Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Клэр Уильямс (Williams), Тото Вольфф (Mercedes), Маттиа Бинотто (Ferrari), Зак Браун (McLaren), Сирил Абитебул (Renault)

Вопрос: Маттиа, начнем с событий предыдущей гонки. Уверен, вы внимательно изучили видеозапись столкновения между вашими гонщиками, каков вердикт?
Маттиа Бинотто: Вердикт? Версии могут быть самыми разными, в том числе у Шарля и Себастьяна, но итог один – столкновение навредило и собственным интересам гонщиков, и интересам команды. Мы вместе всё обсудили, внимательно изучили видеозапись – в таких ситуациях всегда важно понять причину инцидента, ведь только так можно рассчитывать, что в будущем неприятности не повторятся. Внутри команды мы во всем разобрались.

Вопрос: В четверг Шарль Леклер сказал, что сезон выдался странным. Как вы сами охарактеризуете этот год?
Маттиа Бинотто: Следует ли мне пояснить, что имел в виду Шарль? Не знаю. Говорите, он назвал сезон странным…

Я бы назвал этот год напряженным. Было много разных событий, но в плане прогресса команды сезон развивался линейно, а странным он оказался лишь потому, что после зимних тестов мы ожидали от себя гораздо большей конкурентоспособности.

Мы так и не смогли понять, куда исчезла наша скорость в промежуток между тестами в Барселоне и первой гонкой в Австралии. Соперники уже в Мельбурне оказались намного быстрее. Постепенно нам удалось компенсировать слабые стороны машины, вторая половина сезона сложилась лучше, но и сейчас наша SF90 не быстрейшая на дистанции гонки. Ей по-прежнему не хватает эффективности в поворотах, но, по крайней мере, мы в курсе этой проблемы и мало-помалу её устраняем.

Для Шарля сезон в самом деле получился странным, первый год с Ferrari оказался богатым на эмоции и самые разные события. Леклер чаще других гонщиков стартовал с поула, одержал две победы, но ему иногда не хватало стабильности, в том числе на фоне напарника. Этот год многому научил всю нашу команду, полученный опыт сделает нас сильнее.

Вопрос: Тото, вы пропустили гонку в Бразилии. Насколько непросто вам было наблюдать за событиями со стороны, и как вы поддерживали связь с командой?
Тото Вольфф: Я чувствовал себя немного странно, так как не присутствовал на гонке впервые с 2012 года! Мне пришлось так поступить, поскольку требовалось решить много деловых вопросов: через неделю компания Mercedes должна была дебютировать в Формуле Е, еще через неделю начинался нынешний этап в Абу-Даби – в типично офисных задачах не было недостатка.

Кроме того, для меня это был своего рода эксперимент, насколько хорошо я справлюсь с такой ситуацией. Я знаю, что команда способна справиться и без моего присутствия, кое-кто даже говорил мне, что было бы лучше, если бы я не отвлекал специалистов на трассе от работы – в итоге я решил не ехать в Бразилию. Правда, я надеялся, что уик-энд сложится для Mercedes безупречно, чтобы в следующем году я мог позволить себе не выезжать на отдельные гонки, но такой хитрый расчёт не сработал.

Вопрос: В последних гонках сезона за победу на равных сражаются сразу три команды – это заставляет вас нервничать в преддверии 2020-го? Ожидаете ли вы, что в следующем сезоне сражение за трофеи чемпионата будет самым напряженным за всю гибридную эру?
Тото Вольфф: Да, ожидаю. Мы всегда говорили, что скорости постепенно сравняются, если оставить правила неизменными – по крайней мере, шанс на это выше, чем в случае каких-то радикальных перемен. И именно такую ситуацию мы сейчас наблюдаем. Сразу три команды способны выигрывать гонки и вести сражение за титул, в McLaren добились наибольшего прогресса среди всех участников и наверняка тоже составят конкуренцию – уверен, следующий сезон будет намного сложнее нынешнего.

Вряд ли в 2020-м мы увидим 10-12 побед в исполнении какой-либо из команд, но в Mercedes мы сделаем всё возможное, чтобы компенсировать слабые стороны и по-прежнему выступать на очень высоком уровне.

Вопрос: Зак, McLaren гарантировала себе четвертое место в Кубке конструкторов. Если учесть, что в 2018-м команда была шестой, а годом ранее и вовсе девятой, насколько важен нынешний результат?
Зак Браун: Это потрясающее достижение, особенно если учесть, на каких позициях была команда в предыдущие два года. И на трассе, и на базе наш коллектив сработал очень здорово, каждый сотрудник внёс свой вклад. Партнеры из Renault помогли вернуть конкурентоспособность, гонщики выступали отлично, стабильно доезжали до финиша и зарабатывали очки – по сравнению с предыдущим сезоном гонки доставили гораздо больше удовольствия!

Вопрос: За этот год в McLaren сумели добиться серьезного прогресса, но каковы планы на 2020-й? В каком-то смысле команде будет сложнее, чем соперникам, ведь для следующего сезона нужно построить шасси вокруг мотора Renault, а к 2021-му году – вокруг мотора Mercedes.
Зак Браун: В отношении 2021 года все в равной ситуации: изменения будут очень масштабными, всем придется фактически начинать с чистого листа. Мы приветствуем такой вызов и довольно рано определились с моторами на 2021-й год, чтобы оставить себе как можно больше времени на подготовку. Думаю, 2021-й год будет очень интересным и для участников, и для болельщиков, ведь когда правила меняются настолько серьезно, неизбежно кто-то сработает лучше, а кто-то хуже. Впрочем, как сказал Тото, со временем скорости сравняются. Лично я с нетерпением жду и следующего сезона, и 2021-го года.

Вопрос: Клэр, как в Williams планируют разделить работу на 2020-й и 2021-й годы? Насколько сложно распределять ресурсы, зная, что в 2021 году команде может представиться неплохой шанс?
Клэр Уильямс: Это непростая задача. Все участники говорили о трудностях, с которыми предстоит иметь дело в 2020-м. Трем топ-командам с их огромными бюджетами, конечно, будет немного проще, тогда как нам будет действительно нелегко работать сразу по двум программам.

В этом году мы не позволяли себе отказываться от намеченных планов и продолжали готовить модификации, так как рассматриваем этот и следующий сезоны как один большой проект. Да, в 2020-м нам будет непросто, но мы активно призывали утвердить новые правила и теперь должны справиться с трудностями и сработать максимально хорошо.

Вопрос: В четверг стало известно, что в следующем году в Williams будет выступать Николас Латифи. Почему вы выбрали его в напарники Джорджу Расселлу?
Клэр Уильямс: Николас стал для нас очевидным выбором, мы рады, что смогли, наконец, обо всём объявить. Латифи провел этот год с Williams в качестве резервного гонщика, шесть раз принимал участие в первой пятничной тренировке, помогал команде на тестах и будет работать с машиной и в предстоящие два дня тестов в Абу-Даби. Можно сказать, он уже стал частью нашего коллектива.

Николас обладает замечательным характером, а если говорить о результатах, он здорово провел сезон в Формуле 2 и рассчитывает в этот уик-энд закончить его на втором месте в личном зачете. Думаю, Латифи очень поможет нашему прогрессу. Он и Джордж Расселл во многом похожи, Джордж уже добавил мотивации всему коллективу, а Николас только усилит позитивный эффект!

Вопрос: Сирил, Renault ведёт плотную борьбу с Toro Rosso за пятое место в Кубке конструкторов, разница между командами – восемь очков. Учитывая характер здешней трассы, насколько вы уверены в скорости своей машины?
Сирил Абитебул: В случае с этой трассой я вполне уверен в скорости нашей машины, ведь год назад мы здесь были очень конкурентоспособны. Первая пятничная тренировка? О ней нет смысла говорить, так как в Абу-Даби она не показательная.

В недавних гонках в Toro Rosso сумели воспользоваться ситуацией, сократили отставание и обострили борьбу в Кубке Конструкторов, но если смотреть на сезон в целом, пятое место вне всяких сомнений должно быть нашим. Мы ставили своей целью четвертое место, не сумели этого добиться, но пятое место полностью заслуживаем. По ходу сезона мы не воспользовались некоторыми благоприятными ситуациями, не заработали подиум, когда были к этому близки, но это наши внутренние дела, я не хочу кого-либо обвинять. В субботу и воскресенье нам предстоит захватывающее сражение, и мне хочется верить, что шансы на пятое место достаточно высоки.

Вопрос: В целом для Renault сезон выдался сложным. С какими трудностями пришлось столкнуться команде, и чему они её научили?
Сирил Абитебул: Непростых моментов было немало, но были и хорошие. Делая выводы, нужно немного дистанцироваться, взглянуть на ситуацию со стороны, но если вернуться к вашему вопросу, нынешний сезон научил нас тому, насколько важно в Формуле иметь способность снова и снова собираться с силами и продолжать работать. Многие не представляют, насколько сложна Формула 1 как спорт и как бизнес, особенно в условиях стремительно меняющегося мира.

Но мы всё же продолжаем прогрессировать. Зак говорил о положительной динамике McLaren – девятое место, шестое, четвертое. У нас тоже был такой тренд, но теперь в свете прогресса соперников нам станет сложнее бороться даже за четвертое место в Кубке Конструкторов. Впрочем, по-настоящему трудной задачей будет не удержать четвертое или пятое места – такой результат не удовлетворит ни Renault, ни McLaren. По-настоящему нелегко будет сократить отставание от лидеров.

Тем не менее, именно такую цель мы поставили себе на 2021 год и подчинили ей всю нашу программу в Формуле 1. Согласно выбранной стратегии, именно в 2021-м у нас впервые появится шанс подобраться к топ-командам. Но до этого ещё нужно закончить нынешний сезон и провести следующий. Многие ждут от нас результатов уже в краткосрочной перспективе, это создает дополнительный прессинг. Впрочем, здесь нет никакой проблемы, прессинг – часть нашего спорта.

Вопросы с мест

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Маттиа, какие инструкции вы дали своим гонщикам, чтобы ситуации вроде той, что была в Бразилии, более не случались? Шарлю и Себастьяну в принципе позволено бороться между собой?
Маттиа Бинотто: Я не стану отвечать здесь на подобные вопросы, мы всё обсудили внутри команды. Шарль и Себастьян отличные гонщики и знают, как нужно действовать. Нам не повезло иметь дело с той ситуацией, но впредь такое не повторится.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Зак, вы радуетесь четвертому месту в Кубке конструкторов, однако Red Bull Racing опередила McLaren с теми самыми моторами, от которых вы отказались год назад. Что вы об этом думаете? Нет ли чувства сожаления? Сирил, как вы смотрите на то, что при равных финансовых возможностях Renault уступила McLaren, которой поставляет свои моторы?
Тото Вольфф: Дитер очень славный, не так ли?

Зак Браун: Прежде всего, мои поздравления Honda! Приятно было узнать, что они остаются в Формуле 1, это во благо спорта. Следует отдать должное Хельмуту Марко за то, что в свое время принял верное стратегическое решение поставить моторы Honda сперва на машины младшей из команд Red Bull, а когда всё получилось, убедил перейти на них и основную команду. Успеху способствовало и то, что обеими командами руководят очень опытные Кристиан Хорнер и Франц Тост. Сейчас представители Red Bull вновь выигрывают гонки, это хорошо и для самой компании, и для Формулы 1.

Сирил Абитебул: Да, мы уступили своим клиентам, но если оставить в стороне коммерческие аспекты, мы уступили McLaren – одной из величайших команд. У них были свои сложности, о которых Зак не стал упоминать, но мог бы рассказать довольно подробно. Чтобы увидеть реальное положение дел и понять, как добиться прогресса, иногда нужно что-то радикально поменять. Когда в McLaren обратились к нам с просьбой о поставке моторов, мы были хорошим ориентиром – нет, наши силовые установки не были лучшими, но на примере Red Bull Racing было совершенно понятно, какую скорость они способны обеспечить. С нашими моторами в McLaren смогли разобраться, что еще им нужно скорректировать, и сделали это.

Сейчас мы сами в аналогичной ситуации. Мы понимаем, на что способны наши силовые установки, в работе над ними нам удалось добиться наибольшего прогресса, но этого недостаточно. Нужен прогресс в других областях, этим вопросом мы и занимаемся. Мы произвели перестановки в отделе аэродинамики, заполучили Пэта Фрая, который имел непосредственное отношение к прогрессу McLaren, причём на этом изменения не закончатся. Нужно постоянно анализировать свои слабые и сильные стороны, в McLaren успешно с этим справились, а мы идём тем же путём.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Формула 1 планирует стать экологически нейтральной к 2030 году, но если учесть, что подобные планы есть для целых государств, можно ли считать такую цель амбициозной? Не получится ли так, что через 10 лет Формула 1 будет отставать от мировых тенденций?
Клэр Уильямс: Сам факт того, что Формула 1 выступила с экологической инициативой, можно считать отличным первым шагом. И я не думаю, что мы достаточно подробно говорили о том, что уже было сделано во благо экологии. Мы могли бы гораздо активнее, гораздо доступнее доносить до людей информацию, что Формула 1 гораздо более экологична, чем может показаться на первый взгляд. Хороший пример – гибридные силовые установки: мы никогда не говорили о том, какую пользу экологии несёт их высокая эффективность.

Конечно, в целом Формула 1 должна стать более экологичной. Тема экологии заботит людей по всему миру, мы должны внести свой вклад и обратить внимание на те проблемы, которыми ранее не занимались. Притом за счёт совместных усилий эффект уже в краткосрочной перспективе может быть весьма значительным. По отдельности каждая из команд давно занималась вопросами экологии, но никто из нас об этом почему-то не рассказывал. Например, в Williams целое подразделение в 350 человек работает над технологиями аккумулирования энергии, чтобы сделать силовые установки более эффективными и экологичными – об этом нужно говорить всем вокруг.

Курс на экологическую нейтральность, взятый в Формуле 1 – это только начало, а 10 лет – вполне достаточный срок, чтобы решить многие из имеющихся проблем.

Тото Вольфф: Клэр затронула тему моторов – знаете, гибридные силовые установки, используемые в Формулы 1, самые эффективные в мире, об этом нужно говорить чаще. Гибридные технологии используются в чемпионате уже шесть лет, а теперь за ними ближайшее будущее всей автомобильной отрасли. Формула 1 всегда была средоточием самых передовых инноваций, многое из того, что впервые было опробовано в чемпионате, впоследствии появилось и на серийных машинах, причем так происходит и по сей день.

Но мы должны стать примером не только инновационного подхода, но и заботы об экологии. Мы все живём на одной планете и видим, как с каждым днём воздух и мировой океан загрязняются всё сильнее и сильнее. Чем активнее мы будем заботиться об экологии, чем больше будет небольших, но таких важных шагов вроде использования более экологичных источников энергии для питания динамических стендов или отказа от пластиковых бутылок в моторхоумах, тем будет лучше для планеты в целом. Я недавно прочитал довольно интересное высказывание: «Что станется с миром от одной пластиковой бутылки?» - сказали восемь миллионов человек. Мы все должны бережно заботиться об экологии.

Маттиа Бинотто: Практически нечего добавить, мои коллеги всё озвучили. Тема экологии актуальна для всех, а поставленные цели – весьма амбициозны. Формула 1 может и должна стать площадкой для экологичных разработок, здесь достаточно технических компетенций, которые можно задействовать для изменения ситуации к лучшему. Да, для этого потребуются усилия всех команд, FIA и FOM, но первый шаг уже сделан. Хорошо, что цели определены – для успешного будущего Формулы 1 тема экологии будет иметь ключевое значение.

Зак Браун: Как уже было сказано, тема экологии исключительно важна. В заботе об окружающей среде нет какой-то конечной точки, всегда можно сделать чуть больше, чуть лучше, и все мы в чем-то одинаково, в чем-то – по-разному, но занимались этим вопросом не только внутри команд, но и в материнских компаниях. Приятно, что в Формуле 1 считают экологию одним из ключевых приоритетов, мы будем и далее активно работать над этой темой.

Сирил Абитебул: Если Формулу 1 или машины в целом считают частью экологических проблем, то сама же Формула 1 может помочь найти решение. Мне неизвестен другой вид спорта, способный предложить решение для всей автомобильной отрасли, это важно отметить. Объявив курс на экологию, мы создали определенные ожидания и должны эти ожидания оправдать.

Хотел бы привести один пример. Мы говорили о моторах, в Формуле 1 их мощность увеличивается в среднем на 3% в год. Притом чтобы уложиться в требования Парижского соглашения по климату, объем выбросов углекислого газа при такой динамике не должен вырасти более чем на 2,5%. Если учесть, что объем топлива на гонку не меняется уже много лет, мы уже перевыполнили требования, предъявляемые ООН ко всей мировой промышленности, в этом плане Формула 1 – хороший ориентир. Да, это потребовало существенных затрат и высоких технологий, которые невозможно применить на всех автомобилях в мире, но в какой-то степени найденные решения могут стать ответом на глобальные проблемы.

Вопрос: (Джонатан Маквой) Маттиа, в отношении инцидента между вашими гонщиками в Бразилии по-прежнему нет полной ясности. Слов было сказано много, но ясности не прибавилось. Применили ли вы некий штраф? Считаете ли кого-то из двоих в большей степени виноватым? Хотелось бы услышать однозначный ответ...
Маттиа Бинотто: Виноват ли один из гонщиков в большей степени? Это не так уж и важно, поскольку в этот раз виноватым может оказаться Себастьян, а в следующий – Шарль. Они оба сражаются на пределе и могут допускать ошибки. Главное, чтобы ситуации вроде той, что случилась в Бразилии, больше не повторились. Не думаю, что нужно еще о чем-то рассказывать. Мы с гонщиками всё обсудили, я предпочел бы оставить ту беседу между нами.

Вопрос: (Фил Дункан) Тото, в Бразилии Льюис Хэмилтон дал понять, что продолжение его сотрудничества с Mercedes зависит в том числе от того, останетесь ли вы в команде. Пытался ли Льюис получить от вас некие гарантии, и если да, предоставили ли вы ему их? Маттиа, если Хэмилтон окажется открыт для сотрудничества в 2021 году, вы бы хотели видеть его в Ferrari?
Тото Вольфф: Мы с Льюисом пришли в Mercedes в 2013 году и за семь лет сотрудничества выстроили очень доверительные отношения. В то же время мы оба представляем одну большую компанию, где каждый выполняет свою роль сообразно имеющимся компетенциям. Приятно слышать от Льюиса такие слова в мой адрес, мне самому интересно знать, останется ли он в Mercedes, или будет искать иные варианты. Мы понемногу обсуждаем перспективы, сложившиеся доверительные отношения между нами и другими ключевыми сотрудниками, безусловно, очень важный фактор… Стоит ли подробнее рассказать о переговорах? Вряд ли. Для меня сейчас важно, чтобы команда уверенно завершила сезон, а об остальном мы подумаем уже зимой.

Маттиа Бинотто: Льюис – потрясающий гонщик, и то, что в 2021 году он может оказаться открыт для сотрудничества, нас по-своему воодушевляет. Но пока рано принимать какие-либо решения. Мы вполне довольны Шарлем и Себастьяном, в какой-то момент по ходу следующего сезона начнем обсуждать варианты и там решим, что делать дальше.

Вопрос: (Йост Недерпельт) Какой момент сезона был для вас наиболее приятным или, возможно, самым забавным?
Сирил Абитебул: Квалификация в Монреале, где Даниэль показал четвертое время. Это был неожиданный и, возможно, не вполне заслуженный результат, так как Валттери Боттас столкнулся с проблемами, и мы оказались на одну позицию выше, чем могли бы быть. До этого я не раз говорил, что в работе над силовой установкой команда добилась прогресса, однако именно в Монреале это стало очевидно всем. Безусловно, очень приятный момент!

Зак Браун: Самым приятным моментом должен быть успех в Бразилии, разве не так? Мы впервые за долгое время заработали подиум и заодно гарантировали себе четвертое место в Кубке Конструкторов. Еще бы я назвал выход Ландо Норриса в финал квалификации уже в дебютный уик-энд в Мельбурне. Кажется, вы просили вспомнить один момент, а я назвал два!

Маттиа Бинотто: Хороших моментов было немало. В этом году мы отмечаем 90-летие команды, и среди наиболее приятных моментов я бы назвал празднование на главной площади Милана вместе с болельщиками, а также весь первый ряд в Монце несколькими днями позже.

Тото Вольфф: Мне бы не хотелось говорить о радостных моментах, так как сезон в целом оказался омрачен смертью Ники Лауды. Это стало для нас тяжёлой утратой, и когда Сирил, Маттиа и Зак отвечали на ваш вопрос, я пытался вспомнить момент, который мог бы назвать лучшим, но безуспешно. Конечно, мы очень рады очередному триумфу в чемпионате, но смерть Ники затмила всё.

Клэр Уильямс: Как вы могли ожидать, лучший момент сезона для меня связан не с результатами в квалификациях или гонках, а с работой наших механиков на пит-стопах. К сожалению, Red Bull Racing опередили нас в неофициальном соревновании среди бригад механиков, но то, как парни действовали по ходу всего сезона, добавляло уверенности всем в Williams. Они старались каждый пит-стоп провести так, словно речь идет о сражении за подиум – меня это по-настоящему впечатлило.

Вопрос: (Беатриче Замунер) Зак, как вы оцениваете вклад обоих ваших гонщиков в прогресс McLaren в нынешнем сезоне?
Зак Браун: Я очень высоко ценю вклад их обоих. В начале сезона наша машина была не настолько конкурентоспособна, однако Ландо и Карлос стабильно приводили её к финишу и не допускали ошибок. За год мы смогли добиться серьезного прогресса и сделали MCL34 более быстрой, однако в этом тоже немалая заслуга гонщиков. Карлос в этом году выступил по-настоящему ярко, а Ландо здорово провел дебютный сезон и несмотря на юный возраст продемонстрировал очень зрелый подход к работе.

Вопрос: (Аарон Деккерс) Тото, какое впечатление в минувший уик-энд произвела на вас Формула Е и выступление Ника де Вриза? И как вы считаете, стоит ли проводить этапы Формулы 1 и Формулы Е в один уик-энд?
Тото Вольфф: Должен признаться, мне понравилось то, что я увидел. Я никогда ранее не бывал в Саудовской Аравии, дебют Mercedes в Формуле Е получился по-настоящему особенным. Болельщики встретили нас очень тепло, я не ожидал, что страна окажется настолько открытой внешнему миру!

Конечно, гонки в Формуле Е отличаются от гонок в Формуле 1, это очевидно. Для меня это машинки из игры Super Mario Kart с реальными гонщиками, но сама идея таких соревнований заслуживает права быть реализованной. Что касается Ника, он уже внес немалый вклад в конкурентоспособность команды, мне было приятно наблюдать, насколько здорово они со Стоффелем Вандорном адаптировались к коллективу и сработались. На дебютный уик-энд мы ставили перед собой вполне реалистичные цели и с успехом их перевыполнили, притом оба гонщика сыграли в этом немаловажную роль.

Вопрос: (Сезарий Гутовски) Вопрос к трем производителям моторов. Спустя длительное время у Ferrari вновь значительное преимущество в мощности силовой установки – можно ли ожидать, что паритета в мощности между разными моторами снова удастся добиться?
Тото Вольфф: Уверен, в долгосрочной перспективе так и будет. Мы видели, как в отдельных гонках преимущество было у конкретного производителя, наблюдали впечатляющую скорость Ferrari, уверенный прогресс Renault – всё это заставляло нас самих работать интенсивнее. Но, как и в любой сфере или отрасли, со временем темпы прогресса замедляются, разница между продуктами разных производителей становится меньше – думаю, так будет и с моторами.

Сирил Абитебул: Стабильность регламента всегда приводит к тому, что характеристики постепенно выравниваются, и это хорошо для спорта. Но я по-прежнему верю, что возможны прорывные решения за счет, например, новых материалов, потому нужно внимательно следить за инновациями. Опять же, есть немало решений, которые… жаль, что мы не можем открыто обсуждать их здесь из-за того, что они относятся к коммерческой тайне и интеллектуальной собственности.

У наших инженеров по-прежнему много идей и предложений, что очень приятно. Мы нанимаем немало молодых специалистов буквально со студенческой скамьи – возможно, они не так уж увлечены самой Формулой 1, но притом помешаны на двигателях внутреннего сгорания и стремлении добиться от мотора большей мощности. Думаю, с этими молодыми ребятами Формулу 1 ждёт еще немало инноваций в области двигателестроения.

Маттиа Бинотто: Произойдет ли выравнивание характеристик? Думаю, мы все в этом полностью убеждены. Причина такой убежденности – правила, с которыми все согласились. Будут введены определенные ограничения, из-за которых исчезнет сама необходимость работать над моторами в том режиме, в каком мы работаем над ними сейчас. Будут ограничены возможности доработки отдельных узлов, так как есть четкое понимание, что никакого сколь-нибудь существенного преимущества такая активность не обеспечит. Всё это вместе с уменьшением времени на испытания на динамическом стенде поможет снизить расходы и в какой-то момент приведет к выравниванию характеристик. Это наблюдается уже сейчас, так будет и дальше.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Если учесть, что как минимум две команды не уверены в том, что будут продолжать выступать в чемпионате после 2020 года, должна ли Формула 1 начать искать новых участников уже сейчас?
Клэр Уильямс: Не уверена, что в курсе всей ситуации с возможным уходом двух команд, но вполне очевидно, что Формуле 1 нужны десять команд-участниц. Такое количество способствует зрелищным гонкам, а именно они нам необходимы, чтобы болельщикам снова и снова хотелось смотреть Формулу 1, и чтобы сама зрительская аудитория постепенно росла. Если для этого нужно, чтобы владельцы чемпионата стали искать новых участников, или же достаточно, чтобы те две команды сами нашли себе покупателей… Всё, что я могу сказать, Williams – не одна из тех двух команд.

Тото Вольфф: Все ключевые показатели – телевизионная аудитория, аудитория в цифровых каналах и доходы от спонсорства – сейчас стабильно растут, а с 2021 года с вступлением в силу ограничений на расходы динамика будет еще более позитивной. Кроме того, в правилах будет закреплен некий минимальный уровень, с которым можно дебютировать в чемпионате – скажем так, своеобразная стоимость франшизы. С коммерческой точки зрения было бы неправильным уходить из чемпионата сейчас, когда перед спортом и участниками вот-вот откроются новые возможности.

Стоит ли искать новых участников? Если интерес дебютантов будет подкреплен поддержкой солидного бренда, то почему бы и нет. Притом нынешние десять команд должны гордиться тем, что имеют возможность выступать в столь привилегированной категории автоспорта, помнить о возможностях, которые ждут впереди, и способствовать тому, чтобы Формула 1 стала еще более привлекательной для всех участников – как для нынешних, так и для потенциальных.

Маттиа Бинотто: Практически нечего добавить. Мне кажется, важнее сохранить нынешних участников, а если вдруг не получится, только тогда искать новых.

Зак Браун: Думаю, было бы здорово видеть в чемпионате новую команду. Формула 1 уже предлагает весьма интересное зрелище, и если команда-дебютант будет достаточно высокого уровня, шоу от этого только выиграет. Вместе с тем искать такого дебютанта задача не самих участников, а владельцев чемпионата. Как сказал Тото, рейтинги и доходы от спонсорства сейчас растут, так что чем активнее будет развиваться наш спорт, тем лучше.

Сирил Абитебул: Полностью согласен и хотел бы сказать о том, о чем еще не говорили – о доступности Формулы 1 для молодых гонщиков. Возможно, для подобных целей имеет смысл создать еще одну команду, которая пользовалась бы поддержкой кого-либо из действующих участников, а не представляла из себя чей-то смелый, но краткосрочный проект. Вполне возможно, что со временем сама бизнес-модель участия в чемпионате изменится к лучшему, но наличие такой команды было бы по-своему интересным, ведь порой даже очень хорошим гонщикам слишком трудно попасть в Формулу 1.

В былые годы команды вроде Minardi открыли путь в Формулу 1 многим молодым дарованиям. Сейчас у Renault есть своя молодежная программа, в ней представлены очень талантливые спортсмены, однако я не понимаю, каким образом организовать для них дебют в Формуле 1. Кажется, у Тото с молодежной программой Mercedes те же сложности, не так ли?

Тото Вольфф: Давай обсудим отдельно.

Сирил Абитебул: Думаю, вы поняли, что я хотел сказать. В первую очередь необходимо обеспечить стабильное присутствие десяти команд, но также следует подумать о доступности Формулы 1 для молодых гонщиков.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости