Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в четверг

Гран При Абу-Даби: Первая пресс-конференция в четверг

Первая пресс-конференция

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Себастьян Феттель (Ferrari), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing)

Вопрос: Льюис, мы видели потрясающие фотографии с базы Mercedes, когда вы приехали отпраздновать свой третий титул с командой. Это был весьма эмоциональный момент, но что сделало этот сезон особенным?
Льюис Хэмилтон: Усилия каждого сотрудника нашей команды. Верность делу не пошатнулась ни на мгновение, наши специалисты выкладывались на пределе. Я с коллективом уже пять лет и видел, как он развивался, как улучшалось понимание процессов и рабочая этика.

В этом году азарта было больше, ведь мы остро соперничали с Ferrari. Приехать в Бриксуорт и увидеть их всех… В каждой гонке я выступал с силовой установкой, построенной специалистами подразделения High Performance Powertrains – это был замечательный совместный путь. А когда я прибыл в Брэкли и пешком шёл от ворот, чего ранее не случалось, парни выстроились по обе стороны дороги! Было здорово наблюдать столь теплый прием и вместе отпраздновать победу в обоих зачетах!

Вопрос: Себастьян, какие настроения сейчас в Маранелло? Вам и Ferrari за этот год удалось получить опыт, позволяющий рассчитывать на чемпионство в 2018-м?
Себастьян Феттель: Я считаю, что если перед следующим годом мы сделаем такой же шаг вперед… Не поймите меня неправильно, это шутка, а немцы не любят много шутить, но тогда для нас следующий сезон превратится в прогулку по парку.

Я хочу сказать, что в этом сезоне мы добились невероятного прогресса. В начале сезона команда представила конкурентоспособную машину, а то, как мы модернизировали шасси и двигатель, было невероятно. Большую часть сезона мы вели плотную борьбу, но оказались недостаточно близки именно тогда, когда это имело значение. После этого команда сделала выводы, что поможет нам в следующем году.

Вся команда пережила очень сильные эмоции – было горько, но к позитивным моментам можно отнести то, что у нас оставалось ещё несколько гонок в этом году, чтобы скорректировать подход и подготовиться к следующему сезону. Зимой все участники будут выкладываться на пределе, но мы уже доказали, что у нас есть всё необходимое – просто борьба начнется заново.

Вопрос: И нам, возможно, предстоит увидеть сражение двух гонщиков за пятый чемпионский титул! В нынешнем сезоне соперничество между вами было предельно острым, но какой момент запомнился больше всего? Льюис?
Себастьян Феттель: Может, начнем с Баку?

Вопрос: Что ж, давайте...
Себастьян Феттель: Впрочем, Льюис там ничего такого не делал – вряд ли нам стоит возвращаться к той ситуации. Сезон получился неплохим, но было бы здорово видеть больше борьбы колесо в колесо.

Льюис Хэмилтон: Нам нужно больше гонок вроде той, что получилась в Барселоне.

Себастьян Феттель: Там тебе было легко меня обогнать – впрочем, оценка всегда зависит от того, с какой стороны смотришь на ситуацию. Преследовать соперника всегда интересно – скажем, в Спа у нас была очень интенсивная гонка, я прессинговал Льюиса на протяжении всей дистанции, и у меня был определенный шанс, но он умело оборонялся в Eau Rouge. Год выдался отличным, а когда сражение настолько плотное и не оставляет права на ошибку… Пожалуй, будет справедливым заметить, что Льюис допустил меньше ошибок и заслужил титул.

Вопрос: Это всё, или есть что добавить?
Льюис Хэмилтон: Согласен с Себастьяном. Здорово, что борьба в чемпионате была такой острой – например, гонка в Спа прошла великолепно! Когда сражаешься с четырехкратным чемпионом мира, к которому относишься с большим уважением, ты не ждешь от него ничего иного, кроме максимального прессинга и ни единой ошибки. И когда гонки проходят так, как было в Спа, то всё зависит только от того, кто из нас допустит хотя бы незначительный промах, но тогда ни он, ни я этого не сделали. Я хочу, чтобы в будущем таких гонок было больше.

Вопрос: Даниэль, уверен, вы тоже мечтаете о борьбе за титул, но начнем с другого – вы тоже отращиваете усы в рамках благотворительной ежегодной акции Movember?
Даниэль Риккардо: Именно так.

Вопрос: И как, получается?
Даниэль Риккардо: Да, усы растут – с чего бы им не расти?

Вопрос: В Red Bull Racing не лучшим образом начали сезон, но серьёзно прибавили к концу года. Какие меры предпринимает команда, чтобы хорошо начать следующий сезон и бороться за победы уже в Мельбурне?
Даниэль Риккардо: Лично мне хотелось бы избавиться от всех слабых мест. В этом году я провёл несколько отличных гонок, но хотел бы, чтобы такими были все 20 этапов. Нужно оценить год в целом и понять, в чем я могу прибавить. Мне есть над чем поработать. Постараюсь полностью выложиться в следующем году – впрочем, у меня такой настрой перед каждым новым сезоном. Хочу сказать, что все мы вместе втроём заработали восемь чемпионских титулов, а мне хочется девятый! (смех в зале) Я доволен тем, как прошел сезон, мне по-прежнему нужно прибавить, но я готов добиться от себя большего.

Вопрос: Вопрос ко всем. Сезон ознаменовался многочисленными переменами, в руководстве Формулы 1 скорректировали подход ко многим вопросам, в том числе к взаимодействию с аудиторией. Что вам нравится, а над чем ещё предстоит поработать?
Льюис Хэмилтон: По-моему, очень здорово, что в этом сезоне мы пилотируем более агрессивно, хотя во многих областях ещё нужно работать. Но в целом чемпионат сделал большой шаг вперёд, в Liberty Media отлично справились, хотя понятно, что у них не так много опыта в Формуле 1. Но они многому научились и способствовали развитию нашего спорта.

Теперь мне очень интересно посмотреть, что они собираются предпринять дальше. Надеюсь, в ближайшие годы изменится процесс принятия решений по поводу регламента. Сейчас в Формуле 1 идёт серьёзная борьба различных сил, в которой участвуют Ferrari и Mercedes, но есть и другие команды, чьё влияние меньше. И я надеюсь, что в этой области тоже будут позитивные сдвиги, машины станут лучше, а обгонять станет не то чтобы проще, но мы сможем вплотную преследовать соперников – тогда и обгонов станет больше, и публике будет интереснее.

Мои надежды связаны с этим, но год был хороший, и я также надеюсь, что в следующем сезоне острая борьба развернётся между тремя командами, а возможно, в ней будет участвовать и McLaren.

Себастьян Феттель: С позиции гонщика управлять этими машинами гораздо интереснее, можно атаковать заметно агрессивнее – примерно такой мы с Льюисом восприняли Формулу 1, когда дебютировали в чемпионате, притом у Льюиса ощущения, пожалуй, были острее, так как я начинал не в самой сильной команде. Здорово наблюдать, как машины становятся быстрее – именно этого хочется гонщикам, но скорости никогда не бывает достаточно, потому мы не можем быть довольны.

Гонки стали интереснее, но улучшилась ли зрелищность – зависит от конкретного уик-энда. Впрочем, мне хочется, чтобы в следующем сезоне всё немного успокоилось. Да, некоторые этапы бывают скучными, но что из того? Я не вижу в этом проблем. Не думаю, что нам необходимы рекорды в каждом Гран при и все большее количество обгонов. Да, когда, находясь позади, ты явно можешь ехать быстрее, но не в силах провести атаку, это раздражает, однако если она всё-таки удается, чувство радости просто невероятное. Обгон должен быть достижением, а не чем-то само собой разумеющимся. Сложно добиться оптимума, но подчас достаточно просто успокоиться и потерпеть пару скучных гонок подряд, чтобы затем увидеть захватывающее зрелище. Даже если нам хочется всё контролировать, некоторые вещи остаются неподвластными – иногда так даже лучше.

Даниэль Риккардо: Что касается перемен, в этом году были плюсы и минусы. Возможно, плюсов больше. Здорово, что скорости выросли! Но возникло больше проблем, когда вы преследуете соперника. На некоторых трассах у нас не было сложностей с тем, чтобы ехать вплотную за другой машиной и атаковать, но на других для этого требовалось существенное преимущество в темпе. Впрочем, Себастьян, в каком-то смысле прав: может быть, нужно принимать все так, как есть.

Более широкие машины смотрятся отлично и обеспечивают больше прижимной силы и сцепления с асфальтом, но им также требуется больше места на трассе – больше и поток возмущенного воздуха позади, а в таких условиях сложнее вести преследование. Получается, это и плюс, и минус.

Вне трассы тоже было немало интересного: паддок стал единым пространством, где люди могут собраться, а еще появилась, скажем так, атмосферная составляющая в виде музыки или бара. Новые владельцы чемпионата постоянно экспериментируют, дело движется в правильном направлении, и здорово быть частью всего этого!

Вопросы с мест

Себастьян Феттель и Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Эдриан Родригес Хьюбер) Вопрос для Себастьяна и Льюиса. Следующей целью для каждого из вас будет сравняться с Хуаном-Мануэлем Фанхио по количеству титулов. Что значит для вас имя пятикратного чемпиона мира?
Себастьян Феттель: Вряд ли мы сравнимся с Фанхио в том, каких успехов он добился за невероятно короткий промежуток времени при малом количестве гонок, да и сами гонки тогда были иными. Мне выпала честь побеседовать с сэром Стирлингом Моссом, и если вы спросите его о Фанхио, то наверняка получите более обстоятельный ответ, так как он знал его лично.

Каждый гонщик изначально считает себя лучшим, иначе не было бы смысла выступать, но если в какой-то момент признаешь, что некто был успешнее, это говорит о многом – достижения самого Мосса не только в Формуле 1, но и в других сериях сейчас кажутся невероятными. Достичь столь большого успеха в те времена, когда требовалось собрать воедино множество факторов, когда машины были менее надежными, чем сегодня – пожалуй, гонщики той эпохи были самыми бесстрашными и лучше справлялись с работой. Суть гонок с тех пор не изменилась, но характер стал совершенно иным.

Льюис Хэмилтон: Согласен с Себастьяном. Фанхио – один из величайших гонщиков в истории, сумевший добиться невероятных успехов, когда автоспорт был наиболее опасным. Поэтому к пятикратному чемпиону относятся с особенным уважением. Для меня большая честь оказаться так близко к нему по количеству титулов, но мне кажется, что о самом Фанхио следовало бы вспоминать чаще, ведь сейчас о нем говорят реже, чем об Айртоне Сенне или Алене Просте. Его по праву можно считать крестным отцом всех гонщиков.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, в нынешнем сезоне Ferrari оказалась ближе к Mercedes. Теперь нужен решающий шаг, но насколько непростым он будет?
Себастьян Феттель: Сделать этот шаг будет очень сложно. В Mercedes высоко подняли планку. В последние годы команда выступает на очень хорошем уровне, вот и в этом году, несмотря на смену регламента, который помог нам сократить отставание, они остались впереди.

В следующем году ситуация повторится – мы должны сделать последний шаг, который всегда оказывается самым трудным. Но именно для этого мы здесь, такова суть Формулы 1. Команда готова к этому, наши сотрудники в Маранелло тоже готовы. У нас есть кое-какие интересные идеи, одни будут реализованы раньше, другие – чуть позднее, но это привычный характер соперничества.

Вопрос: (Франк Воэстенбург) Вопрос ко всем. Какой обгон вы считаете лучшим в сезоне?
Даниэль Риккардо: Выбор очень широк! Атака на Валттери Боттаса в Остине, обгон Кими Райкконена в первом повороте Монцы – я начал маневр издалека, было по-настоящему здорово! В Баку мой обгон был, по сути, решающим для победы – вариантов в самом деле много!

Льюис Хэмилтон: У меня плохая память, я практически не помню, что было до этапа в Остине.

Себастьян Феттель: А тебе и нечего вспоминать, в этом году тебе не пришлось часто обгонять!

Льюис Хэмилтон: Я пару раз обогнал тебя, этого достаточно! Пожалуй, эти обгоны были самыми захватывающими.

Вопрос: Льюис, вам пришлось прорываться через пелотон в Бразилии…
Льюис Хэмилтон: Да, это было здорово! Пожалуй, больше всего мне понравились этапы, где борьба была наиболее острой. Хуже всего я провел гонки в Монако и России, а в остальном по ходу сезона выступал весьма уверенно.

Вопрос: Себастьян, как у вас с памятью?
Себастьян Феттель: Не знаю, спасибо Даниэлю, что напомнил…

Даниэль Риккардо: Эй, не говори о том, как обогнал меня в Китае!

Себастьян Феттель: А тот обгон был весьма неплохим! Я о нем совершенно забыл и хотел сказать об атаке на Валттери Боттаса в Барселоне, но атака на Даниэля тоже получилась отличной.

Вопрос: (Фил Данкан) Льюис и Себастьян, пожалуй, в нынешнем сезоне вы впервые плотно сражались за титул. Не могли бы вы оценить сильные и слабые стороны друг друга? Есть ли нечто такое, чем удивил вас соперник? Возможно, вы обнаружили у конкурента некие слабые стороны, которые постараетесь использовать в 2018-м?
Льюис Хэмилтон: В конце года всегда анализируешь все факторы. Могу лишь сказать, что если у Себастьяна и есть какие-либо слабые стороны, то зимой он над ними поработает, как и любой другой гонщик. Никто не совершенен, мне самому нужно уделить внимание отдельным вещам. Я вправе ожидать, что в следующем сезоне Себастьян непременно прибавит, и сам должен сделать то же самое, иначе результат будет совершенно иным.

Ранее кто-то говорил, что в 2017-м Mercedes были быстрейшими. Да, мы победили в чемпионате, выглядели стабильнее конкурентов, не сталкивались с поломками, допускали меньше ошибок, но в Ferrari очень здорово провели этот год. В первой половине сезона они лидировали, притом не за счет какого-либо везения – у них была фантастическая машина, и вся команда работала просто здорово. Но когда прессинг усиливается, оступиться легче – видимо, это и произошло в финальной фазе сезона.

Впрочем, в 2018-м Ferrari будут очень быстры. Я также надеюсь, что в Renault смогут улучшить свою силовую установку, и Red Bull Racing присоединится к нашему соперничеству. Задача любого из нас – повышать свою конкурентоспособность при малейшей возможности, иного я от Себастьяна и Даниэля не жду.

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Да, борьба была плотной на протяжении большей части сезона, но не оказалась таковой в решающей фазе. Мне хотелось бы, чтобы атмосфера на сегодняшней пресс-конференции не была настолько расслабленной, но не тот случай.

Наша команда сделала впечатляющий шаг вперед. По сравнению с 2016-м мы добились большего прогресса, чем кто-либо из соперников, и с первых зимних тестов были очень быстры. Ранее нам не удавалось выдерживать нужный ритм доработки машины, но в нынешнем сезоне этот фактор был решающим для продолжения сражения, и мы с задачей справились. Исторически Ferrari теряла в скорости по ходу сезона, в этом плане год был, пожалуй, наиболее непростым, так как соперники легко могли добиться существенного прогресса, но мы тоже сработали здорово и долго оставались в борьбе.

Да, несколько неудачных гонок в силу разных причин дорого нам обошлись, тогда как Mercedes всегда были предельно стабильны. Мы не сумели продлить соперничество до последнего этапа и выиграть титул, но команда знает, что нужно делать дальше. Были очевидные уроки, были и те, к которым потребовалось прийти – уверен, мы всё тщательно проанализируем и постараемся извлечь максимум опыта.

Вопрос: (Хейкки Культа) Себастьян, ваш напарник провел более 90 гонок без побед. Как бы вы чувствовали себя при таких результатах?
Себастьян Феттель: Как вы только что поняли, у гонщиков плохая память – уверен, Кими сам не в курсе, сколько гонок провел без побед. Спорт учит нас смотреть только вперед – всегда есть следующая гонка и очередной шаг, который предстоит сделать.

Он учит… не то чтобы забывать, скорее думать о том, что впереди, а не занимать голову мыслями о прошлом. Вряд ли на озвученной вами цифре стоит заострять внимание: всегда есть статистика, которая работает в твою пользу, и наоборот.

Вопрос: (Луис Деккер) Даниэль, если новая машина Red Bull Racing позволит выигрывать гонки, вы сможете вступить в битву за титул. Как планируете разбираться с собственным напарником? Вас не беспокоят отношения внутри команды? Вы с Максом сможете остаться друзьями?
Даниэль Риккардо: Надеюсь, я сохраню его имя в списке тех, кого следует поздравить с днем рождения! В начале нынешнего сезона мы говорили, что были бы рады иметь подобные сложности, когда я и Макс вместе сражаемся в первых рядах. Если бы от этого сражения зависела судьба титула, нас бы полностью устроил такой вызов. В 2017-м мы надеялись на нечто подобное, в следующем сезоне снова постараемся приблизиться к соперникам, а будет ли этого достаточно – кто знает? Мне бы не хотелось так рано строить прогнозы.

Год многому нас научил, зимой мы наверняка всё сделаем верно и новый сезон начнем уверенно. Борьба предстоит интересная, Макс по сравнению с 2016-м заметно прибавил – не скажу, что шаг колоссальный, ведь Ферстаппен всегда был очень быстр, но прогресс налицо, и в следующем году нас ждет захватывающее сражение. Надеюсь, у нас получится добавить еще один чемпионский трофей к тем восьми, что уже есть у Red Bull Racing.

Вопрос: (Алдона Марчиньяк) Вопрос ко всем. Многие поклонники Формулы 1 называют предстоящую гонку завершающей для целой эпохи, так как она будет последней, в которой не используется система Halo. Насколько вы с этим согласны, и будете ли думать о чем-то подобном в предстоящий уик-энд?
Себастьян Феттель: Я помню о скором дебюте Halo, но особо о нем не думал. Возможно, болельщики правы. В следующем году машины будут выглядеть иначе, но я считаю, что мы все быстро к этому привыкнем. Сейчас машина выглядит лучше, но мы поработаем над эстетикой, и в итоге нас всё устроит.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, это последняя гонка, в которой машины выглядят по-настоящему здорово. В следующем сезоне нас ждет определенный шаг назад в этом направлении, но, по крайней мере, уровень безопасности повысится. Возможно, кому-то стоит создать линию шлепанцев с соответствующим дизайном и заработать на этом денег.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Практически нечего сказать. Постараемся до блеска отполировать шлемы в этот уик-энд, чтобы они смотрелись особенно ярко, так как в следующем году их будет сложнее рассмотреть! На самом деле, вряд ли всё будет настолько драматично, как многим кажется.

Вопрос: (Грэм Кэйгилл) Льюис, не могли бы вы поделиться своими воспоминаниями, связанными с этапом в Абу-Даби? В дебютный для трассы год вы взяли поул, затем последовали три победы, притом именно здесь вы выиграли свой второй чемпионский титул. Насколько вы мотивированы победить здесь в четвертый раз?
Льюис Хэмилтон: Я очень хотел выиграть дебютную гонку в Абу-Даби, так как за победу полагалась машина, которая в итоге досталась Себастьяну. Я в любом случае приобрел себе такую, но тогда можно было получить её бесплатно, так что я старался, лидировал в гонке, но отказали задние тормоза, и трофей ушел к Феттелю.

Гонщику всегда хочется опередить всех, потому я невероятно мотивирован закончить сезон столь же здорово, как провел его вторую половину. Предыдущую гонку выиграл Себастьян, я не хочу отдавать ему еще одну – надеюсь, у нас получится хорошенько побороться. У нас обоих подход останется прежним: выложиться по максимуму, словно соперничество за титул продолжается. Не важно, побеждаешь ты или нет – если выкладываешься полностью, всегда можно собой гордиться.

Вопрос: Уточните, о какой машине тогда шла речь?
Льюис Хэмилтон: Это был Mercedes SL Black Series. Себастьян, она по-прежнему у тебя? Сколько километров ты на ней проехал?

Вопрос: (Вальтер Костер) Льюис, через пару недель вам вручат чемпионский кубок, но есть и иные награды – лучшему дебютанту, личности года, специальный приз за поступок года… Бригада механиков Mercedes недавно получила приз за самый быстрый пит-стоп – не кажется ли вам, наград достаточно, или же вам хотелось бы видеть дополнительные номинации, скажем, за честное соперничество, за жест дружбы? Или о дружбе в Формуле 1 не может быть и речи? Хотелось бы узнать ваше мнение, а также мнение Себастьяна и Даниэля…
Льюис Хэмилтон: Отличный вопрос! Да, наград много, но должно ли их быть больше – не уверен, что об этом следует спрашивать меня.

Себастьян Феттель: Я должен получить награду за маневр года, звание «личность года», а еще… что там было? За честное соперничество? Хм, вряд ли… Но первые две за этап в Баку мне точно должны вручить!

Льюис Хэмилтон: Мой друг выступает на турнире по гольфу в Великобритании, и этот турнир носит название «Кубок клоуна», так как спортсмен, показавший худший результат, получает кружку в виде головы клоуна. Видимо, нам следует придумать нечто подобное, но не для того, кто закончил сезон на последнем месте, а тому, кто сражается нечестно. Наград не должно быть слишком много – в FIA хорошо над этим поработали, нынешних уже хватает.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Нечего добавить. Если учесть, как долго мы обсуждали этот вопрос, только представьте, сколько времени мы говорили бы о большем количестве наград!

Льюис Хэмилтон: Самый продолжительный вопрос? Думаю, нам нужна награда «журналист года».

Себастьян Феттель: Или «вопрос года».

Даниэль Риккардо: Не знаю, что сказать. Нам не нужны звания вроде «хороший спортсмен». Помнится, в школе ты получал наклейку «отлично постарался», но она была нужна для того, чтобы вручить хоть что-то – иного смысла не было. Как сказал Льюис, если раздавать кубки направо и налево… Есть всего одна награда, которую желает каждый гонщик – чемпионский титул, а прочее не имеет значения.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция

Участники: Фернандо Алонсо (McLaren), Валттери Боттас (Mercedes), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: Фернандо, начнем с вас. Вы опробовали машины WEC и предназначенные для Дайтоны – как всё прошло? Вы воодушевлены перспективой выступить в гонках на выносливость?
Фернандо Алонсо: Обе машины замечательно себя показали. Я каждую неделю пробую новую для себя технику, эти две серии тестов были публичными, речь шла о довольно высокой гоночной категории. Сперва мне представилась возможность в Бахрейне опробовать прототип LMP1 – несколько иная машина с технологиями, не используемыми в Формуле 1 или не так давно запрещенными, вроде трекшн-контроля и полного привода. Всё это потребовало иного стиля пилотирования. Да, ограничений по количеству топлива и прочим моментам там даже больше, чем в Формуле 1, но в целом опыт получился полезным.

Что касается тестов в Испании, в рамках подготовки к «24 часам Дайтоны», это тоже было здорово. Снова несколько иная машина, менее изощренная, но интересная. Я старался подготовиться к зимнему выступлению в Дайтоне, потому свободного времени на тестах у меня практически не было.

Вопрос: Год получился насыщенным. Вы удивлены тем, насколько разносторонним гонщиком оказались, или ожидали от себя высокой конкурентоспособности в разных гоночных сериях?
Фернандо Алонсо: Всегда нужно верить в себя, в то, что сможешь адаптироваться предельно быстро – по ходу карьеры в Формуле 1 мне это удавалось. Возможно, я не быстрейший в квалификации и далеко не лучше прочих выступаю в дождь, но я одинаково хорош во всем и потому был готов выступать в разных сериях, соперничать с лучшими их представителями, учиться у них. Это непростой вызов, я многое для себя открыл.

Вопрос: Для McLaren предстоящая гонка – последняя с моторами Honda, в следующем году команда будет выступать с моторами Renault. Можно ли считать это своего рода возвращением для вас лично, ведь ранее вы выступали за французский коллектив? Насколько вы уверены в успешных результатах?
Фернандо Алонсо: Думаю, момент выбран верно. Я много ждал от проекта McLaren-Honda и по этой причине перешел к ним из Ferrari – за счет предыдущих успехов такое сотрудничество выглядело весьма привлекательным. Но за минувшие три года там так и не удалось добиться желаемых результатов, потому для McLaren пришло время объединить усилия с Renault.

Глядя на нынешние результаты Red Bull Racing, я настроен весьма оптимистично – да, им тоже кое-чего не хватает, но парни сражаются за подиумы и победы, и это совсем иная картина по сравнению с тем, что мы имеем в McLaren. Лично я в Renault чувствую себя, как дома – мне предстоит вернуться к друзьям, к тем, кого я считаю своей второй семьей, и это будет здорово. Renault – замечательная компания, которая строит отличные моторы, в этом нет никаких сомнений.

Вопрос: Валттери, как вы оцениваете итоги этого года? Вы вписали свое имя в число победителей Гран При, заработали десять подиумов – довольны результатом?
Валттери Боттас: Сезон состоял из подъёмов и спадов. Было немало радостных моментов, но случались и разочарования. Главное – тот опыт, который я приобрел, то, насколько я смог стать лучше, как гонщик, и те знания, что смогу применить в будущем. Льюис выиграл титул – значит, машина позволяла рассчитывать на лучший результат, просто напарник оказался сильнее. Я сделал выводы и жду следующего сезона.

Вопрос: В чем причины сложностей, с которыми вам пришлось столкнуться, смогли ли вы с командой принять меры, чтобы избежать этого в следующем сезоне?
Валттери Боттас: Я не раз бывал в подобной ситуации. Факторов много, в нашем спорте многое решают нюансы – я извлек опыт из неудачных гонок. Нужно стабильнее выступать в различных обстоятельствах, за счет активных усилий я смогу этого добиться.

Вопрос: Макс, две победы по ходу сезона, в пяти последних гонках вы заработали больше всех очков – 90, на восемь больше, чем Льюис Хэмилтон. Команда продлила ваш контракт, всё складывается именно так, как хотелось?
Макс Ферстаппен: Не совсем, ведь я не сражаюсь за титул, но последние гонки прошли удачно. Этап в Бразилии сложился не идеально, но причины понятны: пришлось пожертвовать скоростью в пользу надежности. В этот уик-энд подход будет иным – хочется верить, мы окажемся ближе к лидерам. Если получится подобраться к ним в квалификации, в гонке мы должны выглядеть увереннее – жду с нетерпением.

Вопрос: Даниэль Риккардо сказал, что в нынешнем сезоне вы заметно прибавили. В чем вам удалось добиться прогресса?
Макс Ферстаппен: Да, я прибавил, но всё решает опыт. Если вы переходите в Формулу 1, не имея серьёзного опыта в младших сериях, приходится многому учиться – на глазах большого числа людей. В прошлом году у меня была скорость, но в некоторые моменты, например – в квалификациях – приходилось сложнее. Это нормально, когда садишься в машину, которая создавалась без учёта твоих предпочтений, без времени на адаптацию по ходу сезона.

В этом году мне здорово помогли зимние тесты. Я говорю о небольших деталях, позволяющих комфортнее чувствовать себя за рулём. Сейчас у меня больше опыта выступлений в квалификациях, что позволяет занимать лучшие стартовые позиции, а если начинаешь гонку с более высоких мест, и старт прошёл нормально, то и результат будет лучше. Думаю, мне помогли все эти факторы.

Вопрос: Характеристики новых машин сыграли вам на руку?
Макс Ферстаппен: Эти машины больше похожи на гоночные – в прошлом году было ощущение, словно управляешь игрушечной машинкой. Сейчас они стали брутальнее, сложнее в управлении, доставляют больше удовольствия, позволяя входить в повороты на более высоких скоростях, не опасаясь заблокировать передние шины. Думаю, это мне помогло.

Вопрос: Валттери, Фернандо, вы с этим согласны? Эти машины больше подходят вашему стилю пилотирования?
Валттери Боттас: Сложно сказать. Я сменил команду и, соответственно, напарника. Не скажу, что характеристики машины мне полностью подходят, но удовольствия от пилотажа явно больше.

Фернандо Алонсо: Да, гоняться стало приятнее.

Вопросы с мест

Вопрос: (Беатрис Цамунер) Фернандо, сотрудничество McLaren и Honda завершается, но среди множества сложностей были и позитивные моменты. Что бы вы назвали лучшим воспоминанием за эти три года?
Фернандо Алонсо: Не знаю. Из всех гонок сложно выбрать какую-либо, поскольку скорости всегда не хватало, и даже пятое место в Монако в 2016-м было не настолько приятным. Разве что все эти три года у команды был потрясающий боевой дух. У меня были взлеты и падения с разными коллективами, но, пожалуй, впервые при таких не вполне удачных результатах команда сохраняла верность делу и стремилась сделать следующий шаг, подготовить новые модификации. Глядя на нашу скорость, никто не опускал руки – пожалуй, это поразило меня в минувшие три года, и именно этот урок я усвою надолго.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Фернандо, к чему вам было сложнее всего адаптироваться, когда вы пересели из кокпита Формулы 1 в прототип LMP1? Вы остались довольны итогами первого дня тестов?
Фернандо Алонсо: Факторов много, обстановка в кокпите LMP1 совершенно иная. Во-первых, ты сидишь немного по-другому и соглашаешься на определенный компромисс, поскольку в том же кокпите работают ещё двое гонщиков.

В отличие от Формулы 1 там не всё идеально подогнано исключительно под тебя – у вас с напарниками общие настройки, и даже если ты хочешь что-то скорректировать, чтобы ехать быстрее, не факт, что это поможет общей скорости машины на дистанции гонки. Приходится постоянно об этом помнить и многому учиться. Стиль пилотирования там совершенно иной, максимально приближенный к идеальному с целью экономить топливо – к этому тоже нужно привыкнуть. Я остался доволен первым днём тестов, но мне нужно больше практики, чтобы с таким стилем пилотирования выйти на необходимую скорость.

Вопрос: (Эдриан Родригес Хьюбер) Фернандо, с участием в «24 часах Дайтоны» проблем быть не должно, но что если вы начнете следующий сезон в Формуле 1 весьма конкурентоспособно, отразится ли это на вашем стремлении выступить в других соревнованиях?
Фернандо Алонсо: Нет.

Вопрос: (Анжелика Белокопытова) Валттери, впереди завершающая гонка сезона, в котором у вас были радостные моменты, были и сложности. Что вы можете назвать своим лучшим достижением, а что – лучшим уроком?
Валттери Боттас: Лучшим достижением стала дебютная победа – потребовалось провести более 80 Гран При, чтобы её добиться. Это особенное событие, о котором будешь помнить всегда, но оно же заставляет тебя желать большего.

Непростые гонки многому меня научили. В целом сезон заставил активно работать над собой, что всегда хорошо. Я постоянно стараюсь добиться прогресса и потому с нетерпением жду следующего года.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Макс, у вас немало болельщиков по всему миру, особенно в Аргентине. Как это сказывается на ваших выступлениях, и каков ваш посыл болельщикам в преддверии следующего сезона?
Макс Ферстаппен: Всегда приятно иметь множество болельщиков. Это создает позитивный прессинг, а когда мчишься по трассе, здорово наблюдать вокруг такое количество людей. Не представляю, сколько у меня поклонников в Аргентине, я никогда там не был, но всегда радостно знать о чем-то подобном. Посыл? Продолжайте болеть за меня, а я постараюсь порадовать вас хорошими результатами!

Вопрос: (Доминик Шараф) В Liberty Media хотят измененить конфигурацию и асфальтовое покрытие трасс с целью облегчения обгонов. Есть у вас предпочтения в части конкретных поворотов или целых секторов, где нужно применить такой подход?
Фернандо Алонсо: У меня – нет.

Валттери Боттас: У нас так много трасс и поворотов… Всегда можно что-то скорректировать, но это фактически изменит всю конфигурацию. Каждый автодром по-своему уникален, а модифицировать всегда можно как саму трассу, так и машины.

Макс Ферстаппен: В первую очередь нужно подумать о машинах, а не о трассах. Да, на некоторых автодромах обгонять в самом деле непросто, но по сравнению с предыдущим сезоном нам в целом стало сложнее преследовать соперника, и сперва нужно исправить это – тогда и с обгонами будет меньше проблем.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Фернандо, возможно, я кое-что упустил из новостей последних нескольких недель, потому хотел бы уточнить – вы уже решили выступать в «24 часах Ле-Мана» вместе с Toyota?
Фернандо Алонсо: Нет, решение еще не принято. Определенно, я планирую выступить в «24 часах Ле-Мана», эта гонка меня очень привлекает, но пока не знаю, случится это уже в следующем году или позднее.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, двенадцать месяцев назад в это же время года вы получили несколько наград, в том числе звание «Спортсмен года» в Голландии. Этот сезон тоже достоин награды, и если да, то почему?
Макс Ферстаппен: Звание «Спортсмен года» получить очень сложно, поскольку среди кандидатов представители разных видов спорта, а в Голландии те же конькобежцы весьма успешны – все они достойны награды за свои невероятные усилия, а я на неё не особо претендую. Мне хотелось бы побеждать в Формуле 1 и получать кубок по итогам гонки или сезона в целом, и для меня это важнее национальной награды, на которую претендуют представители разных видов спорта – очевидно, жюри там всегда непросто принять решение. По крайней мере, в этот раз я не буду огорчен, если не стану спортсменом года – как правило, никто не получает это звание два года подряд, и я надеюсь, что оно достанется тому, кто в самом деле его заслуживает, ведь я сам не стал чемпионом. Да, я выиграл две гонки, но было бы лучше получить признание, завоевав титул.

Вопрос: (Франк Воэстенбург) Макс, по ходу сезона вы провели немало обгонов – какой из них считаете лучшим?
Макс Ферстаппен: Не знаю. В прошлом году обгонять было приятнее, но понятия не имею, почему именно. В этом сезоне атаки не получаются такими же захватывающими, в 2016-м удовольствия было больше.

Вопрос: (Дарья Панова) Вопрос ко всем. В Остине перед стартом гонщиков представлял Майкл Баффер. Вам понравилась та церемония? Хотелось бы вам видеть подобное перед стартом других гонок?
Фернандо Алонсо: Мне церемония не понравилась, я об этом сказал уже после гонки в Остине. Это напоминало пародию на Индианаполис, не было смысла ждать столько времени, чтобы двое гонщиков оказались словно в окружении восемнадцати телохранителей. Я привык видеть двадцать гонщиков, победный кубок и слышать гимн в честь страны, принимающей гонку, но никак не восхваление каждого из участников.

Валттери Боттас: Я отвечал на подобный вопрос на пресс-конференции после гонки, и я согласен с Фернандо в том, что церемония была лишней. Нельзя сказать, что в день гонки нам нечего делать – у нас крайне мало времени на то, чтобы с командой подготовиться к борьбе и сосредоточиться. Но подобные инициативы – тоже часть спорта, лично мне понравилась положительная реакция болельщиков. Если зрителям что-то нравится, это всегда во благо спорту и его будущему.

Макс Ферстаппен: Я не думал о том, что сказал Фернандо, но по мне церемония вполне оправдана, так как в гонке участвуют 20 спортсменов, и ко всем должно быть одинаковое отношение. Возможно, в Америке это работает, но вряд ли нечто подобное нужно в каждой гонке – надеюсь, так не случится. В конце концов, важно то, что происходит непосредственно на дистанции, а не до старта.

Вопрос: (Луис Деккер) Какой результат нужен вам в воскресенье, чтобы уехать из Абу Даби в хорошем расположении духа?
Макс Ферстаппен: Первое место.

Вопрос: (Томас Лунд Хансен) Макс, вы провели вместе с Даниэлем Риккардо один полноценный сезон. Как повлиял на вас напарник?
Макс Ферстаппен: Очень плохо! Он постоянно пускал газы, из-за чего в моторхоуме плохо пахло! Нет, на самом деле, Даниэль отличный парень. Конечно, на трассе мы всегда стараемся одолеть друг друга, но вне её мы хорошо общаемся и часто шутим. Между нами чувствуется взаимное уважение, притом у меня никогда не было настолько замечательного напарника, с которым по-настоящему весело. Надеюсь, мы еще долго будем выступать вместе.

Вопрос: Мы спрашивали Даниэля, сохранятся ли приятельские отношения, если вы оба будете сражаться за победы, и он ответил утвердительно. Что скажете вы?
Макс Ферстаппен: Думаю, да, ведь мы уважаем друг друга. Да, в борьбе за титул отношения накаляются, но они всегда возвращаются в конструктивное русло, и если напарник оказывается быстрее, ты просто должен это признать. Когда кому-то из нас удается хорошая гонка, мы всегда говорим: «Отлично сработано, ты заслужил такой результат!», - и это тоже очень важно.

Вопрос: (Абхишек Такле) Вопрос ко всем в продолжение ранее поднятой темы. Церемония в Остине была одной из инициатив, которые проверяли в Liberty Media по ходу своего первого сезона в статусе владельцев чемпионата. Что вы думаете обо всех изменениях, которые люди Liberty Media уже внедрили? Формула 1 стала лучше? Заметили ли вы какую-либо разницу?
Фернандо Алонсо: За исключением церемонии в Остине все нововведения носили позитивный характер. Меня устраивает то, что делают в Liberty Media, и что эти люди думают о будущем. Болельщики стали ближе к спорту, к машинам, они по-настоящему чувствуют Формулу 1. Некоторые идеи были просто отличными, чемпионат движется в правильном направлении.

Валттери Боттас: Согласен. Позитивных моментов много – в частности, Формула 1 стала доступнее для болельщиков. Время покажет, в каком направлении мы будем двигаться, но из всего увиденного для меня главное – заполненные трибуны, особенно на европейских этапах чемпионата. Билеты были выкуплены практически полностью, и это хороший знак.

Макс Ферстаппен: Поддерживаю. Всегда здорово, когда болельщики оказываются ближе к паддоку, а не находятся исключительно на трибунах – там они не знают, что происходит, и не чувствуют всю атмосферу Формулы 1. Новые владельцы чемпионата идут правильным путем и продолжают придумывать нечто новое – посмотрим, что ждет нас в ближайшие годы.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Вопрос ко всем. Насколько вам нравится эта трасса, чего вы ждете от предстоящей гонки?
Валттери Боттас: В плане инфраструктуры автодром в Абу-Даби считается одним из лучших, здесь всё практически идеально. Вокруг немало хороших отелей, а ещё мне нравится расписание уик-энда и то, что гонка проходит вечером при искусственном освещении. Если же говорить о трассе, у нее стандартная конфигурация, так что я не отнесу её ни к любимым, ни к тем, где мне не хочется гоняться.

Макс Ферстаппен: Как сказал Валттери, постройки на трассе и ближайшие отели великолепны. Сама трасса тоже достаточно интересная, поскольку повороты здесь следуют один за другим, и если промахнулся мимо апекса в одном, то окажешься на неоптимальной траектории в следующем – пилотаж должен быть предельно техничным. Мне бы хотелось, чтобы сами повороты были быстрее, но в целом здесь многое напоминает автодром в Мексике: много техничных секторов, в которых нужно оптимально вести машину от виража к виражу, идеально прописывая все апексы.

Вопрос: Фернандо, вы с этим согласны?
Фернандо Алонсо: Полностью.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости