Гран При России

Гран При России

Гран При России: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При России: Пресс-конференция в воскресенье

1. Валттери Боттас (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Льюис Хэмилтон (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Джонни Херберт) Макс, вы финишировали вторым, притом у вас было интересное сражение с Mercedes на отрезке до второго поворота. Вам удался неплохой старт, однако Валттери Боттас сразу сумел выйти вперед. Далее с вами поравнялся Даниэль Риккардо, вы выехали за пределы трассы и были вынуждены возвращаться на траекторию через специально установленные указатели. Как всё прошло?
Макс Ферстаппен: На четной стороне стартовой решётки хуже сцепление – сегодня мне это дорого обошлось. В первых поворотах борьба получилась интересной, мне пришлось срезать шикану, но обошлось без проблем.

После рестарта мне немного не хватало темпа на шинах Medium, были проблемы с балансом. Но после перехода на Hard машина поехала немного быстрее, так что я доволен. Здорово, что снова удалось вклиниться между гонщиками Mercedes.

Вопрос: (Джонни Херберт) Нервничали ли вы, когда Льюис вернулся на третье место?
Макс Ферстаппен: Я сосредоточился на своей гонке. Машины Mercedes быстрее, но мы контролировали ситуацию, и я сделал всё, что мог.

Вопрос: (Джонни Херберт) Вы довольны вторым местом, верно?
Макс Ферстаппен: Я очень рад второй позиции, особенно после двух сходов. Я снова заработал много очков.

Вопрос: (Джонни Херберт) Льюис, не самый удачный день для вас. Что было не так с тренировкой старта, за которую вы получили 10-секундный штраф?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, большое спасибо всем, кто пришёл сегодня на гонку! Для меня день сложился не лучшим образом, но что есть, то есть.

Вопрос: (Джонни Херберт) Каким образом вы и команда так просчитались? В полученных от FIA инструкциях разве не было указаний, где можно тренировать старт, а где – нельзя? Почему вы решили отработать процедуру буквально на выезде с пит-лейн?
Льюис Хэмилтон: Сейчас это уже не имеет значения. Я заработал столько очков, сколько смог, будем двигаться дальше.

Вопрос: (Джонни Херберт) Тем не менее, по ходу гонки вам удалось частично отыграть потерянные позиции.
Льюис Хэмилтон: Да, после штрафа мне удалось вернуться в первую тройку, но не скажу, что это был впечатляющий прорыв. Мои поздравления Валттери.

Вопрос: (Джонни Херберт) Валттери, поздравляю с победой! Сражение во втором повороте получилось острым, вы пытались обогнать Льюиса по внешнему радиусу, но были вынуждены проехать по поребрику.
Валттери Боттас: Я понимал, что первая возможность опередить Льюиса будет на старте, и, конечно, попытался, но у меня возникли серьёзные сложности, потому что о визор ударилась здоровенная пчела или что-то вроде того! Из-за этого я не видел, где нужно тормозить, и слишком широко зашёл в поворот.

Но я знал, что впереди ещё вся гонка, и поскольку я ехал на шинах Medium, у меня ещё будут возможности, так что сдаваться я не собирался. Но конечно, потом Льюис был оштрафован, так что, оказавшись на свободной трассе, я чувствовал, что еду в прекрасном темпе, и всё под контролем.

Вопрос: (Джонни Херберт) На первых кругах гонки Макс Ферстаппен ехал недалеко позади. Опасались ли вы, что он сумеет навязать борьбу?
Валттери Боттас: Нет, я знал, что у меня хорошие шансы на победу, и продолжал атаковать.

Вопрос: (Джонни Херберт) Для вас это девятая победа в карьере и вторая в Сочи. Наверняка этот успех добавит вам уверенности, не так ли?
Валттери Боттас: Разумеется, я очень рад, что вновь одержал победу, ведь предыдущая была уже довольно давно. Мне удалось отыграть несколько очков по отношению к Льюису, и теперь надо постараться сохранить набранный темп в оставшихся гонках. Я продолжу атаковать, и посмотрим, чем всё закончится.

Пресс-конференция

Валттери Боттас

Вопрос: Валттери, примите поздравления! С вашей победы в Австрии прошло довольно много времени, насколько приятно было сегодня вновь слышать на подиуме финский гимн?
Валттери Боттас: Вы правы, я давно не выигрывал гонку, хотя несколько раз был к этому близок. В этом году в гонках я выгляжу увереннее, чем когда-либо, и был не то чтобы огорчен – раздосадован тем, что много раз был близок к победе, но финишировал не первым. Сегодня всё сложилось в мою пользу, я не раз говорил, что ситуация не может всё время работать против тебя. Приятно одержать победу, я считаю, что заслужил её. Да, мне повезло, что Льюис получил штраф, но и сам я сработал неплохо. Этот результат добавит мне уверенности на оставшиеся этапы сезона.

Вопрос: Расскажите, как прошла гонка. Вам удалось сразу пройти Макса, а потом большую часть дистанции вы ехали в гордом одиночестве...
Валттери Боттас: Я хорошо стартовал, но и Льюис среагировал неплохо. Мне удалось воспользоваться слипстримом, я сместился к внешней кромке трассы, поравнялся с Льюисом, но затормозил немного позднее, чем требовалось, и слишком глубоко «нырнул» во второй поворот, за счет чего Льюису удалось сохранить лидерство. Далее я старался не отстать от него, поскольку понимал, что с более мягкими шинами ему придется раньше ехать на пит-стоп. Получив свободную трассу, я держал очень хороший темп, позднее с шинами Hard тоже был достаточно быстр и полностью контролировал ситуацию. Хорошо, что нам не пришлось иметь дело с еще одним выездом машины безопасности или красными флагами.

Вопрос: Если бы Льюис не получил штраф, вы бы сумели его опередить?
Валттери Боттас: Я понимал, что в гонке будут возможности выйти вперед. Наилучшим моментом для этого был старт, но даже если мне не удалось сразу перехватить лидерство, я понимал, что сражение на этом не закончено. С шинами Medium у меня было тактическое преимущество, так что я не сомневался, что смогу претендовать на победу. Кто знает, как всё сложилось бы, не получи Льюис штраф, но он его получил, что есть, то есть.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, после двух неудачных этапов в Италии насколько приятно безошибочно провести гонку и заработать подиум?
Макс Ферстаппен: Примерно таких результатов и нужно добиваться каждый уик-энд. Предыдущие два этапа сложились для нас неудачно, и здорово, что мы сумели вернуться на подиум на трассе, где в предыдущие годы ни разу не финишировали в первой тройке. Я очень этим доволен.

Если говорить о гонке, я стартовал откровенно плохо, так как на моей стороне трассы уровень сцепления с асфальтом был низким. Похоже, все, кто занимал четные позиции, стартовали слабо. По ходу первого круга пришлось побороться с Даниэлем Риккардо, в процессе этой борьбы я оказался за пределами трассы, был вынужден возвращаться на траекторию через специальные указатели – в общем, было здорово!

Правда, на шинах Medium баланс был не вполне оптимальным, наблюдались те же сложности, что были в первых двух квалификационных сессиях, когда я не мог атаковать на входе в повороты. Из-за этих сложностей я не мог держаться вплотную за Mercedes, но всё-таки старался не отставать от них. После перехода на шины Hard баланс улучшился, чему я был очень рад. Второе место – отличный результат, я им доволен.

Вопрос: Вы сказали, что на втором отрезке баланс улучшился. Рассчитывали ли вы побороться с Валттери за победу?
Макс Ферстаппен: Нет, поскольку в тот момент он уже ехал далеко впереди, между нами было почти двенадцать секунд. Отыграть это отставание на точно таких же шинах и с практически таким же темпом просто невозможно.

Вопрос: Льюис, как и вчерашняя квалификация, сегодняшний день оказался для вас богатым на события. Как бы вы его охарактеризовали?
Льюис Хэмилтон: По-моему, событий было не так уж много. Я стартовал первым, финишировал третьим – не самый удачный день.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: При взгляде со стороны событий было немало, причем началось всё еще до того, как погасли огни светофоров – в тот момент, когда вы тренировали старт. О чем вы говорили с командой, и почему решили тренировать старт именно в том месте – на выезде с пит-лейн?
Льюис Хэмилтон: Практически во всех предыдущих гонках я тренировал процедуру старта не сразу после светофоров, расположенных в конце пит-лейн, а намного дальше, причем это никогда не было проблемой.

Да, в Сочи я никогда не отрабатывал старт на выезде с пит-лейн, но в правилах сказано, что после тех светофоров машина должна находиться с правой стороны трассы, нет уточнений, насколько далеко можно или нельзя отъезжать. Мне не хотелось тренировать старт там, где до меня гонщики уже оставили слой резины, ведь в районе стартовой позиции этого слоя нет. Потому я постарался отъехать туда, где асфальт был чист.

Вопрос: Вы консультировались с командой, можно ли тренировать старт на выезде с пит-лейн?
Льюис Хэмилтон: Да, и в команде сказали, что это допустимо. Точно так же всё происходит в Бразилии: ты тренируешь старт непосредственно на выезде с пит-лейн, а не сразу после светофоров. Притом по сравнению с бразильской трассой риск сегодня был меньше, так как слева от меня оставалось много места. В общем, интересный вердикт.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, за нарушение инструкций FIA помимо чисто гоночного штрафа в виде добавленного времени полагаются штрафные баллы. После сегодняшнего инцидента у вас десять штрафных баллов, и если в ближайших четырех Гран При их станет на два больше, вам придется пропустить гонку. Что вы об этом думаете? Планируете ли вы скорректировать свой подход и действовать более осторожно?
Льюис Хэмилтон: В этом году штрафные баллы начисляют по довольно странным поводам. Обычно они полагаются за опасный маневр или аварию, но сегодня я ни в кого не врезался, не подверг опасности. Странное правило, но оно такое, какое есть. Постараюсь впредь действовать безошибочно и не давать стюардам ни малейшего повода меня наказать.

Макс Ферстаппен: Штрафные баллы – это уже слишком. Если ты виноват в аварии – другое дело, но для Льюиса и 10-секундный штраф сам по себе был серьезным наказанием. Не знаю, сколько баллов ему добавили… Два? Это слишком, ведь у него теперь десять баллов без каких-либо… Да, он тренировал старт в неположенном месте, но вряд ли справедливо назначать за это штрафные баллы.

Вопрос: Макс, раз уж вы решили высказаться на эту тему, в каком месте сочинской трассы, как вы поняли, можно тренировать старт? Для вас это было очевидным?
Макс Ферстаппен: Команда просто указала мне, где тренировать старт. Мы заранее обсуждали это, мне сказали: «Отрабатывай процедуру вот здесь», - и я больше не задавал вопросов. Похоже, на выезде с пит-лейн тренировать старт нельзя, Льюису не повезло.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, вы явно не обрадовались, когда команда позвала вас на пит-стоп. Сколько кругов на мягких шинах вы еще могли бы проехать? Считаете ли вы, что с иной тактикой могли оказаться ближе к Максу?
Льюис Хэмилтон: В целом это не сыграло особой роли, но мне хотелось оптимизировать свою не самую выгодную стратегию и провести пит-стоп как можно позже. Первоначально мы планировали сменить шины на шестнадцатом круге, но провели за машиной безопасности пять кругов, и я рассчитывал, что смогу дольше оставаться на трассе. Команда позвала меня как раз на шестнадцатом круге, а я был уверен, что могу проехать еще 5-6 кругов – это облегчило бы задачу на втором отрезке, но вряд ли сказалось бы на позиции. Ближе к финишу мои шины были совершенно изношены, так что мы с командой обсудим эту ситуацию и далее постараемся действовать эффективнее.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, в телевизионном интервью вы сказали: «Они совершенно точно пытаются меня подловить». Очевидно, вы имели в виду стюардов, верно? Вы действительно считаете, что они пытаются помешать вам, довести дело до пропуска гонки, чтобы искусственно добавить интриги?
Льюис Хэмилтон: Дело касается не только меня. К любой команде, оказавшейся впереди всех, стюарды начинают особенно присматриваться. Всё, что мы устанавливаем на нашу машину, проверяется несколько раз, вдобавок они меняют правила, ограничивают режимы работы мотора, желая, очевидно, обострить борьбу. Не знаю, при чём тут правила применительно к тому, что случилось сегодня, но ощущение именно такое – начинает казаться, что нам приходится вести неравный бой. Впрочем, никаких проблем, мне и раньше доводилось иметь дело с разными сложностями. Мы продолжим работать и постараемся действовать так, чтобы ни у кого не возникло претензий.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Льюис, намерены ли вы поскорее забыть сегодняшние события или же планируете поговорить с Майклом Маси (директор гонки FIA – прим. ред.) и выяснить, за что именно вас наказали?
Льюис Хэмилтон: Я пока не решил. Сейчас мне хочется поскорее вернуться домой.

Вопрос: (Алан Болдуин) Льюис, если вы действительно считаете, что стюарды пытаются вам помешать, насколько вас беспокоит вероятность получить еще несколько штрафных баллов и пропустить гонку? Должно пройти несколько гонок, прежде чем «сгорят» некоторые из ваших штрафных баллов...
Льюис Хэмилтон: Не знаю, что на это ответить. Похоже, нам следует заново проанализировать все правила, выявить области, в которых могут появиться новые ограничения, и пункты, за нарушение которых раньше никогда не наказывали. Мы должны действовать безупречно во всех моментах, за которые, как нам известно, хотя бы теоретически можно получить штраф. Не думаю, что до меня кого-то наказывали за отработку процедуры старта. Нам уже доводилось проводить сезон без штрафов, постараюсь впредь не давать стюардам ни малейшего повода меня наказать.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Макс, вы говорили о низком уровне сцепления на внутренней стороне трассы. Вы понимали, что в любом случае потеряете позицию на старте, или всё же могли сработать идеально и сохранить второе место на отрезке до второго поворота?
Макс Ферстаппен: Я надеялся, что уровень сцепления будет выше, но в момент старта прогревочного круга сработала система, препятствующая остановке мотора, и я не смог всё проверить. Когда на старте гонки я отпустил сцепление, сразу почувствовал, что машина с трудом трогается с места. Мне показалось, что я один стартовал плохо, но в зеркалах увидел, что все гонщики позади меня далеко не лучшим образом сорвались с места, так что вряд ли я мог сработать эффективнее. Пожалуй, в квалификации мне не следовало ехать в слипстриме за машиной Валттери – тогда я стартовал бы с третьей позиции!

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Валттери, после финиша мы вновь услышали вашу фирменную фразу: «Всем, кого это касается – идите к чёрту!» Кому в этот раз были адресованы эти слова? Говорят, в социальных сетях вы оказались под огнём критики – вас это беспокоило? Если да, как вы с этим справлялись?
Валттери Боттас: Нет, не беспокоило, поскольку я не воспринимаю всерьез тех, кто считает необходимым критиковать других. Многие говорили, что мне не стоит стараться, проще сдаться самому, но я никогда этого не сделаю и потому снова сказал им всем те самые слова. Знаете, как-то само собой вырвалось.

Главное, что я не сомневаюсь в своих силах и каждый уик-энд начинаю с мыслью о том, что могу претендовать на победу. Так будет всегда, иного подхода быть не должно. Суббота выдалась очень непростой, но я не пал духом, сохранял позитивный настрой, знал, что будут возможности, и сегодня всё сложилось в мою пользу! Надеюсь, мой пример поможет людям не сдаваться в непростых ситуациях, ведь это самая большая ошибка, которую можно допустить.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем в продолжение темы о штрафных баллах. Учитывая разногласия по поводу интерпретации правил в сегодняшней ситуации с Льюисом, а также недовольство процедурой рестарта в Муджелло, насколько вы довольны тем, как в FIA справляются с подобными вопросами? Достаточно ли хорошо выстроена коммуникация между директором гонки Майклом Маси и участниками чемпионата? Вы одинаково смотрите на вещи?
Льюис Хэмилтон: Не думаю. Либо я иначе смотрю на ситуацию, либо что-то упускаю.

Валттери Боттас: Непростой вопрос. Наверное, мне следовало бы дословно знать правила, но это не так, я не знаю их настолько хорошо. Команда всегда указывает нам, что дозволено, а что – нет. Обстоятельства бывают разные, я не знаю, что вам ответить. В FIA стараются сработать как можно лучше, в этом нет никаких сомнений, а больше мне добавить нечего.

Макс Ферстаппен: Мне уже доводилось иметь немало штрафных баллов. В той ситуации я сказал себе, что постараюсь не встречаться со стюардами на автодроме – приятно видеть их в отеле или в баре, но от их комнаты в паддоке лучше держаться подальше.

Как я уже говорил, если гонщик провоцирует аварию, вполне логично начислить ему штрафные баллы, чтобы немного охладить пыл. Но Льюис не стремился создать проблемы для кого бы то ни было, он просто хотел отработать процедуру старта. Возможно, в том месте трассы этого нельзя делать, но его достаточно наказали прибавкой десяти секунд, не нужно было добавлять еще и штрафные баллы. Уверен, мы обсудим это на следующем брифинге гонщиков, а там посмотрим, будут ли какие-нибудь изменения. Дискуссия еще никому не вредила – по крайней мере, мы будем знать, как поступать в конкретной ситуации, и сможем двигаться дальше.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости