ситуация с резиной действительно повторится, значит, придётся приложить больше усилий.

Думаю, у Renault есть все шансы удержаться на 3-м месте в Кубке конструкторов. В последних гонках Даниэль Риккардо, мой напарник, добыл немало очков, хотя у меня были проблемы. Надо постараться, чтобы обе машины добрались до финиша, как это не раз бывало на более ранних стадиях сезона, когда мы оба зарабатывали очки.

Борьба очень плотная, машины Renault, McLaren и Racing Point очень близки по скорости, и если в этот уик-энд мы выступим немного лучше, то можем оказаться впереди соперников. Именно к этому мы будем стремиться в оставшихся гонках сезона».

AlphaTauri

Даниил Квят

Вероятно, Даниил Квят потеряет место в AlphaTauri в конце сезона. В Турции российский гонщик философски рассуждал, что некоторые вещи находятся вне его контроля, но при этом он считает, что у него есть шансы вернуться в Формулу 1 в 2022 году.

Вопрос: Даниил, что можете сказать о турецкой трассе?
Даниил Квят: Утром мы прошли круг. Трасса достаточно интересная, хотя ещё до приезда я получил представление, посмотрев записи прошлых лет с камер на машинах. Здесь есть длинные прямые, интересные повороты с перепадом высот, медленные участки – всего понемногу.

В пятницу важно найти верное направление для работы с настройками. В этом году нам уже приходилось решать подобные задачи на новых трассах – в Муджелло или в Имоле. На свободных заездах команда отлично работала, нам удавалось найти оптимальные настройки.

Вопрос: Вы упомянули Имолу. Не могли бы подробнее рассказать о своём обгоне Шарля Леклера на последних кругах прошлой гонки?
Даниил Квят: Это произошло после рестарта. Шины остыли, пока мы находились за автомобилем безопасности, поэтому важно было их прогреть, чтобы почувствовать уверенность в машине. Я хорошо вышел из предыдущего поворота, машина была эффективна на разгоне – и мне удалось воспользоваться слипстримом на короткой прямой.

В результате мне удалось разогнаться до более высокой скорости и позже затормозить, заняв траекторию. Всё получилось – отличный обгон, который мне понравился.

Вопрос: Насколько сложно было вывести шины в рабочий диапазон после последнего пит-стопа? Например, у Серхио Переса не получилось реализовать похожую стратегию.
Даниил Квят: Я знал, что для прогрева шин Hard потребуется больше времени, поэтому предполагал, что его просто не будет, по крайней мере, на первом круге. В итоге всё свелось к тому, чтобы заставить шины работать. Возможно, я более агрессивно, чем остальные, прогревал шины, но это сработало. Иногда стоит рискнуть – в Имоле всё получилось.

Вопрос: Даниил, вы говорили, что стали лучше чувствовать машину. Благодаря чему конкретно вы теперь в состоянии выжимать большее из AlphaTauri?
Даниил Квят: Я не хочу вдаваться в технические подробности, но не секрет, что в начале сезона я не чувствовал себя с машиной единым целым. Команда мне помогла, мы внесли некоторые коррективы в переднюю часть, чтобы её поведение соответствовало моим предпочтениям.

Иногда садишься в машину и сразу доволен её поведением, но иногда этого не происходит и приходится больше работать с настройками. Команда много работала, чтобы мне подходило поведение машины, и с этапа в Спа ситуация стала намного лучше. Непросто корректировать подобные вещи по ходу сезона, но хорошо, что сейчас я больше доволен машиной.

Вопрос: Полагаете, ваше выступление в Имоле увеличило шансы получить контракт на 2021 год? Или шансов уже не осталось?
Даниил Квят: Я не думаю, что у меня больше не осталось шансов. Моя философия в том, чтобы всегда максимально выкладываться. Чем лучше работаешь, тем выше шансы на контракт, если не на 2021-й, то на 2022-й.

Всегда хорошо, когда удаётся проводить такие гонки, как в Имоле, где и я смог собрать всё воедино, и машина была быстра. Задача в том, чтобы проводить как можно больше таких гонок, как в Имоле. Какие-то вещи, как пилотирование машины, я могу контролировать, но какие-то находятся вне моего контроля.

Вопрос: Как вы оцениваете перспективы AlphaTauri опередить Ferrari в борьбе за шестое место в Кубке конструкторов?
Даниил Квят: Я считаю, что мы должны продолжать атаковать, не особенно обращая внимание на ситуацию в чемпионате, сосредоточившись на собственных задачах.

На протяжении всего сезона мы близки к Ferrari и стараемся делать всё, что в наших силах. Иногда они немного впереди, иногда – мы. В Имоле удалось отыграть у них немного очков, но важно двумя машинами финишировать в десятке. Мы постараемся сделать всё, что в наших силах.

Вопрос: Даниил, вернёмся немного в прошлое. Судя по опубликованному видео, во время гонки в Португалии у вас отстегнулся ремень безопасности, вы сказали команде, что ситуация очень опасная, но вам ответили оставаться на трассе. Можете подробнее рассказать, что тогда произошло?
Даниил Квят: Мы в команде провели расследование и во всём разобрались. Полагаю, больше такое не повторится. Не лучшая ситуация, но я бы хотел, чтобы она осталась между нами в команде. Мы предприняли меры, чтобы подобное не повторилось.

Пьер Гасли

За четыре гонки до конца сезона AlphaTauri уступает Ferrari 14 очков в борьбе за шестое место в Кубке конструкторов. Пьер Гасли считает, что у его команды есть шансы опередить Скудерию по итогам сезона.

Пьер Гасли: «Я – оптимист, я всегда позитивно оцениваю наши шансы. Мы будем атаковать до финиша гонки в Абу-Даби, а уже после посчитаем, сколько у кого очков.

Наша цель – опередить Ferrari, все в команде максимально выкладываются каждый уик-энд. Конечно, с каждой гонкой математические шансы сокращаются, да и в Ferrari постоянно дорабатывают машину, поэтому будет непросто их опередить. К сожалению, в Имоле мы упустили возможность заработать много очков. Если бы я финишировал, то мы были бы ближе к ним в чемпионате.

Надеюсь, до конца сезона у нас ещё появится возможность их опередить их. Шансы есть, главное продолжать атаковать. Мы сделаем всё, что в наших силах».

Alfa Romeo

Антонио Джовинацци и Кими Райкконен

Кими Райкконен: «Думаю, что в Имоле мы показали неплохую скорость, хотя, конечно, надо её повышать и дальше. Надеюсь, в Турции мы сможем лучше провести квалификацию и стартовать с более высоких позиций, что поможет нам в гонке.

Разумеется, в квалификациях мы должны быть быстрее, хотя, конечно, чудес не бывает. Нельзя сказать, что в гонках мы прилагаем больше усилий, чем по субботам, просто похоже, что в квалификациях соперники несколько быстрее нас.

Есть множество мелочей, в которых мы можем прибавить, в частности, нужно лучше прогревать шины перед быстрым кругом, но в этот уик-энд постараемся отработать лучше, и я надеюсь, что у нас будет возможность бороться за очки.

Я уверен, что проблемы с резиной есть у всех, на это жалуются многие, но мы работаем с этими шинами уже много лет и давно знаем, что у них очень узкий диапазон рабочих температур. Добиться от них максимальной эффективной работы непросто, при этом всегда есть огромная разница между ситуациями, когда резина работает на 100% или только на 80%.

В общем, найти подход к ней всегда непросто, тем более если по ходу уик-энда меняются погодные условия. Но картина именно такая, и когда нам удастся добиться нормальной работы резины, мы сразу сможем улучшить наши позиции.

Хотя также нужно признать, что какие-то трассы нам подходят лучше, какие-то – хуже, но все команды находятся в равном положении. И в этот уик-энд мы постараемся выступить лучше».

Антонио Джовинацци: «500 гонок – очень большое достижение для нашей команды, и я очень горжусь, что за неё выступаю, что я внёс свой небольшой вклад в эту статистику. Это очень важная для меня команда, ведь именно в ней я дебютировал в Формуле 1 в 2017-м, а в прошлом году провёл свой первый полный сезон. Alfa Romeo – небольшая команда, но при этом добилась впечатляющих результатов благодаря своему упорному труду.

С таким напарником я в каждой гонке испытываю особый прессинг, поскольку опередить его всегда трудно. Кими остаётся одним из лучших гонщиков Формулы 1, и чтобы его одолеть, нужно полностью выложиться.

Мы продолжим вместе выступать за Alfa Romeo в следующем году, и понятно, что когда контракт подписан, на душе становится немного спокойнее. Но задача, которую мы решаем каждый уик-энд, не меняется: я всегда стремлюсь максимально хорошо выполнить свою работу.

И хотя в плане психологического настроя разница есть, на моей скорости это никак не сказывается: с подписанием контракта ты чувствуешь себя более расслабленным, но это никак не отражается на моём подходе к работе».

Haas F1

Роман Грожан и Кевин Магнуссен

В конце года у Романа Грожана и Кевина Магнуссена закончатся контракты с Haas F1. Оба смирились с тем, что в 2021-м не выйдут на старт в Формуле 1 – и ищут другие варианты продолжения карьеры. В частности, Роман Грожан рассказал, что ведёт переговоры с командами IndyCar.

Роман Грожан: «Если я перейду в IndyCar, нужно определиться с местом жительства – прилетать на гонки из Европы или переехать в США. В ситуации, когда у вас жена и трое детей, к решению таких вопросов нужно подходить с ответственностью – я не могу просто собрать чемодан, сесть в самолет и улететь. Сначала нужно определиться с тем, как мы будем жить, а потом принимать решение о контракте.

К плюсам IndyCar можно отнести то, что у всех практически одинаковые машины и всего два поставщика двигателей. Гонки проходят весело, у всех есть шансы на победу или подиум. К минусам можно отнести то, что я мало знаком с автоспортом в США, хотя трассы выглядят классно. В любом случае, IndyCar – интересная серия, в переходе больше плюсов, чем минусов, но всё же нужно учитывать наш привычный семейный образ жизни, образование детей и тому подобные вещи.

IndyCar находится довольно высоко в моём списке возможных вариантов того, чем я буду заниматься дальше. Могу сказать, что я общаюсь с командами IndyCar. У Penske и Chip Ganassi нет вакансий, но не стоит ожидать, что в первый же год тебе предложат место в одной из ведущих команд. Сначала нужно доказать, что ты способен добиваться результатов в этой серии».

Кевин Магнуссен: «Я тоже рассматриваю вариант с IndyCar – эта серия находится высоко в моём списке приоритетов. Мне всегда нравился IndyCar, мне бы хотелось попробовать свои силы. Меня действительно увлекает этот вызов – это сильно отличается от всего того, что мне приходилось делать в прошлом за годы карьеры.

Как сказал Роман, в этой серии многое зависит от гонщиков, и там есть очень интересные трассы старой школы. Мой отец около двадцати лет выступал в Америке, так что я много времени провёл в стране. Мне очень нравится в США.

Я веду переговоры с командами, чтобы понять, какие варианты возможны. На самом деле, уже довольно поздно, поскольку многие команды определились с гонщиками. Не думаю, что у меня хорошие шансы получить контракт на следующий год».

Williams

Николас Латифи и Джордж Расселл

На пресс-конференции в Истанбул-парке гонщика Williams Джорджа Расселла спросили, удалось ли ему преодолеть психологические последствия ошибки, допущенной в Имоле, и что он для этого делает.

Джордж Расселл: «Я всё ещё в процессе её осмысления, но в жизни надо двигаться дальше, смотреть вперёд, делать выводы из допущенных ошибок и оставлять их в прошлом. Думаю, что в итоге случившееся в Имоле позволит мне стать более подготовленным и сильным гонщиком.

Из-за особого характера ошибки я испытывал совсем иные ощущения по сравнению с предыдущими ситуациями, когда я допускал серьёзные промахи, например, ещё выступая в молодёжных сериях, я врезался в стену в Монако или разбил машину, когда боролся за лидерство в гонке Формулы 3.

Но сейчас у меня неплохой настрой, и я лишь хочу поскорее вернуться за руль. Меня очень порадовала та огромная поддержка, которую я получил и от коллег-гонщиков, и от бывших чемпионов мира, и даже от людей, которые не имеют отношения к миру Формулы 1. Это было очень важно.

Конечно, все понимают, что мы пилотируем на абсолютном пределе, поэтому иногда происходят какие-то неожиданности, хотя это не уменьшает моей вины за ту ошибку. В любом случае, безусловно, такая поддержка помогает двигаться вперёд».

Также Расселл поделился впечатлениями о турецком автодроме, на котором ему раньше не доводилось выступать: «Надеюсь, в воскресенье нас ждёт интересная гонка. Сразу чувствуется, что у этой трассы свой особый характер, есть возможности для обгонов, она позволяет выбирать разные траектории, значит, можно будет вести плотное преследование соперников.

Понятно, что для многих эта трасса новая, к тому же сейчас здесь более прохладная погода, и, конечно, интересно посмотреть, как шины будут реагировать на нагрузки в 8-м повороте, он действительно совершенно убойный, и там возможны сюрпризы.

Думаю, в квалификации с минимальной топливной нагрузкой его можно проходить на полном газу, но это я сейчас так говорю, и кто знает, как будет на самом деле? Но с полными баками это будет очень сложно, и по ходу гонки придётся щадить резину, поскольку передняя правая шина там будет работать на абсолютном пределе. Кстати, нагрузки на шею тоже будут предельными. Но приезжать на новые трассы и принимать новые вызовы всегда интересно!»

В четверг было объявлено, что в 2021 году этапы женского чемпионата W Series будут входить в программу восьми уик-эндов Формулы 1 в качестве гонок поддержки. Пилот Williams Николас Латифи приветствует это решение.

Николас Латифи: «Я думаю, это здорово, что такие гонки будут проходит во время наших уик-эндов. Безусловно, это привлечёт к женской серии больше внимания, обеспечит ей более широкое признание и поможет развиваться.

Поскольку её этапы будут проходить на тех же трассах, что и гонки Формулы 1, то её участницам обеспечены такие же ощущения, что испытал я, когда впервые выступал в гонке GP2. Это правильный шаг вперёд для W Series, хотя, если честно, я не слишком внимательно следил за её первым сезоном, поэтому мне сложно комментировать эту тему, но проведение этапов женской серии в качестве гонок поддержки будет способствовать появлению в автоспорте новых гонщиц».

Также канадец рассказал, что с каждым Гран При он пилотирует машину Williams всё увереннее: «Конечно, это мой первый сезон в Формуле 1, и я всё лучше понимаю особенности машины, понимаю, какие задачи мне нужно ставить перед инженерами в процессе её настройки – им это тоже помогает. Поэтому с каждой гонкой мы прибавляем, хотя каждая трасса и каждый этап сезона – отдельная загадка, требующая своего решения.

Поэтому каждый раз нужно найти подходы к конкретной трассе, к каждому конкретному повороту, чтобы уверенно их проходить, чтобы в будущем у меня был определённый багаж знаний, к которому я мог бы обращаться. И я буду помнить, что на этой трассе мы таким-то образом корректировали настройки, что позволило более комфортно чувствовать себя за рулём. Однозначно, с каждой гонкой я пилотирую всё увереннее».

Другие новости