Гран При Монако

Гран При Монако

Гран При Монако: Пресс-конференция в среду

Пресс-конференция в среду

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Дженсон Баттон (McLaren), Кими Райкконен (Ferrari), Роман Грожан (Lotus), Маркус Эриксон (Sauber), Валттери Боттас (Williams)

Вопрос: Льюис, поздравляем с новым контрактом! Почему вы сочли Mercedes правильным выбором на ближайшие несколько лет?
Льюис Хэмилтон: Добрый вечер, давно я не видел в пресс-центре столько людей. Я не первый год сотрудничаю с Mercedes, они помогли мне прийти в Формулу 1. С 1997-го года, когда я подписал контракт с McLaren-Mercedes, они постепенно готовили меня к дебюту, и я, по сути, всё время выступал за Mercedes – желание продолжить было вполне естественным. Кроме того, в этой команде я добился потрясающих успехов, очень доволен машиной и специалистами. По всем этим причинам принять решение было несложно – здорово, что команда тоже пожелала продолжить сотрудничество со мной.

Вопрос: Для вас это девятый Гран При Монако. Вы победили здесь в 2008-м – в свой чемпионский сезон. Что значит для вас этот этап?
Льюис Хэмилтон: Потрясающая гонка, не похожая ни на какую другую и особенная для каждого гонщика. Это Монако – я живу здесь, это одно из моих любимых мест на планете. Трасса невероятная, а уик-энд здесь всегда один из самых запоминающихся – не только для участников, но и для болельщиков.

Вопрос: Благодарю вас! Дженсон, за предыдущие шестнадцать лет вы четырнадцать раз выступали в Монако, а в 2009-м году одержали победу. Та победа по-прежнему является самой важной в вашем послужном списке?
Дженсон Баттон: Доброго вечера! Победа? Пожалуй, она здесь не главное. В Монако, как известно, очень сложно обгонять, потому успех в субботу здесь даже важнее, чем в воскресенье. Тогдашний поул, очевидно, был самым важным в моей карьере – он предопределил итог уик-энда!

Вопрос: В Испании вы говорили, что машина вас пугает. Эти проблемы решены? В какой форме подошла McLaren Honda к этому этапу?
Дженсон Баттон: Как вы могли заметить, там я был весьма разговорчив – людям свойственно преувеличивать, когда их переполняют эмоции. Гонка в Барселоне выдалась непростой, но хорошо, что сразу после нее у нас было два дня тестов – мы смогли всё отладить.

Машина стала гораздо стабильнее, особенно на длинной серии кругов. Кроме того, мы опробовали несколько новинок – в том числе для этапа в Монако, так что к концу тестов я был доволен. Вы сами можете видеть, насколько с февраля прибавила наша команда и особенно партнеры из Honda – мы чувствуем себя гораздо увереннее. Здорово, что удалось проехать немало кругов и выполнить важную работу – надеюсь, получится и в этот уик-энд.

Вопрос: Спасибо! Маркус, в прошлом году в Монако вы финишировали 11-м. Сейчас вы выступаете в другой команде – на какой результат может рассчитывать Sauber?
Маркус Эриксон: Полагаю, у нас неплохой базис, на уличных трассах я, как правило, выглядел уверенно, так что с нетерпением жду начала уик-энда! Как вы сказали, в прошлом году я хорошо провёл эту гонку, финишировал 11-м – надеюсь, на этот раз смогу добиться большего и вернусь в призовую десятку, такова основная задача.

Вопрос: В начале сезона вы уверенно проводили квалификации, но после этапа в Китае дела пошли несколько хуже. В чем причина, и что вы думаете о квалификации в Монако среди защитных барьеров?
Маркус Эриксон: В квалификации не получалось добиться максимальной эффективности от свежего комплекта шин, а в гонке мы выглядели конкурентоспособнее. На тестах в Барселоне команда активно работала над квалификационным темпом, мы нашли несколько решений и рассчитываем использовать их в Монако. Здесь крайне важен результат на быстром круге, но я чувствую себя уверенно – надеюсь, в воскресенье мы заработаем очки.

Вопрос: Валттери, в Монако вы ни разу не зарабатывали очки и не проходили в финал квалификации. Надеетесь переломить тенденцию?
Валттери Боттас: Конечно! В дебютном сезоне пришлось нелегко – в Монако машина вела себя не лучшим образом, да и пространства для атак здесь крайне мало. Год назад подвел мотор, но если на этот раз обойдётся без проблем, есть шансы заработать очки – надеюсь, их будет немало.

Валттери Боттас

Вопрос: Льюис продлил контракт с Mercedes, а по поводу вашего будущего по-прежнему немало слухов. В какой команде вы должны оказаться?
Валттери Боттас: Пока рано об этом говорить. Сейчас я полностью сосредоточен на достижении максимально возможных результатов и вместе с командой делаю всё, чтобы добиться прогресса.

Вопрос: Роман, в предыдущих трех гонках вы неизменно зарабатывали очки. Есть ощущение, что команда сможет навязать борьбу Williams?
Роман Грожан: На этой трассе никогда не знаешь, что может случиться, как поведет себя машина. Все говорят, что квалификация в Монако – ключ к успеху, но иногда здесь случаются сюрпризы: не могу припомнить, когда именно… в прошлом году я после прокола на первом круге пробился с девятнадцатого места на восьмое! Здесь всегда нужно действовать на пределе и избегать малейшего контакта с барьером.

Вопрос: Выступая в GP2, в Монако вы завоевали поул, но в Формуле 1 удача не всегда была на вашей стороне. Что вы можете сказать об этой трассе?
Роман Грожан: Временами я оказывался слишком быстр – особенно в 2013 году, когда был абсолютно уверен в машине и атаковал на пределе. Тогда я трижды разбил машину по ходу свободных заездов – это было слишком. Вместе с тем, здесь всё зависит от уверенности и способности нащупать предел возможностей машины. Есть несколько кругов, способных доставить огромное удовольствие – это круги в квалификации, когда выжимаешь максимум. Ну а при лидерстве с поула в Монако задача гонщика несколько легче, чем на других трассах.

Вопрос: Кими, вы тоже побеждали в Монако. Учитывая характер трассы и предложенные Pirelli составы резины, сможет ли Ferrari рассчитывать навязать борьбу Mercedes?
Кими Райкконен: Сложно сказать – нужно начать уик-энд, посмотреть, как пойдут дела на тренировках, и действовать по ситуации. Я рассчитываю, что мы будем, по меньшей мере, столь же быстры, как в целом с начала сезона, а там посмотрим. Для нас это обычный этап, пусть и на особенной трассе.

Вопрос: Как вы оценили подготовленные командой новинки и почему отказались от них в Испании? Каких результатов вы ждете в Монако и последующих гонках?
Кими Райкконен: Мы считаем, что новинки работают неплохо, иначе не стали бы ставить их на машину. Но есть ряд моментов, в которых нужно было разобраться, поэтому я заранее был готов работать на перспективу. Мы сделали выводы, и я уверен, что в будущем мы сможем с максимальной эффективностью использовать потенциал новых решений.

Вполне вероятно, что здесь новинки покажут себя лучше, ведь трасса и условия везде разные. Уик-энд в Испании оказался неплохим, но в Монако и последующих гонках мы сможем сработать результативнее, ведь основная задача – добиться прогресса. Команда заметно прибавила по сравнению с предыдущим сезоном, мы хотим сохранить эту динамику и должны продолжать выкладываться.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дэн Натсон) Льюис, уверен, вы рассматривали все варианты, но притом сказали, что решение остаться в Mercedes далось легко. Насколько внимательно вы изучали иные предложения?
Льюис Хэмилтон: Я их не рассматривал, поскольку с самого начала сезона сказал Mercedes, что не планирую вести переговоры с кем-либо еще. Уверен, они поступили так же.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Иан Паркес) Льюис, были ли у вас сомнения, что в Mercedes не захотят продлевать контракт – разговоры о его судьбе ходили со второй половины прошлого года? И еще – к моменту окончания срока действия контракта, вам будет 33 года. Считаете ли вы, что сможете выступать и дальше? В Mercedes, или где-то еще?
Льюис Хэмилтон: Лично у меня сомнений не было – мне помогли поверить, что команда желает продлить контракт, а с учетом наших побед и отношений это выглядело решенным делом. Потому я не чувствовал, что подписываю соглашение в последний момент – да, нам потребовалось время, но меня не подсиживал никто из гонщиков, что тоже неплохо. Каков второй вопрос?

Вопрос: (Иан Паркес) К моменту окончания контракта вам исполнится тридцать три. Планируете гоняться и дальше?
Льюис Хэмилтон: Думаю, я по-прежнему буду достаточно молод, что замечательно. Да, я планирую и в тридцать три года продолжать карьеру.

Вопрос: (Крис Медланд) Роман, считаете ли вы, что у Lotus достаточно ресурсов на доработку машины, чтобы в итоге вернуться в призовую десятку и навязать борьбу Red Bull и Williams?
Роман Грожан: Мы уже соперничаем с Red Bull, мы боролись с ними в Бахрейне, в Барселоне не уступали им в скорости, что само по себе здорово. Следующая цель – сократить отставание от Williams, но для этого нужно повысить скорость машины. У команды достаточно идей и специалистов, осталось готовить новинки к каждой гонке.

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Дженсон, журнал Autosport недавно инициировал глобальный опрос болельщиков. Считаете ли вы, что болельщики заслуживают право открыто высказывать свое мнение о будущем чемпионата, поскольку сейчас стратегическая рабочая группа не лучшим образом справляется со своей задачей?
Дженсон Баттон: После такой концовки вопроса я даже не представляю, что отвечать! Мнение болельщиков крайне важно, потому Ассоциация гонщиков Гран При GPDA завтра в 17:30 запустит глобальный опрос – впрочем, вы об этом уже знаете.

Без болельщиков и нас бы здесь не было. Формуле 1 нужны поклонники, сейчас их миллионы по всему миру, и нам интересно узнать их точку зрения: что они думают о нынешнем положении дел в спорте, о его перспективах. Да, у нас есть свое видение, ситуация в чемпионате весьма неплоха, но всегда есть место для улучшений, особенно там, где спорт постоянно меняется – как Формула 1 с точки зрения используемых технологий. Посмотрим, как пройдет опрос.

Вопрос: (Владимир Роговец) Пара вопросов для всех. В предыдущий раз мы беседовали о возможных переменах в Формуле 1 – в частности, об ограничении радиообмена между гонщиками и командой. Первый вопрос – что вы думаете о таком запрете? Второе – нравится ли вам идея выглядеть архаично и вести гонку без радиообмена? Кими, вас это беспокоит?
Кими Райкконен: Для меня разницы практически никакой. Не думаю, что вопрос столь уж серьезен, но полный отказ от радиообмена может привести к серьезным изменениям – вероятно, поначалу мы не сможем добраться до финиша. Впрочем, не думаю, что это хороший способ сделать гонки более интересными.

Кими Райкконен

Вопрос: (Владимир Роговец) Что скажете насчет следующего тезиса: если технологии есть, почему бы их не использовать?
Кими Райкконен: Чтобы гонки стали интереснее, надо что-то менять. Будет здорово, если машины поедут еще быстрее.

Вопрос: (Владимир Роговец) Валттери?
Валттери Боттас: Не думаю, что это такой уж важный вопрос. Сейчас команда предоставляет гонщикам достаточно информации, помогая им на трассе. В прошлом году по ходу сезона вводились разнообразные ограничения, но какого-либо эффекта не наблюдалось… Нам не привыкать адаптироваться к нововведениям.

Вопрос: (Владимир Роговец) Роман?
Роман Грожан: Согласен с Валттери, эта идея не принесет глобальных перемен. Мы сейчас чуть больше знаем о новых технологиях, и получение информации по радиосвязи теперь имеет меньшее значение, чем год назад.

Вопрос: (Владимир Роговец) Льюис, в этом году у большинства машин на руле появился увеличенный по сравнению с предыдущим сезоном дисплей. Это сделано с целью компенсации ограничений на радиообмен?
Льюис Хэмилтон: Не ожидал продолжения темы, поскольку думал, что Кими дал ясный ответ. Да, дисплей помогает получать больше информации, но я о нем как-то не думаю.

Вопрос: (Себастьян Скотт) Льюис, подписывая очередной трехлетний контракт, принимали ли вы во внимание возможное изменение технического регламента в 2017 году, или же это вас ничуть не беспокоило?
Льюис Хэмилтон: Было бы неразумным не принимать в расчет подобный фактор. Нужно всегда думать о перспективе – когда я пришел в Mercedes, я обладал информацией о планах и предстоящих изменениях, направленных на достижение тех результатов, что есть у нас сейчас. Разумеется, я проанализировал планы команды, потому принять решение было легко.

Вопрос: (Дэн Натсон) Вопрос ко всем: желали бы вы возвращения дозаправок? Маркус?
Маркус Эриксон: Меня устраивает нынешняя ситуация.

Вопрос: Роман?
Роман Грожан: Мне всё равно.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Мне не доводилось иметь дело с дозаправками – было бы интересно попробовать!

Вопрос: Гонщикам, сидящим в первом ряду, доводилось гоняться с дозаправкой. Ваше мнение, Дженсон?
Дженсон Баттон: Полагаю, это не вопрос, на который нужно ответить «да» или «нет»? Есть фактор безопасности – та причина, по которой мы отказались от дозаправок, а также фактор затрат. Но что касается гонок, во времена дозаправок они были интересными: если у вас возникала проблема на первом круге, можно было попробовать иную тактику, тогда как сейчас с этим намного сложнее…

Льюис Хэмилтон: Требовалось ответить «да» или «нет».

Дженсон Баттон: Я знаю, но глупо отвечать на такой вопрос только «да» или «нет».

Льюис Хэмилтон: А я отвечу «да».

Кими Райкконен: Да.

Дженсон Баттон

Вопрос: (Ливио Орихио) Можно расширить вопрос. Стратегическая группа планирует немало изменений на 2016 и 2017 годы. Поддерживаете ли вы идею с более широкими машинами, более широкими шинами, более мощными моторами и, главное, вариант, при котором одна команда может предоставлять шасси другой?
Дженсон Баттон: Было предложено немало идей, что уже хорошо. Как я говорил, всегда есть пространство для улучшений, и для меня самым интересным сезоном с позиции гонщика был сезон 2004 года, когда у нас были десятицилиндровые моторы объемом три литра и мощностью в девятьсот лошадиных сил, раскручивающиеся до двадцати одной тысячи оборотов в минуту, а еще был фактор износа шин. Но времена меняются, нужно принимать в расчёт затраты – не знаю, к чему приведет такой подход.

Вопрос: Кими, вам по душе подобные предложения?
Кими Райкконен: Более-менее. Думаю, изменения пошли бы на пользу, машины стали бы красивее – такими, какими они были раньше, и это правильно. Надеюсь, так и будет, нужно набраться терпения, а там посмотрим.

Вопрос: Валттери, более быстрые машины, которыми сложнее управлять…
Валттери Боттас: Почему бы и нет? Здорово, если спорт продолжит свое развитие – уверен, каждому гонщику хочется иметь максимально быструю машину, так гораздо интереснее!

Вопрос: (Кристиан) Льюис, почему переговоры настолько затянулись? Речь шла о деньгах? Есть ли у вас возможность досрочно расторгнуть соглашение?
Льюис Хэмилтон: Это конфиденциальная информация. Почему ушло столько времени? Мы начали переговоры в феврале, я взял паузу, временами думал об этом, временами – нет. Не было причин для спешки, мне предстоял сезон, на который у меня точно есть контракт, так что не требовалось вникать во все тонкости каждый день. Я отходил от темы и снова возвращался к ней – мне впервые довелось продлевать соглашение, пришлось приложить усилия, чтобы во всем разобраться. Я получил новый опыт и очень этому рад!

Вопрос: (Иан Паркес) Кими, полагаю, вы в курсе, что ваш соотечественник, сидящий позади, претендует на ваше место в команде, если в Ferrari решат не продлять действующий контракт. Подойдет ли Валттери Ferrari, и если да, то почему?
Кими Райкконен: Пусть мы оба финны, мы не настолько хорошо знаем друг друга. Вам следует спросить Ferrari об их планах, но такой вариант вполне вероятен. Похоже, в какой команде бы я ни выступал, каждый год я либо рискую потерять место, либо получаю новый контракт. Впрочем, меня это не беспокоит, а остальное покажет время.

Вопрос: (Оливье де Вильде) Льюис, помня результаты прошлогодней квалификации в Монако, измените ли вы подход к квалификации нынешней?
Льюис Хэмилтон: Нет. Я приехал сюда на очередную гонку, и есть немало областей… Собственно, я сосредоточен на тех, где мне нужно прибавить, так что это еще одна возможность, еще один шанс. Я побеждал в Монако всего раз в 2008-м, притом тот уик-энд сложился не идеально, и мне с тех пор не удавалось здесь собрать всё воедино. За многие годы у некоторых гонщиков это получалось, так что я жду чего-то подобного.

Вопрос: (Даниэль Ортелли) Дженсон, учитывалось ли мнение GPDA при рассмотрении инициатив для 2016 и 2017 годов? Если да, то организован ли этот процесс?
Дженсон Баттон: Пока мнение ассоциации не спрашивали, но, уверен, это произойдет. У нас есть немало предложений, как сделать спорт лучше и для нас, и для зрителей. С нашим опытом выступления на разных машинах и в разных условиях мы можем помочь процессу, высказав конкретное мнение - уверен, так оно и будет, просто пока момент не настал.

Вопрос: (Барна Зсольдос) Льюис, вы подписали контракт, весьма выгодный с финансовой точки зрения. Вспоминали ли вы первый год своей карьеры и думали о том, насколько далеко продвинулись с тех пор – в том числе в плане благосостояния?
Льюис Хэмилтон: Я думаю об этом каждый день. Эти две недели я провел в Монако, и когда просыпался утром, выходил на балкон и смотрел на панораму княжества, думал, насколько это отличается от хостела, где я вырос. Я помню то время, словно это было вчера, и потому мне странно смотреть на всё это и думать: «Вот это да!»

Мы как раз беседовали с Дженсоном, и я сказал, что помню, как, сидя на диване, смотрел его первую гонку, когда он финишировал девятнадцатым в Мельбурне. Тогда я еще ходил в школу – поразительно, как быстро летят годы! Впрочем, с тех пор ничего не изменилось, разве что теперь мои возможности несколько шире, и у меня самая замечательная работа в мире.

Вопрос: (Хейкки Культа) Кими, здесь квалификация особенно важна. Насколько более сильный прессинг вы испытываете, не слишком хорошо выступая в квалификациях в этом сезоне?
Кими Райкконен: Прессинг ничуть не сильнее. Да, квалификации складывались не идеально, но если думать, что они будут не идеальны, итог может превзойти ожидания. В Монако квалификация всегда имела особое значение, но судьба многих гонок решается в квалификации – здесь это заметно несколько больше, однако в наше время обгонять в принципе непросто. Впрочем, мы сделаем всё от нас зависящее и постараемся действовать эффективно на протяжении всего уик-энда, чтобы добиться высокого результата.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, в прошлом году сезон складывался для вас очень удачно вплоть до Гран При Монако, с которого начались сложности. Вернуть лидерство в чемпионате вы смогли лишь в Сингапуре. На этот раз вы лучше готовы к возможным неожиданностям?
Льюис Хэмилтон: Думаю, я в целом готов чуть лучше – хочется верить, с возрастом так будет всегда. Опять же, всегда есть вероятность появления новых факторов – придется их изучать, накапливать опыт. В любом случае, я чувствую себя гораздо более способным справиться с любыми неожиданностями.

Роман Грожан

Вопрос: (Грэм Харрис) Роман, на прошлой неделе Джолион Палмер сказал, что надеется провести десять-одиннадцать пятничных тренировок по ходу сезона, причём именно вы будете уступать ему место в кокпите. Как это сказывается на подготовке к гонке, почему вы не делите эту обязанность с Мальдонадо?
Роман Грожан: Это заметно влияет на процесс подготовки к гонке. В первой пятничной тренировке мы, как правило, оцениваем аэродинамические новинки, и ты знаешь, что за три серии из пяти-шести кругов можно понять, какая из новинок подходит в большей степени. Кроме того, ты получаешь первое представление о поведении машины, после чего в преддверии второй тренировки можешь скорректировать настройки, подобрать параметры дифференциала и тормозного усилия.

В самом начале второй сессии у тебя есть пять кругов на более жесткой резине, три круга на более мягкой, после чего команда переключается на работу длинными сериями – в отсутствие первой сессии гораздо сложнее выбрать верные настройки.

Да, в ночь с пятницы на субботу мы тоже вносим изменения, но утренняя субботняя тренировка проходит с иным количеством топлива и в иных условиях. По этой причине гонщики неохотно уступают место в кокпите, ведь чем больше времени проводишь на трассе, тем лучше – особенно при крайне ограниченном количестве тестов. Насколько я помню, мне предстоит уступить Джолиону машину в десяти первых пятничных сессиях, но такова ситуация.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, в отличие от предыдущего сезона, если обойдется без происшествий, в финале квалификации у вас есть право первым из гонщиков Mercedes уйти на попытку. Какой будет ваша стратегия относительно Нико?
Льюис Хэмилтон: Да, в этот раз у меня есть выбор, тогда как в первой гонке нам пришлось подбрасывать монетку. Тогда Нико выиграл и решил выезжать вторым, притом от гонки к гонке есть как плюсы, так и минусы в том, чтобы оказаться первым на трассе или наоборот, быть среди тех, кто позднее прочих завершает квалификацию. Кроме того, в Монако всегда есть вероятность попасть под желтые флаги. Неприятность может случиться в любой момент: если ты выехал одним из первых, и на твоем быстром круге появились желтые флаги, то…

Впрочем, мы постараемся сработать командой, а решение будем принимать я и мои инженеры. Уверен, прошлогодняя ситуация не повторится, я не ощущаю какого-либо прессинга – нужно просто сработать лучше и быстрее проехать круг.

Вопрос: (Иан Паркес) Дженсон, опрос болельщиков начнется совсем скоро. Считаете ли вы, что спортивные власти смогут прислушаться к предложениям болельщиков и реализовать некоторые из них?
Дженсон Баттон: Наша задача – провести опрос и оценить результаты. Интересно узнать, какое направление развития спорта болельщики считают правильным, но это не означает, что сразу что-то изменится. Просто нам, гонщикам, и всем в Формуле 1 необходимо более полное понимание ситуации. Опросы не проводились давно, нужно сделать это – хочется верить, мы получим позитивную обратную связь.

Другие новости