Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция: Кристиан Хорнер, Клэр Уильямс и Виджей Малья

Первая пресс-конференция

Участники: Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Клэр Уильямс (Williams), Виджей Малья (Force India)

Вопрос: Виджей, целью Force India на этот сезон было повторение или даже улучшение прошлогодней позиции в Кубке конструкторов. Сейчас команда уверенно занимает четвертое место – расскажите об этом и о подготовленных к этому этапу новинках...
Виджей Малья: К Сильверстоуну мы подготовили комплексное обновление, мы предельно серьезно подходим к этой гонке, ведь это наш домашний этап. Но процесс доработки продолжается по ходу всего сезона, ведь речь идет о принципиально новых машинах.

Да, мы занимаем четвертое место в Кубке конструкторов и имеем комфортное преимущество над Williams, но результат не гарантирован, и нам бы не хотелось быть излишне самодовольными. На презентации VJM10 я сказал, что мы должны удержать четвертое место и даже замахнуться на более высокий результат, эта цель остается актуальной, раз уж я верю в метод постановки высоких целей, но получится ли достать Red Bull Racing – узнаем к концу сезона. Мы целиком сосредоточены на выполнении своих задач.

Вопрос: Какова ваша стратегия в отношении названия команды?
Виджей Малья: Мы очень гордимся тем, что, будучи независимой командой, существуем уже десять лет вопреки всевозможным слухам и по-прежнему выступаем очень уверенно. Когда десять лет назад я приобрел команду, её назвали Force India, так как это была первая индийская команда в Формуле 1, и она вобрала в себя устремления миллионов молодых индусов, которые и подумать не могли, что всё это осуществится.

С тех пор мы заметно прибавили в надежности и стали серьезным соперником, теперь пришло время расширить горизонт и привлечь больше международных спонсоров. К сожалению, Гран При Индии не входит в календарь, национальные спонсоры предпочитают крикет – мы должны привлекать международных партнеров, отсюда и появилась идея сменить наименование. У нас была череда обсуждений, решение пока не принято, но есть несколько вариантов, которым мы при случае готовы дать ход.

Вопрос: Кристиан, вчера на пресс-конференции Даниэль Риккардо, отвечая на вопрос о новинках, сказал, что существенного прогресса можно ждать от команды в Будапеште. Если сравнивать имеющийся темп доработки с темпом двух ведущих команд, можно ли ожидать, что Red Bull Racing приблизится к Mercedes и Ferrari во второй половине сезона?
Кристиан Хорнер: С первого европейского этапа в Барселоне команда постепенно сокращала отставание от лидеров. Даниэль выдал очень успешную серию – пять подиумов подряд, включая победу в Азербайджане, а наиболее конкурентоспособно мы выглядели неделю назад в Австрии, когда финишировали в шести секундах позади победителя без вмешательства машины безопасности, сумев опередить одного из гонщиков Mercedes. RB13 обретает скорость – хочется верить, эта тенденция продолжится в предстоящих гонках.

Вопрос: Вы и ваши коллеги присутствовали на прошедших в среду в Лондоне показательных заездах. Прошу вас как руководителя одной из ведущих команд с сильной маркетинговой составляющей поделиться мнением об этом событии...
Кристиан Хорнер: Мы в Red Bull провели немало подобных мероприятий по всему миру со специальной бригадой, специально созданной для демонстрационных заездов, но шоу в Лондоне получилось великолепным.

Формула 1 ненадолго стала ближе к болельщикам, это было абсолютно бесплатно, формат мероприятия объединял музыкальный фестиваль и демонстрационные заезды на фоне Биг Бена, Трафальгарской площади и Уайт-холла. Было здорово наблюдать активную поддержку со стороны многочисленных зрителей, исполненных подлинного энтузиазма. Вдвойне приятно, что сами гонщики наслаждались происходящим – снимаю шляпу перед FOM и представителями Liberty Media за организацию этого шоу как первого серьезного шага на пути популяризации Формулы 1.

Вопрос: Клэр, аналогичный вопрос к вам – чем важно для Формулы 1 такое мероприятие, и поддерживают ли команды такие инициативы?
Клэр Уильямс: Как заметил Кристиан, для всех нас это было фантастическое мероприятие. Приятно видеть такой подход со стороны новых владельцев, вовлекающий все команды. Для нас Лондон – легендарное место, было здорово видеть там все команды, которые собрались, чтобы представить Формулу 1 новым болельщикам – уверена, многие из пришедших никогда не приезжали на гонки и не смотрели их по телевизору. Надеюсь, число поклонников Формулы 1 вырастет. Прочие мероприятия, направленные на поддержку Гран При Великобритании, тоже очень важны – мы организовали специальные программы в школах, и мне было радостно видеть среди собравшихся множество детей.

Вопрос: Для Williams в юбилейный для команды сезон этот уик-энд очень важен. Как чувствует себя коллектив, подойдя к знаменательной дате?
Клэр Уильямс: Эта неделя выдалась очень насыщенной! Во вторник мы представили фильм о нашей команде, на его создание ушло почти три года, а премьеру в Лондоне посмотрели 300 человек. Немного помешала дождливая погода, но фильм получил положительные отзывы, что очень приятно. Это не то повествование об истории команды, которого вы могли бы ожидать – хронологический рассказ о четырех десятилетиях в автоспорте, но история о том, как мои родители участвовали в делах коллектива все эти годы. Для Williams это очень личный фильм, и мы надеемся, что он понравится и болельщикам Формулы 1, и тем, кто ими не является.

Мы с размахом отмечаем 40-летие команды! Нашим маркетологам пришлось приложить немало усилий для шоу в Лондоне, но здорово, что мероприятие состоялось. Было здорово показать болельщикам две наши исторические машины – шестиколесную и ту, на которой выступал Найджел Мэнселл.

Вопрос: Фелипе Масса в нынешнем сезоне выступает довольно неплохо – планирует ли команда и он сам продлить контракт?
Клэр Уильямс: Похоже, уже сейчас в паддоке немало разговоров о контрактах, однако мы решили не торопиться с решением. Команда ведет острую борьбу на трассе, и нам бы не хотелось отвлекаться на обсуждения. Как заметил Виджей, в Force India смогли создать существенный отрыв – нам нужно думать об этом, а не о чем-то еще.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Выступление команды в Формуле 1 – маркетинговый инструмент продвижения продукта, и мероприятие в Лондоне тоже. Учитывая этот фактор, готовы ли вы сделать участие в подобных мероприятиях добровольным для ваших гонщиков?
Кристиан Хорнер: Старина Дитер вновь смотрит в корень! Знаете, там присутствовали все гонщики, кроме одного, но мы не принуждали Макса и Даниэля приезжать – просто обратились к ним с просьбой, они с радостью согласились и получили удовольствие от участия. Досадно, что среди гонщиков явка оказалась не 100%-ной, но вряд ли это сказалось на зрелищности – реакция со стороны пришедших была очень позитивной.

Вопрос: Виджей, ваше мнение?
Виджей Малья: Это было потрясающее мероприятие, и после десяти лет в Формуле 1 я счастлив видеть столь продуманные маркетинговые шаги со стороны Liberty Media – будь то активность в социальных сетях или заезды в Лондоне. Чейз Керри выразился очень емко, когда сказал, что каждый этап чемпионата должен проходить, как финал Суперкубка – это было бы очень здорово для спорта. Демонстрационные заезды повысят популярность Формулы 1 и позволят привлечь больше доходов, из которых мы, хочется верить, тоже получим свою часть.

Вопрос: Клэр, что скажете о возможности добровольного участия для гонщиков?
Клэр Уильямс: Мне бы не хотелось это осуждать, не зная истинных причин такого решения. Я бы предпочла говорить о гонщиках, которые приехали на шоу и выступили здорово – например, о Даниэле Риккардо, который, похоже, нарушил все правила, обсуждавшиеся на брифинге!

Кристиан Хорнер: Это было контролируемое скольжение!

Клэр Уильямс: Да, маневры выглядели эффектно! Парни сработали здорово, Лэнс тоже сумел выполнить контролируемый разворот – нужно было видеть их счастливые лица. Гонщики внесли вклад в продвижение чемпионата, наблюдать их всех в одном месте было здорово, лично мне приятно обсуждать эти моменты, а не что-то другое.

Вопрос: (Дэн Натсон) Виджей, сейчас вы большую часть времени проводите в Великобритании. Изменилось ли количество времени, которое вы уделяете повседневному управлению командой?
Виджей Малья: Раньше я всегда приезжал на гонки, но в любом бизнесе есть публичная сторона и непубличная, притом обе одинаково важны. За последние два года команда добилась существенных успехов, я всё это время находился на расстоянии от нее, но мне нравится то, как идут наши дела.

Вопрос: (Марк Зурер) Кристиан, что вы думаете о старте Валттери Боттаса в Австрии?
Кристиан Хорнер: Это был идеальный старт. Валттери среагировал блестяще и не допустил ошибку. Даниэлю показалось, что Боттас допустил фальстарт, так как машина немного двинулась, но это допускается правилами, так как при включении передачи происходит небольшой рывок. Впрочем, FIA следует присмотреться к критериям допустимого, так как зачастую инженеры пытаются извлечь максимум из созданного прецедента. Небольшой рывок позволяет эффективнее использовать тяговое усилие – надеюсь, специалисты FIA обозначат такие рамки, чтобы допустимая вариативность была минимальной.

Вопрос: (Пьер Дюроше) Клэр, не могли бы вы прокомментировать прогресс, которого добился Лэнс Стролл с этапа в Канаде? Что вы думаете о довольно жестких комментариях Жака Вильнева в адрес соотечественника?
Клэр Уильямс: Надеюсь, я забуду вторую часть вашего вопроса, когда перейду к ней. Лэнс отлично провел не только несколько предыдущих гонок – он достаточно хорошо проводит сезон в целом. Вы видите только результаты на трассе, но те впечатляющие усилия, которые он прилагает за её пределами, остаются за пределами внимания.

Ему как новичку предстояло адаптироваться к Формуле 1, а людям свойственно недооценивать разницу между «королевой автоспорта» и младшими гоночными сериями. Первые несколько этапов ушли на привыкание, изучение технических аспектов и незнакомых трасс – Лэнсу потребовалось время, но уже в Канаде он заработал первые очки, затем фантастически выступил в Баку, а еще чуть позднее – в Австрии, где несмотря на непростой уик-энд оба наших гонщика финишировали в десятке. Лэнс превосходит наши ожидания, и мне любопытно посмотреть, как он проведет оставшуюся часть сезона. Приятно, что сейчас у нас обе машины приносят очки в Кубке конструкторов!

Комментарии Жака Вильнева получили широкую огласку в средствах массовой информации, однако мне бы не хотелось вдаваться в детали – в этом нет никакой необходимости. Как заметил сам Лэнс, его ответом будут результаты на трассе – только так можно остановить поток критики. Негативные отзывы прекратятся, когда Лэнс убедительно докажет, что заслуживает места в Формуле 1, в чем наша команда ничуть не сомневается.

Виджей Малья

Вопрос: (Роб Харрис) Виджей, отказ от упоминания Индии в названии команды – вынужденная мера? На родине вас обвиняют в отмывании доходов и требуют вашей экстрадиции…
Виджей Малья: Меня обвиняют во многих вещах, но позволим юридическим делам идти своим чередом. Возможный отказ от упоминания Индии в названии команды никак не связан с моими личными делами – как я уже говорил, нам важно привлечь международную аудиторию и тем самым удовлетворить потребности наших многонациональных партнеров.

Спонсорство в Формуле 1 обходится очень дорого. Десять лет назад команду назвали Force India в свете появления индийского этапа – который, к сожалению, вскоре исчез из календаря, а также в расчете на привлечение большого количества местных спонсоров, но они предпочли вложить средства в крикет. Я должен искать разные варианты и просто обязан обеспечить команде, скажем так, международный базис на ближайшие десять лет. Опять же, нельзя менять название из сезона в сезон – работа продолжается, мы относимся к этому вопросу очень серьезно.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Виджей, на фоне успехов команды вам удалось получить нового спонсора, а вместе с ним не только уникальную для пелотона окраску машин, но и возможность проводить международные акции в поддержку больных раком груди. Каково работать с новыми партнерами?
Виджей Малья: Розовый цвет машин объясняется тем, что так пожелали наши спонсоры из BWT – такой цвет они используют во всех гоночных сериях, где представлен их бренд. Должен признать, расцветка выглядит весьма привлекательно! Что касается инициативы в поддержку больных раком груди, я всегда выступал за благотворительность, мне уже довелось принять участие в 20 различных кампаниях, и с розовой машиной нам представилась очередная такая возможность – команде было приятно поддержать столь важное направление.

Вопрос: (Грэм Харрис) Вопрос ко всем. Ваши команды занимают третье, четвертое и пятое места в Кубке конструкторов, не являясь заводскими. Не могли бы вы назвать один, но самый желанный фактор, который позволил бы вам сделать следующий шаг и вступить в борьбу с Ferrari и Mercedes? И еще: в свете появления нового регламента на моторы с 2020 года, хотите ли вы, чтобы в чемпионате появились новые поставщики, с которыми ваши команды могли бы получить статус заводских?
Кристиан Хорнер: Что касается первой части вашего вопроса, мы бы предпочли, чтобы характеристики силовой установки не были определяющим фактором конкурентоспособности. Сегодня среди моторов есть четкая иерархия, притом сами по себе они очень недешевы, и клиентские команды тратят на них непропорционально большой объем средств.

Сейчас Формула 1 на перепутье, новые правила вступят в силу с 2021 года, после чего нас ждут 8-10 лет выступлений с новыми моторами. По сути, мы говорим о соответствии Формулы 1 актуальным тенденциям вплоть до 2030 года, но сколько людей к тому моменту будут управлять машинами? Будут ли сами машины автономными, электрическими?

Изменения в автомобильном секторе происходят стремительно, и, выбирая моторы на будущее, Формуле 1 предстоит найти ответы на многие вопросы. Какова основная цель чемпионата – технологии, или же спорт в сочетании с развлечением, где человек и машина работают на пределе? Новые владельцы из Liberty Media уделяют большое внимание звучанию машин и образу гонщиков как настоящих звезд – надеюсь, в свете обсуждения новых правил мы уделим особое внимание ключевым факторам издержек, скорости и привлекательности чемпионата для болельщиков, а в будущем получим увлекательные гонки, меньшие затраты и сами будем удивлены, как до этого выступали на моторах предыдущих спецификаций.

Клэр Уильямс: Как бы в Williams смогли улучшить своё нынешнее пятое место в чемпионате? Пожалуй, мой ответ будет из двух частей. Мы должны убедиться в том, что на базе в Гроуве есть все необходимые ресурсы – персонал, оборудование, бюджет. Многое зависит от финансов, так как одно вытекает из другого. Наш бюджет формируется за счет спонсорских взносов, партнерства с автопроизводителем и перераспределения доходов от трансляций – прогресс в любой из этих составляющих очень бы помог. Впрочем, дело не только в деньгах, но и в том, как вы ими распоряжаетесь, правда, когда соперничаешь с командами, чьи финансовые возможности втрое превышают ваши собственные, сложно пробиться в первую тройку.

Если говорить о моторах, Кристиан ответил обстоятельнее, чем смогла бы я. Мы пытаемся разобраться, какими должны быть моторы в следующие десять лет, и нам необходимо удостовериться, что они не будут таким доминирующим фактором, каким выступали ранее – пусть даже мы очень выиграли от партнерства с Mercedes. Еще для нас как частной команды было бы замечательно, если бы силовые установки не стоили слишком дорого. Кроме того, есть аспект зрелищности – моторы должны быть более шумными, хотелось бы вернуть им прежнее звучание.

Виджей Малья: По сравнению с крупными командами у Force India всегда был скромный бюджет. У нас особая культура – мы стараемся с умом расходовать деньги и выжимаем максимум из каждого потраченного фунта. Если бы мы привлекли больше спонсоров, то могли тратить чуть больше, но я бы не стал расходовать всю сумму, а поделился бы с акционерами, поскольку не верю, что деньги автоматически гарантируют лидерство в чемпионате.

Да, тому, кто тратит больше, проще оказаться впереди, но если бы кто-то дал мне сто миллионов фунтов и спросил: «Что же, теперь ты сможешь одолеть Mercedes?», я не стал бы отвечать положительно. Гораздо важнее то, как вы тратите деньги. Всем известны мои подходы, однако они тоже вовсе не идеальны и требуют корректировки, но с несколько большим бюджетом мы могли бы добиться существенного прогресса и стабильно сражаться за позиции в первой тройке.

Что касается моторов, мы тоже выиграли от партнерства с Mercedes. Наше сотрудничество продолжается уже девять лет, оно поистине фантастическое, хотя обходится очень недешево. Если говорить о перспективе до 2030 года, нам нужен доступный для всех команд мотор от независимого поставщика.

Вопрос: (Луи Агирре) Господин Малья, я хотел бы спросить об инцидентах между Серхио Пересом и Эстебаном Оконом в Баку и Монреале. Каково было вам наблюдать их сражение и далеко не лучшие для команды последствия? Какой подход вы используете, чтобы избежать чего-то подобного в будущем?
Виджей Малья: Произошедшее в Монреале меня не особенно беспокоит. Эстебан хотел пройти Серхио, поскольку думал, что сможет атаковать Даниэля Риккардо, тогда как Серхио чувствовал, что ему самому по силам обогнать Red Bull Racing. В итоге ни одному из них это не удалось, но команда заработала важные очки, тогда как инцидент в Баку обернулся серьезными потерями – мы могли всерьез претендовать на подиум!

Столкновение наших машин между собой недопустимо, но оно не было преднамеренным – всё объясняется азартом борьбы и ошибкой в оценке ситуации. Мы поговорили с Серхио и Эстебаном, но я не сторонник командной тактики – парни понимают, что это их обязанность: привести машины к финишу и заработать очки для команды. Такого же подхода придерживается Клэр в работе с гонщиками Williams, а мы должны остаться впереди них.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Мы обсудили преимущество моторов Mercedes и разницу в характеристиках между силовыми установками. В пелотоне есть команда, которая, похоже, в свое время ошиблась с расчетами и теперь надеется получить на следующий сезон моторы Mercedes. Поскольку это потребует устранения определенных противоречий регламенту, хотел бы спросить, как вы относитесь к тому, что в Mercedes могут начать поставлять моторы команде, чьи финансовые возможности заметно шире таковых у Force India и Williams? Кристиан, ведь эта команда могла бы справиться и с Red Bull Racing…
Кристиан Хорнер: Для начала им нужно получить желаемый мотор – по опыту нашей команды скажу, что это не всегда получается. Недавно я беседовал с Заком Брауном и он сказал, что словно переживает тот же сценарий, с которым столкнулась Red Bull Racing пару лет назад, и в разговоре не звучало особой надежды, что в 2018-м McLaren получит моторы Mercedes. Впрочем, проблемы McLaren касаются только их самих, но если бы команда получила моторы Mercedes, а опыт работы с ними у неё уже есть, то она наверняка была бы конкурентоспособнее, чем сейчас.

Клэр Уильямс: Я не посвящена в нюансы переговоров, которые ведутся или не ведутся между McLaren и Mercedes. Для нас такой сценарий был бы не идеален, но вряд ли Williams может как-то на это повлиять. Подобные вопросы должны решаться без нашего участия.

Виджей Малья: Мы все хотим, чтобы McLaren вновь стала конкурентоспособной. Это команда с великой историей, она давно выступает в Формуле 1, и лично мне досадно наблюдать трудности, с которыми им приходится иметь дело. Для спорта было бы здорово, если бы она вернула ту скорость, которой всегда отличалась.

Опять же, если им хочется получить моторы Mercedes, они и производитель должны решить это между собой. Если говорить о правовых вопросах, их наверняка уладят – вряд ли в FIA оставят зрителей в ситуации, когда у McLaren вовсе нет мотора. Впрочем, это второй момент, а сперва в Mercedes должны согласиться поставлять силовые установки коллективу из Уокинга, если там всё-таки решат расстаться с Honda. Но, если я правильно помню, на пресс-конференции в Австрии и McLaren, и Honda подтвердили намерения продолжать сотрудничество.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Энди Кауэлл (Mercedes), Джонатан Нил (McLaren)

Вопрос: Сирил, Renault отмечает 40-летие дебюта в Формуле 1. Мы слышали, что историческое шасси, показанное в среду в Лондоне, может быть представлено и в Сильверстоуне на параде ретро-машин. Расскажите, что значит Формула 1 для Renault.
Сирил Абитебул: Сорок лет – это много, за это время мы добились немалых успехов. Пожалуй, лучше выразить мысль так: всякий раз, когда мы всерьез боролись за результат в Формуле 1, мы преуспевали – будь то конец 80-х или 90-х с Williams, сезоны 2005-2006 с Фернандо Алонсо или более поздний период с Red Bull Racing.

Прессинг велик, все ждут, что мы вернемся на тот уровень. За годы выступлений в Формуле 1 Renault превратилась из французской компании сперва в европейского автопроизводителя, а затем в концерн с мировым именем, вступив в альянс с Nissan и Mitsubishi. Многое изменилось за эти годы – и Формула 1, и мы сами, это мы и хотим отметить.

Вопрос: Роберт Кубица на этой неделе провел очередные тесты в Поль Рикар. Как всё прошло, каковы планы на тесты после Гран При Венгрии с машиной нынешнего сезона, насколько поляк готов к возвращению в чемпионат?
Сирил Абитебул: На первых тестах мы просто предоставили Роберту возможность вернуться в кокпит гоночной машины, но подход использовался предельно осторожный. Мы взяли шасси 2012 года с демонстрационными шинами, атмосферным восьмицилиндровым мотором – у него, конечно, фантастический звук, однако в целом машина не сопоставима с нынешними, так что все наши мероприятия были не показательны.

По ходу вторых тестов мы следовали определенному плану, чтобы оценить возможности Кубицы. Могу заметить, что он по-прежнему быстр, стабилен и, что важнее, демонстрирует тот энтузиазм, которым всегда отличался. Однако о дальнейших шагах говорить пока рано – я не хочу провоцировать всевозможные слухи. Сейчас основная задача – выжать максимум из нынешней машины, а чуть позднее мы подумаем о перспективах на 2018-й год.

Вопрос: Тесты позволили сделать вывод, что Роберт способен выступать на машине Формулы 1?
Сирил Абитебул: Мне бы не хотелось говорить ни да, ни нет. Это не экзамен. Мы не выявили очевидных препятствий, но условия тех тестов и работа с современной машиной – это разные вещи. Ситуация непростая. Мы делаем это не ради информационного повода, пусть даже к тестам приковано повышенное внимание – нас больше заботит то, что чувствует Роберт.

Вопрос: Энди, оба гонщика Mercedes получили обновленные моторы. Насколько эта спецификация отличается от предыдущей, каков прогресс?
Энди Кауэлл: Да, в пятницу на обе машины мы установили мотор спецификации 2.1. В плане прогресса разница не такая уж существенная – это та же спецификация, которую мы установили на машины клиентских команд в Канаде. Здесь мы проверяли её надежность и занимались калибровкой.

Вопрос: В первой пресс-конференции обсуждалась тема моторов. Кристиан Хорнер сказал, что это решение на ближайшие десять лет, хотя к 2030-му автомобильная индустрия может измениться до неузнаваемости. Похоже, есть общее согласие насчет того, какие вопросы должны быть затронуты в новом регламенте на моторы. Вы непосредственно конструируете моторы – что вы думаете? Какой конечный результат хотели бы видеть?
Энди Кауэлл: У нас было две продуктивные встречи в Париже, председательствовала FIA, присутствовали Росс Браун и его команда, действующие производители, а также конструкторы моторов и поставщики, которым было бы интересным участие в чемпионате.

Все высказались о том, какими должны стать силовые установки в 2021 году. И вы верно подметили: нужно удостовериться в том, что технология, которую мы планируем представить в 2021 году, намного опередит технологии дорожного автомобилестроения – по сути, мы должны предвидеть то, что появится в автосалонах пятью годами позже – в 2026-м.

Многие темы требуют обсуждения, и основным результатом второй встречи стало понимание, что нам нужно тщательнее проработать многие вопросы. Для этого важно создать экспертные группы, состоящие не только из участников чемпионата, но и людей со стороны, разбирающихся в звучании моторов и понимающих, чем именно оно нравится зрителям. Речь идет не столько о громкости, столько о тональности.

Еще нужно провести исследования, связанные с планируемым отказом от модуля MGU-H: важно понять, сколько турбин у нас будет – одна или две. В FIA планируют организовать несколько встреч и создать несколько рабочих групп, которые до конца лета исследуют определенные вопросы, а в сентябре соберутся вместе, чтобы сформировать общее решение. Как всегда, придется идти на компромиссы, но если нам удастся разработать мотор, который устроит и производителей, и болельщиков, и гонщиков, и конструкторов шасси, это станет отличным результатом.

Вопрос: Джонатан, прошло семь месяцев с того момента, как в McLaren поменялся менеджмент. Теперь вы работаете с Заком Брауном. Можно ли ожидать организационных изменений внутри самой команды? Семь месяцев – достаточный период для оценки…
Джонатан Нил: Хорошо, что у McLaren диверсифицированный бизнес – мы производим премиальные спортивные машины, выступаем в Формуле 1 и разрабатываем технологии. Все структуры объединены единым составом акционеров, что тоже радует – клиентам не приходится задумываться, кто владеет тем или иным продуктом.

Исполнительный комитет во главе с шейхом Мохаммедом бин Исса Аль Халифа и Мансуром Оджеем имеет четкое видение дальнейшего развития бизнеса, вскоре мы увидим прогрессивную эволюцию. Вряд ли нас ждет очередная реструктуризация – подразделения объединились в группу, произошла переоценка того, что считать брендом McLaren, а что – нет, и у нас захватывающие планы как в части производства спортивных машин, так и в создании технологических решений. Ну и, разумеется, нам нужно сделать нашу программу в Формуле 1 вновь результативной и успешной.

Вопрос: Много говорят о сотрудничестве McLaren и Honda. Не могли бы вы рассказать, как будет приниматься решение по сотрудничеству, есть ли какие-то сроки? Зависит ли решение от прогресса, которого должны добиться в Ноnda?
Джонатан Нил: На оба вопроса проще всего ответить «нет». Я не могу говорить о процессе и периоде, поскольку никакого графика нет – у нас контракт с Honda, и мы вместе работаем над решением существующих проблем. Мы далеко не на тех позициях, на которых должны быть, сезон для обеих компаний получается не только сложным, но и разочаровывающим.

На пресс-конференции неделю назад господин Хасэгава обозначил это разочарование, но даже с имеющимся прогрессом моторам Honda пока далеко до силовых установок Renault или Mercedes. В Формуле 1 выступают лучшие из лучших, конкуренция здесь сложная и непрощающая. Ни в McLaren, ни в Honda не могут просто оставить ситуацию, как есть – потому были все эти переговоры. Да, они прошли далеко не в комфортной обстановке, и многие детали нам лучше оставить при себе.

Понимаю, ходит много слухов, но такова Формула 1, и за семнадцать лет работы здесь я понял одно: если кто-то говорит, что не расскажет никому, на деле это означает, что все расскажут все – гонщики, команды… Мы работаем над ситуацией вместе с Honda, проблемы нужно устранить, сейчас силовая установка неконкурентоспособна.

Вопросы с мест

Вопрос: (Марк Зурер) Сирил, в Сильверстоун команда привезла обновленное днище. Как оно себя показало?
Сирил Абитебул: Когда вы говорите, что все хотят оставить свои разработки в секрете, на самом деле все обо всём давно знают. Впрочем, прошу прощения, что отвлекся. Новое днище обеспечило определенный прогресс, но гораздо важнее то, что оно несет в себе совершенно иную философию функционирования, и что это не просто отдельная деталь, а первый элемент серьезной программы доработки, которую нам предстоит выполнить позднее по ходу сезона. Если же говорить конкретно о пятничных результатах – да, с новинкой всё складывается именно так, как мы рассчитывали.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Джонатан, вы сказали, что все говорят со всеми, из чего можно сделать предположение, что вы говорили с Сирилом, с Энди, затем снова с Honda. Что дальше? Есть ли установленный срок для прогресса, после которого вы сможете разорвать контракт с Honda и заключить сделку с Mercedes?
Джонатан Нил: Начнем с того, что нельзя просто так разорвать контракт. Сирил и Энди подтвердят: конкретных показателей скорости никто никогда не гарантирует, хотя мы все строим планы прогресса – для шасси, гонщиков, силовых установок. C Honda мы подошли к моменту, когда задали сами себе вопрос: «Чего мы хотим добиться, и что необходимо сделать иначе, чтобы восстановить былую конкурентоспособность?»

В правилах есть определенные ограничения, и чтобы производитель смог поставлять моторы более чем трем командам, необходимо одобрение со стороны FIA. Прецеденты уже есть: каждый из сидящих рядом со мной джентльменов ранее поставлял свои моторы четырем командам – Энди делал это в 2015-м и 2016-м, Сирил – в 2014-м. У Ferrari тоже был такой опыт… Но мы хотим сработать профессионально и во благо спорта.

Присутствие Honda в Формуле 1 очень важно, и нет никого, кто не хотел бы видеть их успешными. Вне зависимости от сложившейся ситуации Honda продолжает инвестировать в программу значительные ресурсы, мы активно с ними сотрудничаем, но, судя по нынешним позициям в Кубке конструкторов, работа ещё не выполнена. Да, есть определенные ограничения в спортивном регламенте, но все говорят со всеми – мы стараемся сохранить конструктивные отношения с FOM и FIA и одновременно ищем выход из непростой ситуации.

Вопрос: (Грэм Харрис) Сирил и Энди, вам обоим хотелось бы сохранить Honda в чемпионате, так как чем острее конкуренция, тем лучше, но их моторы явно уступают вашим. Готовы ли вы оказать им содействие в достижении прогресса, обращались ли они к вам?
Сирил Абитебул: На эту тему циркулировали определенные слухи, однако они не имели никакого отношения к Renault. В современной Формуле 1 силовая установка стала определяющим фактором конкурентоспособности, во многом от неё зависит разница между командами и результаты в Кубке конструкторов. А поскольку она стала определяющим фактором конкурентоспособности, в правилах должно быть закреплено, что нельзя передавать информацию или оказывать содействие, способное повлиять на общую скорость машины.

Не помню, чтобы нам кто-то вызвался помочь, когда у нас самих в прошлом были сложности. Да и Honda это вряд ли понравится. Вопрос не в ресурсах, не в наличии навыков – во времени. Очень много времени уходит на адаптацию, реструктуризацию, притом оно затрачивается и на стороне производителя, и на стороне клиентской команды. Здесь нет промежуточных мер, плюс оказать технологическую поддержку невероятно сложно, поскольку архитектура силовых установок у команд разная. Со стороны Renault мы можем помочь Honda разве что поставками собственных моторов, но никак иначе.

Энди Кауэлл: Мы все коллективно помогали друг другу в дебютный для гибридных моторов сезон, когда допускалась их доработка в течение года. Годом позже в чемпионат пришла Honda, и мы согласились, что им, дебютантам, будет позволено работать над силовой установкой так же, как остальным участникам. Потом все производители – и Honda в том числе – сказали: «Давайте откажемся от условных баллов на доработку, так как это вредит спорту». Ограничение в самом деле вредит, если лишает команду возможности экспериментировать и прогрессировать – потому баллы остались в прошлом, участники могут изобретать всё, что им вздумается. Не стоит недооценивать технические возможности McLaren и Honda – готов поспорить, что этот союз совсем скоро добьется прогресса.

Вопрос: (Мэтью Пиккон) Сирил, Renault занимает восьмое место в Кубке конструкторов. Это объясняется недостаточной скоростью машины, или тем, что команда зарабатывает очки за счет лишь одного из гонщиков?
Сирил Абитебул: Дело в сочетании факторов. Да, если бы мы дважды заработали по 18 очков, у нас их было бы уже 36, и позиция в Кубке конструкторов была бы иной, но Джолиона преследуют проблемы с надежностью. Они начались еще зимой, продолжились в первых гонках сезона, в которых мы выглядели увереннее, чем в недавних Гран При – всё это подорвало уверенность гонщика в машине, и сейчас мы стараемся эту уверенность восстановить.

Нынешнее восьмое место в Кубке конструкторов никак не сопоставимо с нашими ожиданиями и славными моментами 40-летней истории выступлений Renault в Формуле 1, потому необходимо принять меры и максимально оперативно изменить ситуацию. Однако на всё требуется время: многие вопросы решаются на базе команды, на минувшей неделе к работе приступил новый руководитель отдела аэродинамики, но результаты вряд ли будут видны в ближайших гонках. Пожалуй, еще важнее снова поверить в себя и в то, что всё, что мы делаем, позволит нам в ближайшие годы снова бороться за подиумы.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Энди, в прошлом году в сентябре Тобиас Моерс объявил о старте проекта по созданию нового гиперкара – AMG Project One. Появились кое-какие подробности, и я попросил бы вас подтвердить их или опровергнуть. Говорят, 275 моторов будут построены на вашем заводе, притом сервисный интервал для каждого из них равен 30.000 миль. Верно ли, что моторы будут строить на вашем заводе, действительно ли у них такой показатель надежности, и несут ли они в своей основе нынешнюю силовую установку Формулы 1?
Энди Кауэлл: Проект AMG Project One по-настоящему захватывающий! Предстоит взять силовую установку Формулы 1, поместить её в заднюю часть двухместного спорткара и добавить пару мотор-генераторов MGU-K на переднюю ось, тем самым получив независимый привод для передних колес мощностью по 160 л.с. на каждое. Суммарная мощность будет превышать 1000 л.с., и это невероятный вызов: создать машину, способную пройти круг по «Северной петле» трассы Нюрбургринг с впечатляющим временем, но на которой можно спокойно передвигаться и по городу. Экономия топлива кажется фантастической – помню, Тобиас позвонил мне с вопросом: «Это в принципе возможно?» Я перезвонил ему спустя две недели, в течение которых во время обеденных перерывов занимался расчетами, чтобы понять, что в наших силах.

Сейчас этим проектом в Бриксуорте занимаются 150 человек, по ходу года численность будет увеличена, ведь наша задача – построить 275 моторов после завершения всех этапов разработки. Приятно заниматься всем этим и адаптировать технологии Формулы 1 для дорожной машины – большинство из них вполне применимы и в этой области. Понятно, что над топливной и выхлопной системами предстоит поработать, но и этот процесс протекает достаточно гладко. Мы рассчитываем на сервисный интервал в 50.000 км, что можно считать более чем приемлемым. Скоростная дорожная машина – Джонатан может подтвердить мои слова, так как он знает дорожные машины McLaren – эксплуатируется в режиме полной мощности всего 5% времени. В Сильверстоуне гонщики Формулы 1 70% времени круга едут с педалью газа в пол, но нам предстоит перейти с топлива, специально разработанного для Формулы 1, на стандартное, снизить давление в цилиндрах, снизить нагрузки и т.д. Так что задача добиться того уровня надежности, о котором вы говорите, выглядит относительно несложной.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости