Гран При Китая: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Маттиа Бинотто (Ferrari), Энди Грин (Racing Point), Тото Вольфф (Mercedes), Тойохару Танабе (Honda)

Вопрос: Джентльмены, добро пожаловать! Этот Гран При – 1000-й в истории чемпионата, и нам интересно узнать, почему каждый из вас в свое время решил работать в Формуле 1. Эндрю?
Энди Грин: Кажется, из всех этих Гран При лично я наблюдал почти пятьсот! Я впервые приехал на гонку в 1991-м – спустя два года после того, как окончил колледж. Помню, меня восхитило сражение гонщиков колесо в колесо, и я решил, что хочу изучать инженерное дело. В то время я увлекался крикетом, одним из моих напарников по игре был Рори Бёрн – он посоветовал написать всем руководителям команд и предложить поработать на них бесплатно. Так много лет назад началась моя карьера в Формуле 1.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Меня гонки интересовали с того момента, как я получил водительские права, однако я не следил за Формулой 1, несмотря на славную историю выступлений моих соотечественников-австрийцев в этом чемпионате. Я пришел в Формулу 1 из мира финансов лишь несколько лет назад. Причина – любовь к автоспорту и интерес к бизнес-составляющей чемпионата, подразумевающей решение самых разнообразных вопросов.

Вопрос: Маттиа?
Маттиа Бинотто: Я с детства смотрел гонки вместе с отцом, который был преданным поклонником автоспорта и особенно команды Ferrari. Мы в то время жили в Швейцарии, но когда я видел красные машины Скудерии, я понимал, насколько они значимы для Италии, и уже ребенком мечтал оказаться в Формуле 1 и быть частью Ferrari. Теперь я воспринимаю свою работу как миссию, суть которой – продолжить славную историю команды.

Вопрос: Господин Танабе?
Тойохару Танабе: Я с детства интересовался автомобилями. В то время в Японии проводилось не так много гонок, но когда несколько лет назад компания Honda решила вернуться в Формулу 1, я устроился к ним на работу и сказал своему руководителю: «Я хочу работать в чемпионате». Так я оказался в Формуле 1.

Вопрос: Спасибо вам всем! Господин Танабе, в Honda очень уверенно начали нынешний сезон. Насколько вы довольны ситуацией, и по силам ли сократить отставание от Ferrari и Mercedes?
Тойохару Танабе: Да, мы начали сезон с достойными результатами, но достойные не значит фантастические. Мы по-прежнему уступаем Ferrari и Mercedes и должны прилагать максимум усилий, чтобы сравняться с ними. Мы понимаем, что это не произойдет мгновенно, работать предстоит на протяжении всего сезона.

Вопрос: Какова разница между силовыми установками Honda, Ferrari и Mercedes?
Тойохару Танабе: Я не стану озвучивать какие-либо цифры, разницу вы можете увидеть на трассе.

Вопрос: Эндрю, как вы оцениваете начало сезона для Racing Point, и какого прогресса удалось добиться в работе над машиной?
Энди Грин: Начало сезона получилось очень непростым. В этом году конкуренция в середине пелотона самая острая за много лет, притом мы пока уступаем прямым соперникам.

Должен заметить, что уступаем немного, но первые две гонки совершенно четко проявили слабые стороны нашей машины. У нас есть план, как вернуться на целевой уровень конкурентоспособности, на это потребуется определенное время, но не стоит забывать, что эту машину мы начали строить в середине прошлого года, когда у команды были серьезные трудности. Нам приходилось принимать инженерные решения, не имея четкого представления о дальнейшей судьбе команды – к слову, мы всё еще не оправились на 100% от той ситуации, на это потребуется время.

Да, сейчас положение дел намного лучше, но чтобы добиться прогресса, нужно выстроить соответствующую инфраструктуру, а это возвращает нас к вопросу времени. Приятно, что теперь в конце каждого месяца нам не приходится беспокоиться об оплате всех счетов, но есть много других вопросов, требующих внимания – скорость машины, дальнейшие планы, новый регламент. Над всем этим нужно всерьез подумать.

Вопрос: Короткий вопрос о Лэнсе Стролле. Для него это первый сезон в Racing Point, насколько он освоился в команде?
Энди Грин: Впечатления пока весьма позитивные. Еще на прошлогодних тестах в Абу Даби мы заметили талант Лэнса, этот талант проявился и в работе на симуляторе. Вместе с нами в межсезонье Лэнс проделал колоссальную работу, его самоотдача и энтузиазм достойны восхищения. Он неплохо адаптировался в коллективе, у него блестящее будущее.

Вопрос: Маттиа, поражение в Бахрейне наверняка стало тяжелым ударом для команды и особенно для Шарля Леклера. Что вы сказали ему после той гонки?
Маттиа Бинотто: Да, поражение стало настоящим ударом, но оно лишь прибавило нам сил на предстоящие гонки. Шарлю я сказал, что он здорово провел квалификацию, гонку и, что важнее, был фантастически корректен в своих комментариях после финиша, продемонстрировав очень зрелый характер. Мы довольны тем, как Леклер провел уик-энд в целом, и на этом можно поставить точку – вся команда уже сосредоточена на предстоящих задачах.

Вопрос: Проявились ли по ходу тестов в Бахрейне те проблемы, с которыми команда столкнулась в предыдущей гонке?
Маттиа Бинотто: Нет, с проблемами мы столкнулись исключительно в гонке за 10-12 кругов до финиша. Всегда нужно стремиться к высочайшему качеству и безупречной надежности, но неприятности всё-таки могут случиться, и в Бахрейне команде просто не повезло. В целях предосторожности в этот уик-энд мы заменили отдельные компоненты силовых установок на обеих машинах. Нет, на машине Себастьяна никаких проблем обнаружено не было, просто мы сочли замену оптимальным способом оградить себя от возможных неприятностей. Теперь нужно удостовериться, что обе силовые установки работают ровно так, как требуется.

Вопрос: В Бахрейне с машиной команды работал Мик Шумахер – как вы оцениваете его результаты?
Маттиа Бинотто: Выводы делать сложно, поскольку в тот день помешала непогода, да и задачи оценить скорость Мика у нас не было. Он впервые работал с машиной Формулы 1, сейчас у него более важные задачи в сезоне Формулы 2 – хорошо, что Мик действовал осмотрительно, не атаковал на пределе, старался прибавлять от попытки к попытке, постепенно адаптировался к машине и команде. Он был очень сосредоточен и сработал неплохо – пожалуй, это максимум, чего можно ожидать на тестах.

Вопрос: Характером и поведением он напоминает Михаэля Шумахера?
Маттиа Бинотто: Я впервые за много лет встретился с Миком уже в Маранелло по возвращении с тестов. Внешне я не назвал бы его абсолютной копией Михаэля, но своим поведением, отношением к задачам и интересом к машине он очень напоминает своего знаменитого отца. Если в Маранелло вам нужно найти Мика, вы всегда найдете его в зоне работы над машиной беседующим с механиками – так в свое время было с Михаэлем.

Вопрос: Тото, Mercedes лидирует в обоих зачетах, но как вы оцениваете расстановку сил?
Тото Вольфф: Безусловно, в обоих зачетах всегда приятнее лидировать, чем уступать, но прошедшие две гонки сложились совершенно по-разному. В Мельбурне мы явно опережали Ferrari, тогда как в Бахрейне на их фоне выглядели бледно – более того, если сравнивать не с одной лишь Ferrari, а со всеми командами, Гран При Бахрейна мы провели не настолько уверенно, как должны были.

Мы всегда говорили, что первая гонка после зимнего перерыва показывает лишь расстановку сил к началу сезона – далее начинается состязание доработок, и нам, как и другим командам, приходится очень непросто. Невозможно предугадать, кто выйдет победителем в ближайшее воскресенье, но это хорошо для спорта.

Вопрос: После двух этапов Валттери Боттас лидирует в личном зачете. Заметили ли вы в нем какие-то перемены по сравнению с предыдущим сезоном?
Тото Вольфф: В Формуле 1 людей легко записывают в фавориты и с такой же легкостью списывают со счетов. После Мельбурна Валттери назвали претендентом на титул, после Бахрейна звучали уже иные комментарии – как мне кажется, нужно просто позволить гонщикам самим разбираться между собой. Этот уик-энд Боттас начал весьма уверенно, но это тот же самый Валттери, что был с нами в предыдущие годы. У него есть всё необходимое, чтобы сражаться за победы в гонках и титул, а как человек он ничуть не изменился.

Вопросы с мест

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Тото, в четверг Льюис Хэмилтон сказал, что если в Ferrari добьются уверенного преимущества в мощности силовой установки, одолеть их будет сложнее, чем при наличии преимущества в аэродинамике. Не могли бы вы пояснить чуть подробнее? Всё дело в жестком регламенте на моторы или в рисках, связанных с доработкой силовой установки?
Тото Вольфф: В новостях слова не всегда цитируются точно, но одно можно сказать определенно: если кто-то выступил здорово, значит, он хорошо поработал, а был ли результат обусловлен мощностью мотора или прижимной силой – не принципиально. Речь всегда идет о конкурентоспособности машины в целом.

В Бахрейне Ferrari были намного быстрее всех на прямых, но это не всегда можно объяснить одной лишь мощностью силовой установки, нужно учесть и уровень лобового сопротивления. Сегодня утром Себастьян Феттель вновь поразил всех невероятной максимальной скоростью, но ситуация такая, какая есть – мы сами должны поднапрячься и выжать больше из мотора и шасси, а там посмотрим. Наличие ориентира в лице Ferrari по-своему помогает и мотивирует.

Вопрос: (Жюльен Биллете) Маттиа, в начале сезона вы говорили, что в первых гонках при определенных обстоятельствах команда отдаст предпочтение Себастьяну Феттелю. Если Шарль Леклер будет выступать столь же уверенно, как выступил в Бахрейне, команда изменит свое мнение?
Маттиа Бинотто: Безусловно, интересы команды должны быть приоритетом, и мы стараемся заработать побольше очков по итогам каждой гонки. В начале сезона я говорил, что в половинчатых ситуациях, когда нам придётся принимать решение, преимущество будет отдаваться Себастьяну – просто потому, что у него больше опыта работы с командой в Формуле 1. Он выиграл четыре титула, и, разумеется, для нас он именно тот гонщик, у кого больше шансов побороться за победу в чемпионате. Конечно, мы обсудили с обоими гонщиками, что наша позиция после нескольких этапов сезона может поменяться по той или иной причине – из-за неудачного стечения обстоятельств или в какой-либо другой ситуации. Но на трассе они могут свободно соперничать, и тут, по-моему, преимущество будет у того пилота, кто явно быстрее. В Бахрейне Шарль фактически получил возможность завоевать поул и бороться за победу.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Мой вопрос для Эндрю и Тото. Недавно между вашими командами было подписано соглашение, согласно которому специалисты Racing Point могут пользоваться аэродинамической трубой Mercedes. Какие выгоды сулит такое сотрудничество? Эндрю, каких результатов вы рассчитываете добиться? Наконец, почему мы не должны считать это соглашение первым шагом на пути к более тесному сотрудничеству в стиле Ferrari и Haas?
Энди Грин: Наш отдел аэродинамики находится в Брэкли, как и аэродинамическая труба Mercedes. Проводить испытания в Брэкли нам намного проще, чем в Кёльне. Поэтому, когда нам предложили это делать, выбор был очевиден.

Вопрос: Тото, возможно ли еще более тесное сотрудничество между Mercedes и Racing Point?
Тото Вольфф: Прежде всего, я должен сказать, что мы не следуем модели Haas-Ferrari, потому что Haas была новой командой, созданной с чистого листа, а Racing Point существует уже достаточно давно. Вообще, я не понимаю, что плохого в модели Haas-Ferrari. Мы позволили кому-то, кто стремился попасть в Формулу 1, создать команду, которая, благодаря сотрудничеству с Ferrari, действительно хорошо стартовала и уверенно борется в середине пелотона. Я считаю, что это хорошо для Формулы 1.

Наша модель отношений иная. Энди Грин и его команда хорошо знают, чего хотят достичь при создании машины, у них сильная конструкторская группа, и они идут своим путём. Они будут использовать часть нашей инфраструктуры. Как только наступит определённость с регламентом на 2021 год, мы решим, в каких областях хотим сотрудничать, и где это возможно в соответствии с правилами.

Вопрос: (Дэн Натсон) Господин Танабе, в прошлом году Honda поставляла свои моторы одной команде, в этом году – уже двум. Насколько это повысило темп доработки?
Тойохару Танабе: Сейчас мы получаем в два раза больше информации, а поскольку у команд разные подходы к работе, у нас появляются дополнительный опыт и новые знания. Мы получаем обратную связь от четырех гонщиков, у каждого из которых свой собственный стиль пилотирования – иногда всевозможных нюансов получается слишком много, но в целом сотрудничество с двумя командами позволяет нам прогрессировать более высокими темпами, чем раньше.

Вопрос: (Алессандра Ретико) Маттиа, в интервью La Repubblica Лука ди Монтедземоло сказал, что внутри Ferrari вы рискуете оказаться в одиночестве, поскольку вам не с кем обсуждать важные вопросы. Президент компании Джон Элканн не настолько опытен в делах Формулы 1, а исполнительный директор Луис Камильери, безусловно, отличный менеджер, но он сейчас сосредоточен на финансовых делах Ferrari. Что вы на это скажете?
Маттиа Бинотто: Я не читал это интервью, но никак не могу согласиться с тем, что вы озвучили. Я пользуюсь абсолютной поддержкой со стороны президента и исполнительного директора Ferrari. Джон и Луис – замечательные люди, они оба всячески поддерживают команду, а в Маранелло у нас есть немало специалистов, с которыми можно обсуждать ключевые вопросы. У коллектива достаточно компетенций и навыков во всех областях, я не испытываю недостатка в поддержке со стороны коллег – надеюсь, так будет продолжаться еще много лет.

Вопрос: (Дэвид Гоат) Тото, в этот уик-энд в Китае стартует чемпионат по виртуальным гонкам. Вам и Mercedes необходимо защитить чемпионское звание на реальных трассах, удается ли в этих условиях следить за виртуальными гонками?
Тото Вольфф: Пожалуй, мне еще нужно привыкнуть к виртуальным соревнованиям, но когда наблюдаешь за ними с экрана, всё воспринимается практически так же, как в случае с реальной гонкой – поразительно, насколько далеко шагнули технологии, и как вырос уровень графики. Сама инициатива нам очень нравится, мы даже запустили собственную программу, помогающую детишкам лучше проявить все свои способности. Дело не только в навыках пилотажа и наставничестве – мы стараемся обеспечить всеобъемлющую поддержку. Эти дети – молодые гонщики Mercedes, а их победа в прошлогоднем чемпионате стала приятной наградой за все усилия. Можно сказать, тогда мы стали чемпионами и в реальном, и в виртуальном мире, побеждать всегда приятнее, чем не побеждать – лично я очень рад, что виртуальный спорт развивается и прогрессирует.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Мой вопрос для Тото и Маттиа. После встречи с Liberty Media у вас было достаточно времени, чтобы обдумать предложения владельцев чемпионата. Есть ли моменты, с которыми вы категорически не согласны? Возможно, распределение доходов, структура управления и лимит на расходы…
Тото Вольфф: Обсуждение еще продолжается. Встреча с Liberty Media прошла весьма конструктивно, большинство предложений касалось ограничений бюджета, технического и спортивного регламента. Было важно начать дискуссию, которая продолжается по сей день, но, как мне кажется, в каждой из областей нам удалось прийти к единому пониманию конечной цели.

Формула 1 должна оставаться вершиной технологий, но если есть возможность снизить издержки в тех областях, где инженерные находки не настолько очевидны и понятны болельщикам, мы должны эти возможности оценить. Что касается ограничений на бюджет, для крупных команд это разумный шаг к сдерживанию постоянного роста расходов. Мы сражаемся друг с другом ценой всё большего объема ресурсов, и если рост издержек удастся остановить, это пойдет на пользу всем участникам и впоследствии сделает разницу в бюджетах команд не такой значительной.

Что касается распределения призовых выплат, сама природа этого вопроса не подразумевает того, что все будут одинаково довольны. Каждая команда желает оптимального для себя решения, у всех найдутся аргументы, почему именно они должны получать больше призовых – дискуссия только началась, но то, что ее инициировали, уже неплохо.

Маттиа Бинотто: Тото всё верно охарактеризовал. Обсуждение только началось, командам нужно больше ясности во всех вопросах, и в этой ситуации важно сотрудничать и быть открытыми. У команд и чемпионата единые цели, и я уверен, что в дискуссии мы придем к компромиссу, как в свое время было с силовыми установками. Тогда мы оценили изменения в регламенте, поняли, что сильно отстаем от графика, и в итоге пришли к компромиссному варианту, который устроил практически всех. Думаю, так будет и с распределением призовых, и с лимитом на бюджет, и со всеми техническими нюансами. Обсуждение проходит в позитивной атмосфере сотрудничества, и даже если сейчас есть полярные точки зрения по отдельным вопросам, я не сомневаюсь, что мы найдем компромисс.

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Эндрю, в продолжение вопроса об использовании вашей командой аэродинамической трубы Mercedes. В Racing Point уже используют силовые установки Mercedes, теперь специалисты команды смогут работать с аэродинамической трубой. Не кажется ли вам, что это максимум, на что может распространяться сотрудничество двух коллективов?
Энди Грин: Нет, поскольку мы также используем их коробки передач и гидравлику, и мне бы хотелось всё так и оставить. Но всё это обсуждается в рамках регламента на 2021 год, вопрос на повестке дня. Мы хотим стать самой эффективной командой в рамках нового регламента, и когда появится его окончательная версия, у нас будет чёткое представление о том, что нужно делать.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости