Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Грэм Лоудон (Manor), Ясухиса Араи (Honda), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Тото Вольфф (Mercedes), Пол Хембри (Pirelli), Франц Тост (Toro Rosso)

Вопрос: С уходом Жюля Бьянки нынешний уик-энд – крайне сложный для Формулы 1. Вопрос для Грэма, который тесно сотрудничал с Жюлем – как обстановка в команде?
Грэм Лоудон: Как вы заметили, неделя выдалась очень непростой. Честно говоря, последние девять месяцев были невероятно трудными, да и этот уик-энд оказался сложнее, чем я предполагал, но нам помогли другие участники. Жюль нравился практически всем в паддоке, потому поддержка, оказанная команде, была поистине колоссальной.

Трудность ситуации обусловлена чувством утраты – каждый, кто присутствовал на прощальной церемонии во вторник, что-то потерял с уходом Жюля: гонщик потерял коллегу, механик – своего гонщика, журналист – человека, у которого когда-то брал интервью. Команды ART, Manor, Force India, Ferrari потеряли человека, с которым когда-то сотрудничали – чувство утраты было всепоглощающим, но больше всего оно ощущалось родными Жюля. Эти люди проявили невероятную выдержку – все знают их как очень дружную семью, Филиппу с Кристиной за последние девять месяцев пришлось пережить то, что трудно передать словами, но все, что они делали, заслуживает самого глубокого уважения. Не только наша команда была опечалена случившимся – трагедия задела чувства многих людей, но родные Жюля даже в этой непостижимой уму ситуации сохраняли выдержку.

Сейчас есть риск, что мы все сосредоточимся на том, что потеряли, а не на том, что приобрели, зная Жюля. Многие из вас беседовали с гонщиками, каждый из которых был лично знаком с Бьянки – он оставил свой след в судьбах многих людей, в том числе в моей лично. Помню, как он впервые появился в боксах команды в Барселоне для подгонки сиденья – тогда Жюль был тест-пилотом Ferrari, что уже свидетельствует о его трудолюбии и мастерстве, однако он пришел с огнем в глазах, поскольку не мог дождаться момента, когда окажется в кокпите, и с чувством благодарности, которое, к сожалению, сейчас редко встретишь. Жюль был благодарен за шанс дебютировать в Формуле 1, и это тоже подчеркивает то, насколько он был хорош. Он понимал, что справится с машиной, и для меня это было решающим фактором. Если кто-то спросит о том, что мне запомнилось больше всего из сотрудничества с Жюлем, я могу ответить, что для меня было наслаждением работать с ним с той самой минуты, когда он впервые появился в боксах, и до момента прощания. Мне будет очень его не хватать.

Вопрос: Благодарю вас. Если говорить о перспективах, каковы планы на этот сезон и следующий?
Грэм Лоудон: По пути в пресс-центр я как раз говорил об этом с Кристианом. Если бы оптимальным способом управлять командой Формулы 1 было то, как мы делали это на протяжении последних семи месяцев, все следовали бы нашему примеру, но это не так. На самом деле, мы имеем дело со странным набором вызовов, но главное – мы заслужили право выступать в чемпионате.

В прошлом году команда заняла девятое место в Кубке конструкторов во многом благодаря отменному результату Жюля в Монако – следовательно, мы по праву выступаем в Гран При, но не имели возможности спланировать свой сезон 2015 года так, как хотелось бы. Сейчас мы принимаем оптимальные решения – да, к текущему моменту не получилось добиться желаемого уровня, но с точки зрения краткосрочной тактики команда чувствует себя более уверенно: у нас набран штат, есть своя инфраструктура, обустроена новая база. Мы на правильном пути и после летнего перерыва будем снова выкладываться на пределе, но основной фокус – на следующий сезон.

Вопрос: Пол, еще один жаркий уик-энд. Какие выводы удалось сделать о поведении шин Soft и Medium после сегодняшних свободных заездов? Есть предположения о наиболее вероятной тактике на гонку?
Пол Хембри: Разница между составами достигает двух секунд, что несколько выше, чем мы предполагали. Левая передняя шина немного гранулируется – с этим приходится иметь дело во время первых попыток в пятницу. С учетом описанных факторов мы рассматриваем вариант с двумя пит-стопами в гонке, но многое будет зависеть от информации, собранной во время длинных серий кругов, а они у большинства команд сегодня были испорчены красными флагами. Опять же, при прогнозируемой жаркой погоде в воскресенье мы, как я уже сказал, предполагаем два пит-стопа.

Вопрос: Как обстоят дела с попытками предоставить командам несколько большую свободу выбора шин на уик-энд в следующем сезоне?
Пол Хембри: Мы ведем конструктивный диалог с командами и FIA, ищем решение, которое предоставит участникам желанную возможность выбора, но оградит нас от необдуманных поступков. Надеюсь, в ближайшие несколько недель мы сможем представить окончательный вариант, после чего сосредоточимся на подготовке к следующему сезону.

Вопрос: Кристиан, сегодня вновь взорвался мотор на машине Даниэля Риккардо, но главное – команда очень сильно провела вторую тренировку, демонстрируя хороший темп на короткой и длинной сериях кругов. За какие позиции вы будете бороться?
Кристиан Хорнер: Хороший вопрос. В пятницу все работают с разным количеством топлива, с разными настройками двигателя – выводы делать сложно, но перед началом уик-энда мы рассчитывали, что здесь оба гонщика будут довольны поведением машины на короткой и длинной серии кругов, а если так, то у нас появится шанс навязать борьбу Williams и Ferrari. Mercedes выступает в свой лиге, а с этими двумя командами мы вполне можем потягаться.

Кристиан Хорнер

Вопрос: Вы ждете доработки моторов Renault, запланированной на этап в Бельгии. На какой прогресс рассчитывает команда, и каковы планы на оставшуюся часть сезона?
Кристиан Хорнер: Я не думаю, что до гонки в Сочи что-то изменится. Вероятно, это самая ранняя дата, когда в Renault используют условные баллы, и мы увидим какой-то прогресс, а до того нам придётся выступать с той версией моторов, что стоит на машинах сегодня.

Сейчас наши гонщики используют по ходу уик-эндов четвёртый и пятый моторы. К сожалению, сегодня на машине Риккардо четвёртый сгорел, у него остался только пятый, и только время покажет, удастся ли использовать его на всех этапах, вплоть до гонки в Сочи, чтобы не получить штраф до того, как будет готова новая версия силовой установки.

Вопрос: Франц, вы превратили Toro Rosso в сильную команду с неплохой инфраструктурой. Как вам удается сохранять ключевых специалистов несмотря на поступающие к ним предложения со стороны крупных команд?
Франц Тост: Я просто не позволяю им уйти! На самом деле, ценность команды определяется качеством сотрудников – за последние пять лет мы приложили максимум усилий, чтобы заполучить высококвалифицированных специалистов, и наш технический директор Джеймс Ки был ключевым звеном этого процесса. Он смог окружить себя отличными инженерами, у которых теперь долгосрочный контракт с Toro Rosso. Кроме того, мы улучшаем инфраструктуру – наше новое здание будет введено в эксплуатацию в конце июля. Условия работы у нас очень хорошие, все инженеры будут находиться под одной крышей, и мы ожидаем лучшей коммуникации, лучшего взаимодействия и, в конечном итоге, прогресса в результатах.

Убежден, Toro Rosso ждет успешное будущее. С финансированием у команды всё в порядке, я рассчитываю на хорошие результаты и не вижу причин, по которым кто-то из наших ведущих специалистов вдруг может уйти – после длительного периода обустройства людям хочется увидеть результаты труда и разделить с нами успех, когда он, наконец, придет.

Вопрос: В предыдущих пяти гонках команда заработала семь очков, а конкуренты из Force India за тот же период – двадцать восемь. Вас огорчает тот факт, что команде не удается превращать успешное выступление в квалификации в очки на финише?
Франц Тост: Чтобы заработать очки, нужно добраться до финиша, а наша главная проблема – надежность. У Toro Rosso замечательное шасси, два талантливых молодых, но уже состоявшихся гонщика, но с надежностью сущий кошмар, так как мы финишировали лишь в десяти случаях из восемнадцати. Восемь раз машина не доезжала до клетчатого флага – при столь высоком показателе сложно рассчитывать на пятое место в Кубке конструкторов, и я лишь надеюсь, что во второй половине сезона мы прибавим в надежности и сможем чаще финишировать, ведь если нам это удается, мы, как правило, зарабатываем очки.

Ясухиса Араи

Вопрос: Араи-сан, в превью этого уик-энда вы сказали, что намерены предоставить гонщикам возможность впервые с начала сезона использовать ERS на полную мощность. К какому эффекту это привело, и каковы планы по доработке силовой установки до конца 2015 года?
Ясухиса Араи: С технической точки зрения обновление силовой установки запланировано на этап в Спа, но пока сложно судить о том, как новая спецификация проявит себя на реальной трассе. Ответы получим в Бельгии.

Вопрос: После этапа в Сильверстоуне FIA подтвердила, что новые производители получат возможность использовать дополнительный пятый мотор без штрафа. Вас устраивает такое решение?
Ясухиса Араи: Конечно, однако это означает, что в плане надежности Honda пока далека от желаемых показателей. Решение FIA преследует цель привлечь в чемпионат новых производителей. Насколько я понимаю, команды и производители моторов поддерживают движение в данном направлении, что, в конечном итоге, хорошо для самих участников.

Вопрос: Тото, ни одной команде в истории спорта не удавалось привести обе машины на подиум в десяти гонках подряд, но Mercedes может добиться этого в ближайшее воскресенье. Это стало возможным благодаря машине или гонщикам?
Тото Вольфф: Прежде всего, мы еще не добились этого результата, и всегда есть риск… Мы часто заранее что-то обсуждаем, а затем все может закончиться девятью двойными подиумами подряд без рекорда. Впрочем, такие достижения не имеют принципиального значения. Главное – сформировать действенную команду, а это вопрос не только гонщиков, шасси или мотора. Это сочетание усилий множества людей, и если у нас получится совместно добиться успеха, это будет замечательно.

Вопрос: Что скажете о системе условных баллов, позволяющей вам и вашим соперникам дорабатывать моторы по ходу сезона? Будет ли ее сохранение в следующем сезоне хорошим шагом для спорта?
Тото Вольфф: Есть намерение и далее использовать систему условных баллов, пусть и в несколько усеченном виде. Сама по себе она не приведет к выравниванию показателей – вопрос намного сложнее, и мы ведем дискуссию о том, как управлять ситуацией в перспективе. Мы понимаем, что Honda и Renault оказались в затруднительном положении, условные баллы – это общий фактор, потому мы работаем с FIA и держателем коммерческих прав над вопросом, стоит ли впредь использовать действующую систему.

Вопросы с мест

Вопрос: (Петер Фаркас) Организаторы Гран При Венгрии ведут переговоры с Берни Экклстоуном о реконструкции автодрома. Какие перемены вам хотелось бы видеть?
Кристиан Хорнер: Новый пресс-центр! Трасса сама по себе неплохая, она отличается от других, в силу разных причин здесь всегда получаются интересные гонки. Гонщикам нравится выступать в Будапеште, это замечательный город. Если контракт на проведение этапа продлят до 2026 года, это станет отличной новостью и пойдет на пользу всей Формуле 1.

Вопрос: Пол?
Пол Хембри: Соглашусь с Кристианом. С позиции шинников трасса в самом деле интересная – у нее есть свой характер, она нравится болельщикам. Будапешт – гостеприимный город, и если решение будет положительным, большинство людей этому обрадуется.

Грэм Лоудон

Вопрос: Грэм?
Грэм Лоудон: Согласен с обоими комментариями. Мне нравится, как конфигурация трассы следует за естественным рельефом местности. Мне не доводилось самому гоняться здесь, но думаю, что это здорово. Если бы найти способ сделать асфальт менее кочковатым, это было бы полезно, но в остальном я не сторонник каких-либо изменений.

Вопрос: Араи-сан, желаете что-то добавить?
Ясухиса Араи: Нет.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Возможно, следует увеличить размеры боксов, сейчас они довольно тесные, но конфигурация трассы должна остаться неизменной в виду своей исключительности. Будапешт – фантастически красивый город, здесь замечательная инфраструктура, потому мне нравится всякий раз приезжать сюда.

Вопрос: (Петер Вамози) Впервые в истории Формулы 1 FIA навсегда закрепила номер 17 за конкретным гонщиком. Если мы исключим номера, которые в прошлом принадлежали Жилю Вильневу (27), Элио де Анжелису (8), Айртону Сенне (2), Ронни Петерсону (6), не все болельщики одобрят такую инициативу. Каково ваше мнение?
Грэм Лоудон: Сложный вопрос, так как для многих он является личным. Я не могу ответить непредвзято, и если эта инициатива хоть как-то поможет семье Жюля, я поддержу ее, поскольку все прочее – вторично. Да, мнение болельщиков крайне важно, я понимаю суть вопроса, но ответить на него мне в самом деле нелегко.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Это был трагический инцидент с молодым гонщиком, я считаю решение вполне оправданным.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Следует помнить, что в прошлом году мы ввели правило, согласно которому гонщики выбрали себе номера, с которыми будут выступать на протяжении всей карьеры. В этом плане решение FIA понятно – тот номер выбрал себе Жюль Бьянки, и он что-то для него значил. Если возникнет потребность вернуть номер в пелотон, об этом следует спросить семью Жюля.

Вопрос: (Томас Рихтр) Я прошу ответить Кристиана, Тото и Пола. Кроме Монако предписанная регламентом дистанция гонки – 305 километров, но на трассах разная средняя скорость, что приводит к ситуации, когда гонка в Монце длится 1 час 20 минут, а в Сингапуре – почти 2 часа, что бывает утомительно для болельщиков. Считаете ли вы возможным скорректировать дистанцию гонки по средней скорости, чтобы сделать продолжительность трансляции удобной для молодых зрителей?
Тото Вольфф: Интересный вопрос! Мы наблюдаем следующий феномен: чем моложе зритель, тем более он нетерпелив. Всё, что вы устанавливаете на свои мобильные устройства, должно занимать минимум времени и быть предельно простым. В Формуле 1 этап длится долго, но это неотъемлемая часть спорта. Является ли чрезмерной двухчасовая продолжительность гонки, насколько оптимален вариант с 1 часом и 20 минутами – с этим должны разобраться FIA и держатель коммерческих прав. Чем продолжительнее гонка, тем больше рекламного времени вы можете продать, что хорошо с точки зрения дохода. Да, вопрос в самом деле интересный, я об этом раньше не думал.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Если взглянуть на другие виды спорта, в том же теннисе матч на грунте занимает дольше времени, чем матч на траве, но организаторы не спешат сокращать время игры. В футболе тайм длится сорок пять минут, но одни встречи интересны от первой до последней минуты, а в других первая половина зрелищнее второй.

В Формуле 1 задача всегда была в том, чтобы преодолеть заданную дистанцию как можно быстрее. В Монце этап занимает чуть больше часа, но порой получается скучным, а в Сингапуре гонка длится практически два часа, а на трассе может происходить множество событий.

Вопрос: Пол?
Пол Хембри: Соглашусь с Кристианом. Гонки отличаются по продолжительности, притом в Сингапуре этап проходит при жаркой погоде, и в дело вступает элемент усталости, который хочется наблюдать зрителям. Не вижу в этом чего-то ошибочного – сочетание вполне приемлемое.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Тото и Кристиана, но если Грэм и Франц пожелают ответить, будет замечательно. Держатель коммерческих прав заявил, что в случае возвращения Renault в качестве заводской команды она может претендовать на выплаты за историю выступлений. Средства могут быть получены за счет двух источников: напрямую от держателя коммерческих прав или за счет перераспределения дохода, идущего на выплаты командам. Если остановиться на втором варианте – практика показывает, что держатель коммерческих прав неохотно делится своей частью – готовы ли вы перераспределить доходы, чтобы обеспечить Renault выплату за историю выступлений в чемпионате?
Кристиан Хорнер: У всех команд есть соглашение с держателем коммерческих прав, рассматривать изменения в этом соглашении – его прерогатива. Я читал эти комментарии, если вникнуть в их смысл, ситуация такова: если Renault добьется таких же успехов, что команды, обеспечившие себе особый статус, эти выплаты станут возможными – данное правило применимо к любому участнику. Не дело команд решать вопрос о повышении вовлеченности Renault – это задача акционеров и промоутеров чемпионата.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Ситуация такая же, как два года назад, когда двусторонние контракты обсуждались между держателем коммерческих прав и конкретной командой. Нынешняя ситуация тоже не предполагает вмешательства какой-либо из команд в двусторонние переговоры.

Вопрос: Франц, желаете что-либо добавить?
Франц Тост: Нет. Решение о распределении доходов принимает держатель коммерческих прав, команды на это никак не влияют.

Вопрос: (Владимир Роговец) Вопрос ко всем. В чемпионате есть Renault и французский гонщик, но нет Гран При Франции. У нас есть Mercedes и немецкие гонщики, однако в расписании нынешнего сезона отсутствует Гран При Германии. У нас есть Ferrari, Toro Rosso и Pirelli, притом спустя пару лет мы можем лишиться Гран При Италии. Что вы об этом думаете? Должны ли команды помогать организаторам продвигать национальные этапы – деньгами ли, маркетингом, работой с прессой?
Франц Тост: Команды всячески помогают организаторам Гран При, но ключевой вопрос в том, есть ли у самих организаторов средства на проведение гонки? У Франции финансирования не нашлось, потому мы там не гоняемся. Всё просто – мы должны выступать в тех странах, которые могут позволить себе этап Формулы 1, и меня не беспокоит, будет ли среди этих стран Германия или Италия.

Пол Хембри: Монца находится в десяти километрах от моего офиса в Милане, и лично мне хотелось бы и впредь видеть там гонку, однако это должно работать на благо спорта. Мы стараемся поддержать национальный этап и приглашаем на трибуны от 600 до 1000 человек. Возможно, я несколько старомоден, но есть Гран При, за которыми я наблюдал с того момента, как стал интересоваться Формулой 1, и Монца наряду с Сильверстоуном и Спа из их числа. Но есть экономические реалии: этап должен приносить прибыль.

Тото Вольфф: Мое личное мнение – исторические этапы важны для спорта, но нужно достичь непростого баланса, при котором Формуле 1 и командам будет гарантирован доход. Для Mercedes Гран При Германии очень важен, как этапы в Монце и Спа, и было бы замечательно, если бы мы смогли сохранить их все.

Кристиан Хорнер: В качестве примера взгляните на Сильверстоун: никакой поддержки со стороны государства – и 120 тысяч зрителей на трибунах в день гонки! Да, британский гонщик – действующий чемпион мира, но Сильверстоун хороший пример того, как можно организовать отличный этап без какой-либо государственной поддержки. Из всего этого можно сделать вывод, что немецкие гонщики и немецкая команда, по всей видимости, недостаточно популярны в Германии.

Грэм Лоудон: Дитер (Ренкен) обратил внимание, что в структуре распределения доходов команды, внесшие особый вклад в развитие спорта, занимают отдельное место. Тото намекнул на это, и я готов подписаться под его словами – не только конкретные команды определяют ценность Формулы 1, но и конкретные трассы.

Не стоит сразу отметать казалось бы романтические взгляды – болельщикам нравятся исторические автодромы, и я не был бы столь категоричен, как Франц. Нынешняя ситуация свидетельствует о том, что необходим поиск равновесия – иными словами, если этап в Монце под угрозой, возможно, следует что-то делать более оптимально. Простое перераспределение средств приведет к тому, что чемпионат уничтожит сам себя, и двух вариантов здесь нет: расходы могут просто выйти из-под контроля. Нужен правильный баланс, при котором чемпионат сможет сохранить исторические трассы.

Ясухиса Араи: В 80-х, когда самыми известными гонщиками в мире были Айртон Сенна и Ален Прост, на этап в Сузуке собиралось до 200 тысяч человек в день. Хорошие гонщики, сильные команды и быстрые машины – важные составляющие общей картины. Притом национальность не имеет значения – конечно, мне хотелось бы видеть в пелотоне японского гонщика, но такого таланта у нас пока нет. И следует помнить, что мнение болельщиков первостепенно.

Вопрос: (Люк Мерфи) Пол, в первой тренировке одной из ключевых новостей была информация о том, что Lotus задолжала Pirelli средства за оплату шин. Учитывая предыдущие высказывания о расходах в Формуле 1, а также тот факт, что призовые начисляются после окончания сезона, не опасаетесь ли вы, что у других команд могут возникнуть схожие проблемы?
Пол Хембри: Нет.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы сказали, что до этапа в Сочи у вас не будет доработанных моторов, и только там вы сможете впервые оценить их надежность и характеристики в реальных условиях. Если прогресса не будет – скажем откровенно, у вас уже были ситуации, когда вы точно так же рассчитывали на прибавку в скорости – останется ли Red Bull Racing с моторами Renault в 2016-м году? Если нет, то каковы варианты? Рассматриваете ли вы возможность перехода на силовые установки Mercedes?
Кристиан Хорнер: Вам действительно хочется снова и снова обсуждать этот вопрос? В Renault первыми признали недовольство эффективностью своих моторов. Они постепенно прогрессируют, работа идёт, но проблема в том, что в отличие от шасси доработка моторов требует гораздо большего времени.

В ближайшие недели они должны принять важное решение по поводу своей программы не только в 2016-м, но и в будущем. У нас контракт с ними до конца следующего года, мы рассчитываем получать моторы, позволяющие выступать на высоком уровне. Но ещё больше этого ждут в Renault.

Тото Вольфф

Вопрос: (Энтони Роулинсон) В Michelin объявили, что готовы поставлять шины с 2017 года, но это должны быть шины на 18-дюймовых дисках, позволяющие провести гонку с единственным пит-стопом. В Pirelli заявили, что сделают для Формулы 1 все, что та пожелает, отсюда вопрос – чего ждут от шинников руководители команд?
Тото Вольфф: Прежде всего, следует отдать должное нашему нынешнему партнеру – в сотрудничестве с Pirelli у нас были разные периоды, притом перед ними всякий раз стояла непростая задача удовлетворить меняющийся спрос. Нам хотелось видеть больше пит-стопов и резину, которая стремительно теряет сцепление с трассой – у нас было это пару лет назад, и нам это не понравилось.

Любой производитель шин ставит во главу угла безопасность – подход стал более консервативным, что привело к уменьшению количества пит-стопов. Мы вступаем в очередной год сотрудничества с Pirelli, и не важно, что будет дальше: нужно сосредоточиться на текущем взаимодействии и совместно разработать лучшие шины для максимально зрелищных гонок. Дальнейшие перспективы вне нашей власти, поскольку результаты тендера определят FIA и держатель коммерческих прав. В дело вступят бизнес-факторы, а я в таком случае предпочту уделить время супруге.

Франц Тост: Специалисты Pirelli работают по-настоящему здорово, поскольку у нас не было никаких проблем с шинами, но если говорить о коммерческой стороне вопроса, чем больше средств вы получаете от поставщика, тем лучше для команд.

Грэм Лоудон: Соглашусь с Францем. Коммерческий аспект крайне важен в том числе в свете звучавших сегодня вопросов, которые намекали на потенциальные финансовые проблемы. Если в рамках новой сделки командам придется искать средства, мы снова запустим маховик расходов. Старое изречение гласит: оборот – это суета, прибыль – признак благоразумия. Нужно действовать благоразумно, а единственный способ добиться этого – удостовериться в адекватности коммерческого предложения.

Также я хотел бы поддержать Тото: крайне важно уважать заслуги нашего нынешнего поставщика.

Кристиан Хорнер: По сути, мы все говорим следующее: тот, кто заплатит больше денег, получит контракт, а мы станем говорить, что именно эта компания – правильный выбор для Формулы 1. На самом деле, ситуация несколько шире. Восемнадцатидюймовые шины и единственный пит-стоп в гонке не добавят зрелищности, нам нужно стремиться к противоположному – двум, трем пит-стопам, контролируемому износу, широкому выбору шин на уик-энд. С момента прихода в Формулу 1 в Pirelli работали очень здорово, они поддерживали чемпионат и в славные, и в непростые времена. В 2017-м машины будут выглядеть иначе, станут намного быстрее, и шины для них должны быть совсем не такими, как сейчас. Это серьезный вызов для производителя – надеюсь, в Pirelli успешно с ним справятся.

Вопрос: (Фредерик Эф Петерсенс) Я хотел бы вернуться к вопросу о странах, в которых проводятся этапы чемпионата. В следующем году Формула 1 посетит Азербайджан – страну, где членов оппозиции арестовывают. Считаете ли вы такой подход корректным?
Франц Тост: Абсолютно, поскольку Формула 1 – это спорт, мы приезжаем на трассу, чтобы развлекать людей, и не по политическим мотивам. Схожая ситуация была пару лет назад с Бахрейном, но мы не можем обсуждать политические вопросы, актуальные для конкретной страны. Задача Формулы 1 – подарить болельщикам отличное зрелище, провести интересную гонку.

Если мы поставим во главу угла вопрос, стоит ли нам ехать в страну, где свобода слова не соответствует какому-то уровню, или есть иные проблемы, тогда я просто не представляю, где мы сможем выступать. Свои проблемы есть в Китае, России, Бразилии – в любой стране найдется негативный фактор, но мы просто приезжаем туда и представляем наш спорт. Так и нужно поступать, а вмешиваться в политические дискуссии не следует.

Вопрос: (Фредерик Эф Петерсенс) В таком случае Формула 1 поддерживает диктатуру. Пару недель назад в Баку состоялись так называемые Европейские игры, притом некоторым журналистам из Германии и Великобритании было отказано в визе для въезда в страну. Как отреагировали бы вы, если бы кому-то из присутствующих здесь журналистов отказали в визе?
Кристиан Хорнер: Это сделало бы пресс-конференцию не столь продолжительной – возможно, идея не так и плоха!

Франц Тост: Для отказа в визе должны быть причины, я не в курсе всей ситуации, но, честно говоря, она меня не беспокоит. Мы отправимся туда и проведем гонку, а получение визы – ваша проблема.

Вопрос: (Луис Деккер) Франц, вы говорили о проблемах с надежностью. Вам видится какое-либо решение, или ситуация исправится только в 2016-м?
Франц Тост: 2016-й – очень поздний срок, Toro Rosso решение нужно незамедлительно. Задача краткосрочная – надеюсь, во второй половине сезона у нас получится вместе с партнерами взять ситуацию под контроль. Хочется верить, нам не придется ждать до 2016 года – это слишком долго.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости