Гран При Азербайджана: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг: Нико Хюлкенберг, Даниэль Риккардо и Кевин Магнуссен

Участники: Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Нико Хюлкенберг (Renault), Кевин Магнуссен (Haas)

Вопрос: Даниэль, начнем с вас. Когда в предыдущий раз вы находились в зале для пресс-конференций, вас переполняли эмоции от победы в Гран При Китая. У вас было две недели на осмысление того уик-энда...
Даниэль Риккардо: У меня побед не так много, поэтому каждая из них воспринимается как нечто особенное, а с прошлой победы – как раз в Баку – прошло немало времени. В гонках больше всего огорчаешься, когда выбываешь из борьбы на первом круге – ты весь уик-энд работаешь на результат, а потом всё заканчивается вот так. Хорошо, что после Бахрейна мы всего неделю ждали следующего этапа, где получили шанс реабилитироваться. В субботу в Китае нашим парням пришлось выложиться, но мы смогли принять участие в квалификации, а затем гонка сложилась просто невероятно и оставила немало счастливых эмоций, как всегда бывает в ситуации подъёмов и спадов.

Вопрос: Полагаете, скорость машин Red Bull Racing позволит бороться за титул?
Даниэль Риккардо: Полагаю, мы ещё не видели всю скорость соперников! Поэтому я пока не думаю о борьбе за титул. Конечно, мне хочется быть в числе претендентов, после недавней победы все вполне логично спрашивают, сможем ли мы побороться за главный трофей, но рассуждать об этом слишком рано. Мы доказали, что если оказываемся в первых рядах, то можем сражаться за самые высокие позиции – постараемся быть там в ближайших гонках.

Вопрос: Нико, с прошлогоднего этапа в Мексике во всех прошедших гонках вы квалифицировались седьмым, притом за последние 27 Гран При лишь единожды напарнику удалось опередить вас в субботу – потрясающая статистика! Вам в самом деле удалось прибавить в квалификации?
Нико Хюлкенберг: Думаю, мне просто удавалось всякий раз взять от ситуации максимум. Мне нравится сражаться в квалификации – в нужный момент появляться на трассе и чисто проезжать круг, притом в последних двадцати Гран При машина обеспечивала мне необходимую уверенность. У машин нового поколения больше прижимной силы и сцепления с трассой, это лучше подходит моему стилю пилотирования, да и гоняться в таких условиях в целом веселее.

Вопрос: Поговорим о позициях Renault. Сейчас команда ведет острое сражение с McLaren и Haas за четвертую строчку в Кубке конструкторов – такова цель на нынешний сезон, или вы всё же рассчитываете побороться с парнями из Red Bull Racing?
Нико Хюлкенберг: Как вы заметили, сейчас мы сражаемся с Haas и McLaren, стараясь оставить их позади. Борьба очень плотная, каждый этап будет складываться по-разному в зависимости от того, кому лучше подойдут составы резины и конфигурация трассы. Многое зависит и от темпа доработки машины. Конечно, мы стараемся пробиться чуть выше, но нам нужно добиться прогресса во многих областях, чтобы на равных конкурировать с ведущими командами.

Вопрос: Кевин, раз уж мы говорим о борьбе за четвертое место в Кубке конструкторов, интересно узнать позицию Haas. Вашей команде по силам сохранить сегодняшнюю скорость?
Кевин Магнуссен: Это будет очень непросто. Мы хорошо поработали минувшей зимой, построили очень быструю машину, но команда не идеально провела первые несколько гонок, многое будет зависеть от того, сможем ли мы избегать ошибок. Если да, будем вполне конкурентоспособны. Сохранится ли такая скорость на протяжении всего сезона? Это зависит и от возможностей соперников – Renault и McLaren.

В прошлом году нам не хватало стабильности, но, похоже, в этом компоненте нам удалось прибавить. С новой машиной проще работать, у нее более широкий рабочий диапазон – надеюсь, в целом по ходу сезона мы будем конкурентоспособнее, чем в 2017-м. Удержаться за лидерами? Будет сложно, но мы сделаем всё от нас зависящее.

Вопрос: Вы упомянули фактор стабильности, притом в последнее время вы очень стабильно выступаете в квалификации – как вам это удается?
Кевин Магнуссен: Позади всего три гонки. Впрочем, наша машина в целом лучше прошлогодней, у нее более широкий рабочий диапазон, её проще настроить под свой стиль пилотирования. Она более предсказуема, прощает больше ошибок и лучше держит трассу. Мне нравится, когда машина едет стабильно, и я могу целиком положиться на поведение её задней части – в этом плане VF-18 вполне хороша. Всё перечисленное очень помогает, да и в целом с большей конкурентоспособностью выступать проще.

Вопросы с мест

Даниэль Риккардо на пресс-конференции в четверг

Вопрос: (Ариан Шутен) Даниэль, в Китае вы победили, стартовав шестым. За последние 72 гонки победа при старте не из первой пятерки была лишь единожды – опять же, с вами, в Баку. В чем секрет? В терпении?
Даниэль Риккардо: Я хотел бы квалифицироваться в первом ряду, но не всегда получается! Гонка есть гонка: результат квалификации в Формуле 1 очень важен, но в воскресенье машина может ехать совсем иначе, да и шансов может быть больше – потому мы готовимся именно к завершающему дню уик-энда.

В Китае выезд машины безопасности уничтожил отрывы и дал мне шанс атаковать – и я сделал всё, чтобы им воспользоваться. Собственно, именно этого я от себя требую.

Нечто подобное было и в Баку в 2017-м: в середине гонки я ехал где-то позади, но потом видел машину впереди – и обгонял, видел следующую – и снова обгонял. Я знал, что Себастьяну Феттелю назначен штраф, что у Льюиса Хэмилтона проблема с креплением подголовника. Это казалось невероятным, однако я почувствовал возможность и знал, что в момент рестарта крайне важно опередить Williams – для меня тот обгон, по сути, стал залогом победы. Мы не побеждаем каждый уик-энд, и когда чувствуем привкус успеха, этой мотивации лично мне вполне достаточно. Приятно, когда всё-таки получаешь свой шанс.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Даниэль, в какой-то момент вам предстоит решить, за какую команду вы будете выступать в следующем сезоне. Вам прекрасно знакома Red Bull Racing, и переход куда-либо еще будет означать кардинальную смену обстановки. Льюис Хэмилтон находился в схожей ситуации несколько лет назад, когда перешел из McLaren в Mercedes. Насколько вам интересно понять, зеленее ли трава на соседней лужайке?
Даниэль Риккардо: Хорошо сказано! На самом деле, любопытство вряд ли окажется превыше фактов: мне важно понять, какие есть варианты, и какая из предложенных машин будет быстрейшей. Я не стану менять команду исключительно ради перемен: если я и перейду куда-то, то только будучи в полной уверенности, что в перспективе такой вариант для меня лучше.

Вопрос: Можно ли сказать, что вы симпатизируете Red Bull?
Даниэль Риккардо: Разумеется. Прошло десять лет с того момента, как я оказался в их молодёжной программе, эти люди помогли мне стать таким, какой я есть, и я всегда буду об этом помнить. Конечно, в какой-то момент приходится взвешивать все «за» и «против», но я всегда буду относиться к Red Bull с большой симпатией.

Вопрос: (Ливио Орихио) Даниэль, вы сказали, что можете перейти в команду, в которой вам, возможно, будет лучше. В Китае Райкконен помогал Феттелю, а не сражался за свой результат, хотя был быстрее напарника по ходу уик-энда, не считая квалификацию. Нет ли у вас опасений, что в случае перехода в Ferrari вам придется выполнять ту же работу, что Кими – помогать другому?
Даниэль Риккардо: Где бы я ни оказался, мне важно четко осознавать свои возможности, и я бы не хотел выступать там, где у меня не будет шанса. Я хочу стать чемпионом мира, это мечта, которая мне вполне по силам, и если кто-то скажет: «Мы позволим тебе выступать за нас, но чемпионом ты не станешь», - такой вариант меня не устраивает.

Не знаю, как обстоят дела в других командах, но в Red Bull Racing у гонщиков всегда было равноправие – по крайней мере, с 2014 года, когда я присоединился к ним. У нас в коллективе очень открытая атмосфера, чего-то подобного я бы ожидал от любой команды.

Нико Хюлкенберг

Вопрос: (Луис Деккер) Вопрос ко всем. Вы удивлены, что в этом сезоне Mercedes пока не удалось выиграть гонку? Хорошо ли это для спорта, может ли ситуация измениться уже в этот уик-энд?
Нико Хюлкенберг: Победить им всякий раз мешали обстоятельства. В Мельбурне и Шанхае выезжала машина безопасности, в Бахрейне… не помню. Я не особенно слежу за выступлением Mercedes, но уверен, что совсем скоро они себя проявят. У них одна из лучших машин, так что победа – вопрос времени.

Вопрос: Кевин?
Кевин Магнуссен: Нечего добавить.

Вопрос: Вы удивлены этим фактом?
Кевин Магнуссен: Очень удивлен.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Парни из Mercedes по-прежнему очень конкурентоспособны, но в силу обстоятельств им не удается идеально провести гонку. Впрочем, это лишь вопрос времени.

Конечно, для спорта такая перемена только во благо, но вряд ли это можно считать тенденцией. Как заметил Нико, у Mercedes быстрая машина – мы, конечно, постараемся как можно дольше мешать им побеждать, но они наверняка будут очень сильны каждый уик-энд.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Даниэль, насколько детально вы обсуждали с Ferrari, Red Bull Racing или Mercedes возможный контракт, и что думаете о возможной перспективе выступать вместе с Льюисом Хэмилтоном?
Даниэль Риккардо: Я вел переговоры только с Red Bull Racing. Еще в прошлом году мы действовали обоюдно открыто, в том числе в беседах с журналистами, и всем известно, что в команде заинтересованы оставить меня. Мы обсуждали эту заинтересованность и другие моменты, но иных переговоров у меня не было.

Что касается Льюиса, я хотел бы противостоять сильнейшим, а Льюис – из их числа, так что предложенный вами вариант стал бы хорошим вызовом. Сейчас у меня отличное сражение с Максом Ферстаппеном, Себастьяном Феттелем – не скажу, что я жду борьбы исключительно с Льюисом, но это стало бы подходящим испытанием!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Даниэль, люди из Red Bull не только дают вам возможность гоняться – они в целом занимаются вашей карьерой, выполняя функции менеджера. По завершению нынешнего сезона вы будете предоставлены себе самому – какие ресурсы у вас есть? Вы в самом деле уверены, что способны обсуждать детали важного контракта и при этом добиваться максимальных результатов на трассе? У вас есть менеджер, консультант?
Даниэль Риккардо: У меня есть небольшая группа помощников, когда дело доходит до реальных переговоров, в них участвует мой представитель. Я понимаю, чего хочу добиться, и вкладываю в это силы и средства, но если говорить о серьезной дискуссии, для меня было бы правильным излишне на ней не концентрироваться. С того момента, как в Остине было объявлено о продлении контракта Макса Ферстаппена, мне задавали одни и те же вопросы, однако я не погряз в этих делах – с моими помощниками мое участие сводится к минимуму, и меня это устраивает.

Вопрос: (Алан Болдуин) Даниэль, в продолжение предыдущего вопроса, вы можете опровергнуть информацию о предварительных договоренностях с Ferrari, о которых недавно писали итальянские журналисты?
Даниэль Риккардо: Подтверждаю, это ложная информация.

Вопрос: (Ральф Бах) Вопрос для Даниэля…
Даниэль Риккардо: Похоже, я должен собравшимся выпивку!

Вопрос: (Ральф Бах) Даниэль, вы отважный гонщик, и я хотел бы получить смелый ответ. В Mercedes смогли бы выиграть гонку в Бахрейне, если бы за рулем их машины находились вы?
Даниэль Риккардо: Я отвечал на подобный вопрос еще в Шанхае, но вас там не было. Я говорил, что попробовал бы атаковать в первом повороте, но не знаю, удался ли бы тот маневр. Мне не хочется рассуждать на эту тему, поскольку это будет неуважительно по отношению к Себастьяну и Валттери, ведь я не был на их месте. Но я, определенно, попытался бы провести атаку.

Вопрос: (Теймур Максудов) Даниэль, в прошлом году победа в Баку стала для вас единственной за сезон. Вы снова на этой трассе, недавний успех в Шанхае добавляет вам уверенности?
Даниэль Риккардо: Здорово, что мы снова в Баку – я ждал момента сказать это! С этой трассой связаны хорошие воспоминания, но когда приезжаешь куда-то, где ранее добивался успеха, это совсем не обязательно сказывается на уверенности. На каждый этап мы приезжаем подготовленными, и именно это определяет уверенность. Я не прилетел сюда с мыслью, что выступлю лучше, чем пару недель назад, но в целом приятно оказаться здесь и вспомнить радостные моменты. Сам подход к работе остается неизменным.

Вопрос: Даниэль, за вами остался быстрейший круг в двух из трех прошедших гонок. Можно ли считать вас фаворитом и в этот уик-энд?
Даниэль Риккардо: Я бы не загадывал так далеко! Или под фаворитом вы имели в виду любимца болельщиков? Надеюсь, мы окажемся достаточно близко к лидерам, но пока рано называть нас фаворитами. Да, машина Red Bull Racing конкурентоспособна в гонке, но на одном быстром круге нам нужно добиться большего. В субботу мы вряд ли сумеем бороться за позиции в первых рядах, но в воскресенье ситуация может измениться.

Вопрос: (Луис Деккер) Я хотел спросить вас, Даниэль, но вопрос подходит всем. Каждый из вас начал этот сезон лучше, чем прошлогодний. Да, впереди немало гонок, но сам факт добавляет вам уверенности?
Кевин Магнуссен: Конечно! Этот сезон начался явно лучше, потому ответ утвердительный. Гораздо приятнее ждать следующую гонку, когда знаешь, что машина позволяет бороться за очки.

Нико Хюлкенберг: Согласен с Кевином – хорошо, когда сразу получается добиться неплохих результатов. Это помогает не только тебе самому, но и всему коллективу, так как создает позитивную атмосферу: у сотрудников словно вырастают крылья за спиной, а их мотивация заметно возрастает.

Вопрос: Нико, насколько вам приятно сражение с собственным напарником по команде Карлосом Сайнсом?
Нико Хюлкенберг: Я получаю удовольствие, пока всё складывается очень неплохо.

Даниэль Риккардо: У нашей команды уверенности и оптимизма явно прибавилось. На базе Red Bull Racing работает много людей, и хорошие результаты уже в ранней фазе по-настоящему длинного сезона их очень мотивируют. Что касается меня, мне тоже приятно, что сезон начался успешно. Позади долгий зимний перерыв, я много тренировался, старался максимально подготовиться, и когда добиваешься результатов, чувствуешь, что твои усилия вознаграждены.

Вопрос: Этап в Бахрейне был совсем недавно, вас беспокоит надежность машины?
Даниэль Риккардо: Я не стал бы употреблять слово «беспокойство». Моя задача – вести машину по трассе, надежность от меня не зависит, так что я не стану наматывать круги с чувством беспокойства. К тому же, мы мчимся очень быстро и слишком сосредоточенны, чтобы о чем-то переживать. Сейчас ситуация с силовыми установками вполне приемлемая. Возможно, позднее нас ждут штрафы, но пока что мы чувствуем себя уверенно.

Вопрос: (Скотт Митчелл) В следующем году в Формуле 1 будет увеличен лимит расхода топлива. Есть ли ощущение, что сейчас вы вынуждены выстраивать гонку определенным образом? Предложенная мера позволит больше атаковать в полную силу?
Нико Хюлкенберг: Она поможет не слишком беспокоиться о расходе топлива и атаковать на пределе. Конечно, не всегда всё объясняется топливом, многое зависит от поведения шин – от уик-энда к уик-энду ситуация разная. Конечно, необходимость беречь топливо в какой-то степени останется, но в целом это шаг в верном направлении.

Даниэль Риккардо: Лично я не вижу ощутимых потерь… Скажем, трасса в Мельбурне очень требовательна к расходу топлива, по ходу гонки нам приходится часто поднимать ногу с педали газа, но мы к этому привыкли. Впрочем, будет всё-таки лучше, если мы сможем больше атаковать на каждом круге.

Кевин Магнуссен

Кевин Магнуссен: Хорошо, что лимит решили увеличить. В плане расхода топлива некоторые из этапов нынешнего сезона могут оказаться по-настоящему непростыми – например, в России ситуация может быть на грани. Хорошо, что у нас будет возможность атаковать больше. Лично я не имею ничего против разумной экономии топлива – еще пять лет назад, до появления нынешних правил, команды вычисляли необходимое количество топлива, ориентируясь на возможный выезд сейфти-кара по ходу гонки. С небольшой экономией нет никаких сложностей, но иногда приходится слишком сильно беречь топливо, так что инициатива правильная.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Даниэль, что вам важно в новом контракте? Вы говорили, что не хотели бы подписывать соглашение больше, чем на два года, так как после 2020 года Формулу 1 ждут серьезные изменения. У топ-команд с некоторыми гонщиками уже подписаны долгосрочные контракты, каковы ваши ожидания? Вы говорили, что у вас есть ключевые требования – каковы они?
Даниэль Риккардо: Дитер, разве я говорил о ключевых требованиях? Не представляю, как еще мне отвечать на вопросы о контракте – возможно, я уже устал от них. Главное требование – оказаться в ситуации, позволяющей стать чемпионом мира. Это не означает, что с нынешней командой я не могу этого добиться, и потому я не тороплюсь с решением – для него еще слишком рано. Да, мы выиграли предыдущую гонку, это здорово, но для сражения за титул нужно победить больше одного раза, и я не хочу спешить. Главное – возможность стать чемпионом, а финансовые и прочие аспекты на втором плане.

Вопрос: Даниэль, насколько вас беспокоят перемены в регламенте после 2020 года?
Даниэль Риккардо: Я об этом практически не думал. Мы все помним, что регламент изменится, но я не знаю, есть ли у меня беспокойство на этот счет. Каждый год у нас какие-то перемены, как, впрочем, и в жизни в целом, то, что будет через пару лет, сейчас кажется отдаленной перспективой, но мы, гонщики, сделаем всё возможное, чтобы спорт стал лучше. Мы тоже обсуждаем между собой многие моменты, но у меня нет тревоги за то, в каком направлении движется Формула 1. Мне самому кажется, что до 2021 года слишком далеко.

Вопрос: (Ральф Бах) Даниэль, завершающий вопрос о перспективах. Вы сказали, что не вели переговоры с Ferrari и Mercedes. Готовы ли вы ждать инициативы с их стороны, и есть ли у вас крайний срок – скажем, когда-нибудь летом – до наступления которого никто, кроме Red Bull Racing, не может с вами о чем-либо договариваться? Готовы ли вы сами обратиться к Mercedes или Ferrari, или же предпочтете подождать, когда они сами на вас выйдут?
Даниэль Риккардо: Неплохой вопрос. Срок «когда-нибудь летом» мне подходит, ведь я не опасаюсь вовсе оказаться без контракта и не чувствую, что должен уже завтра подписать бумаги, иначе останусь ни с чем. Думаю, я могу позволить себе подождать до лета, а если к тому моменту ничего не изменится, перейду к плану Б. Если останется единственный вариант с Red Bull Racing, то я уже в этой команде, так что нет никакой необходимости заранее что-то инициировать.

Вопрос: (Ливио Орихио) Все вы используете силовые установки, которые в нынешнем сезоне уже выигрывали гонки. У Mercedes счёт побед пока не открыт. Какие доработки были предприняты мотористами Renault и Ferrari, что их силовые установки снова стали побеждать? Кевин, чем нынешний мотор Ferrari лучше прошлогоднего?
Кевин Магнуссен: Мотор немного прибавил в мощности, но гораздо больше – в надежности. Нужно поработать с ним немного дольше, чтобы окончательно удостовериться в хорошем ресурсе, но пока всё выглядит так, как я сказал. К силовой установке нет никаких претензий, мы не побеждаем уж точно не из-за неё.

Нико Хюлкенберг: В Renault тоже добились прогресса в части надежности. Во второй половине предыдущего сезона у нас было много проблем, мы потеряли немало очков, но с тех пор многие сложности удалось устранить. Кроме того, команда активно работала над интеграцией силовой установки и шасси. Что касается мощности, зимой в Renault сделали заметный шаг вперед – это не означает, что дальше двигаться некуда, но в целом прогресс очень достойный.

Даниэль Риккардо: Не секрет, что в субботу наши моторы уступают в мощности моторам Ferrari и Mercedes, но в воскресенье, когда техника работает в гоночном режиме, отставание меньше. В Шанхае мы держались за более быстрыми машинами, в Мельбурне я не отставал от Кими Райкконена, тогда как год назад в аналогичных условиях мы проигрывали заметно больше. Это, безусловно, очень позитивный факт.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости