Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Первая пресс-конференция

Участники: Дженсон Баттон (McLaren), Фелипе Масса (Williams), Кими Райкконен (Ferrari), Фелипе Наср (Sauber), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: Дженсон, начнем с вас. Официально, у команды есть опцион на 2018-й, но возможно, это последний Гран При в 17-летней карьере. Расскажите о своем пути…
Дженсон Баттон: Ничего себе, можно было бы остаться и чуть дольше! Прежде всего, я готовлюсь к уик-энду, думая, что это моя последняя гонка. По-моему, сейчас это самый правильный настрой: в настоящий момент у меня нет желания оставаться в Формуле 1.

Мой путь в автоспорте был долгим, ведь я начал в восьмилетнем возрасте. Всё, что предшествовало Формуле 1, было работой, цель которой – пробиться в чемпионат мира. Вы приходите в Формулу 1, мечтая о многом, надеетесь чего-то добиться, а уходите с замечательными воспоминаниями. Всё же моя карьера в Формуле 1 продолжалась 17 лет. Множество потрясающих, переломных моментов – как хороших, так и плохих, да и завершать карьеру, имея в активе чемпионский титул – особое чувство.

Я выступал за две команды, за которые мечтал гоняться ещё ребенком – Williams и McLaren, а чемпионом стал с частной командой, что тоже примечательно. Тот сезон останется в памяти – о нем я, хочется верить, буду рассказывать своим внукам, как мы возникли буквально из ничего, и закончили год триумфом. Воспоминаний столько, что я не могу сейчас воскресить их все – я привел лишь один из фрагментов. Я провел более 300 Гран При и покину Формулу 1 с чувством удовлетворения тем, чего достиг, и ощущением, что по-настоящему жизнь начинается только сейчас.

Вопрос: В McLaren происходят серьезные перемены – они сделают команду сильнее?
Дженсон Баттон: Всегда рассчитываешь, что изменения сработают, но до следующего года сделать предстоит немало. Конечно, я продолжу сотрудничество с McLaren-Honda и надеюсь, что перемены будут позитивными. Новый взгляд и свежие идеи – то, что нужно команде: хочется верить, мы ими воспользуемся.

Вопрос: Спасибо! Фелипе, невероятные эмоции на пит-лейн в Бразилии – сотрудники Mercedes и Ferrari приветствовали вас, когда вы шли в сторону своих боксов. Что вы чувствовали в тот момент?
Фелипе Масса: Сложно описать столь невероятное чувство! В первые секунды после аварии я был огорчен, поскольку хотел закончить свою последнюю домашнюю гонку – в районе первого поворота у меня был припасен бразильский флаг для заключительного круга, и я был раздосадован тем, что всё завершилось таким вот образом.

Но затем я побрел к боксам, стал махать болельщикам на трибунах, нахлынули эмоции – я не мог более сдерживаться, из глаз потекли слезы. Казалось, та прогулка длилась вечность – невозможно описать эти ощущения. А когда я ступил на пит-лейн, я увидел, как механики всех команд вышли из боксов, и не мог этому поверить. Была середина дистанции, гонку только что остановили… Трудно передать, насколько эмоциональным был тот момент, и насколько я благодарен за всё, что довелось пережить в этом году.

Могу лишь сказать спасибо всем, кто был со мной рядом по ходу карьеры – включая вас, журналистов. Надеюсь, Дженсон в предстоящей гонке испытает нечто подобное, поскольку это особое чувство. Ещё раз спасибо всем! Я тоже горжусь своей карьерой, и пусть мне, в отличие от Дженсона, не удалось стать чемпионом, я с теплотой вспоминаю всё, через что довелось пройти, всех, с кем работал, все невероятные и непростые моменты.

Вопрос: Для вас это 250-й Гран При, из действующих гонщиков вы – единственный, кому довелось заработать очки во всех Гран При Абу Даби, в которых вы участвовали. Как вам хотелось бы отметить завершение карьеры?
Фелипе Масса: Отличным результатом – таким, которого хотел добиться в Бразилии! Надеюсь, у нас получится выступить здорово, хороший результат всегда приятнее. Пару лет назад я финишировал здесь вторым – знаю, будет нелегко это повторить, но если удастся выжать из машины максимум и сработать уверенно, я буду счастлив.

Вопрос: Спасибо! Кими, двое из ваших конкурентов покидают Формулу 1 – вам будет их не хватать?
Кими Райкконен: Несколько лет назад я пытался уйти, поэтому понимаю, что они сейчас чувствуют. Таков их выбор – уверен, у них впереди интересная жизнь, желаю им всего наилучшего. В Формуле 1 многое меняется, рано или поздно каждый из нас покинет чемпионат. У парней позади долгая и успешная карьера – теперь они займутся чем-то другим.

Вопрос: Ваш титул в 2007-м – прекрасный пример того, что в заключительной гонке возможно всякое. Чтобы стать чемпионом, в воскресенье Льюису Хэмилтону нужно нечто подобное. Расскажите, как вы справляетесь с ситуацией, когда возможно несколько исходов, и что, по-вашему, произойдет в воскресенье?
Кими Райкконен: Не представляю, что произойдёт в воскресенье – узнаем по ходу дела. Когда я был в аналогичной ситуации, нам было нечего терять, мы действовали так же, как в любой другой гонке. Тогда мы уверенно провели концовку сезона, что явно помогло. Не думаю, что имеет смысл поступать как-то иначе – нужно выложиться по максимуму, постараться выиграть гонку, а остальное зависит от результатов соперников. В Mercedes сработали здорово, им сопутствовала удача и сочетание факторов – кто знает, что случится в воскресенье, но чемпион станет таковым заслуженно.

Вопрос: Спасибо! Фелипе, каков сюжет: невероятный прессинг для команды, ни одного призового финиша в 19-ти гонках, и вот в Бразилии вы зарабатываете важнейшие два очка. Опишите свои эмоции и эмоции в коллективе…
Фелипе Наср: Прежде всего, нужно отдать должное Дженсону и Фелипе – они оба многого добились. Когда я был моложе, я наблюдал за их гонками, и мне тяжело принять их решение уйти.

Если говорить об этапе в Бразилии, я не смог бы представить лучшего исхода для домашней гонки – те два очка были для нас сродни победе. Сезон складывался невероятно трудно, нам казалось, что результат недостижим, но я понимал, что в дождь может появиться шанс. Условия выдались непростыми для всех, но когда я пересек финишную черту и понял, что мы заработали два очка, это было невероятное ощущение, поскольку я знал, сколько сил приложила команда, чтобы переломить ситуацию. Впрочем, впереди еще одна гонка – нужно сохранять сосредоточенность и сделать всё, чтобы удержать преимущество.

Вопрос: Недавний результат повлиял на ваши личные перспективы?
Фелипе Наср: Думаю, он поможет. Все, что может гонщик – это приносить команде очки, а я знаю, насколько важными были те два очка для борьбы в чемпионате и наших планов реструктуризации. Это лучшее, чем я мог помочь Sauber.

Вопрос: Благодарю вас! Макс, еще недавно в Формуле 1 вас называли плохим парнем, но после этапа в Бразилии окрестили новым Айртоном Сенной. Как вы сами оцениваете свой имидж и то, как он поменялся после предыдущей гонки?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать, имидж зависит не от меня – я просто стараюсь выступать как можно лучше. Мне понравилась гонка в Бразилии, но не уверен, что она как-то сказалась на моей репутации.

Вопрос: Полагаете, вам и Red Bull Racing хватит скорости, чтобы в субботу и воскресенье навязать борьбу претендентам на титул?
Макс Ферстаппен: Мы постараемся. Уверен, в сухих условиях они будут очень быстры, одолеть их будет непросто, но, хочется верить, у нас получится подобраться вплотную – это стало бы хорошим знаком.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) Макс, после Гран При Бразилии в одном из интервью вы сказали, что секретом столь сумасшедшего пилотажа в дождь были годы тренировок в картинге и Формуле 3. Не могли бы пояснить подробнее, как выступления в младших сериях обеспечили вам столь впечатляющее мастерство?
Макс Ферстаппен: Все присутствующие здесь гонщики занимались картингом, но даже если ты не участвуешь в соревновании, а просто гоняешься с друзьями – например, по снегу – ты всегда стараешься попробовать нечто новое, скользишь и пытаешься, с одной стороны, получить удовольствие, а с другой – всё-таки оказаться первым. Я так часто делаю зимой и в этой веселой манере немного прибавляю, что очень помогает. Кроме того, когда мне было шесть или семь лет, мы с отцом подолгу тренировались на мокрой трассе – он много мне помогал и даже стоял у кромки, подсказывая, где лучше ехать, советовал выбирать разные траектории – это пригодилось мне в Бразилии.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Дженсон, вы весьма красноречиво описали свои ощущения от того, что вам предстоит заключительная гонка, хотя поначалу все выглядело иначе. Что изменилось с этапа в Монце, когда было объявлено о том, что вы не будете выступать в 2017-м?
Дженсон Баттон: Ничего не изменилось. Сейчас я просто думаю, что это моя последняя гонка, и не хочу рассуждать иначе. Хотя у меня есть контракт на 2018 год, это правда, но пока я не собираюсь выступать в Формуле 1 в 2018 году. Идея такого контракта была в том, что через три месяца я задумаюсь о будущем, и может появиться чувство, что Формула 1 мне нужна вновь.

Но пока такого ощущения нет. Так что я считаю, что выйду на старт своей последней гонки, но кто знает, через шесть, через восемь месяцев или через год мой настрой может измениться.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Вопрос для Фелипе и Дженсона. Вы покидаете чемпионат накануне серьезных перемен. Какого будущего вы желаете Формуле 1?
Фелипе Масса: У меня те же чаяния, что у многих: я хочу видеть больше конкуренции, чтобы за титул боролась не одна команда, чтобы больше гонщиков выигрывало гонки. Этого ждут уже очень давно – когда я сам следил за чемпионатом по телевизору, мне хотелось видеть сражение на трассе, а не ситуацию, когда побеждает одна команда или один из гонщиков.

Дженсон Баттон: Полностью согласен. С 2000 года, когда началась моя карьера, в Формуле 1 многое изменилось в лучшую сторону. Да, всегда будут и негативные моменты, особенно если вы внедряете новые технологии, но основная причина, по которой люди следят за чемпионатом – это сражение разных команд и разных гонщиков в каждом Гран При. Да, в прошлом не раз случалось так, что за титул боролись только двое, но эти двое были из разных команд. В Mercedes работают очень эффективно, никому пока не удается с ними сравниться – мы делаем всё возможное, чтобы отыграться, но это слишком сложно, так как лидеры очень сильны.

В следующем сезоне интерес зрителей будет выше, если больше команд будет бороться за первые позиции, и разные гонщики смогут выигрывать гонки. Сейчас если у Mercedes не случаются неприятности, победа достается им, притом для их гонщиков плохой результат – финишировать вторым сразу за напарником. Это нужно изменить, но посмотрим, как пойдут дела. Надеюсь, серьезные перемены в регламенте помогут соперникам сократить отставание – как заметил Фелипе, именно этого хотят болельщики, и именно по этой причине я буду следить за чемпионатом в следующем году.

Вопрос: (Алан Болдуин) Фелипе, из присутствующих гонщиков вы единственный, чьи перспективы пока туманны. Как обстоят дела? Вы ведете переговоры с Manor, с Sauber?
Фелипе Наср: Переговоры по поводу следующего сезона продолжаются, в основном мы ведём их с Sauber – это мой приоритет. У меня хорошие отношения с командой, вместе мы добились хороших результатов – и в прошлом году, в моём дебютном сезоне, и в этом, очень сложном для нас году. Эти два очка позволили всем нам с оптимизмом смотреть в будущее. Я уже говорил, как много они для нас значат. Надеюсь, вскоре ситуация прояснится.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Макс, учитывая ваш пилотаж по ходу сезона, победу в Барселоне и впечатляющее выступление в Бразилии, каковы ваши цели на следующий год?
Макс Ферстаппен: Знаете, многое зависит от машины – если она окажется быстрейшей, мы сможем выигрывать гонки. В команде с оптимизмом ждут следующего сезона, однако важно набраться терпения и оценить машину на трассе – тогда мы поймем намного больше. Пока сложно говорить о конкретных целях, так как мы не представляем расклад сил.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос для Дженсона и Фелипе. Оглядываясь назад после семнадцати и пятнадцати лет в Формуле 1, что бы вы сделали иначе?
Дженсон Баттон: Хороший вопрос, но нам обоим не нужно оглядываться назад – нужно жить сегодняшним днем. Впереди последняя гонка, хочется поскорее оказаться на трассе. Нет смысла думать о прошлом, поскольку ты не в силах его изменить – нужно учиться на ошибках, двигаться дальше, жить одним моментом и смотреть в будущее.

Фелипе Масса: Аналогичный ответ. За годы карьеры бывало всякое, возможно, кое в чем следовало поступить иначе, но лично я всем доволен и рад усвоенным урокам. Даже в сложных ситуациях, в которых мне хотелось бы действовать по-другому, я оставался профессионалом и извлекал из них больше опыта – потому я безмерно счастлив тем, что довелось пережить.

Вопрос: (Абхишек Такле) Фелипе, вы говорили об эмоциональном прощании в Бразилии. Значит ли оно больше, чем все трофеи и титулы?
Фелипе Масса: Конечно, ведь оно соответствует тому, каким человеком тебя видят окружающие, и это уважение значит намного больше какого-то кубка – по крайней мере, для меня. Люди видят в тебе не только гонщика, но и человека – это драгоценная награда за всё, что со мной было.

После небольшой паузы...

Вторая пресс-конференция: претенденты на титул

Нико Росберг (слева) и Льюис Хэмилтон

Участники: Нико Росберг (Mercedes), Льюис Хэмилтон (Mercedes)

Вопрос: Нико, начнем с вас. Как настрой? По сравнению с финалом 2014 года вы чувствуете себя более уверенно?
Нико Росберг: Я сделаю всё, чтобы выиграть эту гонку. Это моя третья попытка завоевать титул, второй раз всё решается на финальном этапе – опыт помогает мне чувствовать себя более расслаблено.

Вопрос: Вы с Льюисом ярко провели сезон. В какой гонке напарник впечатлил вас больше всего?
Нико Росберг: Хороший вопрос! Мне нужно подумать, я не готов ответить сразу, поскольку не привык оглядываться в прошлое. Льюис отлично провел сезон, у него было немало ярких гонок – он непростой соперник, как и следовало ожидать, но для меня главное – сосредоточиться на предстоящем уик-энде.

Вопрос: Льюис, аналогичный вопрос к вам – в какой гонке Нико больше всего впечатлил вас?
Льюис Хэмилтон: Я не видел ни одну из гонок Нико…

Вопрос: Иными словами, в какой гонке вас впечатлила его скорость?

Льюис Хэмилтон: Как и Нико, не могу вспомнить. Он был быстр на разных трассах – не думаю, что можно выделить какую-то одну.

Вопрос: Мы только что беседовали с Кими Райкконеном, которому в 2007-м году достался титул, хотя перед финальным этапом вы и Фернандо Алонсо имели преимущество. Еще можно вспомнить 2010-й год, когда перед Гран При Абу-Даби меньше всего шансов было у Себастьяна Феттеля, но именно он стал чемпионом. Эти два момента добавляют уверенности в том, что всё возможно?
Льюис Хэмилтон: Нет, поскольку они никак не влияют на предстоящий уик-энд.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сефф Хардинг) Льюис, если вы победите в предстоящей гонке, это станет вашей 53-й победой, вы на шаг приблизитесь к рекорду Михаэля Шумахера. Но если всё сложится не так, как вы рассчитываете, вы будете огорчены концовкой сезона?
Льюис Хэмилтон: Во-первых, у Михаэля побед намного больше, и очередной мой успех позволит лишь незначительно приблизиться к рекорду. Ну а если… Знаете, моя задача – выиграть предстоящую гонку. В предыдущие два года в Абу Даби Нико был очень быстр, задача будет непростой, но мне она по силам. Что касается сезона в целом, до сегодняшнего дня он в принципе складывался не так, как хотелось, но в нем было немало позитивных моментов, которые я при любом исходе возьму с собой в следующий сезон.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Из вас двоих у Льюиса было больше проблем с надежностью, в отсутствие которых сейчас он вполне мог иметь преимущество. Нико, как это может повлиять на восприятие вашей вероятной победы в чемпионате? Льюис, что вы сами об этом думаете?
Нико Росберг: Конечно, я помню, как складывался этот сезон, но он ещё не завершен, впереди ещё один этап, рано вдаваться в подобные дискуссии. В любом случае, у меня нет таких мыслей, главное – сосредоточиться на предстоящем уик-энде. С нетерпением жду гонку, рад, что в этот уик-энд мы сразимся с Льюисом за право стать чемпионом мира. Постараюсь одержать победу, и если именно так завоюю титул – это идеальный вариант.

Льюис Хэмилтон: Для меня это был непростой сезон, состоящий из подъёмов и спадов, но он сделал меня сильнее, хотя было очень трудно превращать негативный опыт в позитивный. Я горжусь тем, чего добился – в какой-то момент я уступал 43 очка, и казалось, что отыграться невозможно, но мне удалось переломить ситуацию. Затем я снова отстал на 33 очка и опять почти отыгрался. Сезон продолжает убеждать меня в том, что при разумном подходе всё возможно, и я буду следовать этому принципу.

Вопрос: (Хейкки Культа) Нико, для вашей семьи это самый важный уик-энд в году?
Нико Росберг: Я удивлен, что в своём вопросе вы на этот раз обошлись без статистики! Нет, для моей семьи этот уик-энд далеко не самый важный, на фоне рождения моей дочери.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Нико, вы дважды заканчивали сезон на втором месте, но перед предстоящей гонкой имеете преимущество. Если в ней вы финишируете вторым, будет ли это второе место самым досадным из всех?
Нико Росберг: Почему? Знаете, рассуждения о будущем не добавят мне скорости, мне важно то, что происходит сейчас, и такой подход позволил мне до сегодняшнего дня сохранять шансы на титул. Буду и дальше его придерживаться и постараюсь выиграть предстоящую гонку.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Нико, можно ли сказать, что в решающей гонке вы не намерены участвовать в каких-то сомнительных тактических схемах, или при столь высоких ставках допустимо всякое?
Нико Росберг: Ничего подобного. Это будет такой же уик-энд, как прочие, я постараюсь выиграть гонку и сделаю для этого всё, что требуется.

Вопрос: То есть, абсолютно всё?
Нико Росберг: В пределах допустимого, разумеется.

Вопрос: (Кейт Уолкер) Вопрос к вам обоим. По ходу сезона вы вели плотную борьбу, преимущество переходило от одного к другому – что каждый из вас мог бы сказать о своем лучшем и худшем выступлении?
Нико Росберг: Я предпочел бы поговорить о лучшем. Одним из ярких моментов сезона стал этап в Сингапуре – в важной фазе сезона всё сложилось в мою пользу. В квалификации и гонке прессинг со стороны Red Bull Racing был колоссальным, однако я всё-таки одержал победу, о которой приятно вспоминать вновь и вновь.

Льюис Хэмилтон: Не могли бы вы напомнить мне мои неудачные гонки? Уверен, они были, но я не могу… Не подумайте, что я предпочитаю забывать неудачи, просто помогите воскресить в памяти. Сингапур, Баку – впрочем, в Баку я не ошибался, просто настройки мотора оказались некорректными.

Важно помнить неудачные выступления, поскольку благодаря им больше ценишь победы. Возьмем, к примеру, Гран При Японии, где я ужасно стартовал – так было еще в нескольких гонках, но мне всякий раз удавалось прорваться наверх, и после финиша я мог гордиться тем, что, несмотря на досадную оплошность в самом начале гонки, отдал борьбе все силы. Одним из значимых этапов я считаю Монако – в непростых дождевых условиях, а затем на подсыхающей трассе удержаться впереди Даниэля Риккардо было очень сложно, но мне понравился этот вызов.

Вопрос: (Саймон Лейзенби) Льюис, вы упомянули сложности на старте. Если вам не достанется титул, в какой мере вы отнесете это на свой счет, а в какой – на проблемы с надежностью?
Льюис Хэмилтон: Знаете, я не буду оглядываться назад – закончив сезон, я буду смотреть только вперед. Я не привык копаться в прошлом, поскольку едва могу вспомнить отдельные гонки, но я многому научился за этот год, мои отношения с инженерами и новыми механиками стали гораздо крепче – произошло немало позитивного. Но я уже буду думать о 2017-м.

Чем старше мы становимся, тем меньше возможностей для борьбы за титул – хочется использовать каждый шанс, но если и вспоминать о чем-то, я бы... Если уж сожалеть о чем-то, так это о том, как машина, у которой не было никаких проблем на тестах, потом ломалась по ходу уик-энда. В Mercedes оперативно выявляли причины и делали всё возможное, чтобы их устранить – мы используем этот опыт в следующем сезоне и, хочется верить, станем сильнее и больше с подобными трудностями не столкнемся. Мы – команда, мы побеждаем и проигрываем вместе. Но я знаю свои возможности, не раз их демонстрировал, и намерен продолжать в том же духе.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Льюис, один из пользователей Twitter интересуется, станете ли вы сдерживать Нико Росберга, если в воскресенье выйдете лидером из первого поворота?
Льюис Хэмилтон: Здорово, что вы так активно пользуетесь социальными сетями – это, конечно, не означает, что каждый ваш вопрос будет из Internet, но я это очень ценю. Мне только что передали эти слова Кристиана, и мне пришла на ум шутка, что следовало бы ответить: «Кристиан позвонил мне, чтобы кое-что обсудить!» Как мы слышали, перед этапом в Бразилии ему звонил Тото Вольфф насчет гонщиков, но я не стал бы вам так отвечать, поскольку эти слова не соответствуют действительности.

В предыдущих двух сезонах Нико стартовал здесь с поула, так что он очень быстр. В целом я удачно выступал на этой трассе, хотя в последние годы мне не удавалось побеждать в Абу-Даби, так что моя единственная цель – выиграть гонку, добившись максимально возможного результата.

Если же говорить о тактике – с этим мы определимся к воскресенью, то обычно я настраиваюсь на то, чтобы лидировать с максимально возможным преимуществом. Если удаётся создать отрыв в 18 или 30 секунд, это действует на напарника психологически, и это можно считать более весомым спортивным достижением, чем пытаться его сдерживать. Такая тактика, хотя теоретически в ней есть смысл, вряд ли практична и разумна, к тому же, реализовать её будет непросто, ведь на трассе в Абу-Даби две длинные зоны DRS.

Вопрос: (Вальтер Костер) Нико, в воскресенье вечером сезон будет завершен, но вернемся к его началу. В начале сезона пятеро механиков из бригады Льюиса перешли к вам, а пятеро ваших – к нему. Как вы оцениваете этот шаг? Он оказался результативным? О чем вы думали поначалу? Полагаю, вы не поддерживали такое решение, но кто являлся его инициатором?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос. Я бы добавил – Нико, как тебе всё это объяснили?

Нико Росберг: Мы уже три года бок о бок ведём борьбу за титул, за это время происходили перестановки в обеих половинах боксов. Для нас это может быть неприятно, ведь мы привыкаем работать с конкретными людьми, но для команды важно иметь взаимозаменяемость. У нас отличный командный дух, результаты доказывают, что мы всё делаем верно.

Льюис Хэмилтон: Через десять лет я напишу книгу, в которой расскажу, что там на самом деле произошло – тебе следует ее купить, это будет занимательно!

Вопрос: (Рене Хофманн) Льюис, Нико, не могли бы вы кратко рассказать о том, как развивались ваши отношения за эти три года соперничества друг с другом?
Льюис Хэмилтон: У нас замечательные отношения с самого детства. В картинге вы весело проводите время – гоняетесь, потом возвращаетесь в боксы, дурачитесь, быстро беседуете с механиком, а затем идете играть в Playstation или кататься на велосипеде. У нас с Нико было много общего – мы оба обожали пиццу или коробки с едой из Kellogs Frosties, делали разные интересные вещи, ездили на больших мотоциклах. Я по-прежнему позволяю себе всё это, тогда как Нико стал больше заботиться о себе.

В свое время мы пошли разными путями – он отправился в Формулу BMW, я стал выступать в серии Renault, затем мы оба оказались в Формуле 1, о которой мечтали ещё детьми. У нас случались хорошие и плохие моменты, но за долгие годы – а их было немало, если вспомнить, когда мы впервые встретились – мы научились всё контролировать. Я рад за Нико и его семью, горжусь тем, что мы перестали быть непримиримыми соперниками, и тем, как он пилотирует – особенно в нынешнем сезоне. Здорово иметь такого напарника.

Нико Росберг: Главное, что с тех времен у нас осталось уважение друг к другу, которого уже не отнять, и оно помогало нам все эти годы. Я уважаю Льюиса на трассе и за её пределами – да, у нас были непростые моменты, но были и хорошие, в этом году мы добились прогресса, и отношения можно назвать нейтральными, но конкуренция очень непростая.

Вопрос: (Рим Абульель) Льюис, вы дружны с Сереной Уильямс, чья длительная и успешная карьера в большом теннисе вызывает восхищение. Говорили ли вы с ней о спорте, чему вы научились у Серены, чем она вас вдохновила?
Льюис Хэмилтон: На минувшей неделе мы с Сереной приезжали в Лос-Анджелес. Она присутствовала на Гран При Мексики, и для меня было большой честью видеть в боксах столь сильную и успешную спортсменку. Она вышла из схожей среды, у нее такие же отношения с родителями, такое же влияние отца. Я рос, наблюдая за ее карьерой, и до сих пор восхищаюсь ее энтузиазмом – она едва ли не лучший спортсмен нашего поколения, я горжусь своей дружбой с ней.

Правда, когда мы вместе проводим время, мы просто шутим, смеемся и наслаждаемся жизнью вне спорта, а не говорим о нем. Впрочем, Серена интересуется машинами, и, приехав на гонку, она задавала мне много технических вопросов, так как понимала далеко не всё – это была ее первая поездка на Гран При. Я восторгаюсь ее достижениями, вдохновляюсь ее примером как спортсмена и как личности и стараюсь у нее учиться, а она, как сама говорит, делится со мной своей магией. Её сестра Венус много говорит о мудрости, о становлении спортсмена – у них обеих я черпаю вдохновение и очень ими восхищаюсь.

Вопрос: (Хейкки Культа) Льюис, на минувшей неделе пришла трагическая новость о смерти Аки Хинтсы. Это сказалось на вашей подготовке?

Льюис Хэмилтон: Минувшая неделя была очень непростой. Я знал Аки с 2004 года, был очень близок с ним и его семьей и имел счастье находиться с ним рядом в последние дни его жизни. В понедельник после гонки в Бразилии я увиделся с Аки, мы слушали музыку, он улыбался – это был потрясающий человек.

Я горжусь тем, что встретил в нем того, кто смог настолько мне помочь. Аки активно способствовал моему приходу в McLaren. Он выстроил хорошие отношения с Роном Деннисом, притом сам Рон говорил: «Если Аки считает, что ты готов, значит, и я так думаю». В итоге Аки провел меня через все проверки, затем посмотрел мне в глаза и сказал: «Да, теперь ты готов». У меня с ним связано немало приятных воспоминаний, и я не понимаю, почему на долю таких людей выпадают столь непростые испытания. Преступники, совершившие ужасные деяния, спокойно умирают во сне, тогда как поистине святые люди, вроде Аки, который мог запросто отправиться в Эфиопию, чтобы помогать детям… Он помог многим и каждого, с кем встречался, согревал своим душевным теплом.

Трудно смириться с тем, что его жизнь оборвалась настолько рано, и пусть в этот уик-энд у меня достаточно боевого духа от предыдущих гонок, я буду с удвоенной силой стремиться выиграть этот Гран При в память об Аки. В каждом нашем выступлении читалась его собственная битва, и пусть сейчас нами правят эмоции, я постараюсь выступить как можно лучше во имя той поддержки, что оказывал мне Аки, и его веры в меня.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, вы изучали историю Гран При Абу-Даби? В 2010-м Фернандо Алонсо упустил титул, поскольку не смог обогнать Виталия Петрова – вам крайне важно оказаться впереди Нико. Планируете готовиться каким-то особенным образом? И еще: в 2014-м году в Абу-Даби к вам было опасно приближаться, настолько вы нервничали…
Льюис Хэмилтон: Да, это было ужасно.

Вопрос: (Ливио Орихио) Мы это видели, но сейчас, глядя на вас, можно подумать о чем угодно, но никак не о том, что вы сражаетесь за титул…
Льюис Хэмилтон: Что касается истории гонки, инженеры прекрасно знают положительные и отрицательные факторы, в этом плане я полностью осведомлен. На первом секторе здесь всего одна траектория, преследовать соперника очень сложно, и для атаки нужно иметь преимущество в 1,1 секунды, что гораздо больше, чем на других автодромах. Потому я должен приложить максимум усилий, чтобы оказаться на поуле. Я помню, насколько сложно было этого добиться в предыдущие годы, но в недавних гонках у меня всё получалось – уверен, должно получиться и здесь, ведь такова цель.

2014-й? Это был непростой год – кажется, тогда у нас были проблемы в Монако, верно? Да, неприятности в Монако, затем в Бельгии, у нас было немало взлетов и падений, притом развязка пришлась на финальную гонку, в которой разыгрывалось двойное количество очков. Пожалуй, единственный раз в жизни я не спал в ночь перед гонкой. Я и мои механики работали на пределе весь сезон, чтобы сохранить шансы до заключительного этапа, и нам не хотелось, чтобы поломка или еще что-то лишило нас заслуженного титула.

В этот раз ситуация иная. Я и мои механики снова сработали на пределе, и пусть мы не на той позиции, к которой стремились, мы по-прежнему мотивированы и нацелены на победу. Я горжусь своими инженерами, за этот год наши отношения только укрепились. Если говорить о новых механиках, поначалу им пришлось очень непросто – они не вполне понимали, что происходит, потом у нас начались проблемы, люди стали незаслуженно упрекать их.

Впрочем, потом мы вместе добились больших успехов, построили крепкие отношения – я горжусь тем сплоченным коллективом, что есть у меня сейчас. Своей работой мы заслужили титул, но впереди заключительная гонка, и всё, что в наших силах – это попытаться выступить на высоте, как было в предыдущих Гран При. Мы стали единым целым и будем продолжать в том же духе.

К слову, мне нравится, когда на пресс-конференции всего двое гонщиков!

Вопрос: (Сефф Хардинг) Нико, в Бразилии вы действовали консервативно, но в этот уик-энд эта тактика может не сработать, если Red Bull Racing вмешаются в борьбу…
Нико Росберг: Если бы вы были с нами на трассе, вы бы вряд ли назвали мой подход консервативным.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Гонщики Red Bull Racing вполне могут вклиниться между вами и Льюисом и обострить схватку за титул – вы к этому готовы?
Нико Росберг: Я здесь для того, чтобы победить, а не ради мыслей о том, кто может оказаться или не оказаться позади или впереди. Я знаю, что моя форма и машина позволяют добиться цели, и потому целиком сосредоточен на работе.

Вопрос: (Ральф Бах) Нико, что для вас важнее – выиграть титул или эту конкретную гонку?
Нико Росберг: Для меня важно выступить максимально здорово – тогда я смогу решить обе задачи разом, не так ли? Постараюсь выступить предельно уверенно, как было во всех предыдущих гонках. Нужно относиться к этому как к очередному этапу чемпионата, поставить себе задачу победить, направить на нее все силы и не думать в стиле «а что если» - для меня такой подход был бы неправильным. Таков мой настрой, и я буду его придерживаться – надеюсь, я выразился предельно понятно.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости