Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Роберто Мери (Manor), Серхио Перес (Force India), Нико Хюлкенберг (Force India), Фелипе Наср (Sauber), Роман Грожан (Lotus), Фелипе Масса (Williams)

Вопрос: В этот уик-энд все наши мысли с Жюлем Бьянки и его семьей. Многие из вас присутствовали на похоронах. Думаю, нам следует сказать несколько слов о нем или поделиться воспоминаниями – Роман, сможете начать?
Роман Грожан: Меня не раз спрашивали об этом, но я не могу выбрать какой-то особенный момент, поскольку меня многое связывало с Жюлем. Я впервые услышал о нем в 2003-м, он гораздо лучше меня выступал в картинге, хотя и был моложе. Потом он следовал за мной из серии в серию и везде добивался успеха. Прощальная церемония получилась очень эмоциональной, его родители были признательны нам за то, что мы пришли. Разумеется, все наши мысли о Жюле, я всегда буду помнить, что мы гоняемся за него.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Масса: Прежде всего, Жюль был отличным другом. Я встретил его, когда он заканчивал выступление в картинге – наш общий менеджер, Николя Тодт, как раз начал работать с ним. Это был замечательный юноша и потрясающий гонщик. К сожалению, в Формуле 1 у него не было возможности проявить свой талант за рулем конкурентоспособной машины, но он удивил всех, заработав очки в Монако на машине, которая, как известно, была… В той гонке он сотворил что-то потрясающее. Кроме того, мы с ним часто гонялись на картах в Бразилии – пожалуй, он лучший картингист из всех, кого я видел. Жюль пилотировал потрясающе, и хорошо, что мне выпал шанс побороться с ним на одинаковой технике.

Конечно, мне было тяжело находиться в церкви, тяжело осознать случившееся. Уверен, Жюль сейчас в лучшем из миров и смотрит на нас откуда-то сверху… Он был замечательным человеком и фантастическим гонщиком, я желаю его родным всего самого лучшего, ведь в тот день им было очень нелегко.

Роберто Мери

Вопрос: Роберто?
Роберто Мери: Я впервые встретил Жюля на картинговой гонке в 2002 году. Дело было в Испании, он приехал из Франции, а когда ты совсем юн и приезжаешь на трассу, которую совсем не знаешь, сложно ехать по-настоящему быстро. Я был удивлен, когда этот парень сразу показал отменную скорость – он действительно поразил всех. Затем наши пути часто пересекались, и Жюль всегда был для меня ориентиром, поскольку оставался быстрейшим и выступал здорово. Когда в 2007-м я оказался в Формуле Renault, мы провели несколько гонок вместе – Жюль перешел в серию в том же сезоне и выиграл с первой попытки! Невероятно, не так ли?

Для меня это был самый талантливый гонщик в мировом автоспорте. В 2009 году мы соперничали с ним в Формуле 3, он был фаворитом и взял титул в борьбе с многими быстрыми гонщиками, притом сделал это довольно легко, выиграв немало этапов. Все это показывает, насколько Жюль был хорош, очень обидно, что ему не представился шанс проявить свои способности за рулем быстрой машины Формулы 1, ведь он был лучшим из всех, с кем мне довелось конкурировать. То, что случилось в Сузуке, очень грустно. Надеюсь, Жюль сейчас в лучшем из миров.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Наср: Я видел его всего один раз, но затем нам довелось встретиться на картинговой гонке, которую каждый год проводил Фелипе Масса. Тогда мы впервые побеседовали, и было легко заметить, что этот парень – особенный. Не только как человек – да, у него было большое сердце, но и как обладатель невероятной техники, которую он отточил, выступая в разных категориях. Как уже было сказано, он был для нас ориентиром – особенно для меня, поскольку я младше Жюля. У него было всё необходимое, чтобы в будущем претендовать на очень высокий результат, и пусть я знал его не так хорошо, я с большим уважением относился к нему и желаю его семье всего наилучшего.

Серхио Перес

Вопрос: Серхио?
Серхио Перес: Я встретил Жюля, когда мы вместе выступали в GP2, а затем мы вместе учились в гоночной академии Ferrari. Он был особенным гонщиком и человеком, который нравился всем. Да, Жюль был весьма скромным, но оставил след в сердцах многих людей по всему миру. Думаю, мы все едины во мнении – у него не было возможности проявить свой талант в Формуле 1 за такой короткий промежуток времени, но он показал, что имеет все шансы в будущем стать чемпионом.

Всё это очень грустно. Гонщики немало времени проводят вместе, каждый уик-энд мы собираемся на брифинг – да, нас не назовешь лучшими друзьями, но мы всегда рядом и делаем одни и те же вещи. Мы встречаемся друг с другом через каждые две недели, и не видеть в нашей компании Жюля – настоящий шок. Для каждого из нас – не только для гонщиков, но и для всех, кто имеет отношение к автоспорту – тяжело терять кого-либо, поскольку ты понимаешь, что мог оказаться на его месте, что горе могло прийти в твою семью. Я говорил с отцом Жюля на следующий день, их семье было по-настоящему трудно. Теперь семья Жюля – наша семья, мы готовы всячески их поддерживать, поскольку Жюль останется с нами навечно. Он был замечательным послом спорта и навсегда останется в наших сердцах.

Вопрос: Нико?
Нико Хюлкенберг: Он был моим напарником дважды – в 2008-м в Формуле 3 и в 2012-м в Формуле 1. Помню, в 2008-м я проводил свой второй сезон в Формуле 3 и готовился взять титул, когда Жюль только дебютировал. В Муджелло я стартовал с поула, а он был вторым или третьим. Мы сорвались с места, я лидировал и видел в зеркалах, как Жюль атакует на пределе, стараясь пройти меня. Он всякий раз блокировал шины, а я старался беречь их, но это лишь доказывает, насколько быстрым был Жюль, как сильно он жаждал успеха. Вне трассы он тоже был замечательным парнем, нас связывало немало замечательных моментов, нам всем будет его очень не хватать.

Вопрос: Роман, в Сильверстоуне обе машины Lotus выбыли из гонки на первом круге. Похоже, команда явно не набирает полагающиеся ей очки. Как вы оцениваете ситуацию в этой фазе сезона, каковы планы на вторую половину чемпионата?
Роман Грожан: Когда мы начали зимние тесты, было крайне важно обеспечить хороший базовый уровень. Это получилось, но в первых гонках мы упустили ряд возможностей: в Австралии Фелипе Наср сработал здорово и финишировал пятым – как раз там, где должны были финишировать мы, нечто подобное повторилось и в Малайзии.

Потом мы вернулись в призовую десятку, ситуация стала налаживаться, но в недавних Гран При команде снова не повезло: в Канаде я допустил ошибку, стоившую нам потери очков, а в предыдущей гонке обе машины сошли с дистанции сразу после старта. Опять же, базис неплохой, у нас есть новинки, которые хотелось бы опробовать – думаю, затем получится навязать борьбу Force India, недавно опередившей нас в Кубке конструкторов.

Фелипе Масса

Вопрос: Фелипе, переходим к вам. В Сильверстоуне вы лидировали на протяжении девятнадцати кругов – каково было снова контролировать ход гонки? Как команда намерена избежать повторения ситуации, случившейся ближе к финишу британского этапа, когда вы упустили подиум?
Фелипе Масса: Ехать впереди – это здорово! К сожалению, так продолжалось не до клетчатого флага, но мне было приятно снова бороться за победу. Нам не удалось выиграть не только потому, что я уступил лидерство, но также из-за дождя: на мокрой трассе у нас возникли сложности, и в этом плане нужно поработать над машиной.

Нужно думать позитивно: FW37 была вполне конкурентоспособна, мы оказались близки к Mercedes – пусть они были чуть быстрее, мы уступили не так много. Этот положительный момент нужно зафиксировать и понять, как повторить всё это снова, но на сей раз остаться впереди и довести дело до победы. Мы продолжим выкладываться по максимуму.

Вопрос: Нико, в предыдущих гонках Force India заметно прибавила, но это происходило на трассах, где многое решала мощность мотора. Какой эффект сможет обеспечить новое шасси на автодроме вроде Хунгароринга?
Нико Хюлкенберг: Думаю, самый положительный! Обновленная спецификация в Сильверстоуне оправдала ожидания, а собрав немало информации двумя машинами, мы смогли за эти две недели многое оптимизировать. Кроме того, команда подготовила кое-какие доработки – с нетерпением жду возможности понять, что у нас получится на Хунгароринге!

Вопрос: Фелипе, поздравляем с продлением контракта! Почему решение остаться в Sauber показалось вам верным?
Фелипе Наср: Мы с командой доверяем друг другу. Когда переговоры с Sauber только начались, у нас уже были планы долгосрочного сотрудничества. Приятно, что команда верит в меня. Если вспомнить, что мы сделали за последние несколько месяцев, можно сказать, что вместе мы многому научились. Более того, результаты оказались лучше, чем мы ожидали, особенно в начале сезона – пятое место в Австралии было просто фантастикой.

Затем ситуация изменилась в худшую сторону. Конечно, гонщик всегда может сказать, что проблемы связаны с машиной, но команда понимает, какие у нас сложности, и прилагает максимум усилий, чтобы прибавить. Недавно к нам присоединился Марк Смит, но мы только в начале пути. Я вижу только позитивные моменты в том, что команда сохранит состав – мы на верном пути и с оптимизмом смотрим в будущее.

Вопрос: Роберто, весьма необычно, что в этом году вы выступаете и в Формуле 1, и в Мировой Серии. В этом сезоне вам уже доводилось подниматься на подиум в Венгрии, но насколько комфортно вы чувствуете себя в Формуле 1, и что можете сказать об инциденте в конце предыдущей гонки Мировой Серии Renault в Австрии?
Роберто Мери: Понимание Формулы 1 растет с каждой гонкой. В начале сезона было сложно, но после Монако дела пошли лучше – в Монреале, Австрии и Сильверстоуне был неплохой гоночный темп. Да, я одновременно выступаю в Мировой серии Renault, и там у нас немало проблем с мотором. В пятницу на Хунгароринге я уступал почти две секунды, но команда заменила едва ли не 70% деталей, на следующий день я квалифицировался то ли пятым, то ли шестым, а гонку закончил на втором месте – неплохой результат!

На предыдущем этапе в Австрии у меня еще в момент старта сломалось рулевое управление. Практически всю гонку руль был смещен на 50 градусов влево, после финиша я решил сбросить скорость и сместился влево, чтобы пропустить объезжающие меня справа машины. Я бросил взгляд в зеркала и увидел соперника в трех секундах позади, а когда посмотрел в следующий раз, он был на расстоянии пяти метров и спустя мгновение врезался в заднюю часть моей машины. Странная ситуация, мне явно не повезло, но главное – гонщики остались невредимыми, мой соперник смог продолжить движение, дальше инцидентов не наблюдалось.

Вопрос: Серхио, в трех предыдущих гонках вы неизменно зарабатывали очки, однако во внутрикомандном соперничестве в квалификациях преимущество перешло к Нико. Как развивается эта конкуренция?
Серхио Перес: Да, в предыдущих трех гонках Нико заработал больше очков – в частности, в Сильверстоуне, где, в отличие от меня, выступал на обновленной версии машины. Впереди немало этапов, важно продолжать прогрессировать, и я с оптимизмом жду гонку на Хунгароринге. В Сильверстоуне мы доказали, что машина заметно прибавила – посмотрим, как пойдут дела здесь, где мощность мотора не так важна. У нас было немало данных для анализа, есть все причины для оптимизма!

Вопросы с мест

Пресс-конференция в четверг

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос ко всем. Прошу извинить, что возвращаюсь к смерти Жюля Бьянки, но это первый случай, когда гонщики вашего поколения наблюдают трагический инцидент в Формуле 1. Мы видели, как на похоронах многие из вас были весьма опечалены – не получится ли так, что вы непроизвольно будете избегать рискованных атак или станете несколько иначе подходить к гонкам?
Нико Хюлкенберг: Трагедия напомнила о том, что в нашем спорте всегда есть риск. Нужно помнить об этом и всякий раз решать, в какой мере можно рисковать, но для меня ничего не изменится.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Масса: Не думаю, что и для меня что-то изменится. Когда мы опускаем визор, мы хотим быть лучшими и финишировать впереди всех, хотим выкладываться по максимуму, потому обгоны и стиль пилотирования вряд ли станут другими.

Когда после своей аварии я снова оказался в Венгрии, проезжая то место я не вспоминал об инциденте, ведь он остался в прошлом. Когда покидаешь кокпит, вспоминаешь об аварии Жюля и многих других моментах… Сейчас я помню свою ситуацию, но когда я за рулем, я не думаю о родителях, сыне, супруге или о ком-то еще, а полностью сосредоточен на работе. Вряд ли будет иначе, но в настоящий момент мои мысли о Жюле.

Вопрос: Серхио, у вас тоже без перемен?
Серхио Перес: Определенно. Когда случается нечто подобное, понимаешь, насколько высок риск. Мы любим рисковать и, когда с твоим коллегой происходит нечто ужасное, понимаем, что на его месте могли оказаться сами, однако это ничего не меняет.

Аварии бывали и раньше, мы все осознаем, что риск есть. Неприятности могут произойти в любой момент, стоит вам запрыгнуть в кокпит, но это не ключевой фактор – как сказал Фелипе, мы хотим добиться успеха и готовы выжимать из машины доли секунды. Мы готовы выкладываться по максимуму и должны выступать так, чтобы Жюль, будь он жив, мог гордиться нами.

Вопрос: Роберто?
Роберто Мери: Если честно, сейчас приходится намного больше думать о риске и опасностях. Недавно я выступал здесь, на Хунгароринге, в гонке Мировой серии Renault. Одна из машин вылетела в самом быстром повороте, и там появился трактор, чтобы её эвакуировать. Организаторы не стали выпускать сейфти-кар, и, признаюсь, когда я увидел жёлтые флаги и эвакуатор на обочине, очень сильно сбросил скорость. Возможно, раньше я бы не стал столь явно замедляться, но теперь приходится задумываться о такого рода происшествиях.

Ты действительно больше, чем раньше, опасаешься, что может произойти авария, испытываешь весьма неприятные ощущения – в том повороте я сбрасывал скорость и терял по три десятых, поскольку считал ситуацию опасной. Да, на одном быстром круге ситуация не изменится, но если раньше мы об этом просто не думали, то сейчас, отправляясь на гонку, я попрощался с родными с каким-то особым чувством. Всякое может случиться – видимо, раньше у нас не находилось и минуты, чтобы подумать об этом.

Вопрос: Роман?
Роман Грожан: Нам свойственно рисковать – за рулём Формулы 1 нужно сохранять 100% концентрацию, не думая о возможных последствиях. Мы знаем, что спорт опасен, и инциденты заставляют с болью вспоминать об этом, но когда шлем застегнут и опущен визор, все внимание работе. Гонщики действовали так раньше, будут действовать так и впредь.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Наср: Согласен со всеми. Мы здесь ради гонок и иногда имеем дело с повышенным риском, но меры, вроде виртуальной машины безопасности, позволяет избежать ситуации, жертвой которой стал Жюль. Кроме того, гонщики знают, что может произойти, и если условия в самом деле непростые… В конечном итоге, участники должны понимать, как действовать максимально безопасно. Впрочем, как и другие гонщики, в кокпите я не думаю о возможных инцидентах.

Вопрос: (Петер Вамози) Роман, в 2010-м году вы выступали за рулем Ford GT в Ле-Мане. В следующем году Ford возвращается в знаменитый марафон – вам было бы интересно снова выступить за них в Ле-Мане? Команда это позволит?
Роман Грожан: Тогда это был потрясающий опыт, но если мне доведется снова выйти на старт Ле-Мана, я предпочел бы выступать в классе LMP1, поскольку в тот раз мне надоело день и ночь всматриваться в зеркала. Думаю, каждый из нас завидует успеху Нико, но, честно говоря, я особо над этим не думал.

Нико Хюлкенберг

Вопрос: Нико, вы бы посоветовали принять участие в Ле-Мане?
Нико Хюлкенберг: Конечно!

Роман Грожан: Чтобы просто посмотреть?

Вопрос: (Оана Попоиу) Фелипе, считаете ли вы, что Williams может получить преимущество за счет новой процедуры старта? В Сильверстоуне вам удался отличный рывок с места, но этого оказалось недостаточно, чтобы финишировать впереди Mercedes…
Фелипе Масса: Рывка хватило, чтобы на старте опередить Mercedes, но не более. Однако я уверен, что нам по силам и дальше стартовать столь же уверенно – в 2014-м я получил приз за лучший старт сезона, да и в этом году не раз хорошо начинал гонку. Не думаю, что в этом плане что-то резко поменяется. Процедуры практически те же, но мы получим меньше информации – вряд ли что-то изменится кардинально, я не вижу поводов для беспокойства.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Фелипе, пара вопросов в свете вашей давней аварии в Венгрии. Первый – что вы думаете об идее закрытых кокпитов? Второй – Роберто говорил о тракторах-эвакуаторах: вас и других гонщиков устраивает то, как они используются?
Фелипе Масса: После аварии Жюля многое изменилось – к сожалению, спорту требуются подобные трагедии, чтобы осознать характер ситуации. После гибели Айртона Сенны Формула 1 серьёзно изменилась, сегодняшние машины действительно безопасны, но работа должна продолжаться по всем направлениям, чтобы безопасными были не только машины.

То, что произошло с Жюлем в Сузуке, когда машина врезалась в трактор, просто неприемлемо. Уик-энд уже складывался странно, надвигался тайфун, звучали призывы провести гонку в другое время, вскоре после старта появились красные флаги. После той аварии были предприняты меры, и люди поняли – этой трагедии не должно было произойти.

С прошлогодней Сузуки правила изменились, появился режим «виртуального» автомобиля безопасности на случай вылетов с трассы. К сожалению, только когда случаются такие инциденты, мы понимаем, что должны сделать. Жюля больше нет с нами, но теперь крайне важно сделать всё, чтобы подобное никогда не повторилось.

Я не являюсь ярым противником закрытых кокпитов – если так будет лучше для всех, и это не изменит характер Формулы 1, или найдется решение, не требующее закрывать кокпит, но повышающее безопасность, я точно не буду против.

Вопрос: (Габор Джоо) Фелипе, как обстоят дела с контрактом с Williams? Вы останетесь в команде на следующий сезон?
Фелипе Масса: Надеюсь. Пока что ситуация не изменилась, но я не вижу причин, по которым не могу остаться в команде. Мне нравится работать с Williams, команда относится ко мне с уважением, её устраивает характер нашего взаимодействия. Мы постепенно обретаем силу, но не возьмусь утверждать, что у журналистов, написавших о моем контракте несколько дней назад, верная информация. Я верю, что буду гоняться в Williams в следующем году, и шанс, что журналисты не ошиблись, несколько выше… В общем, они рискуют оказаться правы!

Вопрос: (Истван Саймон) Фелипе, Нельсон Пике признался, что после аварии в Имоле в 1987 году у него были серьезные проблемы со зрением. Несколько лет назад в Венгрии вы сами попали в серьезную аварию – с вашим зрением все в порядке?
Фелипе Масса: Это было в 2009-м, с тех пор я гоняюсь уже несколько лет, и если бы у меня были проблемы… Уверен, вы спустя всего пару гонок смогли убедиться, что с моим зрением полный порядок.

Вопрос: (Томас Рихтр) Календарь на следующий сезон состоит из 21 гонки, число этапов постоянно увеличивается. Насколько трудно адаптироваться к столь напряженному графику, есть ли некое предельное число Гран При?
Роман Грожан: Если этапов станет ещё больше, мне придется развестись с супругой!

Фелипе Наср: Да, гонки занимают все больше времени. Все мы гонщики, однако у каждого есть дела за пределами Формулы 1. Опять же, я еще молод и, в отличие от Романа, готов провести столько гонок, сколько пожелают организаторы.

Роман Грожан: Видите, они хотят избавиться от старожилов с детьми!

Нико Хюлкенберг: Мне нечего добавить. Это наша работа, так что полный порядок. Мы проведем столько гонок, сколько потребуется.

Серхио Перес: В расписании уже девятнадцать этапов, так что еще два практически ничего не изменят.

Роберто Мери: В этом сезоне мне предстоит провести 19 этапов в Формуле 1 и 9 – в Мировой серии Renault, так что 21 этап в следующем сезоне в любом случае будет меньшей нагрузкой. Я так же молод, как Фелипе Наср, ещё не женат и могу позволить себе такой график.

Вопрос: (Жолт Година) Роберто, ваша команда относительно молодая, но за последние годы с ней связано несколько трагических инцидентов. Насколько сложно коллективу справляться с этим?
Роберто Мери: Любой может оказаться участником происшествия, команда тут не при чём. В Manor работают отличные люди, у этой команды прекрасные руководители, они открыто обсуждают с гонщиками все вопросы, и к нам в коллективе очень хорошо относятся. Я знаю этих людей с 2009 года, такие качества были им свойственны всегда. Мне очень комфортно с ними работать, но если говорить о тех авариях, то они происходили вследствие трагического стечения обстоятельств по причинам, от команды не зависевших. Разумеется, обе аварии всех очень расстроили…

Вопрос: (Луис Деккер) Фелипе, означает ли подписание контракта с вами, что Sauber гарантировано стабильное будущее? Вы на 100% уверены, что у команды есть договоренности только с вами и вашим напарником?
Фелипе Наср: Сегодня ситуация в Sauber намного лучше, чем несколько месяцев назад. Все, что мы делаем, направлено на модернизацию машины. Сейчас я выступаю за рулем практически такой же машины, что была в Австралии. В начале года мы достигли поставленных целей, но потом стало сложнее, поскольку соперники смогли прибавить – они гораздо быстрее дорабатывают машины. Подтвердив контракты так рано, команда может начать думать о следующем сезоне. Могу вас заверить, что в будущем мы увидим много позитивного.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости