Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция в пятницу...

Первая пресс-конференция

Участники: Маурицио Арривабене (Ferrari), Тото Вольфф (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing)

Вопрос: Какой момент этого сезона вы считаете самым ярким?
Тото Вольфф: Для меня самым ярким моментом стало рождение сына, это важнее всего. Если говорить о Формуле 1, то больше всего запомнился этап в Венгрии: у нас была непростая гонка, ближе к финишу пришлось принимать сложные решения, но мы подтвердили верность своим командным ценностям.

Маурицио Арривабене: Гонка в Венгрии, пусть и по иным причинам, а еще Гран При Монако. В Монако мы выступили здорово, но в Венгрии, пожалуй, сработали лучше, чем где-либо. Еще я отметил бы этап в Бразилии: пусть судьба главных трофеев чемпионата была уже решена, команда продемонстрировала свой характер. Если бы мне пришлось делать выбор, уже по этой причине я остановился бы именно на бразильском уик-энде.

Кристиан Хорнер: Год выдался богатым на прибавления в семьях – в январе я присутствовал при рождении сына. Еще была потрясающая атака Макса Ферстаппена на Льюиса Хэмилтона, обеспечившая ему победу в Гран При Малайзии – весьма приятный момент!

Вопрос: Тото, четыре победы в обоих зачетах чемпионата подряд – вы повторили успех, которого ранее добился Кристиан. По силам ли команде продолжить побеждать и в 2018-м, или возникшие по ходу сезона сложности можно считать признаком того, что расстановка сил начинает меняться?
Тото Вольфф: Предыдущие несколько лет сложились неординарно. Нам удалось построить отлично интегрированные между собой шасси и мотор, но плотная борьба трех команд вроде той, что мы наблюдали в нынешнем сезоне – это реальность на ближайшие несколько лет.

Главное – сохранять спокойствие, не воспринимать успех как нечто гарантированное и уважать соперников, ведь всегда приятнее побеждать в непростых обстоятельствах. В следующем сезоне мы рассчитываем снова получить конкурентоспособную машину, с которой сможем продолжать выигрывать гонки и сражаться за победу в чемпионате.

Вопрос: Кристиан, в предыдущих пяти гонках Макс Ферстаппен заработал больше всех очков, опередив по этому показателю даже Льюиса Хэмилтона. Это можно считать своего рода заявкой на следующий сезон?
Кристиан Хорнер: Проблема в том, что в сезоне двадцать гонок. Предыдущие пять этапов сложились для Макса удачно, нам хотелось бы продолжить эту тенденцию в 2018-м.

Вопрос: Маурицио, пять побед и пять поулов за сезон – это больше того, чего удавалось добиться Ferrari за предыдущие несколько лет. Вы этим довольны, или всё-таки испытываете сожаление оттого, что в сентябре-октябре команда упустила победу в чемпионате?
Маурицио Арривабене: Количество поулов, безусловно, значимый показатель, но победа в чемпионате важнее. Хорошая статистика подтверждает эффективную работу всей команды, но тот факт, что мы не сумели победить в чемпионате, свидетельствует, что усилий оказалось недостаточно. Мы должны как можно лучше подготовиться к следующему сезону, чтобы в нём добиться большего.

Вопрос: Если вспомнить, какой была Формула 1 двенадцать месяцев назад, и спроецировать динамику изменений на год вперед, каким, по-вашему, будет спорт в ноябре 2018-го? Тото?
Тото Вольфф: Двенадцать месяцев назад с нами был Берни Экклстоун, мы порой скучаем по этой, с позволения, ручной гранате, летающей по всему паддоку. Но теперь иные времена, мы должны помочь новым владельцам чемпионата добиться прогресса для всей Формулы 1. Мне не хочется рассуждать о том, как всё может сложиться через двенадцать месяцев. Из всех инициатив, что мы наблюдали, были и удачные, и не очень, но главное помнить, что мы заинтересованы в развитии этого фантастического спорта, и через двенадцать месяцев мне хотелось бы осознать, что он становится всё более привлекательным для болельщиков, и что сама аудитория постоянно растет.

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: Новые держатели коммерческих прав продемонстрировали своё стремление к инновациям, это позитивный знак. Разумеется, мы все думаем о том, как привлечь внимание зрителей, в этом плане новые владельцы действуют очень чактивно, но здесь необходим правильный баланс между коммерческими задачами и потребностями команд. Новые владельцы говорят, что чемпионат ждет неплохое будущее – это тоже хороший знак.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: За минувшие двенадцать месяцев многое изменилось. Год назад в это самое время чемпионатом управлял Берни Экклстоун, в январе права были проданы новым владельцам – примечательно, что для них самих процесс погружения в курс дел оказался весьма непростым, но они предложили свежие идеи, обозначили беспристрастный подход.

На протяжении девяти-десяти месяцев они постепенно осваивались, но уже за это время произошло немало простых на первый взгляд перемен, касающихся повседневной работы команд. Будет интересно взглянуть, чему научил новых владельцев этот год, и как обновленная структура покажет себя в ближайшие несколько лет.

Надеюсь, через двенадцать месяцев мы снова соберемся в этом пресс-центре, а наши гонщики будут сражаться между собой за титул до последнего круга финальной гонки. Mercedes было довольно легко побеждать в эти четыре года – хочется верить, в 2018-м Red Bull Racing и Ferrari осложнят им задачу.

Вопросы с мест

Вопрос: (Исеф Хардинг) Вопрос ко всем. Мы часто задаем этот вопрос гонщикам, но скажите, чем вы планируете заняться после окончания сезона? Какие у вас планы на короткий промежуток времени до начала следующего сезона?
Тото Вольфф: Какие планы? К сожалению, сейчас межсезонья по сути нет. Над машиной постоянно идет работа, мы стараемся успеть подготовить все детали и установить их на первую, презентационную спецификацию. Отдельные подразделения команды уже функционируют в режиме 24 часа семь дней в неделю, какой-то паузы между концовкой одного сезона и началом следующего не существует. Перевести дух удается разве что на неделе между Рождеством и новым годом, в этот период мы отправляем офисных сотрудников в отпуск, но многие специалисты продолжают работать в напряженном режиме.

Маурицио Арривабене: Я рассчитывал, что Тото поделится информацией о том, как работают в Mercedes, но он ничего не сказал. Я согласен с тем, что межсезонья больше не существует. Мы работаем всё время, особенно если приходится отыгрывать отставание. Те сотрудники, что по ходу сезона работают на трассах, получают короткий отдых, но остальные продолжают заниматься новой машиной.

Вопрос: А лично вы? Планируете ли короткий отпуск?
Маурицио Арривабене: Вряд ли. Возможно, в Рождество, но не уверен. Мне не нравится часами сидеть за праздничным столом, подолгу общаться с людьми и выглядеть при этом мило. Один день – пожалуйста, но в целом мне подобное не по душе.

Тото Вольфф: Похоже, ты не очень-то разговорчив.

Маурицио Арривабене: Именно так.

Тото Вольфф: Я планирую понаблюдать за тестами, а затем проведу здесь пару дней на пляже вместе со своей семьей. На Рождество и Новый год все австрийцы уезжают кататься на лыжах – надеюсь, в этот раз у меня обойдется без травм!

Вопрос: Разве что-то может пойти не так? Кристиан, что скажете? Вы планируете немного отдохнуть?
Кристиан Хорнер: Мы все планируем собраться у Тото, только пока не решили, где именно – в пляжном домике или в шале. До Рождества еще месяц, и пусть все операционные задачи будут завершены уже в ближайшую среду, процесс производства на базе команды не остановится ни на минуту. К тому же, есть ряд коммерческих вопросов, требующих решения, так что до кануна Рождества график, как правило, плотный. Потом Рождество, за ним праздничное похмелье…

На самом деле, я очень жду возможности встретить праздник в кругу семьи, после чего совсем скоро пойму, что наступил очередной год, пора возвращаться к работе.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Вопрос ко всем. Сегодня мы узнали, что в McLaren заблокировали решение, позволяющее всем командам в следующем сезоне использовать так называемый «плавник» за верхним воздухозаборником машины. Обсуждали ли вы этот вопрос с вашими инженерами, и нет ли опасений насчет всего процесса работы над машиной?
Кристиан Хорнер: Примерно месяц назад у нас была общая встреча, и я искренне полагал, что мы пришли к единому мнению – «плавник» должен остаться, мы будем размещать на нем номера гонщиков. Затем, как часто бывает, стоило всем разойтись, ситуация изменилась: Зак Браун решил, что заднее антикрыло недостаточно просматривается. В McLaren получили нового спонсора на следующий сезон и стараются предоставить ему как можно больше площади, команда скорректировала свою позицию, но проблема в том, что наши специалисты по аэродинамике, увидев такое, сказали: «Это нарушит воздушный поток, направляемый к заднему антикрылу, мы против».

Не представляю, чем всё закончится. Согласно правилам, «плавник» будет под запретом, и нам предстоит определиться, где разместить номер гонщика. Возможно, у нас будет еще одна встреча, на которой мы постараемся убедить Зака принять общее мнение.

Тото Вольфф: Как мне кажется, «плавник» нарушает общий облик машины. Да, он нужен для целей аэродинамики, и некоторые машины с ним едут стабильнее – правда, не при боковом ветре, но в целом этот элемент нельзя назвать наиболее эстетичным.

Вопрос: Маурицио, вам бы хотелось оставить «плавник»?
Маурицио Арривабене: У меня нейтральная точка зрения, я жду общего решения. Забавно, что Зак Браун говорит, мол, «плавник» перекрывает заднее антикрыло, и притом в McLaren хотят заполучить больше площади под рекламу. Они уберут «плавник», и этой поверхности просто не будет. Более того, команде придется думать, где разместить номер гонщика – очевидно, здесь что-то не так…

Тото Вольфф: Посмотрим, чем закончится обсуждение в рамках Стратегической группы.

Вопрос: (Ариан Шутен) Кристиан, после гонки в Бразилии Макс Ферстаппен сказал, что в Renault перевели силовую установку в более безопасный режим, из-за чего ей не хватало мощности. Здесь можно ожидать чего-то подобного, или в последней гонке сезона Макс сможет атаковать на пределе?
Кристиан Хорнер: После технических проблем, что случились в Мексике, в Renault очень волновались насчет этапа в Бразилии, который тоже проходит высоко над уровнем моря. Но здесь, в финальной гонке сезона, наши позиции в личном зачете или в Кубке конструкторов уже не изменятся, потому мы должны атаковать по максимуму обеими машинами – хочется верить, у наших партнеров будет такой же подход.

Вопрос: (Хейкки Культа) Маурицио, если говорить о финнах…
Маурицио Арривабене: Например, о Валттери Боттасе!

Вопрос: (Хейкки Культа) Возможно, но не кажется ли вам, что с 94 Гран При без побед Кими Райкконена можно считать наименее везучим гонщиком в пелотоне?
Маурицио Арривабене: Пусть я итальянец, я не верю в неудачу или везение и привык полагаться на факты – то есть, на заработанные очки. На них не влияет стечение обстоятельств. Иногда очки достаются проще, если кто-то из соперников разбивает машину, но в целом по их количеству принято судить о том, насколько хорош гонщик. Нас полностью устраивает выступление Кими, иначе бы мы не продлили с ним контракт.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Насколько каждого из вас тревожит то, что при новых владельцах чемпионата объем призовых выплат в пользу команд уменьшился? Верите ли вы в то, что выплаты снова возрастут?
Кристиан Хорнер: Это должно было случиться, так как новые владельцы инвестировали средства в инфраструктуру, несли повышенные расходы. По сравнению с предыдущими управленцами их подход заметно отличается, но он вполне соответствует тому пути, который они выбрали для спорта. Да, пришлось инвестировать немалые суммы, сами доходы несколько упали из-за отказа Малайзии принимать Гран При, но новые владельцы смогли сделать весьма выгодное предложение командам. Речь идет об авансовом платеже, чтобы в следующем сезоне у команд, согласных на такую схему, было столько же средств, сколько в сезоне нынешнем.

Построение инфраструктуры всегда требует инвестиций. Вместе с тем владельцы уже сменили местоположение своих офисов и в целом управляют бизнесом иначе, чем это делал Берни. Экклстоун был чистой воды предпринимателем и предпочитал всё делать единолично, но такая бизнес-модель всегда неустойчива, поскольку никто в мире в одиночку не смог бы его заменить. Думаю, мы еще увидим преимущества новой структуры выплат, просто это произойдет не сразу. Вероятно, первый эффект от всех недавних инвестиций будет заметен после 2021 года.

Вопрос: Тото, у вас такое же мнение?
Тото Вольфф: Вопрос в том, как формируются эти инвестиции – за счет призового фонда, или… Чтобы инвестировать средства, вы стараетесь привлечь капитал: выпускаете акции, увеличиваете число акционеров, но увеличивается ли число команд? Спорный момент.

Опять же, для новых владельцев это дебютный год, своего рода «медовый месяц» после эпохи Берни Экклстоуна. Команды тоже осложнили им задачу, ведь в предыдущие десять лет сумма призовых только увеличивалась – в худшем случае на 1-2%, максимум – на 10%. Тогда каждый коллектив выстраивал собственную инфраструктуру, но сейчас мы должны поддержать новых владельцев, ведь речь идет о единой платформе. Нужно дать им время, позднее этот бизнес-план принесет дивиденды. Да, сейчас наблюдается разовый спад, но, хочется верить, вскоре мы снова заметим позитивную динамику.

Вопрос: Маурицио, ваше мнение?
Маурицио Арривабене: Вряд ли новые владельцы стали бы вкладывать такие суммы средств, чтобы в итоге получить малопривлекательный спорт, но в целом после одного года сложно делать выводы. В начале декабря нам должны представить планы на будущее – надеюсь, речь пойдет как минимум о трехлетнем периоде. В этом году мы стараемся всячески поддержать новых владельцев, для них это дебютный период – рано о чем-либо судить. Нужно посмотреть, каков их план на ближайшие несколько лет, и тогда у нас будет полное понимание того, каким путём пойдет Формула 1.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Маурицио, в нынешнем сезоне ваша команда долго претендовала на титул, но уступила соперникам. Если вспомнить, на каких позициях была Ferrari в 2016-м, что вы можете сказать об итогах этого года, и каковы цели на следующий сезон?
Маурицио Арривабене: Проведу аналогию со стаканом воды. Если в середине сезона стакан был наполовину полон, то ближе к концу нам пришлось запивать таблетки от головной боли.

В целом команда выкладывалась на пределе, но соперники тоже действовали уверенно. Кое-какие обстоятельства сложились не в нашу пользу, но я должен поздравить Mercedes, они заслужили успех и в личном зачете, и в Кубке конструкторов. В следующем году мы сделаем всё возможное, чтобы их превзойти.

Вопрос: (Луис Деккер) Вопрос ко всем. Вы согласны с тем, что Кими Райкконену, Валттери Боттасу и Даниэлю Риккардо победы нужны больше, чем их напарникам? Кристиан, после пятничных свободных заездов Red Bull Racing вправе рассчитывать на победу в предстоящей гонке?
Кристиан Хорнер: Соперники выглядят очень уверенно. Думаю, в воскресенье мы будем чуть конкурентоспособнее, чем в субботу, но для нынешнего сезона такая картина вполне привычная. У Даниэля в этом году уже была победа, он наверняка хочет добавить к ней еще одну – сделаем всё возможное, чтобы закончить сезон на высокой ноте.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Конечно, Валттери хотел бы выиграть гонку. Он пережил непростой период после летнего перерыва, но сумел оправиться – правда, Льюис в эту пятницу снова был великолепен. Впрочем, в начале уик-энда сложно делать выводы. В субботу Ferrari, как правило, резко прибавляют, парни из Red Bull Racing всегда сильны в гонке – если судить по пятничным длинным сериям, борьба предельно плотная, наших гонщиков разделяют одна-две десятые.

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: В эту пятницу Кими был достаточно быстр на длинной серии кругов, но многое зависит от того, атаковал ли на пределе Себастьян Феттель, выкладывались ли по максимуму наши коллеги из Red Bull Racing и Mercedes. Если говорить о самом Кими, он выглядел вполне уверенно.

Вопрос: (Дэн Натсон) Кристиан, традиционно гонщик Toro Rosso со временем оказывается в Red Bull Racing. Команда подписала контракт с Максом Ферстаппеном на три предстоящих сезона, чувствуется намерение на такой же срок оставить в коллективе Даниэля Риккардо, но есть еще Карлос Сайнс, ожидающий своего часа… Каковы в таком случае перспективы Пьера Гасли и Брендона Хартли на ближайшие три года?
Кристиан Хорнер: Они вполне могут остаться в Toro Rosso, или мы поступим с ними так же, как с Карлосом Сайнсом – позволим выступать за другую команду. Нам важно иметь несколько вариантов и инвестировать средства в молодые таланты.

В этом году компания Red Bull стала поддерживать 13-14-летних картингистов, у нас есть многообещающий гонщик в Формуле 4. Один из участников нашей молодежной программы в минувший уик-энд выиграл Гран При Макао – инициатива работает, но если в самой Red Bull Racing не окажется вакансий, а такой сценарий нас вполне бы устроил на ближайшие два года, и притом самим подопечным представится шанс продолжить карьеру где-то еще, мы не станем мешать их сотрудничеству с другими коллективами.

Вопрос: (Дитер Ренкен) В продолжение вопроса о Liberty Media. Какую из инициатив, реализованных новыми владельцами чемпионата в нынешнем сезоне, вы считаете наиболее значимой, и чего ждете от них в следующем году?
Маурицио Арривабене: В начале своей деятельности новые владельцы чемпионата сосредоточились на задаче повысить зрелищность уик-энда, приблизив Формулу 1 к болельщикам. Они продемонстрировали недюжинный энтузиазм и подлинную преданность делу.

В начале декабря состоится встреча, на которой представители Liberty Media представят свое видение будущего Формулы 1, после чего мы вместе всё обсудим и, вероятно, выскажем предложения. Мне бы не хотелось выдвигать какие-то идеи, не зная, что именно нам озвучат – я бы предпочел поговорить о том, что уже сделано новыми владельцами. Они явно прилагают максимум усилий, но многое будет зависеть от того, что они хотят увидеть в будущем.

В первый год действовать относительно проще: вы начинаете с некоей стартовой точки, у вас много ожиданий, активность растет. Но уже на следующий год нужно убедить всех, что подход основателен, и что вы способны планировать будущее, по меньшей мере, на три года вперед, как в любой компании.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Меня приятно удивило то, что люди из Liberty Media открыли для Формулы 1 мир социальных сетей – так появились новые возможности, чемпионат стал чуть ближе к болельщикам. Но мне, выходцу из мира финансов, было бы интересно понять, как в таком случае будет выстроена бизнес-модель.

Кристиан Хорнер: Да, возможностей стало больше – это касается и цифровой платформы, и доступности чемпионата в целом. Меня поразило то, сколько сил и средств было вложено новыми владельцами в мероприятие на Трафальгарской площади в Лондоне: в нём участвовали 19 из 20 гонщиков, по улицам проехали машины всех команд, притом зрители наблюдали всё это бесплатно и вдобавок смогли насладиться концертом. Мероприятие преследовало единственную цель – привлечь внимание зрителей к чемпионату, и оно получилось по-настоящему масштабным.

Вопрос: Вам хотелось бы увидеть нечто подобное в следующем году?
Кристиан Хорнер: Было бы интересно! В декабре мы узнаем планы Liberty Media на ближайшие двенадцать месяцев, весьма любопытно понять, что же всё-таки нас ждет.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Вопрос для Маурицио и Тото. Есть ли у конкурирующей команды нечто такое, что вам хотелось бы видеть в своем коллективе? И вопрос для Кристиана: вас удивило то, что в Сингапуре и Мехико Себастьян Феттель допустил ошибки? Тото?
Тото Вольфф: Разве не Маурицио должен был отвечать первым? У меня тогда была бы пара минут на раздумье! Ferrari – фантастический бренд, представленный в Формуле 1 с момента её основания. С этим именем ассоциируется особая страсть к гонкам, их коллектив по-настоящему предан спорту, но то же самое мы можем сказать о себе. Не могу назвать нечто такое, о чем я бы сказал: «Именно это я хотел бы перенять у Ferrari». Но я испытываю большое уважение к Маурицио и тем успехам, которых он добился со своим коллективом – они очень достойные соперники.

Маурицио Арривабене: Вполне логично с уважением относиться к команде, выигравшей четыре чемпионских титула и четыре Кубка конструкторов. Mercedes очень сильны, но было бы замечательно, если бы в следующем сезоне мы сумели навязать им борьбу и вышли бы победителями.

По-моему, сила Mercedes не только в бренде, который они представляют, но в самой организации команды и привычке побеждать. Временами вы завоевываете поул, и это воспринимается как событие, но победа в квалификации не должна быть событием – она должна стать привычкой. Успех не нужно рассматривать как нечто неординарное, он должен быть естественным следствием усилий. С этой точки зрения я с большим уважением отношусь к Mercedes, но мы прекрасно представляем, над чем нам самим следует поработать.

Вопрос: Кристиан, в Сингапуре и Мехико у Себастьяна Феттеля были инциденты на первых метрах гонки. Вы много лет работали с четырехкратным чемпионом мира – вас удивил такой ход событий?
Кристиан Хорнер: В обоих случаях речь шла о гоночном инциденте, по стечению обстоятельств в них участвовал и представитель Red Bull Racing. Себастьян отличный гонщик, он очень уверенно провел этот сезон. Возможно, в Ferrari ему меньше платят за финиш в гонке, чем было у нас в Red Bull Racing, но, повторюсь, то были чисто гоночные инциденты, участником которых оба раза случайно оказывался Макс Ферстаппен.

Вторая пресс-конференция

Участники: Зак Браун (McLaren), Сирил Абитебул (Renault), Марио Изола (Pirelli)

Вопрос: Не могли бы вы назвать самый яркий, на ваш взгляд, момент нынешнего сезона? Зак, почему бы не начать с вас?
Зак Браун: Именно событие в Формуле 1, или в году в целом? Я бы назвал гонку «500 миль Индианаполиса» - это был особенный момент для McLaren, Фернандо Алонсо и всего автоспорта. Май выдался для нас по-настоящему захватывающим!

Марио Изола: Я бы отметил первые тесты в Барселоне с новыми шинами и совершенно иными ориентирами. Было очень непросто, все ожидали, что круг будет пройден на пять секунд быстрее – в те дни мы подтвердили, что расчеты были верными.

Сирил Абитебул: Для нас сезон выдался богатым на подъёмы и спады, потому ярких моментов оказалось немало. Пожалуй, лучшим подтверждением моих слов следует считать этап в Мексике, оказавшийся для нас крайне непростым. Возможно, вас удивил такой ответ, но всегда важно выделять ситуации, наглядно демонстрирующие, что некоторые вещи получаются, а некоторые – нет.

В тот уик-энд мы приложили максимум усилий, чтобы выглядеть предельно конкурентоспособно. В пятницу скорость откровенно радовала, но риск, который мы на себя приняли, оказался чрезмерным, что привело к сходам и в заводской команде, и у наших клиентов, нанесло ущерб репутации Renault. В то же время Макс Ферстаппен сумел выиграть гонку, его успех в подобных обстоятельствах выглядел немного странно – уверен, тот уик-энд мне запомнится надолго.

Вопрос: Сирил, Карлос Сайнс совсем недавно присоединился к Renault – какое влияние он уже успел оказать? В трех квалификациях за команду испанец неизменно оказывался в первой десятке, уже в первой гонке заработал очки – как вы оцениваете такие результаты?
Сирил Абитебул: Думаю, ответ скрыт в самом вопросе. Карлос принес с собой невероятный уровень мотивации, стремление продолжить прогресс и показать, на что он способен вне клана Red Bull, где гонщику, с одной стороны, комфортно, с другой – приходится иметь дело с серьезным прессингом. Он блестяще справился с задачей, заработал для нас очки – хочется верить, так будет и в ближайшее воскресенье. Кроме того, Карлос помог определиться с направлением работы на следующий сезон, привнес новые идеи. Он хорошо понимает механику машины, и его знания оказались очень полезны в ситуации, когда подходы к очередному сезону еще не зафиксированы. Мы рады, что в случае с Сайнсом сделали правильный выбор.

Вопрос: Уверен, заводская команда Renault рассчитывает добиться прогресса с шасси, но клиенты из Red Bull Racing и McLaren возлагают особые надежды на прогресс в части моторов, который позволил бы им сражаться за победы в гонках. Можно ли ожидать, что в 2018-м ваши силовые установки будут на одном уровне с Ferrari и Mercedes?
Зак Браун: Отличный вопрос!

Сирил Абитебул: Знаете, мне бы не хотелось давать обещания. Первым приоритетом будет надежность: как показал нынешний сезон, прежде, чем бежать, нужно научиться ходить. Во многих моментах мы действовали излишне агрессивно и, желая удовлетворить ожидания заказчиков, среди которых и заводская команда, старались как можно быстрее добиться прибавки в мощности.

Нужно развиваться постепенно: сперва выйти на достаточный уровень надежности, проехать как можно больше километров по ходу зимних тестов – это важно и для работы над шасси. Мне известно, что в Red Bull Racing скорректировали свой подход к работе над машиной, но если мотор при этом окажется недостаточно надежным, все усилия будут напрасными. Если базовая задача будет выполнена, нам хватит опыта и ресурсов, чтобы постепенно сравняться с Mercedes.

Вопрос: Зак, в McLaren связывают большие надежды с переходом на силовые установки Renault. Вас устроит нечто меньшее, чем подиумы и возможность бороться за победу в отдельных гонках?
Зак Браун: Цель именно такая – бороться за подиумы и победы, притом мы верим в силовые установки Renault. У французской компании славная спортивная история, за последние 10-15 лет они были триумфаторами едва ли не в половине сезонов. Конечно, для успеха нужен полный набор факторов: гонщики, команда, шасси, мотор, но нас вдохновляет такой вызов, и мы к нему полностью готовы. У нашего партнерства есть всё необходимое, конечная цель – третье, второе или даже первое место на подиуме. Надеюсь, за счет всего перечисленного мы своего добьемся.

Вопрос: Вы говорили о выступлении Фернандо Алонсо в Индианаполисе. Расскажите о его участии в тестах WEC и планах выступить в «24 часах Дайтоны». Насколько хорошо проявил себя Алонсо, и что вы можете сказать о нем как об универсальном гонщике?
Зак Браун: Алонсо – гонщик в полном смысле этого слова. Я не присутствовал на тестах в Бахрейне, мы с Фернандо успели лишь кратко поговорить. Похоже, ему понравилось, как едут прототипы LMP1 с их системами восстановления энергии.

Я был на тестах LMP2, Фернандо, как и следовало ожидать, блестяще себя проявил и проезжал круги стабильнее всех. Определенно, сейчас Алонсо на пике формы!

Вопрос: Марио, в четверг в Абу Даби Pirelli представила обновленные составы смеси для следующего сезона. Что они привнесут в гонки, и рассчитываете ли вы, что на дистанции команды будут использовать все три доступных в конкретный уик-энд состава, а сама стратегия станет более разнообразной?
Марио Изола: Задачей было обеспечить больше вариантов составов. Количество составов на уик-энд не изменится, система останется прежней: по согласованию с FIA мы будем привозить по три состава на каждую гонку, но с расширенной линейкой выбор будет более оптимальным. В этом году подобная задача оказалась непростой: шины Hard получились слишком жесткими, в результате нам предстояло выступить на двадцати разных трассах, но линейка составов от уик-энда к уик-энду практически не отличалась.

Сейчас мы не пытаемся запутать зрителя – скорее наоборот, компания придерживается того же подхода: составы обозначены разными цветами, чтобы их могли легко и быстро распознать сами болельщики, которые, к слову, сами выбрали наименование для наиболее мягких шин. Каждый уик-энд у команд будут в распоряжении три разных состава, позволяющие реализовать самую разнообразную тактику с одним, двумя и более пит-стопами.

Вопрос: В нынешнем сезоне гонщики проезжали круги быстрее, чем когда-либо. Как вам удается разрабатывать шины с учетом возросших нагрузок и притом делать составы на одну ступень мягче?
Марио Изола: Создавая шины, мы думаем о концовке предстоящего сезона, так как по ходу года машины существенно дорабатываются, и нагрузка на шины возрастает с каждой гонкой. Для нас было весьма полезным иметь в распоряжении информацию с симуляторов команд – это позволило провести собственные расчеты и убедиться, что целостности конструкции ничто не угрожает. Мы в какой-то степени ожидали столь поразительных результатов на круге, ведь скорость во многих знаменитых виражах вроде третьего поворота в Барселоне или Copse в Сильверстоуне возросла на 30-40 км/ч. Опять же, время отыгрывалось именно в поворотах, а не на прямых, где более широкие шины создавали дополнительное лобовое сопротивление и снижали максимальную скорость.

Вопросы с мест

Вопрос: (Доминик Шараф) Вопрос для Зака и Марио. По соображениям безопасности вы отменили тесты шин в Сан-Паулу. Что скажете о перспективе приехать в тот город снова в 2018-м?
Зак Браун: Мы были очень огорчены тем, что тесты так и не состоялись. Мы и Pirelli обсудили сложившуюся ситуацию и пришли к выводу, что нам необходимо в целом повысить меры безопасности. Каждая команда несет ответственность за своих сотрудников, мы не станем подвергать риску кого-либо из наших специалистов. Да, инциденты в тот уик-энд были крайне досадными, но мы всё же намерены вернуться в Бразилию через год.

Марио Изола: Аналогичное мнение. После тех событий мы с FIA и McLaren обсудили ситуацию и решили, что лучше отменить тесты, чем подвергать опасности наших людей. Уверен, в следующем году всё будет иначе, так как из подобных инцидентов нужно делать выводы, а не принимать их такими, как есть. Мы и команды будем более подготовленными, да и организаторы этапа наверняка примут дополнительные меры.

Вопрос: (Дитер Ренкен) В продолжение предыдущего вопроса. Нападения в Бразилии происходят не в первый раз. Пять лет назад злоумышленники пытались ограбить Дженсона Баттона, с тех пор схожие инциденты случались неоднократно, но вы почему-то говорите, что через год всё изменится – откуда такая уверенность?
Марио Изола: В этом году инцидентов стало больше, правда, когда напали на Дженсона, я не работал в Формуле 1. Мы понимаем, что подобные вещи иногда случаются, и не только в Бразилии. Нужно приложить максимум усилий и защитить сотрудников, но вряд ли мы полностью исключим вероятность нападения.

Зак Браун: В этом году количество нападений стало просто неприемлемым. Ситуация активно обсуждается, и я рассчитываю, что власти Сан Паулу, команды и представители FIA не оставят это дело без внимания и смогут совместно выработать решение. Мы должны принять больше превентивных мер.

Сирил Абитебул: Досадно, что подобное случилось в Бразилии – замечательной стране, где люди по-настоящему влюблены в Формулу 1. Не хотелось бы, чтобы национальный Гран При потерял свое место в расписании сезона. Насколько я понял, там, где присутствовали сотрудники полиции, никаких происшествий не было – возможно, имеет смысл сделать так, чтобы полиция находилась в районе автодрома не только в субботу и воскресенье, но и в четверг с пятницей. Подобные происшествия бросают тень на страну в целом – уверен, организаторы Гран При Бразилии сделают всё возможное, чтобы избежать повторения неприятностей.

Вопрос: (Беатрис Самунер) Зак, как обстоят дела с титульным спонсором команды? Планируете ли вы заручиться поддержкой какого-нибудь американского бренда?
Зак Браун: Сезон еще не закончился, но четвертый квартал сложился для нас весьма удачно – команда подписала соглашение с парой спонсоров, о которых мы пока не объявляли. Одна из компаний базируется в Соединенных Штатах – думаю, в следующем сезоне зрители смогут увидеть на наших машинах больше именитых брендов.

Вопрос: По ходу первой пресс-конференции обсуждалось, что вы, очевидно, захотели разместить имя спонсора на заднем антикрыле и потому решили отказаться от «плавника» позади верхнего воздухозаборника. Можете подтвердить это или опровергнуть?
Зак Браун: Заднее антикрыло – весьма ценное место для размещения рекламы, а нынешний «плавник» ему только мешает. Я всего год участвую в заседаниях стратегической группы, но мы практически не рассматривали влияние технического регламента на коммерческие аспекты. Сейчас переднее антикрыло не подходит для размещения какой-либо информации, многочисленные дефлекторы перекрывают боковую поверхность машины, а большой «плавник» явно загораживает заднее антикрыло. Для себя мы решили, что пришло время освободить чуть больше места для коммерческой информации.

Вопрос: (Луис Деккер) Сирил, в этот уик-энд Макс Ферстаппен и Даниэль Риккардо смогут в полной мере задействовать возможности силовой установки Renault?
Сирил Абитебул: Этот вопрос можно задать любому производителю моторов. У Mercedes в этом плане возможности шире, после смены мотора в предыдущей гонке Льюис Хэмилтон держал невероятный темп, и чего-то подобного можно ждать от него в ближайшее воскресенье. Любому производителю в условиях действующих ограничений приходится искать баланс между надежностью и скоростью, и если прямо отвечать на ваш вопрос… Знаете, мы могли бы обеспечить шестерым гонщикам, использующим наши моторы, несколько большую мощность, но это было бы в ущерб надежности, а чтобы заработать очки, сперва нужно добраться до финиша.

Вопрос: (Дитер Ренкен) За двенадцать месяцев, что прошли с момента отставки Берни Экклстоуна и перехода полномочий к новым владельцам чемпионата, в Формуле 1 многое изменилось. Чем удивили вас новые держатели коммерческих прав, и чего вы ждете от них в следующем сезоне?
Зак Браун: Новые владельцы чемпионата активно взаимодействуют с командами, диалог выстроен предельно конструктивно, все разделяют их стремление сделать спорт более успешным. Год – это не так уж много времени, если приходится вникать во все нюансы, притом на многих трассах сами держатели коммерческих прав оказывались впервые. Мне нравится их подход: они слушают, идут на контакт, сотрудничают, а если говорить о следующем сезоне, мне хотелось бы определиться с правилами, вступающими в силу с 2021 года. Не хотелось бы, чтобы нынешняя дискуссия длилась несколько лет.

Сирил Абитебул: Я разделяю мнение Зака. Изменилась сама атмосфера чемпионата, нам удалось приоткрыть мир паддока для болельщиков и начать общаться с ними посредством социальных сетей. Все это было реализовано за счет так называемых «быстрых решений», но сам по себе шаг очень важный. Теперь мы вправе ожидать от Liberty Media более масштабных инициатив по многим ключевым вопросам, которые новым владельцам предстоит решать совместно с FIA, FOM и всеми заинтересованным сторонами. Крайне важно понять, каким им видится будущее Формулы 1, ведь пока мы наблюдаем только дискуссию, а не конкретное решение – это не критика, а просто констатация факта. Всё должно определиться в ближайшие месяцы, и я, как и Зак, надеюсь, что мы не уйдем в сторону от ключевого фактора – зрелищности гонок, и что всё будет сделано в интересах чемпионата и его болельщиков.

Марио Изола: Полностью согласен. Мы не соревнуемся с участниками чемпионата, но у нас общая с ними цель. Год – это не так уж много времени, процессы в Формуле 1 предельно сложны, важно всё тщательно проанализировать и принять верное решение вместо того, чтобы торопиться и в спешке допускать ошибки. Мне нравится подход новых владельцев чемпионата, мы много с ними взаимодействуем, вместе нам по силам сделать нечто действительно стоящее.

Вопрос: (Луис Деккер) Сирил, Зак, считаете ли вы, что McLaren и Renault смогут бороться с Red Bull Racing, Ferrari и Mercedes за победы в гонках? Вправе ли мы рассчитывать на соперничество пяти команд?
Сирил Абитебул: Мы рассчитываем и впредь предлагать нашим клиентам моторы, позволяющие выигрывать гонки. В этом году коллектив с такой задачей справился, но хочется добиться большего, потому работа не прекращается ни на минуту, притом основной акцент сделан на надежность. Соперники из McLaren знают, как построить хорошее шасси, и я не вижу причин, по которым они не сумеют сделать это в очередной раз. Уверен, в 2018-м они будут очень быстры, ну а мы постараемся с ними побороться, что сулит захватывающее зрелище! Будет ли это сражение за позиции в первых рядах, зависит от того, как мы сработаем предстоящей зимой, но вряд ли зритель будет разочарован.

Зак Браун: Согласен. Хотелось бы думать, что у нас будет возможность бороться за победы. Renault – сильная команда, выигравшая немало гонок, и для спорта будет благом, если на первое место смогут претендовать пять команд.

Если вернуться к тому, что обсуждалось ранее, нам хотелось бы, чтобы в 2021 году уровень конкурентоспособности в пелотоне был более-менее равным, чтобы болельщики, приходя на гонку, наблюдали не двух-трех фаворитов, но семь, восемь или даже девять претендентов на победу. Надеюсь, уже в следующем сезоне больше команд смогут записать на свой счет первое место в Гран При.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, на предстоящих тестах Pirelli Сергей Сироткин будет выступать не только в экипировке иного цвета, но даже не с мотором Renault. Как обстоят дела? Команда освободила гонщика от обязательств? Сотрудничество прекращено?
Сирил Абитебул: Нет, у нас по-прежнему есть контракт с Сергеем, в этот уик-энд он здесь, с командой, и облачен в наши фирменные цвета. Соглашение об обязательствах рассчитано до конца этого года, но мы пойдем на послабления, чтобы Сергей смог принять участие в тестах за Williams. Гонщик попросил об этом пару дней назад, мы готовы ему помочь.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости