Гран При Монако

Гран При Монако

Гран При Монако: Пресс-конференция в четверг

Гран При Монако. Пресс-конференция в четверг

Участники: Франц Тост (Toro Rosso), Роберт Фернли (Force India), Тото Вольфф (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Пол Хембри (Pirelli), Сирил Абитебул (Renault Sport F1)

Вопрос: Начнем с общего вопроса. Что вы думаете об озвученных на минувшей неделе предложениях Стратегической группы для 2017 года? Кристиан?
Кристиан Хорнер: Как вы знаете, мы не можем обсуждать детали той встречи, а если опираться на пресс-релиз, она прошла в позитивном ключе, было обсуждено немало интересных инициатив. Мы говорили о будущем, о текущих проблемах, есть положительные результаты в работе над регламентом на шасси для 2017 года. Была дискуссия насчет дозаправок, должны ли они вернуться или нет – есть разные мнения. Встреча прошла конструктивно – не скажу, что мы приняли немало решений, но обсудили многие актуальные темы.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Практически нечего добавить к тому, что сказал Кристиан. Это была конструктивная встреча, касающаяся правил на 2017 год. Мы все согласились, что хотим видеть более быстрые машины, что результаты на круге должны улучшиться на пять секунд, что от гонщика должно зависеть больше – возможно, нам следует избавиться от электронного контроля старта и вернуться к сцеплению традиционной конструкции. Возвращение дозаправок также обсуждалось, есть несколько вариантов. Все участники согласились, что перемены нужны, и это хорошо.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Видимо, я присутствовал на какой-то другой встрече, поскольку не считаю, что она прошла конструктивно – за восемнадцать месяцев мы так и не согласовали ни одну из мер по сокращению расходов, как и вопрос более равномерного распределения доходов, да и силовые установки останутся такими, как сейчас. Да, дискуссия по поводу 2017 года была неплохой, но фундаментальные вещи остались нетронутыми.

Вопрос: Пол?
Пол Хембри: Пара предложений касалась шин. Одно заключалось в том, что команды смогут самостоятельно выбирать составы – мы работаем с Чарли Уайтингом и FIA над решением, которое будет отвечать заявленным требованиям, обеспечит должный уровень безопасности и добавит интереса болельщикам. Процесс только начался, но он развивается весьма позитивно. Второе предложение касается увеличения ширины шин – не знаю, будем ли мы к тому моменту поставщиками чемпионата, но идея неплохая.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Я не участвовал во встрече и потому не могу судить о её содержании. Не хватает дискуссии о том, как снизить расходы и повысить зрелищность за счет нетехнических мер, но правила сейчас в стадии обсуждения – посмотрим, каким будет результат.

Вопрос: Сирил, а вы что скажете о перспективах на 2017-й год?
Сирил Абитебул: До 2017 года еще далеко, но мы к нему еще вернемся. Встреча прошла интересно, но Формула 1 – очень сложная сущность, потому крайне непросто договориться насчет конкретного комплекса мер, направленных на решение текущих проблем. В какой-то мере все сошлись во мнении, что нужно делать, и каким должен быть чемпионат в будущем – хорошо, что команды имеют единое видение. Осталось понять, как к этому прийти.

Вопрос: Уверен, мы еще коснемся этой темы, но перейдем к индивидуальным вопросам. Франц, сегодня свободным заездам помешала погода, но в первой сессии и в самом начале второй оба ваших гонщика довольно быстро набрали скорость, а Макс Ферстаппен показал второй результат. Вы впечатлены такой работой?
Франц Тост: Думаю, у нас есть всё необходимое для вывода обеих машин в финал квалификации и финиша в призовой десятке. Машина конкурентоспособна, гонщики выступают неплохо, команда прогрессирует – не вижу причин, по которым мы не должны заработать очки.

Вопрос: В Испании машина действительно поехала лучше. Она стала более стабильной? Кажется, именно этого вам не хватало в прошлом году…
Франц Тост: Да, машина едет стабильнее и лучше слушается руля на торможении и при разгоне. Ей легче управлять, чем в предыдущие годы – следовательно, у гонщиков больше возможностей выжать из нее максимум без риска совершить ошибку.

Вопрос: Пол, сегодня у команд не было возможности опробовать шины SuperSoft, хотя этот состав будет использоваться в ближайших гонках. Огорчены ли вы этим фактом, и как, по-вашему, будут складываться события по ходу уик-энда?
Пол Хембри: Пожалуй, в командах люди огорчены больше. Единственное, что нам удалось понять, это то, что смена асфальта практически не повлияла на характеристики трассы. Нагрузка на резину здесь невелика, так что мы не ждем каких-то проблем.

Вопрос: Вернемся к недавней встрече. Одним из предложений была возможность команд выбирать составы на конкретную гонку. Что вы об этом думаете, и как оцениваете планы сделать машины на пять секунд быстрее?
Пол Хембри: Как я уже говорил, мы приняли к сведению это предложение и вместе с FIA пытаемся найти решение, которое не только будет отвечать требованиям команд, но и обеспечит должный уровень безопасности. Судя по первым обсуждениям, мы на верном пути.

Сделать машины более быстрыми? Вопрос в том, за счет чего, и более широкие шины этому бы способствовали. С точки зрения производителя хотелось бы понять, как с этими шинами работать – количество тестов сведено к минимуму, и если облик машин изменится кардинально, нам не хотелось бы уже в феврале на тестах в Хересе выяснять, работает наше решение, или нет. С теорией здесь полный порядок, нужно подумать о практике.

Вопрос: Роберт, вы один из тех, кто выступал за свободный выбор составов. Чем вам нравится такая концепция?
Роберт Фернли: Тем, что решение будут принимать команды – это обеспечит разнообразие стратегий. Приятно, что в Pirelli поддержали идею и готовы разработать решение, которое и обеспечит безопасность, и предоставит участникам свободу выбора.

Вопрос: Как обстоят дела с подготовкой обновлённой машины? Когда она будет представлена, и какого прогресса можно ожидать?
Роберт Фернли: Из бесед с инженерами я понял, что они рассчитывают на серьезный прогресс. Надеюсь, мы всё же увидим новинку в Австрии – хотелось бы верить, что команда сможет вывести ее на гонку, но более вероятно, что мы будем работать с ней на тестах.

Вопрос: Сирил, на встрече Стратегической группы не было разрешено использовать пятую силовую установку за сезон. Что скажете?
Сирил Абитебул: Я с сожалением воспринял эту новость, поскольку изменение правил позволило бы несколько выправить ситуацию для двух наших клиентских команд, учитывая проблемы с надежностью с начала сезона. Мы знаем регламент, в нем говорится о четырех силовых установках на сезон, и мы должны следовать этому правилу.

Единственное, что хотелось бы добавить – я не считаю, что штраф за использование дополнительного мотора так уж велик. Понимаю возможное огорчение команд, но потеря десяти мест на старте – вероятно, мне не следует давать такие комментарии, поскольку FIA может ужесточить штраф – на трассе, где можно обгонять, если у вас достаточно мощности и верные настройки… Как правило, гонщику на машине, обладающей подобными характеристиками, удается отыграться по ходу дистанции. Повторюсь, мне досадно за наших клиентов, но не думаю, что штраф сильно повлияет на ситуацию в чемпионате.

Вопрос: Этап в Монако всегда был значимым для Renault. В какой форме французские мотористы в этот уик-энд?
Сирил Абитебул: Нам хотелось бы без проблем провести уик-энд. Не скажу, что у нас больше мощности – это было бы заблуждением. Просто сейчас нам хочется взять под контроль ситуацию с надежностью – с этим у нас проблемы с начала сезона, а потом вернуться к работе над мощностью.

Вопрос: Тото, в Испании Нико Росберг выиграл гонку, здесь Льюис Хэмилтон заявил, что хочет завоевать поул и победу после двух прошлых лет, когда он уступал в Монако напарнику. Как выглядит это соперничество изнутри?
Тото Вольфф: Соперничество на трассе всегда было жестким – мы могли видеть это и в четверг, когда Льюис и Нико агрессивно атаковали с первых минут тренировки. Команде это только на пользу, поскольку такая конкуренция подстегивает и обоих гонщиков, и весь коллектив, так что для четверга мы можем быть вполне довольны ситуацией.

Тото Вольфф

Вопрос: Одной из новостей этого уик-энда стало сообщение о продлении контракта между Mercedes и Льюисом Хэмилтоном. Почему вы решили объявить о том, что соглашение рассчитано на три года, и соответствует ли действительности циркулирующая среди журналистов информация о стоимости контракта?
Тото Вольфф: Вы знаете, что обсуждение условий контракта продолжалось в течение длительного времени. Основные пункты были определены пару недель назад, и мы посчитали, что нам следует объявить о том, что соглашение рассчитано на три года, и тем самым подчеркнуть важность долгосрочных отношений для команды. Что касается стоимости, я не могу комментировать этот аспект, но многое из того, что вы могли слышать, не соответствует действительности.

Вопрос: Кристиан, примите поздравления со свадьбой! Даниэль Риккардо сказал, что в Монако Red Bull Racing может добиться своего лучшего результата в сезоне. Вы разделяете его оптимизм?
Кристиан Хорнер: Спасибо за поздравления, технически я разделяю свой медовый месяц со всеми вами! Даниэль в Монако всегда выступал превосходно. Да, характеристики силовой установки здесь играют меньшую роль, чем на других трассах, и если, как заметил Сирил, у нас получится без проблем провести уик-энд… Собственно, уже сегодня на тренировках оба гонщика выглядели очень неплохо.

Вопрос: Доктор Хельмут Марко недавно подверг прессингу Даниила Квята. Как вы оцениваете результаты россиянина, и что, по-вашему, ему необходимо сделать?
Кристиан Хорнер: Комментарии Хельмута… Я вернусь к ним буквально через минуту. Хельмут всегда говорит о вещах прямо, а у Даниила сезон складывается очень непросто. На его стороне боксов дела идут по-разному: иногда гонки удаются, а иногда случаются проблемы. Но он молод, он постоянно прогрессирует, мы видим в нем большой потенциал – вы сами могли наблюдать его проявление сегодня во второй сессии по ходу финальной попытки на мокрой трассе. Даниил еще наберется опыта.

Ну а Хельмут имеет привычку говорить обо всем прямо. Мне вспоминается ситуация в бытность Марка Уэббера в Red Bull Racing. В 2010-м году после этапа в Монако мы отправились в Турцию, где Марк и Себастьян столкнулись друг с другом. Марку и Хельмуту нечасто доводилось беседовать между собой с глазу на глаз, но мы собрались у меня в офисе, представился такой шанс, и я сказал Марку: «Расскажи обо всем Хельмуту и обсуди с ним имеющиеся проблемы». А еще до встречи я намекнул Хельмуту: «Вне зависимости от того, что скажет Марк, всегда с ним соглашайся».

В итоге Марк прошелся по всем проблемам, сказал Хельмуту, что в нем его раздражает, но Хельмут принял это к сведению и ответил: «Согласен, хорошо». А потом добавил: «В любом случае, следующий этап в Валенсии крайне важен для команды, а лично ты на той трассе всегда выступал из рук вон плохо!». К счастью, Марк понял шутку, но эта ситуация очень хорошо характеризует свойственную Хельмуту прямоту.

Вопросы с мест

Вопрос: (Луис Деккер) Вопрос для господина Тоста, господина Вольффа и господина Хорнера. Как бы вы оценили второй результат Макса Ферстаппена, показанный им в утренней сессии, хотя он ранее никогда не выступал в Монако?
Кристиан Хорнер: Для парня, который в силу возраста пока не может взять машину напрокат, это впечатляющее достижение. Семнадцать лет… В этом году гонщики Toro Rosso выступают здорово, и это одна из позитивных историй в современной Формуле 1: два новичка, которым Red Bull дал шанс проявить себя. Они заслужили этот шанс и своими результатами доказывают, что молодежная программа компании работает.

Вопрос: Тото, Mercedes соперничала с Red Bull Racing за право пригласить Ферстаппена. Вы сожалеете, что уступили в той борьбе?
Тото Вольфф: Нет, было очевидно, что Ферстаппену сделали предложение, от которого он вряд ли откажется. Вы сами видите, что с хорошей машиной и конкурентоспособным напарником гонщики способны подгонять друг друга, а мы говорим о лучших новичках чемпионата. Для Макса второй результат в тренировке на трассе, где ему не доводилось выступать, да еще в непростых условиях – отличное достижение, но я бы не стал недооценивать и конкурентоспособность Карлоса Сайнса. Если у вас есть два одинаково быстрых гонщика, они подгоняют друг друга, и соперничество развивается конструктивно – пожалуй, Франц может сказать об этом больше.

Вопрос: Франц, желаете что-то добавить?
Франц Тост: Всем известно, что Макс очень талантливый гонщик, потому в Red Bull взяли его в молодежную программу и привели в Toro Rosso. Я был поистине впечатлен тем, как он добился своего отменного результата в сегодняшней первой сессии: утром он круг за кругом улучшал время, не допуская ни единой ошибки. Его способность контролировать машину и оценивать ее поведение феноменальна, я рад, что он выступает в нашей команде, и убежден, что он еще не раз проявит себя – хочется верить, в квалификации и гонке. С ним мы наверняка добьемся неплохих результатов, и я не удивлюсь, если по прошествии времени увижу его в пятерке быстрейших гонщиков.

Вопрос: (Пьер Ван Влие) Сирил, к какому сроку в Renault должны определиться по поводу перспектив участия в Формуле 1? Насколько мне известно, действующий контракт рассчитан до конца 2016-го…
Сирил Абитебул: Да, у нас есть обязательства перед этими двумя джентльменами (показывает на Хорнера и Тоста) до 31 декабря 2016, но крайней даты для принятия решения нет, как нет и спешки. Сейчас ключевая задача – взять под контроль ситуацию с надежностью и мощностью силовой установки. Как только это будет сделано, можно будет сосредоточиться на долгосрочных вопросах.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, я хотел бы вернуться к озвученному вами и Тото тезису, что вы не вправе обсуждать совещание Стратегической группы. В 21 веке спорт с 500-миллионной зрительской аудиторией живет с уровнем секретности под стать масонскому обществу 15 века. Разве в этом путь развития?
Кристиан Хорнер: Ты масон?

Тото Вольфф: Кто такие масоны?

Кристиан Хорнер: Я не могу рассказать тебе.

Тото Вольфф: Знаете, всё, что обсуждается в рамках Стратегической группы, спустя какие-то десять минут становится достоянием общественности. Иногда нам просто нужно собраться с мыслями и всё обсудить – да, не всегда придерживаются единого мнения, но за счет этого и развивается спорт.

Правда, какое бы решение мы ни обсуждали, оно преподносится как ошибочное. Мы говорим о намерении сделать машины на 5-6 секунд быстрее, ввести более широкие шины, вернуть дозаправки, но единственное, что я увидел в прессе – это то, что дозаправки не нужны, хотя еще вчера в этом же самом зале гонщикам был задан вопрос о целесообразности возвращения дозаправок, и они все поддержали эту идею.

Нужно перестать принижать спорт, потому одно из правил, принятых группой – Роберт недавно присоединился к нам, потому я хотел бы заострить внимание – звучит так: мы не должны говорить о Формуле 1 в негативном ключе. Нужно акцентировать внимание на позитивных факторах, на привлекательности спорта и пытаться сделать его лучше, пусть эта задача очень непростая.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: В какой-то степени я согласен с Тото, но не считаю, что формат Стратегической группы отвечает целям, нам нужна система с четкой программой действий, способная приносить результаты. Группа существует почти два года, а эффект практически нулевой – во времена, когда у руля были Макс Мосли и Берни Экклстоун, такого не было, мы четко понимали, в каком направлении движется спорт. Не думаю, что команды должны определять путь развития всей Формулы 1: командам кто-то должен говорить, в каком направлении будет развиваться чемпионат.

Кристиан Хорнер

Вопрос: Передам эту реплику вам, Кристиан, поскольку незадолго до собрания Группы вы сказали, что вопрос развития спорта должен быть отделен от команд…
Кристиан Хорнер: Это предсказуемо. Роберт будет требовать больше денег, Тото не захочет ничего менять, а мы захотим скорректировать регламент на моторы – у каждой команды свой план действий, каждая отстаивает свою позицию.

Наш спорт управляется FIA и продвигается FOM – эти парни должны собраться вместе и задаться вопросом – какой должна быть Формула 1? Да, мы хотим, чтобы машины были более быстрыми, более сложными в управлении, но вы никогда не добьетесь идеальной для всех ситуации. Берни и Жан должны заявить: «Вот таким должен быть конечный продукт, и вот так им следует управлять», - а затем выдать нам заявочные листы и посмотреть, согласимся ли мы их заполнить и подписать. А в попытках добиться общего согласия по поводу правил вы никогда не соберете подписи всех участников на одном листе.

Вопрос: Сирил, вы качали головой…
Сирил Абитебул: Подход верный, если не принимать во внимание отдельные компоненты мотора, и здесь я полностью согласен с Кристианом – чемпионату необходимо лидерство со стороны небольшой группы лиц.

Меня приглашали в Стратегическую группу, я был рад, что Renault оказана такая честь, поскольку компания вкладывает значительные средства в спорт. Но мы были наблюдателями, и больше всего меня удивило то, что в группе немало людей. К слову о прозрачности принятия решений – вряд ли подобные собрания в других видах спорта открыто транслировались в эфир, в этом плане мы ничуть не старомодны. Многие недооценивают сложность Формулы 1 и «эффект домино» от любого принимаемого решения – иногда одно позитивное изменение влечет за собой колоссальные последствия. Потому хорошо, если участники доверяют Стратегической группе и FOM – в конце концов, мы в одной лодке и не должны критиковать друг друга.

Вопрос: Франц, вам есть что добавить?
Франц Тост: Думаю, содержание дискуссий внутри группы не должно публиковаться в тот же момент, поскольку это лишь обсуждение, а не решение. Когда решение принято, о нем следует объявить, а прежде нет смысла писать обо всем, что принимается во внимание. Стратегическая группа в ее нынешнем составе никогда не придет к полноценному решению – это Берни и Жан должны решать, что нужно делать, и при этом им не следует советоваться с командами, поскольку последние никогда не придут к согласию.

Вопрос: Наконец, комментарий Пола…
Пол Хембри: Думаю, Кристиан и Франц всё описали верно. В любом спорте его участникам не следует принимать ключевые решения – в нашем случае FIA и FOM должны определять путь развития Формулы 1, а командам затем решать, готовы ли они идти этим путем. Я полностью согласен с коллегами.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Франц, вы знали потенциал Макса Ферстаппена, но сегодня он и вас удивил. Вы сказали, что в скором времени он может финишировать в первой пятерке – сколько времени понадобится ему, чтобы начать претендовать на подиум?
Франц Тост: Зависит от того, сколько машин впереди нас не доберется до финиша – чем меньше, тем выше шанс. Нужно оставаться реалистами – у команд впереди больший бюджет и весьма конкурентоспособные машины, соперничать с ними крайне нелегко. Но у нас есть пара гонщиков и достаточно быстрая машина, так что при определенном стечении обстоятельств – например, в случае дождя – есть шанс привести одного из них на подиум.

Вопрос: (Иан Паркес) Вернемся к предыдущему вопросу о Стратегической группе. Учитывая озвученные комментарии, не пришло ли время объявить о роспуске группы? У нее был шанс, но решения по-прежнему нет...
Роберт Фернли: Не думаю, что у нее был реальный шанс. Нужно распускать.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Мы говорим о профессиональном спорте, о глобальной бизнес-платформе, которой нужно полноценное управление. И если мы хотим диктатуры, мы можем еще два года сидеть здесь и жаловаться, что чемпионат движется не в том направлении. Сложно найти правильное руководство – вы голосуете за одних, но желаете, чтобы правили другие, и наоборот.

Кристиан Хорнер: Группа – это место обсуждения стратегических инициатив, а не инструмент принятия решений, чем занимается Комиссия Формулы 1. Если вспомнить комментарии Роберта, единственный вопрос, по которому группа в нынешнем сезоне достигла полного согласия, это то, что гонщики не должны менять дизайн шлема от гонки к гонке. Можно ли считать это успехом? Вряд ли. Нужен ли такой форум? Думаю, да, но нам нужно присмотреться к принципам разработки и применения правил.

Промоутер должен продвигать чемпионат и предлагать продукт, который нравится болельщикам. Ну а затем команды должны подчиниться тем правилам, которые сформулирует FIA в спортивном и техническом регламенте. Вам выбирать, хотите вы участвовать в этом или нет – каждый год мы подписываем заявочный лист, подтверждая своё участие.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Формула 1 – это шоу. Чего хотят болельщики: интересных гонок, обгонов и так далее. Если две-три машины на полторы-две секунды быстрее всего пелотона, это не в интересах команд и – что важнее – не в интересах зрителей. Болельщики желают видеть борьбу, а если ее нет, уполномоченные лица должны собраться вместе и сказать: «Нужно вот так изменить правила, чтобы повысить зрелищность». Сейчас этого не происходит, поскольку мы проводим многочисленные обсуждения без какого-либо результата.

Вопрос: Пол, полагаю, у вас есть информация, насколько количество обгонов сейчас отличается от тех времен, когда в гонках были разрешены дозаправки?
Пол Хембри: Конечно. Знаете, когда постоянно проводишь время в беседах, поневоле начинаешь ходить по кругу – так происходит в большинстве видов бизнеса, отсюда необходимость в четкой стратегии. Спонсорам хотелось бы понимать, каковы планы в отношении рынков, представляющих для них наибольшую значимость – в Азии, США, Латинской Америке и России. Мы всегда стараемся оценить результаты каждой встречи и то, как они влияют на спорт и соответствуют ли его глобальным интересам – пока есть четкое направление, мы можем быть довольны. Конечно, есть недовольные в принципе, но есть и те, кого не устраивает текущее положение дел, и вот это нужно исправить.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Кристиан и Тото, если говорить об опросах, Ассоциация гонщиков Гран При (GPDA) запустила свою версию. Что вы об этом думаете? Не служит ли это сигналом о том, что Стратегическая группа не может договориться ни о чем серьезном, кроме запрета на смену дизайна шлема? И сигналом о том, что гонщики желают участвовать в процессе, из которого ранее были исключены?
Кристиан Хорнер: Не думаю, что это в компетенции гонщиков. GPDA была основана как группа, рассматривающая вопросы безопасности трасс и гонщиков. Здорово, что они чувствуют потребность в коммуникациях с болельщиками – уверен, им захочется проводить с ними больше времени.

Тото Вольфф: Организатор опроса всегда славился инновационным подходом, и сама идея получения обратной связи очень хороша. Это даст нам больше информации и, возможно, откроет дополнительные факторы, ведь делать общие выводы всегда непросто. Гонщики – неотъемлемая часть нашего шоу, так что с их стороны стремление быть вовлеченными в процесс весьма похвально.

Роберт Фернли

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Вопрос к сидящим в первом ряду. Из-за дождя во второй тренировке на трассе в течение часа не было ни одной машины, и это на фоне опасений о снижении количества зрителей. Вам не кажется это странным?

Роберт Фернли: Это досадный момент для зрителей, но и для команд ситуация непростая. В Монако риск аварии слишком велик, и вряд ли мы увидим дождь в субботу и воскресенье. Людям иногда свойственно перегибать палку, но если в субботу и воскресенье асфальт будет сухим, нет смысла тренироваться на мокрой трассе, рискуя потерять все шансы. Пусть мои симпатии на стороне болельщиков и телевизионщиков, я понимаю причины, по которым люди не выезжали, ведь гонщикам и командах хочется выкладываться по максимуму на каждом круге. Мы ждали в боксах, чтобы не нанести еще больший вред уик-энду.

Тото Вольфф: Роберт сказал буквально все. Существовал риск отправить машину в защитный барьер и осложнить себе задачу. Сейчас прогноз гораздо более благоприятный, к тому же, сегодня только четверг – для зрителей основные события начнутся в субботу.

Кристиан Хорнер: У нас всего четыре силовые установки на сезон – будь их больше, мы, возможно, дольше работали бы на трассе. Что касается комментариев Роберта, всё сводится к процедуре принятия решения – вы спрашиваете у сотрудника, отвечающего за запчасти, сколько их у нас на уик-энд, он отвечает – немного, и вы понимаете, что при такой погоде не станете наматывать большое количество кругов, тем более если прогноз обещает лучшие условия. К сожалению, подход и тактика именно такие.

Вопрос: (Себастьян Скотт) Пол, вы пока не знаете, будет ли Pirelli поставщиком шин в 2017-м году. Вы бы согласились на вариант с несколькими поставщиками? И еще, вы согласились бы предоставлять командам четыре состава смеси на каждую гонку?
Пол Хембри: Мы не пишем правила для Формулы 1. Pirelli участвует в 250 различных чемпионатах, в 90 из которых есть конкуренция шинников – все зависит от потребностей спорта, а затем нужно понимать правила и то, какие расходы с ними связаны.

Не зная вводных, сложно дать однозначный ответ. Сейчас условия тендера предполагают единственного поставщика, так что в 2017 году в Монако я могу либо выполнять свою работу в паддоке, либо находиться на яхте с бокалом шампанского и наблюдать со стороны – возможно, второй вариант даже лучше! Через эту фазу проходят все спортивные дисциплины – в какой-то момент FIA оценит компетенции потенциальных поставщиков и примет во внимание коммерческий аспект, в котором заинтересован промоутер. Сроки определены, результат мы узнаем до конца года.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, если верить информации о зарплате, которую получит Льюис в ближайшие три года, она в пять раз выше, чем у Дитера Цетше при затратах времени в 10 раз ниже, чем у главы Daimler AG. Хэмилтон действительно позволит компании продать в 50 раз больше машин, чем это делает главный руководитель?
Тото Вольфф: Дитер, я не могу это комментировать. Есть рынок, и на этом рынке ты либо представляешь ценность, либо нет. Льюис – один из лучших гонщиков Формулы 1, возможно, самый лучший на данный момент, он представляет большую ценность для бренда, и именно это определяет стоимость его услуг. Здесь классическая взаимовыгодная ситуация и для команды, и для него.

Вопрос: (Иан Паркес) В продолжение вопроса Полу о возможной конкуренции шинников. Хочу спросить четверых руководителей команд – вам было бы интересно выбирать между поставщиками? Фернандо Алонсо выступал за такой сценарий, помня конкуренцию между Michelin и Bridgestone в начале 2000-х…
Франц Тост: Я надеюсь, что до этого не дойдет, ведь в ситуации «шинной войны» пара команд получает хорошее решение, а остальные довольствуются тем, что есть. Так было в случае с Michelin, когда компания благоволила Renault – потому у Алонсо хорошие воспоминания, и так было с Bridgestone и Ferrari, когда шины стали одной из причин невероятных успехов Михаэля Шумахера.

Если мы вернемся к этой модели, будет то же самое: два поставщика, две команды с подходящей именно им резиной, или три поставщика и три команды, а прочие получат то, что есть. Изменится сам базис для конкуренции, и после Формулы 1, в которой ключевым фактором успеха является силовая установка, мы получим Формулу 1 , где всё решают шины. Стоило стабилизировать ситуацию с моторами, мы тут же хотим получить новую проблему.

Кристиан Хорнер: Франц превосходно пояснил, что один поставщик обеспечивает равный подход ко всем командам. В случае «шинной войны» вопрос не только в амбициях – расходы вырастут уже в силу необходимости разрабатывать машину под конкретного поставщика. В этом успех модели с единственным поставщиком и одна из причин того, что Red Bull Racing смогла добиться успеха, будучи независимой командой. Этого не получилось бы в случае открытой конкуренции между шинниками, так как они верны, прежде всего, автопроизводителям, от которых получают большую часть своего дохода.

Тото Вольфф: Мы с Францем оба австрийцы, потому и ответ у нас одинаков.

Роберт Фернли: Ситуация с одним поставщиком – пример, когда Формула 1 поступила правильно, и мы не должны это менять.

Вопрос: (Грэм Харрис) Вопрос для Сирила, Кристиана и, возможно, Франца. Теперь совершенно ясно, что количество силовых установок на сезон останется равным четырем. Вы говорили, что наверняка используете больше – в какой момент вы ожидаете первого штрафа с потерей десяти мест на старте? Планируете действовать стратегически? Каким будет ваш подход?
Кристиан Хорнер: Вполне очевидно, что мы не сможем провести остаток сезона с одной силовой установкой – надеюсь, нынешняя выдержит еще пару этапов, а затем мы будем использовать новые, опираясь на стратегические расчеты. У нас просто нет другого выбора, будем действовать по ситуации. К тому же, замена всей силовой установки отличается от замены одного из компонентов, так что и штрафы будут разными.

Сирил Абитебул: К сожалению, нам пришлось принимать это в расчет, когда мы планировали график поставки моторов. Мы постарались минимизировать негативный эффект для партнеров, но речь в любом случае идет о двух заменах для каждой машины. Нужно просто принять этот фактор во внимание.

Франц Тост: Кристиан и Сирил всё объяснили. Мы посмотрим, насколько хватит ресурса нынешних компонентов, а затем нам в любом случае придется их менять. Надеюсь, это случится не в Монако и не в Будапеште, насчет остальных трасс вопросов нет.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости