Гран При Германии

Гран При Германии

Гран При Германии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Себастьян Феттель (Ferrari), Нико Хюлкенберг (Force India), Рио Харьянто и Паскаль Верляйн (Manor), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Фелипе Наср (Sauber).

Вопрос: Себастьян, начнем с вас. Вчера стало известно, что техническим директором Ferrari вместо Джеймса Эллисона будет Маттиа Бинотто. Что вы об этом думаете?
Себастьян Феттель: Думаю, мы всё сказали в официальном пресс-релизе. Маттиа давно работает в команде, он очень опытен и знает дело изнутри. Да, отличия будут, но в краткосрочной перспективе ничего не меняется.

Вопрос: Момент для перестановки позволяет судить о том, что Маттиа сможет определять подход к постройке машины для следующего сезона. Вам бы хотелось, чтобы команда уже сейчас направила основные силы на перспективный проект?
Себастьян Феттель: Мы уже работаем над новой машиной, как и все команды. Правила серьёзно изменятся, но и в этом сезоне можно сделать кое-какие выводы, потому было бы неправильным забыть про нынешнюю машину. При подготовке к следующему сезону важно использовать несколько иной подход, над перспективным проектом уже работает большая группа наших специалистов.

Вопрос: Рио, в пяти из одиннадцати прошедших квалификаций вы опередили напарника – неплохо, не так ли?
Рио Харьянто: Да, результат хорош. Приятно конкурентоспособно выступать в квалификации, но мне хочется прибавить и в гонках, мы активно над этим работаем. В некоторых Гран При у меня была иная тактика, чем у Паскаля, я стараюсь набираться опыта и прогрессировать.

Рио Харьянто

Вопрос: Тот факт, что вы всё-таки приехали в Германию, означает, что вы до конца сезона останетесь в Manor?
Рио Харьянто: Мой контракт рассчитан на один год, но есть некоторые обязательства, которые нужно выполнить – мои менеджеры прилагают для этого все усилия, и я хотел бы сказать огромное спасибо команде и моим соотечественникам в Индонезии за их поддержку. Надеюсь, я смогу выступать в Manor до конца сезона.

Вопрос: Нико, в пяти из шести предыдущих гонок вы заработали очки, но после этапа в Будапеште стали с меньшим оптимизмом оценивать шансы команды на успешное выступление в Германии. Разве вам не кажется, что эта трасса в большей степени подойдет машине, чем венгерская?
Нико Хюлкенберг: Сложно сказать. В Венгрии машина позволяла рассчитывать на большее, но уик-энд выдался непростым – суматошная квалификация, да и в гонке всё повернулось против нас. Мы явно могли претендовать на более высокий результат, чем десятое место. Надеюсь, в этот уик-энд мы будем конкурентоспособнее – хотелось бы одолеть McLaren и Toro Rosso, а также навязать борьбу Williams и оказаться впереди них.

Вопрос: В Сильверстоуне Виджей Малья заявил, что вы и Серхио Перес останетесь в команде на следующий год. В Венгрии Серхио намекал на возможные варианты, а как обстоят дела у вас?
Нико Хюлкенберг: Теперь стало намного спокойнее. Виджей верно обрисовал ситуацию, теперь мы целиком сосредоточены на нынешнем сезоне и будем стараться заработать максимум очков.

Вопрос: То есть, вы остаетесь в Force India?
Нико Хюлкенберг: Да.

Вопрос: Фелипе, на минувшей неделе у Sauber сменился владелец. Какие перемены вы заметили в команде, и каковы приоритеты сейчас?
Фелипе Наср: Прежде всего, это отличная новость – я рад за команду, рад появлению новых инвесторов. Это обеспечило стабильность всему коллективу – я вижу по лицам людей, что они счастливы и могут целиком сосредоточиться на работе. В нынешнем сезоне наши возможности по доработке машины оказались очень ограниченными, мы не могли раскрыть потенциал С35 просто потому, что не хватало ресурсов. Теперь в краткосрочной и в долгосрочной перспективе многое изменится. Уверен, у Longbow Finance серьезные намерения, после летнего перерыва мы ждём обновлений – я хочу, чтобы машина вновь стала конкурентоспособной, чтобы мы стали зарабатывать очки. Сейчас этого очень не хватает.

Вопрос: Позади половина сезона, а Sauber ещё предстоит заработать свои первые очки. Полагаете, это получится совсем скоро?
Фелипе Наср: Я на это надеюсь и делаю всё, что в моих силах. В предыдущих гонках мы были близки к призовой десятке, нужен лишь небольшой прогресс со стороны машины, чтобы мы стали конкурентоспособнее – особенно в квалификации. Команда старается раскрыть потенциал C35 – хочется верить, скоро всё получится, и я заработаю первые очки!

Вопрос: Паскаль, впереди ваш первый домашний Гран При в роли протеже Mercedes, притом вы выступаете на машине с силовой установкой Mercedes. Каковы ощущения?
Паскаль Верляйн: Для меня это особенный этап. Я уже говорил в нескольких интервью, что в 2000 году будучи пятилетним мальчиком впервые вживую наблюдал здесь гонку Формулы 1. Потрясающе в 2016-м оказаться здесь в кокпите!

Вопрос: В Хоккенхайме вы финишировали на подиуме в DTM и Формуле 3, эта трасса вам хорошо знакома. Рассчитываете на повторение австрийского результата?
Паскаль Верляйн: Надеюсь. Вряд ли немецкая трасса подойдет нам настолько же здорово, как австрийская, но как только я окажусь в кокпите, буду атаковать по максимуму в расчете повторить тот результат.

Вопрос: Даниэль, в этот уик-энд вам предстоит в сотый раз выйти на старт гонки – наши поздравления! В Венгрии вы выступили очень уверенно, но есть ли ощущение, что после упущенных побед в Испании и Монако вам потребовалось несколько этапов, чтобы вернуть настрой?
Даниэль Риккардо: Нет, всё это лишь усилило стремление к успеху. Да, в Испании и Монако результаты оказались не такими, как я рассчитывал, но нехватки мотивации не наблюдалось – просто было слишком много невезения! Я был счастлив снова подняться на подиум в Венгрии – да, в Монако я тоже финишировал в первой тройке, но не получил никакого удовольствия, а в Будапеште результат очень порадовал. Увидеть море болельщиков, почувствовать вкус призового шампанского – замечательная награда и самые позитивные эмоции!

100-й Гран При? Я бы сказал, что они пролетели быстро, однако мне потребовалось немало времени, чтобы стать тем, кто я есть. Я помню выступления за HRT – кажется, что это было очень давно.

Даниэль Риккардо

Вопрос: Перед этапом в Будапеште многие говорили, что на Хунгароринге Red Bull Racing сможет навязать борьбу Mercedes. Да, уик-энд прошел в непростых условиях, в квалификации был дождь, но в итоге Льюис Хэмилтон и Нико Росберг сумели удержать вас на должной дистанции. Сейчас вы занимаете третью строчку в личном зачете – это максимум, на что можно рассчитывать в нынешнем сезоне?
Даниэль Риккардо: Еще один шанс у нас будет в Сингапуре, где мы выступаем очень сильно, а в Mercedes в прошлом году там оступились. Если ситуация повторится, можно рассчитывать на хороший результат – в остальном возможности появляются только в дождь.

Мы подобрались к Ferrari в Кубке конструкторов, я занимаю третье место в личном зачете, но от шестого места отрыв не так уж велик. Тем не менее, борьба интересная, постараемся сохранить статус-кво – несколько подиумов стали бы неплохим подспорьем, главное – завершать уик-энд с чувством выполненной работы!

Вопросы с мест

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Себастьян, когда вы ребенком приходили на трибуны Хоккенхайма, вместе с вами здесь собиралось 100 тысяч человек – во времена Михаэля Шумахера интерес к Формуле 1 был невероятным. Не секрет, что сейчас популярность немецкого этапа существенно ниже – у вас есть объяснение? И еще: как, по-вашему, успехи Михаэля Шумахера повлияли на Формулу 1?
Себастьян Феттель: Я начну со второго вопроса. Михаэль был первым немецким чемпионом Формулы 1 и первым, кто сделал чемпионат по-настоящему популярным в Германии. Да, в Германии к тому моменту проводилось немало гонок, но разница в том, что у нас на протяжении длительного времени не было национального героя. Немцы выступали во многих сериях, но внимание всегда привлекает тот, кто добивается значительных успехов и выигрывает немало гонок – Михаэль возродил интерес к Формуле 1, и болельщики заполнили трибуны.

Впрочем, трасса тогда была другой – на всех прочих участках были лишь деревья. Сейчас повсюду организованы просторные трибуны, пространства стало больше. Кроме того, в предыдущие годы в прессе было немало негативной информации о Гран При Германии – болельщики слышали всё это, что совсем не помогало немецкому этапу. Опять же, Формула 1 несколько потеряла в зрелищности, машины теперь звучат заметно тише, из-за чего пилотаж выглядит не так впечатляюще. Скорость в поворотах ничуть не упала, просто при нажатии на педаль газа звук не настолько пронзительный, как раньше.

Еще мне кажется, что билеты несколько дороговаты – они должны быть более доступными, чтобы болельщики могли неожиданно для себя решить: «Эй, а давай-ка пойдем на гонку, нельзя такое пропустить!»

Вопрос: (Ливио Орихио) Себастьян, до сентября 2014 года господин Маркионне практически не занимался делами Формулы 1, тогда же в команде появился Маурицио Арривабене. Оба этих человека весьма компетентны, но сейчас на сцене появляется Маттиа Бинотто – еще один человек без опыта полноценной разработки машины, ведь он вышел из мотористов. Вас не беспокоит тот факт, что, пусть у вас в команде весьма надежные сотрудники, ключевым руководителям, вероятно, не хватает опыта?
Себастьян Феттель: Думаю, у нас работают нужные люди. Да, в прессе много говорилось о нашем президенте, о его ожиданиях – приятно видеть вовлеченность господина Маркионне в дела команды. Он часто подгоняет нас, много времени проводит на базе в Маранелло, пытаясь вникнуть во все детали – особенно это было заметно в прошлом году. Как мне кажется, процесс развивается в правильном направлении – да, предстоит серьезная смена регламента, которая не влияет на ближайшие планы, но во многом определит будущее, однако мы на верном пути.

Не думаю, что нашим руководителям не хватает опыта. Я не следил за их карьерой, но Маурицио давно участвует в делах чемпионата и очень хорошо знает его изнутри.

Вопрос: (Сандор Ван Эс) Даниэль, примите поздравления с подиумом в Венгрии! Правда, ваш напарник намекнул, что в первой части гонки вы его сдерживали, из-за чего он ехал как его бабушка…
Даниэль Риккардо: Что ж, его бабушка, видимо, очень быстра!

Вопрос: Насколько вам было приятно опередить Макса, и как вы планируете соперничать с ним во второй половине сезона?
Даниэль Риккардо: В начале гонки часто приходится беречь шины, стараясь дотянуть до определённого круга, и задача в таком случае не перескочить на тактику с тремя пит-стопами, если изначально планировалось два. После старта я делал то, что требовалось – пытался удержаться за Льюисом и Нико, что в целом удавалось. Ближе к концу отрезка они все-таки создали отрыв, но у моих шин к тому моменту износ был меньше, чем у шин Макса. Не знаю, пытался ли он атаковать – в такой ситуации мы, как правило, стараемся сберечь резину, особенно в начале гонки, когда в баках много топлива. Могу лишь удивиться скорости его бабушки!

Себастьян Феттель

Вопрос: (Луис Деккер) Себастьян и Даниэль, что вам необходимо, чтобы в воскресенье опередить Mercedes? Удача или что-то ещё?
Себастьян Феттель: У нас обоих те машины, что есть, и мы оба ими в целом довольны. Нам не хватает чистой скорости, чтобы реально соперничать с Mercedes – на этой трассе их преимущество будет 0,3-0,8 секунды с круга, что позволит им чувствовать себя вполне комфортно, но мы постараемся сработать по максимуму, чтобы повысить свои шансы создать прессинг для Льюиса и Нико. Кроме того, всякое может случиться, как мы не раз наблюдали в прошлом. По этим причинам мы участвуем в гонках – иначе не было бы смысла приезжать.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Всегда рассчитываешь на некоторые шансы, даже если сейчас всем очевидно, что Mercedes – самые быстрые. Дождь нам явно в помощь, в Венгрии команде удалось сократить отставание, плюс в непогоду – не важно, подходит она машине или нет – гораздо больше зависит от гонщика.

Даже если Mercedes быстрее нас на мокрой трассе, в таких условиях у них выше вероятность ошибки, а в остальном нам остается лишь делать то, что в наших силах. Да, может представиться шанс вроде того, что появился на первом круге в Барселоне, но было бы гораздо приятнее, если бы получилось одолеть лидеров в борьбе на трассе.

Вопрос: (Джо Ван Бьюрик) Еще один вопрос для Себастьяна и Даниэля. Верите ли вы в то, что с новым регламентом Формула 1 значительно изменится?
Даниэль Риккардо: Машины поедут быстрее, скорость в поворотах возрастет, но мы к этому готовы. Не знаю, станут ли гонки более изматывающими – нынешние тоже на уровне, мне пришлось немало попотеть в минувший уик-энд – но всё сведется к тому, насколько ты чувствуешь машину в скоростных поворотах. Наша RB12 весьма конкурентоспособна в быстрых поворотах, там мне всегда хочется даже прибавить, но у команд середины пелотона уровень сцепления заметно ниже – думаю, с более широкими шинами и большей прижимной силой борьба станет интереснее.

Насколько изменится чемпионат в целом? Не знаю. Мне Формула 1 нравится такой, как сейчас, но всегда есть возможность кое-что улучшить. Даже если прогресс касается чего-то одного, это уже хорошо.

Вопрос: (Грэм Кейлоу) Сегодня Джолион Палмер сказал, что большинство гонщиков, с которыми он беседовал, выступают против Halo, но не готовы озвучить это FIA. Дела обстоят именно так? Гонщики не делятся своими опасениями? Нико, начнем с вас.
Нико Хюлкенберг: У гонщиков разное мнение насчет системы – одним она нравится, другим – нет. Эстетически Halo выглядит далеко не идеально, но в каких-то ситуациях она способна спасти жизнь. Опять же, Формула 1 уже довольно безопасна, не мешало бы сохранить элемент риска, однако решение принимать не нам. Кажется, сегодня должно быть очередное обсуждение данного вопроса – посмотрим, что будет.

Вопрос: Рио?
Рио Харьянто: Аналогичное мнение.

Вопрос: Паскаль?
Паскаль Верляйн: Я поддерживаю идею Halo, особенно после устроенной для нас презентации в Будапеште. Это неплохое решение, и пусть система выглядит не лучшим образом, она на 17% снижает риск для гонщика.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Наср: Я тоже за систему. Да, как многие заметили, ее дизайн оставляет желать лучшего, но, с другой стороны, безопасность превыше всего, и в нынешней ситуации Halo – путь к прогрессу. Вполне вероятно, что саму систему можно доработать, но нужно также помнить, что гонщикам потребуется время на адаптацию, так как сейчас она выглядит очень непривычно.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Людям следует понимать, что, когда мы говорим «система повысит безопасность гонок» - так оно и будет, но это не значит, что мы будем меньше рисковать. Подход к атаке поворотов не изменится, разве что система поможет избежать нелепых инцидентов, когда какой-нибудь обломок взлетает в воздух, рискуя попасть в голову гонщику – как было в прошлом году, в том числе в IndyCar. Это снижение конкретного риска, с чем Halo должна успешно справиться, но для нас, пролетающих Eau Rouge на полном ходу, совершенно не важно, делаем мы это с Halo или без. Всем внешним противникам системы следует понять, что мы по-прежнему остаемся гонщиками, а Halo призвана оградить нас от нелепых инцидентов.

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Я немного удивлен комментариям, поскольку все выглядит так, будто мы не знали, чего хотим добиться. На голосовании гонщиков система Halo получила поддержку 95% - не понимаю, откуда все эти доводы, создающие ложное впечатление. Да, большинству не нравится внешний вид этого решения, но это не оправдывает риск смерти. Нам нужно сделать выводы из произошедших аварий и внести коррективы. Отказавшись от дополнительной защиты головы, мы впервые продемонстрировали бы всем, что на этот раз выводы не были сделаны. Это было бы просто глупо.

Вопрос: (Даниэле Спарисци) Себастьян, чего вы ждете от предстоящей гонки? Подиум стал бы приемлемым результатом?
Себастьян Феттель: Конфигурация немецкой трассы должна подойти нам лучше венгерской, но главными конкурентами в споре за победу остаются Mercedes, и мы приложим максимум усилий, чтобы выставить против них быстрейшую машину. Конечно, хочется финишировать на подиуме, домашний этап – это нечто особенное, было бы неплохо порадовать болельщиков. Впрочем, все зависит от ситуации в гонке: если выпадает шанс на победу, а ты им не воспользовался, повода для счастья нет. Опять же, если обойдется без неожиданностей, мы должны быть конкурентоспособны и иметь неплохие шансы на первую тройку.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Себастьян, говоря о Halo, вы упомянули голосование среди гонщиков. Что вы думаете о ситуации, в которой решение по данному вопросу принимается не гонщиками, а командами? В FIA могли бы просто утвердить инициативу, но они передали ее на рассмотрение в рамках Стратегической группы. По-вашему, это справедливый подход?
Себастьян Феттель: В вопросах безопасности FIA может делать всё, что посчитает нужным, а общее мнение гонщиков – за исключением пары моментов – предельно ясно.

Нико Хюлкенберг

Вопрос: (Вальтер Костер) Нико, в 2014 году вы из Sauber вернулись в Force India. В чем основное отличие нынешней Force India от той, какой она была два года назад? Что изменилось?
Нико Хюлкенберг: С тех пор команда стала заметно сильнее. Я пришел в Force India в 2011 году в качестве резервного пилота, в 2012-м провел полноценный сезон, в следующий раз вернулся в команду в 2014-м – с тех пор мы добились существенного прогресса. Команда пригласила многих хороших специалистов, изменила структуру подразделений на базе в Сильверстоуне – как правило, верный выбор направления, продуманные решения и правильные кадры помогают создать нужный базис и делают вас конкурентоспособными. В целом Force India заметно выросла, коллектив стал более зрелым.

Вопрос: (Миколаш Сокол) Вопрос ко всем. По следам предыдущего уик-энда – если в этот раз вы увидите двойные желтые флаги, как вы поступите?
Себастьян Феттель: Не знаю, буду действовать по ситуации. В Венгрии я ехал впереди Нико Росберга и тоже приподнял ногу с педали газа – видимо, чуть больше, чем требовалось. Как мне кажется, двойные флаги должны оставаться сигналом повышенной опасности, и в правилах четко прописано – будь готов остановить машину. После этапа в Венгрии нам не следует менять подход – нужно понимать, что с кем-то впереди случилась неприятность, на трассе могут работать маршалы, и ты должен быть готов среагировать и сбросить скорость.

Вопрос: Даниэль, с прошлой недели у вас еще остались вопросы насчет этого правила?
Даниэль Риккардо: Я озвучил свои комментарии на пресс-конференции по итогам венгерской гонки. В квалификации я не мог поступить иначе – машина Фернандо оставалась на трассе, я приготовился существенно сбросить скорость. Лично меня удивляет, когда кое-кто умудряется проехать быстрее при одинарных желтых флагах, но между ними и двойными должна быть четкая разница. Когда я вижу одинарный желтый флаг, я сбрасываю скорость, но понимаю, что впереди на трассе никого нет, но если наблюдаю двойные, это сигнал большей опасности, впереди идет какая-то работа. Мы должны тщательнее обсудить этот момент и добиться ясности, между одинарными и двойными флагами должна быть существенная разница.

Паскаль Верляйн: Завтра мы обсудим это на брифинге.

Нико Хюлкенберг: Надо взять с собой еду и напитки, так как беседа предстоит долгая. Двойные желтые флаги означают, что с кем-то впереди случилась неприятность, и ты должен быть готов остановиться. Опять же, каждый случай уникален, дирекции гонки зачастую непросто делать выводы. В той ситуации в Венгрии на выходе из восьмого поворота девятый вполне просматривался, гонщики могли видеть машину Фернандо и были вынуждены сбрасывать скорость, так как препятствие находилось на траектории, но к тому моменту, как туда подъехал Нико Росберг, Алонсо там уже не было. В общем ситуации разные, дело непростое, но мы, определенно, должны уважать правила желтых флагов.

Фелипе Наср: Согласен со всеми, посыл должен быть понятным. Завтра нам предстоит получить предписания, обязательные для каждого – не хотелось бы снова оказаться в неоднозначной ситуации. Нужны четкие правила, которые все будут соблюдать.

Рио Харьянто: Двойные желтые флаги означают требование быть готовым немедленно остановиться. Завтра мы вместе всё обсудим и поймем, как следует поступать в ситуациях вроде той, что была в Венгрии.

Вопрос: Себастьян, по итогам завтрашней встречи должны родиться некие тезисы, которые будут представлены на рассмотрение FIA, так?
Себастьян Феттель: Посмотрим, как пойдет обсуждение. Полагаю, разговор будет долгим, вряд ли вопрос решится за пару минут.

Вопрос: Но, очевидно, будет некий протокол, который подпишут все гонщики – таков план?
Себастьян Феттель: Сложность в том, что не все современные технологии помогают гонщикам – хотя с этим можно поспорить. Когда появились датчики, позволяющие контролировать скорость не только на первом, втором и третьем секторах, было озвучено предписание, согласно которому в случае одинарных желтых флагов требовалось проехать медленнее на пару десятых, в случае двойных – на полсекунды. Опять же, это было сказано лишь на словах, в правилах вы ничего такого не найдете. Еще одна проблема в том, что ситуация остается на откуп гонщику, и далее вопрос – где предел?

В минувший уик-энд нашелся тот, кто среагировал иначе, притом многие, окажись на его месте, наверняка поступили бы так же. Он вышел из поворота, увидел двойные желтые флаги, но притом свободную трассу, затем у него была возможность атаковать до конца круга – в какой момент ставить отсечку? Раньше всё было намного проще: дополнительные датчики отсутствовали, и если, скажем, гонщик на втором секторе улучшал свой результат, он однозначно признавался нарушившим правила. Сейчас приходится думать о том, сколько времени необходимо потерять – пожалуй, все эти моменты мы и должны обсудить завтра. Надеюсь, получится прийти к общему решению.

Вопрос: (Барна Жолдош) Нико, Себастьян и Даниэль – вопрос о предстоящих изменениях в регламенте. Недавно Стоффель Вандорн позволил себе интересное сравнение серии SuperFormula и Формулы 1 – по его словам, в SuperFormula шины менее подвержены износу, с ними можно атаковать в полную силу, однако гонки получаются менее зрелищными. В следующем году у машин Формулы 1 прибавится прижимной силы, шины станут шире и будут лучше «держать» трассу. Вы не опасаетесь, что с Формулой 1 может случиться то же самое, что с SuperFormula? Что для вас важнее – получать удовольствие от пилотажа, или вести зрелищное соперничество? Похоже, есть некое противоречие…
Даниэль Риккардо: Для меня идеальным вариантом было бы иметь лучшее сцепление с трассой в квалификации, чтобы мы могли выжать из машины максимум скорости. Но в гонке притом не должно быть ситуации, когда все едут очень быстро и тормозят предельно поздно, не оставляя преследователю шанса на атаку. Сейчас в гонке износ шин вполне приемлемый, и если бы можно было добиться большего сцепления для квалификационных попыток, но с тем же уровнем износа на дистанции, это стало бы хорошим вариантом. Очевидно, именно это мы получим в 2017-м – машины поедут быстрее, но с тем же количеством пит-стопов, и в квалификации мы сможем атаковать чуть агрессивнее. Уверен, спорт движется в правильном направлении, но каким будет результат – я пока не представляю.

Нико Хюлкенберг: Практически нечего добавить. Скорости наверняка возрастут, но уровень износа в гонке будет способствовать обгонам и борьбе колесо в колесо. Сейчас чемпионат на верном пути.

Вопрос: Себастьян, к вопросу о том, что не только гонщику должно быть интересно, но и зрителям должно нравиться шоу…
Себастьян Феттель: Борьба должна быть естественной. Все мы знаем, насколько быстрее могут ехать нынешние машины на свежем комплекте шин и с малым количеством топлива, однако в гонке наблюдать такое не очень интересно. Очевидно, это имел в виду Стоффель, когда говорил о том, что мог атаковать на протяжении всей дистанции. Но, с другой стороны, именно такой была Формула 1 несколько лет назад – с 2000 по 2005 годы, и многие называют те времена лучшими. Да, обгоны были редкими, но если кому-либо удавалась атака, она была по-настоящему зрелищной и воспринималась на ура. Сейчас у нас периодически возникают вопросы, не слишком ли много стало обгонов, не слишком ли они легкие, но главное – они должны быть естественными. Если нам самим нравится гонка, наши эмоции передаются болельщикам на трибунах и тем, кто собрался у экранов телевизоров – такой должна быть Формула 1, а получится ли этого добиться, со временем узнаем.

Вопрос: (Ральф Бах) Вопрос о той ситуации с флагами в Венгрии. Льюис заходил в офис Чарли Уайтинга за разъяснениями, а позже вечером звонил ему. Почему вы не поступили так же?
Себастьян Феттель: В части требуемых действий при двойных желтых флагах правила предельно понятны. У Нико была возможность продолжить круг, этого оказалось достаточно, чтобы перехватить поул. Мы же обсуждаем вопрос о том, насколько нужно сбрасывать скорость, притом каждый случай уникален. Ситуация не может устраивать, поскольку есть вероятность применения разных подходов, но если отвечать на ваш вопрос – не знаю. Лично мне было вполне понятно, что означают двойные желтые флаги, и мне не нужно было идти к Чарли и уточнять.

Даниэль Риккардо: Я озвучил свое мнение команде и предоставил ей возможность далее самой разбираться в ситуации. Кажется, они тоже обращались к Чарли.

Паскаль Верляйн: У меня нет телефона Чарли!

Нико Хюлкенберг: Мне нечего сказать.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Себастьян, по ходу гонки в Венгрии вы жаловались на поведение круговых под синими флагами. Насколько неоперативными должны быть действия отстающих на круг, чтобы вы начали жаловаться? Сказывается ли всё это на вашем пилотаже?
Себастьян Феттель: Это всё эмоции. В тот момент я как раз догонял Даниэля, притом всегда кажется, что на круговых ты теряешь больше времени, чем соперник впереди. Впрочем, мне доводилось и самому отставать на круг, сориентироваться бывает очень непросто, зеркала малы – ты видишь, как преследователь приближается, а спустя пару-тройку поворотов он уже на хвосте. В то же время ты сам ведешь свою гонку, сражаешься с соперниками.

В тот момент я был излишне эмоционален и позволил себе пожаловаться, но после гонки отнесся ко всему произошедшему намного спокойнее – видимо, это Макс Ферстаппен показал мне дурной пример, и я начал жаловаться на синие флаги! Мы все выкладываемся по максимуму, и те, кто отстают на круг, чаще действуют предельно корректно, хотя гоняться в таких условиях очень непросто, да и быть в подобной ситуации не так уж приятно. Большинство из нас по ходу карьеры не привыкло видеть синие флаги и уходить в сторону – это досадный момент, но парни делают всё, что в их силах.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости