Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Мониша Кальтенборн (Sauber), Клэр Уильямс (Williams), Отмар Сафнауэр (Force India), Тото Вольфф (Mercedes), Стивен Фитцпатрик (Manor)

Вопрос: Мониша, поздравляем с заработанными в Бразилии очками! Опишите реакцию внутри команды…
Мониша Кальтенборн: Это стало большим облегчением, если вспомнить, насколько продолжительной была та гонка. Мы не знали, сумеем ли удержаться в десятке, ведь гонщик Manor ехал сразу позади. Было важно остаться в гонке, мы видели, как соперники проходят нас один за одним – финиш принес облегчение. Эти очки для нас крайне важны не только в финансовом, но и психологическом плане. Нам не хотелось закончить сезон так же, как в 2014-м, потому все мы – и на трассе, и на базе – вздохнули с облегчением.

Вопрос: Вчера на пресс-конференции присутствовал ваш гонщик – Фелипе Наср, обеспечивший команде эти два очка. Он выразил надежду, что в плане контракта всё сложится в его пользу. Как повлияло на его шансы завоёванное для вас десятое место в Бразилии?
Мониша Кальтенборн: Между результатом и контрактом нет прямой связи. Мы рассматриваем варианты, в команде хорошо знают Фелипе – мы продолжим взвешивать решения, и как только определимся, сразу обо всем объявим.

Вопрос: Спасибо! Стивен, добро пожаловать на пресс-конференцию FIA! Пару лет назад вы спасли Manor от внешнего управления, как складывались дела всё это время?
Стивен Фитцпатрик: Могу пожелать подобный опыт каждому – это были захватывающие два года. Захватывающие гонки – Бахрейн, Австрия, Бразилия, взлеты и падения, однако мы всегда держались скромно. Когда дебютируешь в чемпионате, даже если ты всю жизнь увлекался Формулой 1, ты остаешься новичком и не представляешь, сколь много факторов нужно собрать воедино, чтобы привести к финишу обе машины. Я много узнал о том, насколько сложно построить машину, вывести ее на трассу, сплотить команду, и я с большим уважением отношусь к своим коллегам-руководителям.

Вместе с тем, ситуация немного огорчает. Формулу 1 делает привлекательной вера в то, что здесь возможно всякое. Да, мы не пришли сюда с мыслью, что в первые два года будем бороться за подиумы и победы, однако чтобы выступать здесь, вы должны верить в невозможное, и сложность в том, что сейчас спорт стал слишком предсказуемым. Эта проблема касается всех присутствующих – даже Тото, чья команда побеждает настолько часто, что для них это становится негативным фактором. Повторюсь, ситуация огорчает, но чтобы создать великую команду, нужно очень много времени. За минувший год мы добились серьезного прогресса, однако сделать еще предстоит немало.

Вопрос: В прессе появлялась информация, что команда продана, и ваш исполнительный директор едва ли не подтвердил эти сведения. Что можете сказать лично вы?
Стивен Фитцпатрик: Не могу вдаваться в детали, но скажу, что в предыдущие полгода мы вели переговоры с несколькими инвесторами. Я с самого начала понимал, что в современной Формуле 1 деньги определяют результат, и был открыт всему, что могло привлечь больше средств и помочь прогрессу. Если это означало привлечь серьезного спонсора, я был рад этим заняться. На данный момент мы согласовали с инвестором основные условия, процесс продолжается, больше мне нечего вам сообщить.

Вопрос: Отмар, ваша команда сражается за более высокий результат, чем в прошлом году, и у вас неплохие шансы одолеть команду Клэр. Как это стало возможным?
Отмар Сафнауэр: Результат ещё не достигнут. Впереди завершающий уик-энд, мы, как обычно, постараемся выступить на пределе возможностей, что, хочется верить, приведет нас к четвертому месту в Кубке конструкторов.

Впрочем, фундамент всему этому закладывался в предыдущие пять-шесть лет, подобное нельзя сотворить за ночь. Мы долгие годы старались стать более эффективной командой с более быстрой машиной, для этого потребовались верные решения, правильные инструменты, нужные люди и хороший поставщик силовых установок – за последнее спасибо Тото. Кроме того, нужно было хорошо разбираться в поведении шин, продумывать эффективную аэродинамику – когда собираешь всё воедино, приходят результаты, и не стоит забывать о паре хороших гонщиков.

Вопрос: В следующем сезоне за Force India будет выступать Эстебан Окон – в команде давно не было молодого гонщика, почти новичка. Чего вы ждете от него, и почему остановили на нем свой выбор?
Отмар Сафнауэр: Мы долго взвешивали варианты. В команде знали Эстебана, и это помогло – мы пригласили его на пару тестов, остались впечатлены его скоростью, способностью учиться и отношению к гонкам. Мы решили, что он нам вполне подходит, и потому выбрали именно его.

Вопрос: Клэр, вы довольно долго не приезжали на гонки – насколько мы поняли, вы были рядом с отцом. Как дела у Сэра Фрэнка Уильямса?
Клэр Уильямс: Сейчас он идет на поправку, спасибо! Приятно снова вернуться на трассу.

Клэр Уильямс

Вопрос: Похоже, четвертое место в Кубке конструкторов постепенно уходит от Williams. Как это случилось?
Клэр Уильямс: В силу разных причин мы не добились того, чего должны были добиться в нынешнем сезоне. Не хотелось бы детально рассказывать о слабых сторонах команды – мы понимаем, чего нам не хватает, и за зиму постараемся прибавить. В Force India сработали очень здорово, лучше, чем мы, и это следует признать. Конечно, нам не хочется заканчивать сезон на пятом месте – это досадно после двух подряд третьих мест в 2014-м и 2015-м. Нужно действовать эффективнее.

Вопрос: Чего вы ждете от Лэнса Стролла, который в следующем году в 18 лет будет выступать за Williams? Чтобы команда смогла бороться за третье или четвертое места в Кубке конструкторов, дебютанту нужно заработать немало очков…
Клэр Уильямс: Именно так. Позиция в Кубке Конструкторов очень важна для Williams, а для этого нам нужны два быстрых гонщика. Когда Фелипе решил уйти, у нас появилось несколько вариантов. Лэнс был участником нашей программы, он доказал, что имеет все качества для дебюта в Формуле 1 уже в следующем году, и мы были рады принять решение в его пользу. В этом году Лэнс доминировал в Формуле 3, ранее выиграл чемпионат Формулы 4 – у парня явно есть талант. Конечно, как в случае с любым дебютантом, ожидания поначалу будут не столь высоки, но мы всё равно многого от него ждем.

Любой, кто встречал Лэнса, знает, что он заслужил пропуск в Формулу 1. Он умён, быстро учится, как мы выяснили в рамках совместной работы, а еще он очень обаятелен и станет отличным представителем паддока в новом сезоне. Конечно, досадно расставаться с опытными гонщиками, но вместе с тем очень приятно видеть нескольких новичков.

Вопрос: Благодарю вас! Тото, ваша команда выигрывает слишком часто! Второй раз за последние три года вашим гонщикам предстоит разыграть титул в Абу-Даби! Как вы оцениваете их настрой, и насколько нынешняя ситуация отличается от той, что была в 2014-м? Насколько более зрелыми стали взаимоотношения Льюиса и Нико?
Тото Вольфф: Чем дольше вы работаете вместе, тем лучше знаете друг друга. Третий сезон подряд наша машина позволяет выигрывать гонки и чемпионаты. Я уже говорил, что в предыдущих двух Гран При у наших гонщиков были практически идеальные отношения, что хорошо для команды, так как они оба продуктивно работали над тем, чтобы сделать машину быстрее. Впрочем, каждому из них чемпионат давался всё труднее: давно было ясно, что они станут соперниками в битве за титул, и этот уик-энд складывается несколько иначе – прессинг заметно выше, что вполне естественно в этой фазе сезона.

Вопрос: Во второй сессии на длинной серии кругов машины Red Bull Racing были весьма конкурентоспособны. Ваше преимущество сократилось, или вы делаете ровно столько, сколько нужно, чтобы держать соперников на определенной дистанции?
Тото Вольфф: За последние несколько гонок отрыв между нами, Red Bull Racing и Ferrari оставался стабильным по вполне понятным причинам – все перестали дорабатывать машины. Конечно, не одновременно – всегда найдутся команды, сделавшие это раньше, но сейчас разница в скорости в основном объясняется тем, что кому-то на конкретной трассе удалось найти более оптимальные настройки и лучше сработать с шинами. В целом, ситуация остается неизменной на протяжении уже четырех-пяти Гран При.

Вопросы с мест

Вопрос: (Андреа Кремонези) Тото, вы наверняка в курсе, что вчера на пресс-конференции FIA говорил Льюис Хэмилтон об обмене механиками. Что вы об этом думаете, и нет ли сожалений по поводу того решения?
Тото Вольфф: Всегда опасно, когда цитируют какую-то одну фразу из пресс-конференции обоих гонщиков, но я уже говорил, что нахожу весьма показательным то, как Льюис и Нико контролируют свои отношения, несмотря на высочайший прессинг.

Вполне очевидно: если вы меняете кого-то из сотрудников, кто непосредственно работает с гонщиком, это может повлечь определенный психологический эффект, но мы приняли этот риск, когда решились на перестановки. В Брэкли и Бриксуорте работают 1500 человек, сотрудников нужно развивать – тот, кто сегодня меняет колесо, в следующем году может стать главным механиком, а потом иметь еще больше перспектив карьерного роста.

Подобным образом мы поступаем на всех уровнях организации, у нас динамическая структура, и то же самое происходит в боксах. Я понимаю возможный эффект для конкретного гонщика, это было принято в расчет – возможно, в ближайшие десять лет я сам напишу книгу и кое о чем в ней поведаю.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Тото, в продолжение темы – разве для вас не важно обеспечивать первому номеру команды всё необходимое для успеха, особенно в начале сезона, когда гонщик нацелен на четвертый чемпионский титул?
Тото Вольфф: Чтобы сохранять высокую конкурентоспособность, нужно понимать, что для этого требуется: какая обстановка нужна гонщикам, какое окружение. Мы всё это учитывали. Результат команды зависит не от одного главного механика или гонщиков – нам пришлось думать о сотнях сотрудников и развивать их всех.

Таково наше обязательство перед 1500 служащих и легендарным брендом – принимать правильные решения и не замыкать их на конкретном индивидууме, хотя при этом всё-таки нужно учитывать то, что важно гонщикам.

То, что вы видите на трассе – лишь вершина айсберга, ниже скрыт огромный пласт, который обеспечивает конкурентоспособность и делает команду такой, какая она есть. Для всего этого нужна эффективная организационная структура – не только на сегодняшний, но и на завтрашний день, так что перестановки – часть привычного процесса.

Вопрос: Но если вы понимали, что перестановки могут повлиять на настрой вашего основного гонщика, почему вы всё-таки приняли такое решение?
Тото Вольфф: Я уже объяснял вам это еще до начала уик-энда. У нас 1500 специалистов, каждый из которых должен работать здорово, а не кто-то один.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Тото, вы сказали, что прессинг усиливается. Если говорить о Нико, не кажется ли вам, что в нынешнем сезоне он лучше справляется с прессингом и выглядит более сосредоточенным, чем в предыдущие два года?
Тото Вольфф: Согласен, Нико успешно справляется с прессингом, его ничто не сбивает с пути – по крайней мере, таково мое впечатление. Даже если случается непростой уик-энд, Нико научился своевременно делать правильные выводы и двигаться дальше, а если этап сложился здорово – вести себя скромно и думать о том, за счет каких факторов всё получилось. При любом настроении он сохраняет спокойствие, и это одна из причин, по которым он сейчас лидирует в чемпионате.

Стивен Фитцпатрик

Вопрос: (Дитер Ренкен) Стивен, Гран При Бразилии наверняка оставил у вас досадные эмоции. Что вы чувствовали, когда поняли, что результат может стоить вам потери 15 миллионов долларов, а в отдаленной перспективе – и того больше?
Стивен Фитцпатрик: Первые мысли были вовсе не о деньгах. Гонка могла сложиться очень здорово и стать отличным завершением захватывающего сезона, в котором было немало взлетов и падений. Мы на протяжении десяти этапов удерживали десятое место в зачете Кубка конструкторов, притом в Бразилии по ходу гонки было бесчисленное множество сценариев, и мы всякий раз пытались рассчитать возможную позицию на финише.

Конечно, первой реакцией была досада – в последние полтора года коллектив выкладывался по максимуму без какой-либо награды, мы претендовали на десятое место, что могло стать свидетельством серьезного прогресса… Мне было обидно за наших сотрудников на трассе и на базе, но затем я подумал о том, что чувствуют коллеги из Sauber. Они были фантастическими соперниками на протяжении всего сезона, я понимал, насколько важны для них эти очки, и пытался представить их радость от того, что долгая работа принесла ожидаемый эффект.

В конечном итоге, сезон не сводится к одной гонке – да, в плане результата этап в Бразилии оказался для нас во многом решающим и неожиданным, но таков спорт. В тот воскресный день ситуация сложилась не в нашу пользу, однако всем нам хочется видеть больше подобной непредсказуемости, ведь она захватывает. Этап был непростым, но после него мы быстро вернулись к работе.

Вопрос: (Грэм Харрис) Вопрос для Стивена и Мониши. Мониша, потенциально Sauber может занять десятое место в Кубке Конструкторов по итогам сезона, притом и у вашей команды, и у Manor ожидаются новые спонсоры. Может ли обмен позициями как-то повлиять на уже принятые решения? Стивен, возможное одиннадцатое место ставит под вопрос достигнутые договоренности, сулит убытки?
Стивен Фитцпатрик: Конечно, в финансовом плане такой результат не помогает, но что касается договоренностей, они давно оформлены. Было понятно, что с одним очком в запасе за две гонки до конца чемпионата возможны самые разнообразные сценарии. Ситуация огорчает, но она для нас ничуть не неожиданная.

Вопрос: То есть, она не помешает возможной сделке?
Стивен Фитцпатрик: Не помешает. Впрочем, сезон еще не закончен – в эту пятницу мы выглядели вполне конкурентоспособно, впереди ещё одна гонка.

Мониша Кальтенборн: В нашем случае спонсоры пришли, когда мы занимали 11-е место, так что риски были известны заранее. Конечно, мы говорили им, что сделаем всё возможное, чтобы закончить сезон на десятом месте – такой вариант гораздо приятнее, но какого-либо влияния результата на договоренности мы не ожидаем.

Вопрос: (неразборчиво)
Мониша Кальтенборн: Нет. Как я уже говорила, с нынешними инвесторами будущее команды в относительной безопасности, мы не ожидаем каких-либо драматичных событий вроде тех, что случались в прошлом. Когда у вас есть бизнес-план, вы выглядите увереннее, а с дополнительным финансированием этот бизнес-план проще реализовать.

Вопрос: (Рене Хофманн) Я хотел бы спросить каждого из вас о предстоящем сезоне. Какие изменения в правилах наиболее значимы для вашей команды, на какой результат вы рассчитываете, и какие сложности ожидаете?
Отмар Сафнауэр: Для нас это будет серьезный вызов – начинать сезон без каких-либо заимствованных из предыдущего года наработок. Кроме того, у нас нет той инфраструктуры, которой располагают большие команды – мы получаем детали от поставщиков, а не производим их самостоятельно, что увеличивает сроки работ. Остается надеяться, что мы сработаем здорово, а другие – не очень.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: У нас такие же надежды – что остальные сработают хуже! К счастью, сейчас у нас стабильное финансовое положение, с новыми правилами мы смогли довольно рано начать разработку перспективного шасси, однако нельзя сказать, что мы представляем свою реальную скорость. Никто не возьмется предсказать расстановку сил до первых тестов, а там и до окончания нескольких гонок. Для Формулы 1 это отличный шанс изменить существующее положение дел – надеюсь, за зиму мы найдем нечто интересное. Специалисты на базе активно работают над перспективным шасси, чтобы мы смогли закончить следующий сезон на более высоких позициях, чем нынешний, но в остальном нам нужно просто подождать. Для Формулы 1 перспективы просто захватывающие!

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Мы питаем те же надежды. Команде предстоит добиться серьезного прогресса, изменения в правилах – это шанс вернуться в середину пелотона, и у нас есть для этого необходимые средства. Надеюсь, спорт от этого станет только зрелищнее. Многие критиковали отдельные инициативы – посмотрим, изменится ли расстановка сил.

Вопрос: Стивен?
Стивен Фитцпатрик: В 2016-м нам пришлось строить абсолютно новое шасси – из-за внешнего управления в 2015-м году команда не строила машину, так что нам этот процесс не в диковинку. Разница между тем, где мы были в 2014 году, и нынешней формой конкурентов была настолько велика, что нам пришлось добиваться серьезного прогресса.

В нынешнем сезоне я дал сотрудникам четкие указания направлять все усилия на действующую программу, пока мы не заработаем несколько очков и не выйдем на десятое место в Кубке конструкторов. После этапа в Австрии коллектив целиком переключился на перспективное шасси, притом до сегодняшнего дня мы проделали значительную работу: усилили ресурсную базу, переехали в новые помещения, стали пользоваться аэродинамической трубой Mercedes, что уже привело к значительному прогрессу.

Команда полна надежд, но лично я не рассчитываю на то, что соперники допустят оплошность, так как с большим уважением отношусь ко всем им. Следующий сезон обещает быть очень интересным!

Вопрос: Тото, а вы наверняка начнете новый сезон в том же статусе, в котором завершили предыдущий?
Тото Вольфф: Пожалуй, я тоже соглашусь с Отмаром! Честно говоря, мы не поддерживали изменения в правилах, но не потому, что нам хотелось зафиксировать нынешние. Всем очевидно, что при стабильности в регламенте конкурентоспособность команд постепенно выравнивается, а мы не были уверены в правильности выбранного пути для Формулы 1.

Новые машины в аэродинамической трубе выглядят впечатляюще, лично я с нетерпением жду возможности увидеть их на трассе. Гонщикам придется заметно труднее, перегрузки в поворотах возрастут – то, что мы наблюдаем на симуляторе, уже воодушевляет. Там, где сейчас приходится сбрасывать скорость, машины будут мчаться на полном газу, рекорды круга не устоят – нас ждет невероятный сезон! Надеюсь, из-за ширины машин и потока возмущенного воздуха обгоны все-таки не станут сверхсложной задачей, но посмотрим. А поскольку мы сейчас являемся фаворитами, наша команда обязана сработать лучше других.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Стивен, когда состоится сделка, вы по-прежнему будете участвовать в делах команды?
Стивен Фитцпатрик: Я не могу обсуждать с вами детали.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Тото, но если кто-либо желает присоединиться – добро пожаловать. Тото, вы были членом стратегической группы с момента ее образования. Вы в самом деле верите, что группа максимально эффективно служит интересам Формулы 1? Из недавних примеров: кто-то из команд представил свои предложения, но они даже не попали на рассмотрение Комиссии Формулы 1, поскольку были заблокированы. Есть ли альтернатива этому процессу, вызывающему сегодня столько критики?
Тото Вольфф: Дитер, вы – главный сторонник стратегической группы, мы это давно знаем! Сложность в том, что в Формуле 1 каждая команда имеет собственное мнение, в центре которого – личная конкурентоспособность, а в рамках группы мы должны рассматривать то, что хорошо для чемпионата в целом.

Недавно я стал отмечать для себя, что в рамках группы и Комиссии Формулы 1 даже давние соперники могут прийти к консенсусу. Да, отдельные инициативы не нашли поддержку – очевидно, вы говорите о предложениях, что высказывались около полугода назад. Они касались технического регламента, соответствующая группа компетентных специалистов решила, что предложения не вполне уместны, но по каким-то причинам они попали в повестку собрания стратегической группы и уже там были отклонены. Нынешний регламент рассчитан до 2020 года, и если есть возможность каким-то образом улучшить процесс очередного его пересмотра, я первым выскажусь в поддержку.

Стивен Фитцпатрик: Я никогда не присутствовал на собраниях группы и не представляю, что там происходит, но я ранее шутил на тему, что Mercedes побеждают так часто, что уже и для них это становится проблемой.

Mercedes – фантастическая команда, заслужившая такой успех, но в целом в чемпионате уровень конкурентоспособности слишком неоднороден, и состав Комиссии Формулы 1 и стратегической группы это подтверждают. Представляя команду, которая занимает сейчас одиннадцатое место в Кубке конструкторов, я знаю, о чем говорю: Формуле 1 нужен более единообразный уровень конкурентоспособности и все факторы, служащие его основой – финансовые, организационные и т.д. Это то, чего следует добиться во благо всех участников, но задача очень непростая.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Тото, по ходу сезона у вас было несколько непростых моментов: авария между вашими гонщиками на первом круге в Испании, столкновение между ними же на последнем круге в Австрии и отказ двигателя на машине Льюиса в Малайзии, когда он претендовал на победу. Какой из этих моментов был наиболее тяжелым?
Тото Вольфф: То есть, самым худшим? На третьем месте будет отказ двигателя на машине Льюиса в Малайзии, сильно повлиявший на ситуацию в чемпионате. Льюис уверенно лидировал в гонке, как раз тогда на протяжении нескольких этапов преимущество переходило то к нему, то к Нико – Росберг доминировал в Сингапуре, а в Малайзии инициативой владел Хэмилтон, как владел он ей и далее в Сузуке и Мексике. Поломка была совершенно неожиданной и крайне досадной.

На втором месте – Барселона. Редко бывает так, что вы занимаете первые две позиции, а затем не зарабатываете ни очка. Мы стояли перед мониторами, рядом со мной находился исполнительный директор Daimler Дитер Цетше, спросивший: «Что здесь происходит?» Впрочем, подобного не случалось с этапа в Спа в 2014-м, так что в целом ничего страшного.

Худшим был момент в Австрии, случившийся спустя пару этапов после Барселоны. Мы дали всем понять, что инцидент в Испании был разовым, что подобное недопустимо впредь, однако на последнем круге гонки на Red Bull Ring – домашнем автодроме наших соперников – едва не потеряли обе машины, ехавшие на тот момент на первом и втором местах. Там мы перешли границу, о чем впоследствии высказались предельно четко.

Мониша Кальтенборн

Вопрос: (Дэн Натсон) Мониша, в Banco do Brasil объявили, что не станут поддерживать Фелипе Насра в следующем году. Как это повлияет на возможное решение, останется ли гонщик в команде?
Мониша Кальтенборн: Всё верно, банк информировал нас о прекращении спонсорской программы. Вакансия гонщика остается открытой, эта новость никак не скажется на процессе оценки вариантов.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, у Паскаля Верляйна тоже остается единственный шанс оказаться в кокпите в следующем сезоне. Вы рассматриваете вариант, что он будет выступать на машине с мотором Ferrari?
Тото Вольфф: У Паскаля два варианта.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Да, но в одном из них компания должна сформировать спонсорский бюджет…
Тото Вольфф: Прежде всего, было здорово видеть Эстебана Окона и Паскаля Верляйна в Manor – прогресс команды впечатляет, место там остается одним из привлекательных вариантов. Эстебан предпочел уйти в Force India, а мы продолжаем переговоры с Монишей и Стивеном. Пока ничего не решено.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Тото, в этот решающий момент Льюис в полной мере доверяет команде? Если нет, как вы пытаетесь восстановить это доверие?
Тото Вольфф: Льюис полностью доверяет команде. Мы привыкли недооценивать прессинг, которому подвергаются гонщики – им нужно добиваться результата каждый уик-энд, превосходить собственного напарника. Борьба продолжается до финального этапа, здесь вспоминаются все огорчения и все счастливые моменты, и если рядом оказывается микрофон, а из зала звучат нужные вопросы, можно получить весьма громкие заголовки, как было вчера.

Для меня это словно бумеранг, который постоянно возвращается – та неприятная история, которую мы в команде давно закрыли. Наше отношение к Льюису никак не изменилось. Всем известно, что временами фразы вырывают из контекста, преувеличивают – нужно хотя бы иногда позволять гонщикам выражать эмоции, мы не хотим чрезмерно их сдерживать.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Клэр и Мониша, в этом году второй раз в истории женщина стала премьер-министром Великобритании, впервые в истории президентских выборов в США одним из кандидатов была женщина. Будучи единственными в истории Формулы 1 женщинами – руководителями команд, что вы думаете о перспективах представительниц прекрасного пола в бизнесе и на гоночной трассе?
Клэр Уильямс: Отличный вопрос! Подобные тенденции в последние несколько лет наблюдаются в разных сферах жизни, в Великобритании Тереза Мэй стала первой за минувшие тридцать лет женщиной-премьер-министром – ситуация медленно, но верно меняется.

Не знаю, как поступает Мониша, но лично я часто говорю о роли женщин в экономике и их продвижении не только на руководящие посты, но и на различные уровни организации. Да, в Формуле 1 только мы с Монишей являемся руководителями команд, но внутри команд женщины работают в совершенно разных отделах, занимаются аэродинамикой, инженерным делом, а не только привычными задачами маркетолога.

Это важный сдвиг парадигмы, который может являться примером для других отраслей: если женщина справляется с задачами Формулы 1 – это убедительный сигнал для всех. Опять же, вопрос не должен в целом сводиться к конкретному полу. Каждый индивид привносит свои особенности в то дело, которым занимается, и в спорте вроде нашего, где нужно выступать на пике эффективности, всё решают люди.

Если вы стремитесь к победе, вы не должны ограничиваться вопросами пола – важно понимать, насколько человек хорош в своем деле, насколько предан интересам команды. Вместе с тем мне хотелось бы видеть больше женщин и в Формуле 1, и в автоспорте в целом, сейчас на эту тему в обществе идет очень важная дискуссия.

Мониша Кальтенборн: Как заметила Клэр, за последние годы в Формуле 1 стало гораздо больше женщин, и наша основная задача – мотивировать общество дать женщинам шанс. В мире достаточно женщин, чье образование, компетенции и уверенность позволяют справляться с задачами не хуже мужчин, к этому следует относиться с большим вниманием и давать представительницам прекрасного пола реальные возможности.

Вопрос: Насколько нам известно, в вашей команде за стратегию отвечает женщина, и она внесла свой вклад в заработанные в Бразилии очки, верно?
Мониша Кальтенборн: Абсолютно. В свое время мы дали ей шанс.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости