Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Австралии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Себастьян Феттель (Ferrari), Даниэль Риккардо (Renault), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing), Роберт Кубица (Williams)...

Вопрос: Утром стало известно о смерти Чарли Уайтинга, директора гонок FIA. Хотелось бы попросить каждого из вас поделиться своими мыслями и воспоминаниями о нём. Льюис, не могли бы вы начать?
Льюис Хэмилтон: Я знаком с Чарли с 2007 года, когда дебютировал в Формуле 1. Утром я написал несколько слов в своём аккаунте в Instagram, но, похоже, они не отобразились – видимо, в самой социальной сети какие-то проблемы.

Я шокирован известием о смерти Чарли, все мои мысли сейчас о нем и его семье. То, что он сделал для спорта, его преданность… Как сказал Жан Тодт, он был настоящим столпом, иконой мира автоспорта, много сделавшим для всех нас. Пусть земля будет ему пухом.

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Я узнал обо всем утром и до сих пор, как и все вы, пребываю в состоянии шока. Еще вчера я беседовал с Чарли, мы вместе недолго прошлись по трассе – трудно смириться с мыслью, что его больше нет.

Я тоже знал Чарли много лет, для гонщиков он был по-настоящему своим. Есть правила, есть участники, а он всегда был связующим звеном, к которому можно было в любое время суток обратиться с любым вопросом, двери его офиса всегда были открыты. Он был гонщиком по характеру и очень приятным человеком. Не думаю, что к этому можно что-то добавить. В этот скорбный момент мысли всего сообщества Формулы 1 сейчас о Чарли и его семье.

Вопрос: Роберт?
Роберт Кубица: Как сказали Себастьян и Льюис, для всех это очень трудный момент. Вчера я видел, как прогуливались вместе Себастьян и Чарли, и решил, что не стану им мешать, поскольку встречусь с Чарли на пятничном брифинге гонщиков. К сожалению, этому уже не суждено случиться.

Чарли был ключевой фигурой Формулы 1, гонщиком по характеру, он тщательно следил, чтобы всё было в рамках правил. Ему всегда можно было доверять. Мои мысли сейчас с его семьей, известие очень, очень печальное.

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Это шокирующее известие. Несколько недель назад я и Чарли вместе провели день в Женеве, беседовали на разные темы, и, когда пришло время прощаться, я сказал что-то вроде: «Увидимся в Австралии, начнём очередной сезон!»

Когда слышишь, что Чарли больше нет, это кажется невероятным – ему было всего 66 лет. Видимо, нужно ценить каждый день, когда ты проснулся и имеешь возможность наслаждаться жизнью – не только Формулой 1, но и многими другими вещами. Главное, что сейчас все наши мысли с его семьей, друзьями и близкими.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Готов повторить всё сказанное. Говорить о таких вещах очень трудно, сама новость повергла меня в шок, но попробую вспомнить что-то позитивное.

Как заметил Себастьян, Чарли всегда был открыт для нас, а мы этим пользовались. Мы даже могли оказывать на него давление, но он всегда к нам прислушивался, и мы чувствовали, что Чарли на нашей стороне. Кажется, мы поставили рекорд по количеству всевозможных жалоб, однако Чарли ни разу не попросил нас замолчать – он всегда слушал. Этот человек многое сделал для нашего спорта, о нём всегда будут приятные воспоминания.

Помню, в 2012 году я впервые участвовал в Гран При Австралии, и Франц Тост сказал мне: «Начинается сезон, иди и познакомься с Чарли!»

Время летит быстро, и, как заметил Макс, важно ценить каждый момент, а мы всегда воспринимаем жизнь как нечто само собой разумеющееся. В предстоящий уик-энд мы со всей своей страстью будем сражаться на трассе, но смерть Чарли – своего рода напоминание, что нам всем очень повезло иметь такую возможность.

Даниэль Риккардо

Вопрос: Даниэль, вас ждёт домашний уик-энд, график в таких случаях всегда насыщенный – какими были для вас предыдущие несколько дней?
Даниэль Риккардо: Напряженными, но всё в порядке, я к этому привык. Знаете, плотный график – это даже хорошо, ведь он означает, что людям интересно, и что они с воодушевлением ждут начала сезона.

С прошлого года многое изменилось, я перешел в Renault, после чего во многих командах тоже сменились гонщики. Межсезонье тоже выдалось интересным, а на этой неделе у меня было немало мероприятий – в частности, вчера я управлял машиной серии V8 Supercar. Макс сегодня прокатился на ней пассажиром – мы с ним как раз успели это обсудить.

Здорово, когда удается совмещать приятные задачи с менее веселыми обязательными встречами, но сейчас до начала работы остается менее 24 часов, я с нетерпением жду возвращения на трассу, чтобы, наконец, оценить расстановку сил. На тестах мы сделали кое-какие выводы, но они лишь приблизительные – посмотрим, на каких местах окажемся.

Вопрос: Я как раз собирался спросить вас о выводах после тестов. Насколько близка команда Renault к Mercedes, Ferrari и Red Bull Racing?
Даниэль Риккардо: Уверенного ответа нет, посмотрим. В последние два дня второй недели тестов у нас были новинки, с которыми результаты улучшились, и мы закончили подготовку с заметным воодушевлением. Три перечисленные команды? Я не представляю, на каких позициях они сами окажутся, но через несколько дней мы все это выясним.

Вопрос: Роберт, для вас это первая гонка с 2010 года. С какими эмоциями вы начинаете уик-энд?
Роберт Кубица: Вы правы, я долго находился вне Формулы 1. Эмоции? Честно говоря, когда сосредоточен на работе и предстоящих задачах, времени думать о них практически нет. Я стараюсь подготовиться и как можно больше узнать об обновленной Формуле 1, ведь с моих предыдущих выступлений здесь многое изменилось. Мы не лучшим образом начали зимние тесты, многое нужно проверить, посмотреть, как покажут себя новинки. Поживём – увидим.

Вопрос: Как вы заметили, зимние тесты получились для Williams очень непростыми – машину поздно привезли в Барселону. Какие цели ставят перед собой команда и вы?
Роберт Кубица: К сожалению, мы поздно приступили к тестам, и такое отставание не отыграть за неделю – некоторые вопросы еще предстоит решить. Сотрудники выкладываются на пределе – и на трассе, и на базе. Это непростой период, но мы обязаны удостовериться, что делаем всё возможное.

Случившееся уже не изменить, нужно сосредоточиться на имеющихся задачах, не расходуя силы и время на рассуждения о сложностях. Мы должны выполнить свою работу – такого подхода придерживается каждый сотрудник. Нужно убедиться, что все возможности использованы по максимуму.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, в руководстве Red Bull Racing с оптимизмом отзывались о новой машине. Что вы о ней думаете?
Макс Ферстаппен: Думаю, мы скоро всё выясним, не так ли? Пока мы неплохо провели зимние тесты, у нас было не так много проблем, и я остался очень доволен взаимодействием внутри команды, что очень важно. Похоже, интеграция шасси с новой силовой установкой прошла без серьезных сложностей, что тоже радует.

Я проехал большую часть запланированной дистанции, но если говорить об абсолютной скорости, пока сложно судить, на каких позициях мы находимся. Я не проезжал круги в квалификационном режиме, но, повторюсь, мы довольны проделанной работой, хотя всегда можно сработать лучше – эта мысль наверняка есть у всех участников. Думаю, в первых гонках сезона мы поймем, кто и насколько конкурентоспособен.

Вопрос: Какова атмосфера в команде в условиях сотрудничества с Honda? Можно ли сказать, что оптимизма больше, чем в недавнем прошлом?
Макс Ферстаппен: Все предельно мотивированы, настроены позитивно и полностью сосредоточены на работе.

Вопрос: Себастьян, на зимних тестах за вами остался лучший результат. По-вашему, сейчас позиции Ferrari лучше, чем в это же время в прошлом году?
Себастьян Феттель: Да, тогда предсезонные тесты прошли не так хорошо, пришлось решать некоторые проблемы, а в гонке нам повезло с автомобилем безопасности – это принесло победу.

Но сейчас мы в лучшей форме, машина работает эффективно, пока нет никаких проблем. Правда, в Австралии для меня невозможно выступить результативнее, чем год назад, так что уик-энд предстоит непростой. Всегда немного волнуешься, когда неизвестно, какие позиции занимаешь, но у нас позитивный настрой, в команде великолепная атмосфера, мы рады быть здесь и начать борьбу.

Вопрос: Несколько слов об изменениях в техническом регламенте. Теперь вам будет проще вплотную преследовать соперника, чем в 2018-м?
Себастьян Феттель: Преследовать машину соперника или обгонять – это не главное на тестах, но такое ощущение, что почти ничего не изменилось. Надеюсь, благодаря новым правилам, в этом году обгонять станет проще. Посмотрим. Но на тестах я не так много атаковал соперников, чтобы сделать выводы.

Вопрос: Льюис, по результатам тестов сложно однозначно судить о скорости Mercedes. Каково ваше мнение?
Льюис Хэмилтон: Результаты тестов не так сложно интерпретировать. Конечно, нельзя быть полностью уверенным в наших позициях, но завтра мы окажемся на трассе, ещё больше информации получим в квалификации, а после нескольких гонок сможем оценить расстановку сил. Когда мы сказали, что нам нужно много работать, это не было шуткой. Нам действительно есть чем заняться.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Насколько важна для команды неизменность состава гонщиков и ключевых технических специалистов?
Льюис Хэмилтон: Если говорить о гонщиках, сохранение состава в нашем случае помогает. Мы с Валттери отлично ладим друг с другом, наша связка отлично работает уже несколько лет – нет смысла это менять. Как говорится, не нужно чинить то, что не сломалось.

Если перейти к команде, у нас работают фантастические специалисты. Впечатляет, когда вы видите столько сильных, опытных, объединённых одной целью людей. Наши внутренние коммуникации эффективны как никогда.

Когда мы вернулись с тестов, Тото Вольфф собрал «военный совет» и мы всё обсудили. Я видел перед собой увлечённых своей работой и влюблённых в гонки сотрудников нашей команды, желающих добиться большего и знающих, как это сделать. Я знаю, что все они – настоящие бойцы, которые сделают всё возможное, чтобы мы прогрессировали.

Вопросы с мест

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, после тестов вы говорили о необходимости добиться прогресса. Валттери сказал, что уже заметил его признаки – разделяете ли вы точку зрения напарника? Есть ли уверенность, что в команде уже сумели доработать машину? Себастьян, вы говорили, что к этому сезону в Ferrari подготовились лучше, чем к предыдущему – отличаются ли ощущения, с которыми вы начинаете первый этап? Сейчас Ferrari, скорее, фавориты, а не догоняющие.
Льюис Хэмилтон: Как правило, после тестов команда уже на следующий день начинает прогрессировать. По ходу тестов машина вырабатывает свой ресурс, затем вы возвращаетесь на базу, тщательно всё анализируете, проверяете новую информацию в аэродинамической трубе, инженеры получают дополнительные данные и с ними продолжают работу. Таким образом прибавляют все команды.

Здесь у нас будет более «свежая» машина, которую мы гораздо лучше понимаем, но то же самое вам могут сказать и наши соперники. Посмотрим, как покажет себя доработанная машина Red Bull Racing. Знаю, в Ferrari всегда готовят модификации уже к первой гонке – за ними тоже будет интересно понаблюдать. У нас самих к этому этапу никаких обновлений нет.

Даниэль Риккардо, Себастьян Феттель и Роберт Кубица

Себастьян Феттель: Как мне кажется, на данный момент любая команда выступает и в роли преследуемого, и в роли догоняющего. У нас на счету пока нет очков, лично я не ощущаю какого-то преимущества, но надеюсь, что после этапа в Мельбурне мы окажемся лидерами – такова наша цель.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Себастьян, руководитель вашей команды сказал, что в определенных ситуациях вам будет отдано предпочтение. О каких «определенных ситуациях» идет речь? При каких условиях команда будет в большей степени работать скорее на вас, чем на напарника, с самого начала сезона?

Себастьян Феттель: Что касается борьбы с напарником, сомневаюсь, что сейчас есть смысл рассуждать о ситуациях, когда команда может сделать ставку на меня. По-моему всё предельно ясно, и Маттиа тоже дал понять, что мы с Шарлем можем бороться между собой.

Я думаю, что Шарль сделает всё ради себя и команды. Это же относится ко мне. В конечном счете, мы выступаем за Ferrari, а это значит, что мы постараемся вернуть команду на позиции, к которым стремимся последние несколько лет. Это главное. Впереди долгий сезон, и сейчас бессмысленно рассуждать о возможных сценариях.

Вопрос: (Дэн Натсон) Короткий вопрос для всех. Что вы думаете о решении начислять одно очко гонщику, показавшему быстрейший круг в гонке?
Макс Ферстаппен: Не знаю. Это может стать приятным дополнением, но когда сражаешься за титул, такое правило может сработать и против тебя. Время покажет, но команда, определенно, может учитывать этот фактор в своих тактических расчетах.

Льюис Хэмилтон: За сезон с таким правилом можно заработать 21 дополнительное очко, так что будет интересно понаблюдать, как гонщики будут стараться эти очки получить.

Даниэль Риккардо: Когда я впервые услышал об этой идее, я подумал, что очко за быстрейший круг сможет получить любой гонщик вне зависимости от позиции в пелотоне. Хорошо, что в итоге остановились на первой десятке, чтобы претенденту, отправившемуся на пит-стоп за свежим комплектом шин ради быстрейшего круга, было что терять. Посмотрим, как всё получится – лично я об этом пока не думал. Вряд ли новое правило решит судьбу титула – это возможно, но сомневаюсь, что всё так сложится.

Себастьян Феттель: Лично я не жду серьезных перемен. Посмотрим после пары гонок, что изменилось с новым правилом.

Себастьян Феттель и Роберт Кубица

Роберт Кубица: К сожалению, нас это правило не затрагивает – по крайней мере, на данный момент. Возможность заработать дополнительное очко может привести к необычным сценариям на последних кругах гонки, когда кто-то из гонщиков отправится в боксы, и борьба обострится.

Вполне вероятно, что на пит-стоп внезапно отправятся сразу три-четыре машины – зависит от ситуации, мы вполне можем наблюдать «эффект домино». Впрочем, как я уже сказал, лично меня эта тема пока не интересует.

Вопрос: (Алессандро Сала) Даниэль, в 1980 году Алан Джонс стал последним на сегодняшний день австралийцем, выигравшим домашний Гран При Формулы 1. Возможно, спустя сорок лет настал ваш черед – если позволят соперники. Мы надеемся увидеть ваш прыжок в водоем Альберт-парка!
Даниэль Риккардо: Вы рассчитываете, что нырну лично я, не вместе с машиной, верно? Для победы уже в начале сезона мне, вероятно, потребуется помощь соперников, но в Мельбурне можно обгонять. Опять же, вряд ли в первых гонках мы часто будем стартовать из первого ряда, наверняка впереди будет несколько машин, и победа уже через пару дней звучит несколько оптимистично, но даже в роли догоняющего сезон обещает быть интересным – постараюсь придерживаться именно такого настроя! Скорее всего, поначалу мы будем сражаться в середине пелотона, но это тоже здорово.

Я ответил на ваш вопрос? Конечно, я буду стараться победить! Австралийские болельщики по-своему сумасшедшие, и если у меня вдруг получится финишировать первым – держитесь!

Вопрос: (Йоост Недерпельт) Макс, вы сказали, что на тестах можно было сработать лучше – в чем именно?
Макс Ферстаппен: В некоторых моментах, не могу вдаваться в детали.

Себастьян Феттель: Иначе что? А, Даниэль придет за тобой с ножом!

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, Себастьян, насколько важно для вас заявить о своих притязаниях на титул уже в первых четырех гонках?
Льюис Хэмилтон: Сезон длинный, не думаю, что самое главное – заявить об амбициях уже в первых гонках. Важнее стабильно финишировать, анализировать информацию и зарабатывать максимально возможное количество очков. Лично мне заявлять о притязаниях не нужно.

Себастьян Феттель: Аналогично. Титул не выигрывается и не проигрывается в Австралии, до конца сезона очень далеко. Хочется верить, скорость машины и усилия команды позволят в завершающей фазе сезона сражаться за главный трофей.

Вопрос: (Стилианос Алепидис) Себастьян, в предыдущие два года вы не выигрывали титул, и вам приходилось иметь дело с прессингом со стороны итальянских СМИ, апеллирующих к ожиданиям болельщиков. Теперь, когда командой руководит Маттиа Бинотто, считаете ли вы, что с новым подходом к взаимодействию с журналистами концовка сезона сложится для вас несколько иначе?
Себастьян Феттель: Журналисты вряд ли способны всерьез повлиять на ситуацию, разве что у них вдруг получится каким-то образом добавить мне очков. Впереди новый сезон, в команде произошли определенные изменения, мы будем целиком сосредоточены на задаче сработать максимально здорово. Сотрудники стремятся проявить всю свою страсть к гонкам, победа – лучший способ это сделать, потому она является нашей целью. Да, сезон длинный, результат зависит от множества факторов, но там, где мы можем взять ситуацию под свой контроль, мы постараемся сработать оптимально. Атмосфера в команде отличная, боевой дух высок – постараемся сохранить это на протяжении всего сезона.

Если говорить об ожиданиях, когда заканчиваешь предыдущий сезон вторым, вполне естественно рассматривать тот результат как неудовлетворительный. Следуя этой логике, второе, третье или четвертое место в новом сезоне тоже не устроит. В последние годы победителем всё время выходил Льюис – постараемся это изменить.

Вопрос: (Рене Оудман) Первый уик-энд сезона означает окончание зимнего перерыва, по ходу которого у вас было чуть больше свободного времени. Из того, чем вы занимались в отпуске, что было самым забавным или, может быть, самым необычным?
Роберт Кубица: Сложный вопрос.

Себастьян Феттель: У тебя был продолжительный отпуск!

Роберт Кубица: Да, более продолжительный, чем у других гонщиков. Минувшая зима выдалась довольно напряженной, но когда начинаешь работать с командой и знаешь, что тебе предстоит участвовать в гонках, испытываешь совсем иные ощущения, чем в предыдущие семь лет. Самым приятным, пожалуй, была неделя велосипедных тренировок в сочетании с прочими интересными мне делами.

Себастьян Феттель: Мне понравилось быть дома и самому готовить себе завтрак. Звучит скучновато, но я по-настоящему этим наслаждался. Пару раз мы выезжали покататься на лыжах, погода и снег были просто замечательными.

Даниэль Риккардо: Я просто находился дома, ведь если в Европе зима, в Австралии – лето. Самым замечательным было то, что я на протяжении шести недель не был в аэропорту – пожалуй, это самый долгий период без перелетов за последние десять лет! Я наслаждался прогулками, катался на шоссейном и горном велосипедах. По-моему, отпуск должен состоять из мимолетных событий и встреч с друзьями за парой бутылочек пива! После предыдущего сезона мне было очень важно перевести дух и ненадолго отключиться от гонок.

Можно я скажу еще несколько слов? Роберт сказал, что его отпуск получился продолжительным – мне кажется, вряд ли кто-то из нас представляет, через что ему пришлось пройти, чтобы вернуться в Формулу 1. Мы знакомы с момента моего переезда в Европу в 2007 году, и возращение в спорт – лучшее подтверждение стойкости его характера. Не стану просить вас поаплодировать, но совершенно потрясающе, что Роберт снова с нами! Впрочем, можете поаплодировать, да!

Льюис Хэмилтон: Я мало что помню о своем отпуске, ведь зимний перерыв закончился довольно давно. Уже в феврале я вернулся на базу команды, стал работать с инженерами и делать всё, чтобы оптимально подготовиться к первой гонке. Самое захватывающее? Прыжки с парашютом. Еще я занимался серфингом и хотел покататься здесь, в Австралии, но не смог найти подходящего места. Я не могу кататься там, где плавают акулы, притом каждый австралиец, с которым мне довелось встретиться, лишь посмеивался: «Брось, всё будет в порядке! Если подплывёт акула, просто врежь ей по морде!» Австралийцы немного сумасшедшие, не так ли?

Даниэль Риккардо: Хотелось бы мне ответить, что я бы так и поступил, но нет – акулы и меня пугают!

Льюис Хэмилтон: В остальном такой же отпуск, как у всех. Перерыв – отличная возможность провести время с семьей и друзьями, не думая о гонках. Но как только начинается сезон, ты практически весь год в разъездах и не можешь позволить себе отклоняться от цели.

Макс Ферстаппен: Вторую половину декабря ты еще можешь отдохнуть с семьей и друзьями, но уже в январе начинаются тренировки, и это не воспринимается как отпуск. Были как интересные события, так и не очень, но должен ли я о них рассказывать? Не думаю.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Льюис, в Ferrari заявили, что в определенной ситуации готовы сработать на Себастьяна. Обсуждалось ли нечто подобное в Mercedes, или вы с Валттери вольны свободно сражаться друг с другом?
Льюис Хэмилтон: Мы можем свободно соперничать друг с другом, как было в любом из предыдущих сезонов. Так нам сказали на базе команды, то же самое повторили сегодня. У нас одинаковые возможности ровно до тех пор, пока кто-то один не потеряет математические шансы на титул, и это здорово.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости