Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы ведущего, начиная от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Mercedes

Вопрос: В Шпильберге вы были быстрее Red Bull на прямых и в скоростных поворотах, но Хунгароринг по конфигурации заметно отличается от австрийской трассы, здесь нужно больше прижимной силы. Чего вы ожидаете от команды Red Bull на этой трассе, ожидаете ли, что борьба в группе лидеров обострится?
Валттери Боттас: Она действительно не такая, как австрийская, но пока мы провели две гонки на одной и той же трассе и видели только, на что машины разных команд способны на Red Bull Ring.

Интересно посмотреть, как всё будет складываться здесь. Пока мы этого не знаем, и можно лишь строить догадки. На Хунгароринге меньше прямых, это факт, здесь больше поворотов и требуется больше прижимной силы. Обычно машины Red Bull Racing очень хорошо справляются с поворотами, так что посмотрим.

Безусловно, наша машина способна на высокий темп, это обнадёживает, и мы настраиваемся на хорошие результаты на венгерской трассе, но в пятницу, субботу и воскресенье будем выяснять, на что мы способны на трассе такого типа.

Льюис Хэмилтон: Понятно, что эта трасса совсем другая, здесь всё в основном зависит от прижимной силы и эффективности шасси. Если вспомнить предыдущие годы, то обычно Red Bull хорошо выступали на таких трассах, как Хунгароринг и Монако, где важно, чтобы аэродинамика обеспечивала хороший прижим. Поэтому борьба однозначно обострится.

Думаю, нам придётся поднапрячься, но будет интересно! Red Bull были вполне конкурентоспособными и в предыдущий уик-энд, особенно в гонке, а на Хунгароринге они ещё прибавят.

Вопрос: Вы не раз одерживали победы на этой трассе, но какая из них вам больше всего запомнилась и почему?
Льюис Хэмилтон: Вообще-то у меня не очень хорошая память, и обычно я запоминаю только проигранные гонки. Болезненные воспоминания заставляют стремиться к победам. Например, ещё когда я выступал за McLaren, здесь проходила дождевая гонка, а мы поставили слики (Льюис имеет в виду Гран При Венгрии 2011 года, когда он финишировал 4-м). Помнится, тогда победил Дженсон Баттон, мой напарник.

Такого рода вещи я помню, хотя, разумеется, победы – это здорово. Но, пожалуй, я назову свою первую победу в Венгрии, одержанную вместе с Mercedes в 2013 году. Я тогда начинал новую стадию карьеры, и было очень важно, что я выиграл гонку в своём первом же сезоне с этой командой.

Вопрос: Вскоре вам, Джорджу Расселлу и Ландо Норрису предстоит домашняя гонка в Сильверстоуне, которая, как и предыдущие этапы сезона, пройдёт при пустых трибунах. Что вы думаете по этому поводу?
Льюис Хэмилтон: В предыдущий уик-энд я уже говорил, что когда ты находишься в команде, работаешь в гараже с инженерами, то понятно, что у тебя включается особый гоночный режим, и на другие темы ты почти не думаешь. Но когда я выезжаю на трассу, то замечаю пустые трибуны, и всё это влияет на общую атмосферу. Особенно остро это ощущалось в Австрии, когда я вылезал из машины после квалификации и после финиша гонки.

Гран При Великобритании – лучшая гонка чемпионата, и такой её делают болельщики, которые заполняют трибуны до отказа, ведь зрителей на этой гонке всегда десятки тысяч, так что сейчас ощущение будут очень странные, словно мы на тестах.

Я лишь надеюсь, что по ходу сезона ещё будут гонки, на которые смогут прийти болельщики.

Вопрос: Валттери, обычно на Гран При Венгрии приезжает немало финских болельщиков, но в этот уик-энд на трибунах Хунгароринга не будет финских флагов…
Валттери Боттас: Понятно, что сейчас ощущения несколько иные. Я уже привык, что здесь всегда много флагов Финляндии, но и венгерские болельщики меня горячо поддерживают, так что всего этого будет не хватать. Но я всегда знал, что они найдут какой-нибудь способ выразить свою поддержку, особенно если мы добьёмся успеха. Всё-таки лучше гоняться при пустых трибунах, чем не гоняться вообще.

Вопрос: Джордж Расселл подтвердил, что продолжит выступать за Williams и в 2021 году, но насколько вы близки к продлению контракта с Mercedes?
Валттери Боттас: Мы уже начали переговоры, поскольку все вдруг осознали, что время летит очень быстро, а когда три гонки проходят подряд, ты этого просто не замечаешь, ведь график очень плотный. Разумеется, пока ничего не подписано, но мы движемся в правильном направлении. Главное сейчас, как я говорил на прошлой неделе, это сохранять собранность, стремиться к победе в чемпионате, ведь перед нами стоят сложные задачи.

Разумеется, если рассуждать с позиций гонщика, то когда всё затягивается, это не очень приятно, но сейчас в целом всё нормально, нет ни паники, ни спешки.

Вопрос: В продолжение разговора: Льюис, вы уже четвёртый год сотрудничаете с Валттери, видите ли вы его прогресс? Можно ли говорить, что он вышел на какой-то новый уровень?
Льюис Хэмилтон: По-моему, этот же вопрос мне задавали и на предыдущей гонке! Что я могу сказать? Каждый год я вижу, что он продолжает прогрессировать как гонщик, как командный игрок, но также развивается как личность. Естественно, по мере роста проявляются не только его сильные стороны, но и какие-то слабости, но это относится ко всем. Конечно, он всё это анализирует, и над этим работает.

Мне кажется, что в этом году он стал ещё крепче физически, ещё целеустремлённее, и это здорово. Мне нравится, что наше сотрудничество продолжается, и наше взаимное уважение только растёт.

Вопрос: Какие ощущения вы испытываете за рулём новой машины Mercedes, насколько она лучше прошлогодней? Стало ли вам комфортнее и проще работать на трассе?
Льюис Хэмилтон: Начну с того, что у меня никогда не было машины, к которой я бы легко адаптировался, ведь условия на трассах всегда разные, повороты тоже, и с какими-то из них машины справляются хорошо, с какими-то – хуже. И в этом смысле ничего не меняется.

В прошлом пару раз приходилось иметь дело с машинами, к которым было трудно найти подход – одну из них Тото Вольфф как-то назвал «капризной примадонной», хотя лично я употреблял другое слово.

Но наша новая машина уже лучше. В прошлом году мы хорошо потрудились, стараясь выявить слабости W10, разобраться с ними и добиться прогресса. Этот процесс продолжается благодаря отличному взаимопониманию между нами, гонщиками, и инженерами. Команда внимательно к нам прислушивается, после чего воплощает наши идеи в новой машине.

Впрочем, пока мы работали с ней только на одной трассе. Добиться высоких результатов на одном быстром круге по-прежнему не просто, но это типично для Формулы 1. Но W11 – лучшая машина из всех, что у нас когда-либо были.

Red Bull Racing

Макс Ферстаппен: «Шанс на победу есть в каждый уик-энд, но нужно быть реалистами. Если вы доминируете в чемпионате, как Mercedes, вы будете быстры на любой трассе. Я сделаю всё возможное, но победить их на этой трассе будет сложно.

Посмотрим, сколько мы на этот раз им уступим. Погода может помочь, но по чистой скорости они впереди. Отыграть это отставание будет непросто. Но всегда можно что-то улучшить, настройки двигателя или что-то ещё.

У Mercedes большое преимущество на прямых, а мы очень конкурентоспособны в медленных поворотах, которых было мало в Шпильберге, но здесь мы можем выглядеть лучше. Их машина гораздо стабильнее на трассе, они очень быстры в скоростных поворотах и эффективнее используют резину – это видно по картинке с бортовой камеры. Их машина едет по трассе как по рельсам».

Алекс Элбон: «Я не чувствую дополнительного прессинга. В автоспорте он есть всегда. В Формуле 1 каждый гонщик выступает под давлением, стараясь показать все свои возможности. Я понимаю, что должен хорошо справляться со своей работой, но в этом нет ничего нового. Моя жизнь так устроена с восьми лет.

На первом отрезке прошлой гонки возникли некоторые проблемы из-за неудачного старта. С этим и связана потеря скорости. Причин для паники нет. Мне нужно понять, как оптимально экономить ресурс шин на дистанции, когда атаковать, а когда сбавлять темп. Сейчас это важнее всего. Как только я почувствую себя комфортнее в машине, скорость придёт».

Ferrari

Шарль Леклер и Себастьян Феттель на пресс-конференции

Вопрос: В прошлый уик-энд не состоялась третья тренировка, квалификация прошла по дождевой трассе, обе машины выбыли из гонки на первом круге. Учитывая всё это, можно ли оценить скорость машины относительно соперников и эффективность новинок, привезённых в Австрию?
Себастьян Феттель: Сложный вопрос! Вероятно, правильный ответ в том, что мы не знаем. В воскресенье была хорошая возможность сравнить темп на одной и той же трассе, но с разной конфигурацией машины, но не получилось.

Однако у команды достаточно опыта, поэтому мы знаем, что ждать от венгерской трассы. Думаю, на этой неделе мы оценим новинки в условиях гонки. Мне не терпится вернуться за руль и посмотреть, как поведёт себя машина на свободных заездах и в гонке.

Вопрос: На ваш взгляд, Ferrari больше не относится к числу лидеров и присоединилась к командам средней группы?
Шарль Леклер: Реальность такова, что в данный момент нам не хватает скорости. Не думаю, что сейчас мы в состоянии бороться за первую позицию на подиуме, но постараемся изменить ситуацию. Мы работаем изо всех сил, чтобы это стало возможным.

Вопрос: В Венгрии не так важна максимальная мощность двигателя. Значит ли это, что у вас больше шансов?
Шарль Леклер: Сложно сказать. В прошлом году у нас возникли проблемы на этой трассе. В этом году у нас другая машина, и я надеюсь, что корректировка баланса поможет нам, но я сомневаюсь, что картина изменится по сравнению с тем, что мы видели в прошлый уик-энд. Я жду, что расстановка сил окажется такой же, как и неделю назад.

Себастьян Феттель: Мне нравится венгерская трасса, хотя странно не видеть зрителей вокруг. Нас вновь ждёт непривычная атмосфера во время уик-энда, но я настроен оптимистично, поскольку на Хунгароринге многое зависит от гонщика. Мы доработали машину и знаем, что у неё больше прижимной силы, чем у предыдущей. Да, пока у нас не получается бороться за первые места, но я надеюсь, что этот уик-энд сложится лучше.

Вопрос: Себастьян, на этой неделе в Формуле 1 активно обсуждают слухи о вашем возможном переходе в Racing Point, которая в следующем году станет заводской командой Aston Martin. Вы всерьёз рассматриваете эту команду в качестве варианта для себя на следующий год?
Себастьян Феттель: Думаю, есть причины называть слухи слухами. Прошло всего несколько дней после этапа в Австрии, и за это время мало, что изменилось. Факт в том, что пока нет никаких новостей.

Вы спрашиваете о Racing Point, но сейчас все говорят о них, поскольку команда произвела сильное впечатление в двух первых гонках. Но у меня новостей нет – за неделю ничего не изменилось. В прошлый раз я говорил, что мне нужно время, чтобы принять правильное решение. Когда я буду готов что-то сказать и придёт для этого время, я скажу.

Вопрос по-прежнему открыт. В следующем году я могу продолжить выступать в Формуле 1, могу взять паузу, могу завершить карьеру, а могу заняться чем-то ещё. Я не вижу необходимости принимать решение прямо сейчас.

Вопрос: Вы считаете, что Aston Martin – ваш единственный реальный вариант остаться в Формуле 1 в следующем году?
Себастьян Феттель: На ситуацию можно посмотреть под двумя углами. С одной стороны, нужно учитывать, где есть свободные места, но я практически ничего не знаю о ситуации с контрактами других гонщиков.

С другой стороны, я уже много лет выступаю в Формуле 1 и знаю, что ситуация постоянно меняется. Учитывая всё это, я для себя должен решить, что я хочу, а затем уже смотреть, есть ли подходящие варианты.

Вопрос: На прошлой неделе вы открыто сказали, что готовы вернуться в Red Bull Racing, но в руководстве команды ответили, что у них нет для вас места. Вас огорчает подобный ответ?
Себастьян Феттель: Нет, вовсе нет. Учитывая, что у них есть свои гонщики, это не стало сюрпризом. Я просто честно говорил, что думаю. Я должен решить, что хочу делать, и уже после смотреть, какие есть варианты.

Вопрос: Тото Вольфф всегда очень хорошо отзывался о вас. Учитывая тесные связи между ним и Лоуренсом Строллом, подталкивал ли Тото вас и его к переговорам?
Себастьян Феттель: В каком-то смысле можно говорить о том, что в паддоке у всех тесные связи друг с другом. Учитывая, сколько лет я выступаю в Формуле 1, я знаю если не всех, то почти всех, но это ни о чём не говорит.

Вопрос: Вы точно уверены в том, что в Racing Point для вас будет место, если вы решите продолжать карьеру?
Себастьян Феттель: Разве я уже не отвечал на этот или похожий вопрос?

Вопрос: Вы не могли бы повторить свой ответ?
Себастьян Феттель: Я не помню, что ответил в первый раз! (смеется) В данный момент это не более, чем разговоры. На прошлой неделе я говорил, что у меня были разговоры с Renault, но это просто разговоры. Думаю, позднее мы придём к чему-то конкретному, но сейчас мне нечего объявлять. Пока это пустые разговоры.

Вопрос: Себастьян, какая ваша любимая машина из фильмов о Джеймсе Бонде?
Себастьян Феттель: Та, которую распилили пополам! (речь о BMW Z8 из фильма «И целого мира мало» – прим. ред.) Не могу сказать, что это моя любимая машина всех времён, но она классная. Не знаю, почему я вспомнил о ней. Видимо потому, что её распилили пополам. Я был шокирован, когда это увидел! Возможно, поэтому она мне запомнилась.

Вопрос: Шарль, не хотите присоединиться к обсуждению?
Шарль Леклер: Я не знаю, о какой машине идёт речь. Если бы мне показали фотографию… Мне нечего сказать.

Вопрос: Ваше решение о будущем как-то зависит от того, чем завершится история с протестом Renault против Racing Point?
Себастьян Феттель: Не думаю. На самом деле я даже не знаю всех деталей протеста. Пусть в FIA решают.

McLaren

Карлос Сайнс: «Я не разочарован тем, что в Штирии финишировал ниже, чем стартовал. Мы – реалисты и понимаем, какие позиции занимаем в данный момент. Возможно, мы выглядим немного лучше, чем думали после зимних тестов.

Что касается предстоящего уик-энда, то мы достаточно высоко квалифицировались в Венгрии в прошлом году, выйдя в финал, но я полагаю, что в этом году нам будет сложнее это сделать. Посмотрим, насколько быстра окажется Ferrari на этой трассе, где практически нет прямых и мощность не так важна.

Думаю, расстановка сил довольно сильно изменится по сравнению с тем, что было в Австрии. Нужно постараться сохранить набранный темп, реально оценивая свои возможности – не думаю, что мы сможем квалифицироваться в первой пятёрке.

Сложно сказать, на какие результаты мы можем рассчитывать в этом сезоне, поскольку выступили только на одной трассе. Мне бы хотелось провести ещё несколько гонок на разных трассах, чтобы понять, как ведёт себя наша машина. В Венгрии необходима максимальная прижимная сила, а затем пройдут две гонки в Сильверстоуне, где машины настраиваются на низкий уровень прижимной силы. Нужно выступить на ещё двух-трёх трассах, чтобы оценить, где мы находимся относительно соперников».

Ландо Норрис: «На этой неделе я чувствую себя лучше, это здорово. Я вернулся в Великобританию на пару дней, выполняя все меры предосторожности, чтобы проконсультироваться со специалистами, пройти сканирование и т.д.

В основном мы диагностировали, с чем связана проблема. Быстро такие вещи не проходят и не вылечиваются, но я намного лучше себя чувствую, чем в прошлый уик-энд, хотя сложно сказать, что будет, когда я сяду за руль и нагрузки опять возрастут до предела.

Но все эти болезненные ощущения объясняются просто: я слишком долго не садился за руль, после чего вернулся к работе и провёл гоночный уик-энд. К этому невозможно было подготовиться или предвидеть подобные последствия. После первого этапа сезона было несколько дней отдыха, как раз тогда всё и началось.

После первого уик-энда я несколько изменил положение рулевой колонки и посадку в кокпите, чтобы стало комфортнее, так что в дни второго уик-энда работать было намного удобнее. За время перерыва я нарастил столько мышечной массы, что стал плохо помещаться в сиденье, поэтому мне пришлось немного изменить его форму, посадку и т.д., что тоже сыграло свою роль и привело к таким последствиям.

Хотя сложно назвать точные причины случившегося, но со временем всё должно улучшиться, и в будущем я буду меньше подвержен подобным неприятностям».

Racing Point

Серхио Перес: «У меня есть контракт с командой, я полностью ей доверяю. Вероятно, в ближайшие недели всё прояснится, но в паддоке всегда множество слухов – за десять лет в Формуле 1 я к этому уже привык.

Наша команда сделала большой шаг вперёд. Здорово, что в связи с ней сейчас называют самые громкие имена. Это значит, что мы всё делаем верно и можем гордиться достигнутым.

Возможный приход Феттеля? Себастьян многого добился в нашем спорте. Не секрет, что ему очень везло, он всегда выступал на быстрых машинах. Думаю, он мог бы усилить любую команду.

Я знаю, что у меня контракт, знаю, что всю неделю ходят эти слухи, знаю, что со мной связалась одна из команд. Я не буду называть имён – пока это лишь слухи, к которым я ничего не могу добавить, кроме того, что у меня есть контракт на следующий сезон».

Renault

Даниэль Риккардо

Вопрос: Команде удалось устранить недавние проблемы с охлаждением, или есть риск, что неприятности могут повториться?
Даниэль Риккардо: Мы всегда стараемся минимизировать риск и контролировать надежность всех систем. Конечно, две проблемы в двух гонках были тревожным сигналом, но сейчас, как мне кажется, эти неприятности уже позади – в команде приняли нужные меры.

Эстебан Окон: Конечно, вероятность повторных проблем никогда не бывает нулевой, но мы выявили причины, приняли необходимые меры и надеемся, что неприятности не возникнут снова. В первой гонке они помешали Даниэлю, во второй – мне, но мы сделали всё возможное, чтобы система охлаждения больше не подводила.

Вопрос: Даниэль, на последних кругах Гран При Штирии вы с Лэнсом Строллом в процессе борьбы оказались за пределами трассы, притом стюарды назвали ту ситуацию гоночным инцидентом, так как не смогли определить виноватого. Вы согласны с таким решением?
Даниэль Риккардо: Мне не хочется, чтобы правила были настолько жесткими, чтобы у нас не возникало желания бороться! Мне не хотелось бы чувствовать себя так, словно я еду в яичной скорлупке и боюсь совершить маневр.

Момент получился досадным для обоих. Я пытался войти в поворот, а Лэнс завершал атаку, на которую имел полное право. Я оставил ему достаточно места, хотя, наверное, лучше бы этого не делал – он попытался проехать, но попытка оказалась неудачной, обоим пришлось сместиться в сторону. Уверен, ему следовало вернуть мне позицию. Если бы он вписался в поворот, пусть даже немного оттеснив меня, я бы смирился, но когда оба оказываются за пределами трассы – не понимаю, как это работает? Мы обсуждали это на брифинге гонщиков, никто не сказал, что именно так должен выглядеть чистый обгон.

Вопрос: Даниэль, когда в процессе атаки гонщик уже поравнялся с соперником, можно ли быть уверенным, что обгон состоится, или многое зависит от действий обороняющегося?
Даниэль Риккардо: Не думаю, что Лэнс намеревался и сам выехать за пределы трассы, и меня выбить. Уверен, попытавшись протиснуться по внутреннему радиусу, он знал, что ситуация будет острой – тот поворот очень узкий, а он начал атаку задолго до апекса. Но не думаю, что ему хотелось, чтобы дело закончилось инцидентом. Очевидно, он просто решился на обгон и сказал себе: «Если я получу штраф – пусть так, но если не получу, то мне удастся выйти вперед!»

Вряд ли мне нужно обсуждать с Лэнсом ту ситуацию в стиле: «Эй, тот маневр был некорректным, не считаешь?» Важнее гонщикам и стюардам собраться вместе и обо всём поговорить, чтобы каждый понял, какие действия считаются корректными, а какие – нет. Я не думаю, что если Лэнс сделает нечто подобное в этот уик-энд, он снова окажется безнаказанным, но нам всё же следует обсудить эту тему на пятничном брифинге пилотов.

Вопрос: Даниэль, ходят слухи, что Себастьян Феттель может перейти в Racing Point. Вы сами в своё время перешли из команды, сражающейся в первых рядах, в коллектив из середины пелотона. Насколько эта ситуация сложна для успешного гонщика? Насколько нелегко уйти из топ-команды, предпочтя долгосрочный проект?
Даниэль Риккардо: Это решение может быть очень непростым. Себастьян на протяжении всей своей карьеры сражался в первых рядах. Я плохо помню статистику, но мне кажется, что ему каждый год удавалось заработать подиум. Конечно, в такой ситуации команда из середины пелотона станет совершенно иным опытом, потребуется открыто смотреть на вещи, проявлять терпение.

Решение принимать Себастьяну, сочтёт ли он это подходящим вариантом продолжения карьеры. Он по-прежнему способен выступать на самом высоком уровне, лично я уверен, что ему следует остаться в Формуле 1, причём если он решит перейти в команду из середины пелотона, это, как правило, на долгосрочную перспективу – не на один сезон, а на два или три.

Мы с Себастьяном были напарниками, я с большим уважением к нему отношусь. Если ему захочется продолжить карьеру, я буду надеяться, что он найдет себе команду, в которой будет чувствовать себя счастливым.

Вопрос: Даниэль, считаете ли вы, что в Renault должны вернуться к командной тактике? Неделю назад во время Гран При Штирии в McLaren пошли на такой шаг, и он обеспечил им отличный результат. Можно ли сказать, что Эстебана не попросили пропустить вас потому, что в конце года вы уходите из Renault?
Даниэль Риккардо: Хороший вопрос, прямой вопрос. В команде обсуждали это после гонки, мне казалось, что при разной стратегии решение будет очень простым. На первых кругах мы с Эстебаном боролись довольно долго, чего при разной стратегии обычно не бывает. Но мы всё обсудили - думаю, если бы ситуация повторилась, всё прошло бы более гладко.

Что касается второй части вопроса, вряд ли моё решение об уходе как-то влияет на ситуацию в гонках. В предыдущие несколько месяцев мы много говорили о том, какими будут для меня эти полгода с Renault, и у меня нет никаких опасений насчёт того, что в команде могут действовать как-то иначе, чем обычно, или вовсе нечестно. Все полны решимости выступить в этом сезоне как можно лучше.

Вопрос: Эстебан, первая гонка сезона оказалась для вас непростой, но уже во второй вы выглядели более конкурентоспособно. Что изменилось?
Эстебан Окон: Многое! Во второй гонке я чувствовал себя увереннее, всё удавалось как-то проще. Я лучше освоился в команде, вошел в тот ритм, в котором работал в 2018-м. Надеюсь, у меня получится прогрессировать и дальше. В дождевой квалификации мне было комфортно в кокпите, я ехал очень стабильно. Жаль, что в гонке возникли проблемы с охлаждением, без них результат мог оказаться очень хорошим. Но мы должны продолжать работать и стараться стабильно зарабатывать очки.

Вопрос: Ваша команда подала протест против машин Racing Point. Насколько досадно противостоять соперникам, чья машина, как вам кажется, не соответствует правилам?
Эстебан Окон: Сложный вопрос. Я не знаю, соответствует ли машина Racing Point регламенту, моя задача – вести свою машину по трассе как можно быстрее. Технические вопросы разумнее адресовать команде, инженеры лучше разбираются в подобных вещах, чем гонщики.

Вопрос: Похоже, по сравнению с прошлогодней машиной нынешняя едет лучше. В каких областях команде удалось добиться прогресса?
Даниэль Риккардо: У новой машины задняя часть гораздо лучше держит трассу. Не думаю, что мне следует вдаваться в детали, но сейчас у нас есть возможность чуть раньше начинать разгон – как на прямых, так и в поворотах. Да, у машин Формулы 1 в целом много сцепления с трассой, но сейчас на выходе из поворота мы можем практически сразу утопить педаль газа в пол, так как чувствует себя более уверенно. На этом, кстати, и время отыгрывается – да, машина Формулы 1 вообще разгоняется очень быстро, но когда прижимной силы много, а мотору не хватает мощности, важно сэкономить даже считанные доли секунды. То, что машина стала вести себя лучше на выходе из поворотов, я заметил еще на зимних тестах, и для меня это, пожалуй, самый существенный прогресс.

AlphaTauri

Даниил Квят: «Думаю, Феттель сможет адаптироваться при смене команды, как в своё время это сделал Кими Райкконен. Для него переход в Alfa Romeo не стал серьёзной проблемой. Думаю, так будет и в случае с Себастьяном.

Не важно, выступаешь ты в лидирующей команде или в команде средней группы, задача не меняется – выжать максимум из машины, а Себастьян в этом хорош».

На прошлой неделе было подтверждено включение трассы в Муджелло в календарь Формулы 1. Даниил Квят одобряет подобный выбор: «Здорово, что у нас есть эта трасса. Я всегда был поклонником Имолы, Монцы и Муджелло. Все они заслуживают место в Формуле 1, если мы говорим о спортивных характеристиках.

Я провёл одну гонку в Муджелло в Формуле Renault 2.0, и мне очень понравилась трасса. Уверен, за рулём Формулы 1 мы получим настоящее удовольствие, поскольку там отличные быстрые повороты. Здорово, что такие автодромы появляются в календаре».

Пьер Гасли: «В Racing Point произвели большее впечатление, чем мы ожидали. В McLaren тоже оказались немного быстрее, чем мы думали после тестов. Соперники из Renault тоже быстрее нас, но они – наша цель. Мы знаем, в чём должны прибавить. В ближайшие недели у нас появятся новинки, и я надеюсь, что они позволят сократить отставание от Renault.

Не думаю, что в машине есть какая-то одна область, в которой мы должны прибавить. Машина хорошо работает, но мы должны в целом сделать её быстрее. Нам нужно больше прижимной силы, нам нужно лучше понять поведение машины на разных трассах. Как я сказал, в ближайшие недели мы получим новинки, и я надеюсь, что они позволят сократить отставание от команд, которые сейчас нас опережают».

Комментируя ситуацию на первом круге Гран При Штирии, когда его машину задел Даниэль Риккардо, Пьер заявил: «Я всегда поддерживал жёсткую борьбу, поэтому рад, что в FIA позволяют нам больше бороться.

Честно говоря, для меня стало сюрпризом, что после такого инцидента машина получила повреждения, которые повлияли на мою дальнейшую гонку. Возможно, произошло небольшое недопонимание со стороны Даниэля, которое и привело к столкновению. Конечно, я разочарован тем, как затем сложилась моя гонка – результат мог быть намного лучше, но так бывает».

Alfa Romeo

Кими Райкконен: «Пока мы провели только две гонки на одной трассе. Очевидно, мы должны прибавить во всём и стать быстрее. Не думаю, что наша главная проблема – нехватка мощности двигателя, но чем мощнее двигатель, тем на больший угол атаки вы можете настраивать антикрылья.

Второй уик-энд в Шпильберге прошёл лучше первого. Просто мы уже немного знали машину, понимали, что ей нужно. Удалось найти оптимальный баланс и добавить скорости в поворотах – это и сказалось на результатах.

У нас был шанс двумя машинами заработать очки в обоих Гран При, но вместо четырёх раз очки мы заработали только один – это меня беспокоит. Чтобы хорошо выступить в Венгрии, нам уже завтра нужно приложить максимум усилий. И нехватка мощности двигателя здесь не так заметна – на Хунгароринге максимальная скорость не так важна, как в Австрии.

Продление контракта? Я не думал об этом. Крайний срок? Очевидно, что до начала сезона 2021 года я приму какое-то решение».

Антонио Джовинацци: «Трасса в Шпильберге – одна из моих любимых, и там всё сложилось нормально, к тому же на ней прошли две гонки подряд, чего раньше никогда не было. Конечно, в субботу условия изменились, и квалификация прошла под дождём, но в воскресенье ситуация тоже была несколько иной по сравнению с первым уик-эндом из-за более прохладной погоды.

После гонки я провёл ещё пару дней в Австрии, после чего приехал сюда, где нам предстоит работать на трассе с совсем непохожими характеристиками, так что на завтрашних тренировках нам предстоит к ней адаптироваться. В любом случае, надо приложить максимум усилий, чтобы хорошо выступить в воскресенье.

Надеюсь, Хунгароринг нашей машине подойдёт лучше, чем Red Bull Ring, тем более, что ко второму этапу сезона нам уже удалось несколько повысить гоночный темп. Теперь надо сделать следующий шаг – поднять скорость в квалификации, ведь на венгерской трассе очень важно хорошо выступить в субботу. Поэтому мы должны атаковать и выжать из машины максимум».

Haas F1

Кевин Магнуссен: «Нынешняя машина в гонке ведет себя значительно лучше прошлогодней. В 2019-м машина тоже была быстра на первых двух кругах, но потом шины резко теряли эффективность, и бороться не было никакой возможности. В этом году мы можем атаковать на протяжении всей дистанции и на всех составах смеси, проблем с перегревом шин значительно меньше. Новая машина прощает больше ошибок, с ней мы можем догонять соперников и вступать в борьбу, тогда как год назад мы могли здорово провести квалификацию, а в гонке сразу безнадежно отставали.

Что касается недавних проблем с тормозами, мы установили кое-какие модификации, что отчасти помогло. Кроме того, по ходу второй гонки в Австрии я иногда приподнимал ногу с педали газа и ехал накатом, что избежать повторения проблем, с которыми внезапно столкнулся в первой гонке. Похоже, я был излишне осторожен, тормоза вполне могли выдержать и большую нагрузку. Венгерская трасса гораздо более требовательная к тормозам, посмотрим, как они покажут себя здесь.

По ходу гонки в Австрии мы с Романом помогали друг другу на трассе. Звучали опасения, что мы вновь можем столкнуться и сойти с дистанции, но мне кажется, что все предыдущие такие случаи были скорее следствием неудачи, а не какого-то нежелания сотрудничать. Мы всегда здорово работаем друг с другом и по максимуму стараемся для команды, просто на трассе это не всегда было очевидно – особенно в прошлом году, когда инциденты между нами не раз были темой для обсуждения. По-моему, вторая гонка в Австрии показала, что подобных проблем у нас больше нет».

Роман Грожан: «По ходу гонки в Австрии я наслаждался пилотажем и возможностью сражаться с гонщиками Alpha Romeo. Машина позволяла атаковать и в то же время бережно расходовала ресурс шин – в этом плане она намного лучше своей предшественницы. Я мог атаковать почти всю гонку, это было весело!

В Австрии мы с Кевином активно помогали друг другу. В прошлом году мы не раз нелепо сталкивались на трассе, но в этот раз обеспечивали друг другу слипстрим в квалификации и гонке, аккуратнее действовали на торможении. Думаю, мы удивили тех, кто привык наблюдать столкновения между нами!

Нехватка мощности у моторов Ferrari? Знаете, об этом можно говорить часами, но мне хочется сосредоточиться на уик-энде и со своей стороны сделать всё, чтобы машина ехала максимально быстро. Да, нам в целом пока не хватает скорости в квалификации и гонки, но мы всегда стараемся использовать все возможности, и если на дистанции машина оказывается быстра, вступаем в борьбу. Неделю назад в Австрии мы сражались с соперниками, проводили атаки -похоже, машина более конкурентоспособна в гонке, чем в квалификации. Примем это к сведению и будем работать дальше».

Williams

Джордж Расселл: «В 2021-м я останусь в Williams. У меня подписан трёхлетний контракт с этой командой, и я продолжу с ней сотрудничать, чтобы продолжить всё то, что мы начали в прошлом году, и, надеюсь, сможем развить в этом сезоне.

Я совершенно не расстраиваюсь, что меня пока не приглашают в Mercedes. Они мало что могут сделать, ведь Клэр Уильямс не собирается меня отпускать. Я должен соблюдать условия контракта с Williams и, поскольку я выступаю за эту команду, то намерен приложить максимум усилий и в этом году, и в следующем, чтобы добиться хороших результатов. А там посмотрим, как всё будет складываться в дальнейшем».

Николас Латифи: «Я чувствую, что в целом всё идёт вполне нормально, мне уже более комфортно за рулём машины, и если в первый уик-энд мне приходилось решать задачу с многими неизвестными, то теперь я уже знаю ответы на многие вопросы.

Разумеется, в субботу езда по залитой дождём трассе стала для меня новым опытом, и если честно, я даже удивился, насколько мне было комфортно в таких условиях. Затем в гонке я постепенно наращивал скорость – конечно, помогло то, что на Red Bull Ring прошли две гонки подряд, поэтому я в полной мере смог применить всё, чему научился.

Что касается Хунгароринга, то я уже говорил, что эта трасса не относится к разряду моих любимых, и тут нет какой-то особой причины, просто многие другие автодромы мне нравятся больше. Я люблю трассы, где много скоростных поворотов и более органичная конфигурация, например, Сильверстоун и Спа. Тем не менее, в прошлом я не раз показывал в Венгрии хорошие результаты, так что этот аспект меня вполне устраивает».

Другие новости