Гран При Айфеля

Гран При Айфеля

Гран При Айфеля: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью после финиша: Льюис Хэмилтон

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Даниэль Риккардо (Renault)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дэвид Култхард) Макс, второе место и быстрейший круг в гонке! Вы не уступали Mercedes в темпе, но в итоге Льюис оказался быстрее...
Макс Ферстаппен: Успешная гонка. После схода Валттери я старался держаться поближе к Льюису, но машина Mercedes была слишком быстра, и я сосредоточился на своей гонке. На последнем круге я решил: "Попробую атаковать – посмотрим, что получится". Я проехал лучший круг гонки и заработал дополнительное очко, чем очень доволен.

Вопрос: (Дэвид Култхард) В радиообмене с командой вы возмущались тем, что сейфти-кар слишком долго остается на трассе. Позднее на рестарте у вас возникли сложности, вы слишком широко вышли из последнего поворота – расскажите об этом.
Макс Ферстаппен: На рестарте трасса была очень холодной и шины успели остыть. Я не понимал, почему сейфти-кар так долго оставался на трассе, ведь машину Норриса уже убрали. Я догадываюсь, что в дирекции гонки хотели свести отрывы к минимуму. Но когда шины настолько холодные, это опасно. Мы во всём разберёмся, но в любом случае я финишировал вторым – по-моему, мы заслужили этот результат. Это главное.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Даниэль, с возвращением на подиум! В предыдущий раз вы финишировали в первой тройке в 2018 году, притом сегодня вам пришлось приложить немало усилий для такого впечатляющего результата, верно?
Даниэль Риккардо: Давно я не поднимался на подиум! Вообще-то такое чувство, словно это мой самый первый подиум, и всё начинается сначала! По-моему, со времени последнего подиума прошло два с половиной года, и сейчас мне очень радостно, это какие-то свежие эмоции!

Я очень доволен и вижу, что кругом тоже все счастливы, ведь мы долго этого ждали, и все в команде только начинают это осознавать.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Позади меня вся команда Renault радуется такому результату, это важный момент для нас и для Сирила Абитебула. Помнится, у вас была договоренность: если вы финишируете на подиуме, он сделает себе татуировку, причем вы выбираете рисунок, а Сирил – место. Это действительно так? Если да, какой рисунок вы выберете?
Даниэль Риккардо: У нас с Сирилом действительно был уговор, что если я поднимусь на подиум, то он сделает татуировку по моему выбору. Так что всё это впереди. Но надо подумать, что это будет: вероятно, татуировка должна быть каким-то образом связана со мной, но при этом должен присутствовать какой-то немецкий колорит, ведь мы поднялись на подиум именно в Германии!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, примите поздравления! Прежде чем мы поговорим о рекордах, несколько слов о гонке. В первом повороте у вас было плотное сражение с Валттери, вы ожидали, что он будет контратаковать настолько агрессивно?
Льюис Хэмилтон: Мне удалось хорошо стартовать и сразу поравняться с Валттери. В первом повороте нам обоим пришлось иметь дело с недостаточной поворачиваемостью, я старался оставить Валттери достаточно места, но он находился в «слепой зоне», я не видел его машину, сместился к внешней кромке трассы, и Валттери смог вернуть лидерство, атаковав по внутреннему радиусу. Помнится, в тот момент я подумал: «А он отлично сработал, блестящий маневр!»

Далее я старался не отставать от Валттери и делал всё возможное, чтобы сберечь резину. Похоже, у Валттери начали гранулироваться передние шины, я понимал, что через пару кругов нужно организовать прессинг, но Валттери допустил блокировку, и я вышел вперед.
Гонка выдалась непростой. Red Bull Racing оказались невероятно быстры, Макс пилотировал безупречно.

Пожалуй, единственный шанс атаковать меня был у него на рестарте, но мне удалось хорошо среагировать и сразу создать отрыв. Вы видели, насколько быстр был Макс на последних кругах, в оставшихся гонках нам предстоит плотное сражение с Red Bull Racing.

Вопрос: (Дэвид Култхард) На иной расклад вы и не рассчитывали, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Конечно, нет! Сегодня я отдал борьбе все силы.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Для вас это 91-я победа, вы повторили рекорд Михаэля Шумахера, и у нас есть нечто такое, что подчеркнет этот особенный момент. Посмотрите налево: Мик Шумахер, сын Михаэля, пришёл сюда вручить вам один из шлемов своего отца!
Мик Шумахер: Поздравляю, это вам от всей нашей семьи! Потрясающее достижение!

Льюис Хэмилтон: Для меня это большая честь!

Мик Шумахер: В этом шлеме мой отец выступал в 2012 году.

Льюис Хэмилтон: Спасибо, для меня это очень ценный подарок!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, что это значит для вас?
Льюис Хэмилтон: Потрясающе получить в дар шлем, в котором Михаэль Шумахер выступал за Mercedes! У меня просто нет слов. Я с детства следил за Михаэлем, меня восхищал не только его пилотаж, но и способность выступать на высочайшем уровне от гонки к гонке. Помню, как в компьютерной игре Grand Prix 2 я играл именно за Михаэля, а еще иногда играл за вас, Дэвид!

Видя доминирование Шумахера, я не думал, что кому-то удастся повторить его достижения, и уж точно не предполагал, что сам это сделаю. Это невероятно, потребуется время, чтобы осознать произошедшее. Только вернувшись на пит-лейн, я понял, что сравнялся с Михаэлем по числу побед – я совершенно не думал об этом, когда пересек финишную черту. Я не смог бы этого добиться без нашей замечательной команды, в которой каждый сотрудник прилагает максимум усилий. Спасибо Mercedes, и, конечно, честь и хвала Михаэлю!

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Макс Ферстаппен сегодня не уступал вам в скорости, но вы всё-таки одержали 91-ю победу, повторив достижение Михаэля Шумахера! У вас было несколько минут, чтобы осознать случившееся – что вы чувствуете?
Льюис Хэмилтон: Я еще не до конца осознал, что именно сегодня произошло. Не знаю, как другие гонщики воспринимают свои победы, но мне точно требуется время, чтобы понять, что значит для меня это достижение. Как многие из нас, я рос на победах Михаэля и даже мечтать не мог о том, чтобы когда-нибудь сравняться с ним.

Дебют в Формуле 1 стал первым шагом на пути к мечте. Далее мне удалось повторить рекорды Айртона Сенны, но до Михаэля было слишком далеко. То, что у меня в итоге получилось, превосходит мои самые смелые ожидания, мне невероятно повезло в 13-летнем возрасте получить поддержку со стороны Mercedes, и я горжусь тем, что продолжаю представлять их на трассе и с ними добился этого рекорда. Надеюсь, впереди у нас еще немало успехов. Думаю, они не зря в свое время обратили на меня внимание!

Вопрос: Вы получили в подарок гоночный шлем Михаэля Шумахера, в котором он выступал в 2012 году. Что вы думаете о Михаэле и о том, какое место он занимает в истории Формулы 1?
Льюис Хэмилтон: Михаэль – легенда Формулы 1. Он поднял физическую подготовку на совершенно новый уровень, а его достижения с Benetton и Ferrari вызывают восхищение. Думаю, люди не до конца понимают, насколько непросто было Михаэлю одержать 91 победу – для этого требовалось постоянно быть в великолепной физической форме, сохранять безупречную концентрацию и выкладываться на пределе каждый уик-энд. Сейчас я понимаю это лучше, чем когда-либо.

Если у тебя много побед, это не значит, что тебе проще добиться очередного успеха. От первого триумфа до девяносто первого приходится много работать. Со мной выступают потрясающие гонщики, мне нравится соперничать с ними. Даниэль сегодня сработал здорово, Макс пилотировал безупречно и создал колоссальный прессинг. Михаэль всегда будет легендой нашего спорта, для меня большая честь получить в дар один из его гоночных шлемов.

Вопрос: Макс, в этом сезоне вы пятый раз финишировали на втором месте. Насколько вы довольны своим сегодняшним выступлением?
Макс Ферстаппен: Всё получилось неплохо. Я на протяжении всей дистанции старался не отстать от Льюиса, но в целом он был быстрее. Тем не менее, для нас уик-энд сложился позитивно, я этим доволен. Нужно продолжать работать и постараться сократить отставание от Mercedes.

Вопрос: Можно ли сказать, что Red Bull Racing удалось приблизиться к Mercedes?
Макс Ферстаппен: Мы привезли новинки, с которыми машина поехала быстрее – теперь нужно полнее раскрыть их потенциал. Тренировочных сессий в этот уик-энд оказалось меньше, чем ожидалось, но в Португалии мы постараемся полноценно поработать с новинками.

Вопрос: Даниэль, добро пожаловать, мы давно не встречались с вами на пресс-конференции по итогам гонки – если точнее, с 2018 года! Какие эмоции вы испытываете, и насколько особенный для вас этот подиум?
Даниэль Риккардо: Ощущения такие же, как от первого подиума – я готов повторять это снова и снова! Непередаваемое чувство, когда выбираешься из кокпита, бежишь к команде, обнимаешься со всеми, а хлопки по шлему оставляют приятную головную боль! Неожиданное счастье, здорово, что мы это сделали!

Первый подиум с Renault – как вы заметили, меня два с половиной года не было на пресс-конференции по итогам гонки, прошло очень много времени, и я скучал по всему этому! В предыдущих гонках мы не раз были близки к подиуму, сегодня нам представился шанс, и мы его не упустили. Приятно добиться результата, я очень рад за наш коллектив – для всех в Renault это по-настоящему радостный день!

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вы говорили, что не думаете о рекордном количестве побед. Не знаю, лукавили ли вы тогда, но испытываете ли вы облегчение от того, что эта задача, наконец, выполнена, и теперь вы можете в полной мере сосредоточиться на завоевании седьмого титула? Да, в Red Bull Racing стараются прессинговать, но у вас настолько большое преимущество в личном зачете, что очередной титул можно считать практически гарантированным, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Надеюсь, вы знаете меня достаточно хорошо, чтобы понимать: я не позволяю себе подобных мыслей. И никакого облегчения я не испытываю. Не знаю, почему, но эмоции совсем не те, о которых вы говорите. Я думаю о всех, кто помог мне добиться успеха. Сегодня со мной на подиуме был Стивен Лорд, координатор гоночной бригады, который помогал мне в каждой гонке, начиная с моего дебюта в Формуле 1 в 2007 году. Вместе со мной Стивен перешел из McLaren в Mercedes, в каждой из моих побед есть его заслуга… Путь, который ты проходишь со всеми этими людьми – вот что действительно важно.

Конечно, 91 победа – впечатляющее достижение, но этого результата мы добились совместными усилиями. Я благодарен Mercedes за то, что в своё время они дали шанс 13-летнему темнокожему пареньку и с тех пор постоянно его поддерживают.

До конца сезона еще немало гонок. В Red Bull Racing и Renault сумели сократить отставание, так что мы должны продолжать работать на пределе. Перед началом уик-энда я не предполагал, что после этой гонки у меня будет такое преимущество в личном зачете – Валттери просто не повезло, я не знаю, что именно произошло с его машиной.

Здорово, что на первых кругах между нами было плотное сражение, я не сомневаюсь, что он… В условиях пандемии всякое может случиться, нужно уберечь себя от коронавируса и каждый уик-энд выступать так же хорошо, как сегодня.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Даниэль, перед выездом машины безопасности как вам удавалось держать хороший темп на изношенных шинах Medium? Вы в любом случае смогли бы сдержать натиск со стороны Серхио Переса, или очередной пит-стоп был в самом деле необходим?
Даниэль Риккардо: Без пит-стопа удержать позицию было бы непросто. Я старался сберечь шины, чтобы их хватило до финиша, но Серхио начал приближаться, временами отыгрывая по секунде на круге. Я старался ему отвечать, чтобы как можно дольше не оказаться под атакой, мы обсуждали с командой, стоит ли свернуть в боксы…

Если бы я сменил шины, а они сработали бы недостаточно эффективно и не позволили догнать Переса, нас наверняка бы упрекнули, что мы сами отдали позицию. Потому мы практически наверняка пошли бы на риск и попытались доехать на том комплекте до финиша, пусть даже на последних кругах мне было бы очень непросто.

Узнав о выезде машины безопасности, я испытал смешанные чувства. С одной стороны, отрыв вновь становился минимальным, с другой – мы все перешли на одинаковые шины, что в итоге помогло удержаться на третьем месте до самого финиша!

Вопрос: (Кристиан Менат) Даниэль, в Спа вы сказали, что вам удалось найти подход и машина стала вести себя намного лучше. Это единственная причина, по которой Renault поехали быстрее, или доработки тоже помогли? Второй вопрос про татуировку, которую должен сделать Сирил Абитебул. Все, кто приезжает прокатиться по «Северной петле» Нюрбургринга, помещают на машину наклейку в форме трассы. В этот уик-энд вы и Сирил были на «Северной петле» – возможно, Сирилу следует сделать татуировку в форме трассы?
Даниэль Риккардо: Хорошее предложение! Нам нужно хорошенько подумать над идеей для Сирила, первая татуировка должна быть весёлой – уверен, он заинтригован! Если это будет трасса, то почему бы не «Северная петля»!

Что касается машины, с самого начала сезона она ехала намного лучше прошлогодней. В задней части стало больше прижимной силы, это позволило увереннее разгоняться на выходе из поворотов.

К этапу в Сильверстоуне мы получили новинки, с которыми стало заметно проще находить нужные настройки. В предыдущем сезоне в одних гонках мы были очень быстры, а в других финишировали далеко за пределами первой десятки, но сейчас нам всякий раз удается подбирать хорошие настройки и демонстрировать достойный темп. Мы одинаково конкурентоспособны и на трассах, где требуется низкая прижимная сила, и там, где её нужно много. У нас действительно хорошая машина, а сегодняшний результат добавит уверенности на оставшиеся гонки сезона.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Вопрос для Макса и Даниэля. Что вы думаете о сегодняшнем достижении Льюиса? Какое место он занимает среди величайших гонщиков всех времен?
Макс Ферстаппен: Как мило!

Льюис Хэмилтон: Мне неловко слышать такие вопросы!

Макс Ферстаппен: Это невероятное достижение. Как сказал сам Льюис, всем казалось, что такое количество побед невозможно повторить. Уверен, он выиграет ещё много гонок и титулов.

Даниэль Риккардо: Снимаю перед Льюисом шляпу за все его успехи! 91 победа – это как выиграть все гонки на протяжении четырех с половиной сезонов, такое достижение Льюиса и Михаэля вызывает большое уважение. Льюис выступает более десяти лет, каждый год он стабильно быстр и сражается за ведущие позиции, а это, поверьте, непросто. Можно, конечно, иметь хорошую машину, но и ты сам должен каждый уик-энд выкладываться на пределе – сказать это гораздо проще, чем сделать.

Шлем Михаэля Шумахера – один из лучших подарков, которые я когда-либо видел в Формуле 1! Здорово, что Льюис сегодня его получил!

Вопрос: (Шандор Месцарош) Льюис, примите поздравления! Потрясающая карьера, множество подиумов, 91 победа, но скажите, какой момент на этом славном пути был для вас наиболее непростым?
Льюис Хэмилтон: Я выступаю в Формуле 1 более десяти лет и вряд ли смогу сказать, в какой момент было особенно трудно. Все мы люди, каждому время от времени приходится непросто – например, в те моменты, когда нужно принять важное решение. Сейчас мой выбор в пользу Mercedes выглядит абсолютно верным, но много лет назад все вокруг считали, что этим решением я допускаю ошибку. Лично я не усомнился в нём даже на секунду, мне хотелось пройти этот путь вместе с Mercedes, вырасти с командой, которая мечтала вновь добиться успеха.

Однако сделать такой выбор невероятно сложно, ведь я был абсолютно лоялен McLaren-Mercedes, они поддерживали меня с тринадцатилетнего возраста. Расстаться с коллективом, открывшим мне путь в Формулу 1, позвонить своему боссу и сказать, что уходишь к соперникам, в эмоциональном плане было очень тяжело. С Mercedes я сотрудничаю по сей день, с ними провел все свои гонки в Формуле 1, одержал все свои победы – спасибо им за это!

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Льюис, поздравляю с победой! Хотела бы спросить о подаренном вам шлеме – он займет особенное место в вашем доме?
Льюис Хэмилтон: Безусловно. У меня уже есть один шлем Михаэля, я получил его в Абу-Даби в 2012 году. Это был особенный момент: я заглянул в моторхоум Mercedes, встретил там Михаэля, он подарил мне свой шлем, а я ему – свой. Я никогда не забуду тот день, когда мне представилась возможность находиться рядом с тем, за кем я следил с самого детства, и обменяться с ним шлемами – это знак наивысшего уважения, какое только может быть между гонщиками.

Я безмерно благодарен семье Михаэля за оказанную мне сегодня честь. Его сын Мик – талантливый гонщик и очень открытый, честный человек, мне очень интересно, чего он сможет добиться. Теперь в моей гостиной будет два шлема самого Михаэля Шумахера!

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, как вам удается многие годы выступать на стабильно высоком уровне? В каждом из своих четырнадцати сезонов вы выиграли хотя бы одну гонку! Каких высот вы можете достичь? Вам по силам выиграть более 100 гонок и установить тем самым рекорд, который уж точно никто не сумеет превзойти?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос. Нужно быть благодарным за то, что имеешь, но я, конечно, буду ставить перед собой новые цели и продолжу выкладываться на пределе, чтобы понять, каких результатов можно добиться. Со мной лучший коллектив, который постоянно вдохновляет меня на новые свершения. Каждый год, приезжая на базу команды, я вижу, как наши специалисты стремятся придумать нечто оригинальное, чего раньше никогда не было, их энтузиазм и нацеленность на результат просто поражают!

Кстати, они всегда встречают меня очень приветливо. Вы вполне могли подумать, что за долгие годы совместной работы мы с командой друг другу надоели, но это вовсе не так – атмосфера в коллективе дружеская, я очень этому рад.

Мне нравится то, чем я занимаюсь, нравится чувствовать вызов. Выступать на пределе очень трудно, гонщики посвящают всё свое время подготовке, прилагают максимум усилий, правда, далеко не всегда получают подобающее уважение и признание. Нужно много работать, чтобы выступать на хорошем уровне каждый уик-энд, но я счастлив быть частью всего этого. Сегодня мне понравилось, какой прессинг создал для меня Макс, как Даниэль прессинговал его самого – с этой конкурентной атмосферой будет очень непросто в какой-то момент расстаться! Впрочем, пусть я намного старше этих парней, я ощущаю себя таким же молодым – по крайней мере, по духу! Наверное, многое изменится, когда у меня начнут седеть волосы, но до этого, надеюсь, еще далеко!

Макс Ферстаппен: Ты можешь покрасить волосы.

Льюис Хэмилтон: Точно!

Вопрос: Льюис, среди ваших побед есть наиболее ценная?
Льюис Хэмилтон: Первая победа всегда будет особенным воспоминанием, поскольку для неё потребовались усилия многих людей. Наверняка вы представляете себе, как сильно ребенок может мечтать о Формуле 1. Моя семья многим пожертвовала, чтобы помочь мне дойти до Формулы 1, и когда в Монреале в 2007-м я впервые поднялся на верхнюю ступеньку подиума, я чувствовал себя на вершине мира.

Вопреки всем трудностям, с которыми пришлось иметь дело, мы всё-таки справились – я никогда не забуду, как стоял на подиуме и смотрел на своего отца. Уверен, сегодня он тоже мной гордится. Я всегда буду помнить то, как поддерживали меня Рон Деннис, McLaren и Mercedes, и никогда не забуду нашу первую победу.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Вопрос ко всем. Каково вам было выступать сегодня при прохладной погоде и без привычного количества тренировок? Было ли нечто неожиданное в поведении машины или шин?
Макс Ферстаппен: В целом всё прошло неплохо. Было чуть сложнее вывести шины в рабочий диапазон, но в остальном обошлось без каких-либо трудностей. Впервые нам представилась возможность пить по ходу гонки прохладную воду – обычно она довольно теплая!

Конечно, у нас было мало информации о работе шин, но с ними у меня по ходу гонки редко бывают сложности. Лично я не заметил в их поведении ничего странного.

Льюис Хэмилтон: Отмена пятничных тренировок всем осложнила задачу, но лично я предпочел бы и далее не тренироваться в пятницу. Мне нравится работать с машиной, но у двухдневного формата уик-энда есть немало преимуществ – например, количество дней, в которые 20 машин наматывают круги по трассе, загрязняя воздух выхлопными газами, станет на 22 меньше.

А еще прессинг будет выше. С двумя пятничными тренировками есть время на многочисленные эксперименты с настройками, и если что-то пойдет не так, можно провести анализ, посмотреть видеозаписи и так далее. Когда уик-энд фактически начинается в субботу, на всё это просто нет времени – есть всего одна сессия, чтобы подобрать настройки, и еще немного времени до квалификации, чтобы их скорректировать. Приходится по-настоящему нелегко.

Для меня гонка выдалась очень непростой. При такой прохладной погоде шины отказывались работать – особенно на первых кругах после пит-стопов. Я создал отрыв от Макса, но потом он начал постепенно подбираться, а у меня возникли сложности со свежим комплектом шин. Затем на трассе появилась машина безопасности, не знаю, почему она ехала настолько медленно – наверное, чтобы снова собрать за собой пелотон. Но когда отстававшим на круг гонщикам позволили проехать мимо, чтобы вернуться в один круг с лидерами, я подумал: «Эй, мы еще будем долго так кататься по трассе!»

Макс Ферстаппен: Разве эти парни не получили преимущество за счёт возможности прогреть шины?

Льюис Хэмилтон: Да, получили. Впрочем, ситуация была одинакова для всех, я не жалуюсь, но гоняться при такой прохладной погоде было очень непросто.

Даниэль Риккардо: Согласен, я даже надел две пары носков!

Макс Ферстаппен: Две?

Даниэль Риккардо: Всё верно, две.

Макс Ферстаппен: Даниэль Риккардо не создан для холода.

Даниэль Риккардо: Потому я и утеплился.

Льюис Хэмилтон: Эти носки всё равно очень тонкие.

Даниэль Риккардо: Зато я смог сохранить ноги в тепле! Что до двухдневного формата уик-энда, мне он нравится, буду рад повторить этот опыт в Имоле.

Макс Ферстаппен: Наверняка в носовом обтекателе твоей машины есть отверстие.

Даниэль Риккардо: Нет, моим ногам просто было холодно!

Макс Ферстаппен: Да, должна быть некая техническая уловка в носовом обтекателе!

Даниэль Риккардо: Пожалуйста, не подавай протест, только не сегодня!

Льюис Хэмилтон: А правила разрешают надевать две пары носков сразу?

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости