Гран При России

Гран При России

Гран При России: Пресс-конференция в субботу

Интервью после финиша: Льюис Хэмилтон

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Стоффель Вандорн) Валттери, до финальной сессии у вас всё складывалось здорово, что произошло в заключительной части квалификации?
Валттери Боттас: До сих пор уик-энд неплохо складывался, и у меня был отличный темп. Две первые сессии прошли успешно и без проблем, но я не знаю, что произошло в финале. Я немного улучшил своё время, но остальные отыграли больше.

Здесь важно правильно работать с резиной. На первой попытке в финале шины были слишком холодными, и я не знаю, почему не смог проехать вторую попытку быстрее. Вопросы остаются. Но третье место – неплохая стартовая позиция на этой трассе. Кроме того, я стартую на подходящей резине.

Вопрос: (Стоффель Вандорн) Вы стартуете третьим, до второго поворота здесь очень длинный отрезок. Как оцениваете свои шансы в гонке?
Валттери Боттас: Я уже стартовал здесь третьим и помню, чем всё закончилось. Я постараюсь повторить тот результат и считаю, что первый отрезок на шинах Medium даст мне преимущество. Ещё ничего не потеряно.

Вопрос: (Стоффель Вандорн) Макс, поздравляем со второй позицией, фантастический результат после непростых пятничных тренировок!
Макс Ферстаппен: Вчера нам не удавалось добиться правильного баланса, к тому же трасса была очень скользкой, и даже сегодня утром я был не вполне доволен, поэтому мы пытались улучшить баланс уже по ходу квалификации. Особенно неплохой получилась заключительная попытка. Я очень рад, ведь я не ожидал, что буду стартовать со второй позиции.

Вопрос: (Стоффель Вандорн) В Сочи при старте со второй позиции можно воспользоваться слипстримом на отрезке до второго поворота – вы на это рассчитываете?
Макс Ферстаппен: Если в завтрашней гонке удастся хорошо стартовать и воспользоваться слипстримом, – а он на этой трассе даёт очень заметный эффект – то ещё неизвестно, что произойдёт во втором повороте. Также очень интересно, как завтра будут работать шины.

Вопрос: (Стоффель Вандорн) Льюис, поздравляем! Остановка второй сессии красными флагами сильно осложнила вам задачу, но в финале вы продемонстрировали фантастический пилотаж!
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я рад приветствовать болельщиков на трибунах, мне их очень не хватало! Сложно передать словами, как приятно видеть всех этих людей – надеюсь, они не забывают носить маски и берегут своё здоровье. Покидая отель сегодня утром, я встретил нескольких болельщиков, на них были маски с символикой «Black Lives Matter» - я безмерно благодарен им за такую поддержку.

Квалификация? Это была одна из худших квалификаций, просто ужасная, нервы постоянно были на пределе! Во второй сессии я впервые с начала уик-энда выехал за пределы трассы, и мой результат отменили. Я хотел остаться на трассе и сразу проехать очередной круг, чтобы показать хоть какое-то время, но команда позвала меня за свежими шинами, а затем сессию прервали красными флагами!

Я рисковал не успеть уйти на попытку, в итоге мне предстоит стартовать на Soft – это не самый оптимальный вариант. Конечно, приятно заработать поул, но в Сочи первая позиция, пожалуй, наиболее уязвимая среди всех трасс, особенно с нынешними машинами, у которых большое лобовое сопротивление. Уверен, завтра Макс и Валттери постараются воспользоваться слипстримом, к тому же, они оба стартуют на более жестких шинах. Выиграть гонку будет непросто, но я сохраняю позитивный настрой, постараюсь хорошо стартовать, а там посмотрим.

Пресс-конференция

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Квалификация выдалась богатой на всевозможные события, но давайте начнём с финальной сессии. Похоже, в ней ваша машина оказалась особенно быстра, вам удались два потрясающих круга!
Льюис Хэмилтон: Мы многое пропускаем, если начинаем сразу говорить о финальной сессии! Для меня это была одна из наиболее непростых квалификаций, много событий, суета, паника, постоянные попытки сориентироваться и принять верное решение.

Многое решал момент выезда на попытку, во второй сессии мне пришлось буквально в последний момент уйти на быстрый круг, но потом я сумел успокоиться и заново собрался с силами. Мне хотелось по-настоящему хорошо сработать в финале, я был убеждён, что нужно выложиться на пределе, что иного выбора нет.

Валттери с самого начала уик-энда был очень быстр, это не стало для меня сюрпризом, и я понимал, что для борьбы за поул должен уже в первой попытке проехать безупречно. Правда, в Сочи не так уж выгодно стартовать первым, но в квалификации мы всегда сражаемся за лучший результат.

Первый быстрый круг получился очень хорошим. Мне казалось, что улучшить результат будет слишком сложно, однако на втором круге всё же сумел отыграть еще немного. Спасибо команде за то, что продолжала сохранять сосредоточенность, ведь результат в самом деле мог быть намного хуже, я всерьез рисковал оказаться за пределами первой десятки.

Вопрос: Расскажите о концовке второй сессии – кажется, вы ушли на быстрый круг за 1.5 секунды до того, как светофоры загорелись красным!
Льюис Хэмилтон: Это было ужасно! Я рассчитывал стартовать на Medium, а в итоге всю вторую сессию провел не лучшим образом. Я впервые за весь уик-энд выехал за пределы трассы в восемнадцатом повороте, мой результат отменили. Далее я говорил команде: «Позвольте мне остаться на трассе и проехать еще один круг, чтобы показать хоть какой-то результат!» - а они попросили вернуться на пит-лейн.

Не уверен, что это было правильным решением, но всегда легко рассуждать постфактум. Мне сменили шины, вскоре сессию остановили красными флагами, мы какое-то время ждали на пит-лейн возобновления квалификации, а потом на холодной резине я едва не допустил разворот во втором повороте. По ходу прогревочного круга я успел опередить пару машин, но перед последним поворотом меня заблокировал кто-то из гонщиков Renault, пришлось сильно сбросить скорость.

На апексе я ехал очень медленно и слышал, как Боно (Питер Боннингтон, гоночный инженер Хэмилтона – прим. ред.) подсказывает: «Нужно ускоряться, нужно ускоряться!» Мне повезло успеть уйти на попытку, но не думаю, что дело в одной лишь удаче – мы правильно всё рассчитали.

Вопрос: Что скажете о стратегии на гонку? Вы стартуете на Soft, а Макс Ферстаппен – на Medium...
Льюис Хэмилтон: Я уже говорил, что в Сочи стартовать с поула не так уж выгодно. У нынешних машин очень большое лобовое сопротивление, из-за чего эффект слипстрима в этом году сильнее, чем раньше. Полагаю, в какой-то момент на разгоне ко второму повороту Макс или Валттери просто промчатся мимо меня!

Я буду сосредоточен на своей гонке и постараюсь ехать как можно быстрее. Мне предстоит стартовать на самых неоптимальных шинах Soft – да, с ними машина эффективнее трогается с места, но на дистанции они теряют эффективность в несколько раз быстрее, чем Medium или Hard, в этом плане будет сложнее. Не знаю, означает ли это, что мне придется провести два пит-стопа… Вряд ли, ведь в Сочи потери времени на пит-лейн довольно велики, так что буду изо всех сил беречь шины.

Если Максу и Валттери удастся выйти вперед, они смогут постепенно от меня уезжать – вместе с инженерами я постараюсь понять, можно ли выстроить гонку таким образом, чтобы всё-таки сохранить лидерство.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, вы в тринадцатый раз в карьере квалифицировались в первом ряду и впервые сделали это в Сочи за счёт потрясающего круга в финальной попытке! Тот круг был для вас одним из лучших?
Макс Ферстаппен: Думаю, да. Я старался добиться оптимального баланса, так как по ходу квалификации не мог достаточно быстро входить в повороты – всякий раз возникала избыточная поворачиваемость.

Шаг за шагом мы с командой сработали очень здорово, в финале в первой попытке машина ехала заметно лучше, а затем я еще немного скорректировал настройки и добился лучшего сцепления с трассой на входе в повороты, что в Сочи особенно важно. Тот второй быстрый круг мне очень понравился – да, его не хватило для поула, но я всё же оказался в первом ряду, чего перед началом квалификации никак не ожидал.

Вопрос: Для вас концовка второй сессии тоже выдалась драматичной, пусть и по иным причинам, чем у Льюиса. Буквально в последний момент вы решили не улучшать результат и вышли в финал только с девятого места!
Макс Ферстаппен: Мне хотелось стартовать на Meduim, но поскольку отрывы в пелотоне оказались не такими большими, реализовать такой план было непросто. Я сделал всё возможное, чтобы с Medium проехать максимально быстро, однако это было по-настоящему сложно, ведь мне даже с составом Soft не хватало сцепления с трассой!

В конце второй сессии, когда я вновь ехал на Soft, команда буквально в последнем повороте приказала: «Не улучшай результат, сбрось скорость!» Я подчинился, однако от выхода из последнего поворота до линии финиша в Сочи очень короткая дистанция – хорошо, что нам удалось и пройти дальше, и сохранить возможность стартовать на Medium.

Вопрос: Льюис сказал, что завтра ему предстоит сложная гонка. Стартуя на Medium, насколько вы уверены в своих шансах?
Макс Ферстаппен: Для нас шины Medium – оптимальный вариант на первый отрезок гонки, но я стартую с грязной стороны трассы и не знаю, насколько сильно это скажется. В целом у Mercedes есть преимущество в гоночном темпе, так что я постараюсь каким-то образом удержаться за ними, а там посмотрим. Впрочем, для начала нужно хорошо стартовать – хотелось бы при нажатии на педаль газа получить 100% мощности, а еще не оказаться выбитым с трассы в первых поворотах. После двух сходов с дистанции было бы здорово снова заработать очки.

Вопрос: Валттери, насколько сложно сориентироваться, когда по ходу квалификации происходит так много событий?
Валттери Боттас: В моем случае событий было немного, для меня квалификация прошла относительно спокойно, а суматоха на трассе никак на мне не сказалась. Первые две сессии я провел очень неплохо, машина ехала здорово, мне хватало скорости, но вот в финале получилось иначе.

Валттери Боттас

Вопрос: Расскажите о заключительной попытке в финальной сессии...
Валттери Боттас: Финальная сессия выдалась непростой. К началу первой попытки я не успел прогреть шины, допустил занос на выходе из последнего поворота и на разгоне до второго поворота потерял примерно пару десятых. Во втором повороте возникла сильная избыточная поворачиваемость, ну а сами шины стали работать эффективно только к концу круга.

Я очень ждал вторую попытку, по ходу того быстрого круга не допустил серьезных ошибок – разве что во втором повороте на мгновение заблокировал колеса и вышел чуть шире. Не понимаю, почему в финальной сессии я не смог ехать в одном темпе с Льюисом. Знаю лишь, что в сравнении с предыдущими сессиями сцепления с трассой немного не хватало. В общем, есть вопросы, или же я просто устроил тактическую игру и изначально планировал стартовать именно третьим.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, стюарды сказали, что после своей ошибки вы вернулись на траекторию не так, как предписано инструкцией. Что вы об этом думаете и ждете ли каких-то последствий?
Льюис Хэмилтон: Где именно это произошло?

Вопрос: Во втором повороте на четвертой минуте квалификации.
Льюис Хэмилтон: Не знаю. Я проехал по поребрикам… Вы имеете в виду вторую сессию?

Вопрос: В заявлении стюардов указано время 15:04 – очевидно, речь идет о первой сессии. «Нарушил инструкцию директора гонки во втором повороте в 15:04, нарушение параграфа 12.1.1».
Льюис Хэмилтон: Не знаю, о чем это. На любую оплошность найдется соответствующий параграф, не так ли? Впрочем, не думаю… Мой круг в любом случае был аннулирован.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, вы сказали, что квалификация выдалась ужасной, что в какой-то момент возникла паника. Каким был радиообмен между вами и командой? Все сохраняли спокойствие, или чувствовалось напряжение? Обсуждался ли вариант после возобновления второй сессии снова выехать на шинах Medium, или было нечто такое, что не позволяло этого сделать?
Льюис Хэмилтон: Мы всегда общаемся между собой в спокойной манере. Сегодня у нас был небольшой спор, так как я хотел остаться на трассе и проехать еще один круг, чтобы показать хоть какое-то время, а команда звала меня в боксы. Я послушался, потом отправился на очередную попытку, и сессию тут же остановили красными флагами!

В первой сессии я повредил комплект шин Soft и не выехал на вторую попытку – можно сказать, что в этом плане сегодня не хватило практики. В конце второй сессии я хотел вернуться к Medium, поскольку не рассчитывал стартовать на Soft, но нам пришлось пару минут на выезде с пит-лейн ждать возобновления сессии, и если после такого я со свежим комплектом Soft допустил ошибку во втором повороте, то с Medium всё было бы намного хуже. Конечно, после уик-энда мы обсудим, насколько правильно поступили, но что случилось, то случилось.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, вы сказали, что перед финальной сессией старались успокоиться и сосредоточиться на предстоящих попытках. Каким образом вам удалось не поддаться негативным эмоциям? Стюарды отменили ваш первый результат, потом сессию остановили красными флагами, затем вас едва не развернуло во втором повороте – наверняка вы испытывали колоссальный прессинг?
Льюис Хэмилтон: Если я всё вам расскажу, мне придется вас убить! Все гонщики испытывают прессинг, но опыт помогает контролировать эмоции и сохранять концентрацию. Стоит на мгновение её потерять, и ты допускаешь ошибку, блокируешь колеса.

Всё это очень непросто, мне не всегда удается сработать идеально, но хорошо, что сегодня я сумел… Не знаю, было ли так всегда, но в этом сезоне мне особенно здорово удаются финалы квалификаций, у меня получается сосредоточиться на собственном пилотаже и в нужный момент проехать впечатляющий круг. Возможно, более подробно я расскажу вам об этом в книге, которую когда-нибудь напишу!

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Вопрос ко всем об условиях на трассе и уровне сцепления с асфальтом – как они менялись по ходу субботы? Похоже, к квалификации погода стала более прохладной, гонщики стали чаще допускать ошибки. Что заметили лично вы?
Валттери Боттас: В Сочи в первые два дня уик-энда асфальт всегда скользкий, а сегодня еще и направление ветра изменилось. Характеристики сцепления у покрытия весьма специфичные: если вы потеряете контроль над задней частью машины или заблокируете колеса, вы дорого за это заплатите. Потому мы увидели так много ошибок, но это просто особенность трассы, а не какая-то проблема.

Льюис Хэмилтон: Не знаю, обращают ли болельщики внимание на подобные моменты, и говорят ли об этом комментаторы, но характеристики покрытия очень отличаются от трассы к трассе. На одних автодромах асфальт очень гладкий, на других – неровный, где-то шины изнашиваются быстрее, где-то – медленнее. Это целая наука.

Если говорить о Сочи и этой квалификации, сегодня сцепления откровенно не хватало. Асфальт здесь сам по себе очень гладкий, а к квалификации направление ветра изменилось на противоположное, причём его скорость превышала 20 км/ч. В итоге на отрезке к первому повороту и перед многими другими нас подгонял сильный попутный ветер, чего не было на тренировках. Пришлось заново адаптироваться, это всегда непросто, но погода одинаковая для всех.

Макс Ферстаппен: Мне кажется, на этой трассе проводится гораздо меньше гонок, чем на других автодромах чемпионата. Кроме того, здесь немало 90-градусных поворотов, а особенности покрытия только добавляют сложностей, но, как заметил Льюис, ситуация одинакова для всех, нужно уметь адаптироваться.

Современные машины очень широкие, и если на мгновение потерять здесь контроль, избежать контакта с барьером довольно непросто. Впрочем, развороты и ошибки добавляют зрелищности, наверняка это нравится болельщикам. В Сочи интересно искать оптимальные настройки, здесь очень важен баланс, позволяющий сохранять максимальную скорость на входе в поворот и на апексе.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, по сравнению с пятницей вам и Red Bull Racing удалось фантастически прибавить в скорости и конкурентоспособности! Вас это удивило? Можно ли сказать, что здесь всё складывается точно так же, как во второй гонке в Сильверстоуне, что при определенных обстоятельствах вам по силам навязать борьбу Mercedes?
Макс Ферстаппен: По результатам пятницы нельзя было делать выводы, так как мы тестировали настройки с разным уровнем прижимной силы, и я ни разу не проехал по-настоящему безупречный круг. Всегда были какие-то нюансы, но я понимал, что в целом мы будем более конкурентоспособны, правда, не ожидал, что удастся квалифицироваться в первом ряду.

Не думаю, что здесь всё получится, как в Сильверстоуне. Там мы были более конкурентоспособны на длинной серии кругов, да и с резиной в Сочи у соперников вряд ли возникнут серьезные проблемы. Но я рад, что по сравнению с пятницей нам удалось добиться прогресса. Еще в начале квалификации казалось, что даже за третье место бороться будет сложно – из-за смены направления ветра пришлось заново искать оптимальный баланс, на выходе из отдельных поворотов задним колесам заметно не хватало сцепления с асфальтом. К счастью, перед финальной сессией мы внесли корректировки, они сработали, я очень этим доволен!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости