Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Канады. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Джеймс Эллисон (Ferrari), Мэтт Моррис (McLaren), Мэтью Картер (Lotus), Роб Смедли (Williams), Грэм Лоудон (Manor), Падди Лоу (Mercedes)

Вопрос: Джеймс, в этот уик-энд Ferrari использует доработанные силовые установки – в Формуле 1 несколько лет не было ничего подобного. Какого эффекта вы ждёте, что можете сказать о темпе ваших машин по ходу сегодняшних свободных заездов?
Джеймс Эллисон: Как и все мои коллеги, я надеюсь, что доработки сделают машину более конкурентоспособной в гонке и квалификации. Частично это зависит от силовой установки, частично – от шасси, мы пытаемся повысить скорость. Хочется верить, это поможет и здесь, и в следующих Гран При.

Гоночный темп? Сложно делать выводы. Как правило, пятничные заезды проходят в определенном ритме, все работают по более-менее схожим программам, и мы можем примерно представить себе расстановку сил. Но в дни вроде сегодняшнего, когда вмешивается погода, приближается дождь, и вы не знаете, когда именно он начнется, участники действуют иначе, и оценивать обстановку несколько сложнее. Мы сработали неплохо, но, кажется, парни из Mercedes скрывали свой истинный темп, так что посмотрим.

Вопрос: Себастьян Феттель вчера сказал, что Ferrari позволяет ему выкладываться по максимуму. Вы впервые работаете с ним, как вы можете прокомментировать его слова? И что вы предпринимаете, чтобы помочь Кими Райкконену добиться тех квалификационных результатов, которых ждет от него руководство команды?
Джеймс Эллисон: Я всегда полагаюсь на то, что в процессе работы гонщики и весь коллектив выкладываются по максимуму. Понимаю, звучит банально, но это правда. Себастьян и Кими очень быстры, сотрудничать с ними одно удовольствие. Приятно, что Себастьяну нравится начало его работы в Ferrari – надеюсь, так будет и дальше. Что касается Кими, в квалификации гонщику могут помешать самые незначительные факторы, потому мы должны сосредоточиться на этих нескольких быстрых кругах и постараться устранить любую ошибку со стороны команды, чтобы Кими смог целиком сконцентрироваться на пилотаже.

Вопрос: Мэтт, мы с Джеймсом начали говорить о доработанных силовых установках. Honda тоже привезла в Монреаль доработанный мотор, использовав несколько условных баллов. Какие цели ставит перед собой McLaren?
Мэтт Моррис: Как вы заметили, в Honda использовали несколько условных баллов, чтобы повысить эффективность силовой установки. Сегодня всё сработало неплохо, задача – продолжать прогрессировать, чем мы, собственно, и занимаемся с начала сезона.

Вопрос: В Монако McLaren заработала первые очки, но цели команды явно выше. Позади треть сезона – какого результата вы ждете по итогам года?
Мэтт Моррис: Приятно заработать несколько очков, но мы понимаем, что команде еще предстоит добиться прогресса, и что некоторые трассы в большей степени подходят нашей машине. Монако – одна из них. Какого результата мы ждем? Было бы замечательно завоевать подиум, но до этого пока далеко. Мы планируем значительную доработку силовой установки и шасси по ходу сезона, так что поживем – увидим.

Вопрос: Мэтью, сегодня обе машины Lotus оказались в первой десятке, но команду преследуют проблемы, мешающие добраться до клетчатого флага и заработать очки. Вам удалось разобраться, почему так происходит?
Мэтью Картер: Нет. Думаю, многое можно списать на невезение. Да, у нас были ошибки со стороны гонщиков, несколько механических проблем, а временами просто не хватало удачи. Надеюсь, вскоре ситуация изменится, и мы сможем стабильно зарабатывать очки двумя машинами.

Мэтью Картер

Вопрос: В последние несколько недель звучала разная информация о возможной продаже команды. Как обстоят дела?
Мэтью Картер: Могу повторить в очередной раз – акционеры заверили меня, что компания не продается. Кажется, я уже говорил, что всё можно продать за определенную цену – больше добавить нечего. Хотел бы снова подчеркнуть, что у нас долгосрочный контракт с Mercedes Benz, и пока все идет по намеченному плану. Последние слухи, что я слышал – команду продадут к концу мая, но мы по-прежнему в пелотоне и выступаем тем же составом и с тем же названием.

Вопрос: Грэм, на этой неделе в Manor существенно усилился инженерный штаб, вы пригласили резервного пилота. Какой стратегии придерживается команда, выйдет ли Фабио Ляймер на старт гонки?
Грэм Лоудон: Мы проводим реструктуризацию команды. Начало сезона прошло в непривычной манере, вряд ли кто-либо стал бы планировать такой сценарий, но пришлось работать с тем, что имеем. В части инженерного штаба нам удалось оперативно вернуть некоторых специалистов, ранее сотрудничавших с командой. У нас эффективный коллектив конструкторов, которому удалось вовремя разработать машину для нынешнего сезона, но тогда процесс был прерван, и сейчас мы пытаемся вернуть всё на круги своя, одновременно думая о стратегических задачах.

Иными словами, не хотелось бы концентрироваться исключительно на проблеме нехватки скорости, и с приходом Боба Белла – очень опытного специалиста с глобальным видением ситуации – мы можем скорректировать стратегию, а Лука Фурбатто и Джанлука Пизанелло усилят конструкторский отдел.

Боб и Лука приступили к работе во вторник, а Джанлука с нами уже несколько этапов, но уже внес свой вклад в организацию процессов по ходу уик-энда. Мы переживаем период преобразований и должны пройти его как можно быстрее.

Что касается Фабио, не представляю, когда он сможет принять участие в свободных заездах – это решать Джону Буту, но я очень рад его приходу в команду. В младших сериях Фабио доказал, что обладает навыками, необходимыми для дебюта в Формуле 1, и подписание контракта с ним – еще один фактор усиления Manor.

Вопрос: Пришедшие к вам специалисты успеют внести свой вклад в доработку машины? Планируете ли вы отложить дебют новой машины, чтобы дать им такую возможность?
Грэм Лоудон: Это вопрос поиска баланса – мы должны делать то, что правильно для команды, с учётом множества факторов. Нет смысла подгонять самих себя: люди, пришедшие в команду, смогут участвовать в решении ключевых вопросов. Сейчас речь идет о процессе постоянных изменений.

Вопрос: Падди, сегодня Льюис Хэмилтон был быстрейшим, однако по ходу второй тренировки он сперва подскочил на поребриках, а позже влетел в защитный барьер из-за аквапланирования. Почему команда решила выпустить его на трассу, и насколько серьезны повреждения, полученные машиной?
Падди Лоу: Да, сессия закончилась не так, как хотелось бы. Мы выпустили гонщиков на трассу, чтобы попрактиковать процедуру старта. Это привычный пункт программы, но поскольку сама программа была сокращена ввиду приближающегося дождя, мы решили не тренировать старт на сухой трассе, но выехать чуть позже, пока не стало совсем мокро, и провести две-три попытки. К сожалению, условия ухудшились значительно быстрее, и Льюис оказался заложником ситуации. Впрочем, к субботе всё будет в полном порядке.

Вопрос: В свете событий предыдущего Гран При пришлось ли команде вносить изменения в привычные процедуры принятия решений?
Падди Лоу: Мы всегда анализируем ошибки, делаем выводы и пытаемся разобраться, как это вписывается в общие процессы. В Монако у нас была проблема с программным обеспечением, мы устранили неполадки, скорректировали структуру коммуникаций и высвободили ресурс нескольких человек, чтобы у них было больше возможностей ориентироваться в ситуации. Хотел бы заметить, что вся та история не была чем-то серьезным. Вернее, речь шла об ошибке, имевшей серьезные последствия, однако для нас это был один из немногих инцидентов за последнюю пару лет. Формула 1 – очень сложный спорт, здесь многие вещи нужно делать правильно, и в подавляющем большинстве случаев мы с этой задачей справляемся.

Вопрос: Роб, сейчас у Williams вдвое больше очков, чем в той же фазе сезона год назад, но есть ощущение, что команда менее конкурентоспособна в плане борьбы за подиумы. Может ли эта гонка стать поворотным моментом?
Роб Смедли: Не думаю, что нам необходим поворотный момент – мы должны следовать намеченному плану. Сейчас нас опережают Ferrari и Mercedes, мы стараемся сократить отставание, но, в то же время, следует помнить о борьбе с преследователями из Red Bull Racing. Это очень сильная команда, добившаяся немалых успехов, мы должны относиться к ним с уважением и пытаться увеличить отрыв от четвертого места в Кубке конструкторов. Я не считаю, что команде нужно корректировать стратегию – конечно, для всех сидящих за этим столом было бы замечательно в какой-то момент провести изменения, но сейчас нужно следовать намеченным курсом.

Вопрос: То есть, вы будете действовать по плану? Постепенный прогресс вместо риска? Полагаю, внутри команды была дискуссия на этот счет – это общее решение?
Роб Смедли: Мы внимательно оцениваем все аспекты стратегического развития бизнеса. Если бы мы хотели сосредоточиться исключительно на скорости машины и продолжили делать то, что делаем, без какой-либо корректировки стратегии – скажем, старались бы сделать машину более надежной или использовали несколько иные подходы к отдельным факторам конкурентоспособности, нам было бы крайне сложно сократить отставание от лидеров. Потому мы сосредоточены на вопросах стратегии и принципах работы над машиной – как совершенствовать ее аэродинамику, как работать с шинами, с механикой и т.д. Мы постоянно оцениваем варианты, а высший технический персонал понимает, что в будущем нам, скорее всего, потребуется принять… скажем, не рискованные решения, но учесть фактор риска в попытках подтянуться к быстрейшим командам.

Вопросы с мест

Грэм Лоудон

Вопрос: (Дитер Ренкен) Грэм, недавно вы сказали, что у стратегической группы нет стратегии. Мэтью, ваша команда входила в состав стратегической группы, сейчас – нет. Экклстоун считает, что она должна быть расформирована. Грэм и Мэтью, вы согласны с этим, и если да, то что должно прийти на смену?
Грэм Лоудон: Я пытался донести мысль, что, во-первых, стратегия важна в любом виде бизнеса, а во-вторых, сама разработка стратегии – постановка целей, рассмотрение вариантов, их оценка и формирование плана действий – крайне сложная задача. Крупные корпорации тратят огромное время на разработку стратегии, и я лишь хотел заметить, что такие вопросы не решить в рамках часовой встречи или одного дня консультаций. Это сложный процесс, и идея создать группу в поддержку этого процесса сама по себе неплохая, но – и это не критика, а, скорее, наблюдение – у самой группы не было стратегии как таковой, потому схема не сработала.

Достаточно спросить любого из участников: «А в чем, собственно, стратегия?» Если ответ вызовет затруднения, то следовать такому плану будет непросто. Я не рассматриваю вопрос, должна существовать стратегическая группа или нет – повторюсь лишь, что задача очень сложная, но она крайне важна, поскольку в результате может дать спорту детальный план роста. И в решении этой задачи стоит участвовать.

Вопрос: Мэтью?
Мэтью Картер: В прошлом году Lotus была одним из участников стратегической группы, я присутствовал на нескольких совещаниях и должен согласиться с тем, что сказал Грэм – у спорта должна быть некая стратегия. Мое личное мнение в том, что нынешняя структура стратегической группы не работоспособна: есть шесть команд, наделенных правом голоса, у каждой из них свои цели, и провести какое-либо решение через этот форум не представляется возможным. Я часами сидел на встречах, слушал различные доводы, но итогового решения так и не было. Уверен, с этим согласны и сами участники группы, и люди, руководящие спортом. Каким должен быть ответ – не знаю. Нужна некая форма управления и стратегия, но как этого добиться – не представляю.

Вопрос: (Иан Паркес) Вопрос для Падди об аварии Льюиса. Было заметно, как машина заметно раскачивалась, когда ее эвакуировали на мобильном кране. Опасались ли вы, что она может получить дополнительные повреждения?
Падди Лоу: Я как раз вышел из боксов и… Да, мы с опасением следили за ситуацией. Похоже, в процессе транспортировки задняя часть машины получила незначительные повреждения, но ничего серьезного.

Вопрос: (Колин Хант) Роб, во время утренней сессии Валттери Боттасу явно не хватало сцепления – разворот в шестом повороте, затем широкий выход из последней шиканы. С какими сложностями сталкивается команда в попытках повысить уровень сцепления и какие цели вы ставите перед собой на гонку с учетом данного фактора?
Роб Смедли: Думаю, в части работы над уровнем сцепления у нас те же сложности, что и у других, всегда хочется добиться большего. Валттери был не единственным, кого утром развернуло на трассе – асфальт был очень скользким. В восьмом повороте дул сильный попутный ветер, и там, а также в десятом повороте, многие проезжали прямо на торможении.

Мы будем следовать принятым процедурам и постараемся устранить возникшие в течение дня сложности: проанализируем телеметрию, оценим наши возможности – на трассе нужно быть прагматичным при принятии решений. Надеюсь, мы найдём настройки, с которыми в субботу машина будет более сбалансированной. Во второй тренировке оба гонщика остались довольны поведением FW37 и результатами на более мягких шинах, но у машин был разный баланс, так что остается возможность прибавить.

Джеймс Эллисон

Вопрос: (Джефф Паппоне) Из-за дождя завтра вам придется многое начать с начала? Пришлось ли вам значительно корректировать программу?
Джеймс Эллисон: Дождь осложнил ситуацию, поскольку никому не удалось собрать тот объем информации о шинах, который мы, как правило, собираем во второй тренировке. В обычных условиях к вечеру пятницы у нас уже есть представление, насколько агрессивно можно атаковать, и какое количество кругов выдержит резина. Завтрашняя тренировка короче по времени, нужно начинать готовиться к квалификации, а не работать длинными сериями – в итоге нам сложнее предугадать, как будет складываться гонка. Но вряд ли кто-либо решит завтра начать всё с начала: нужно обеспечить машине максимальную скорость в квалификации.

Мэтт Моррис: Не думаю, что непогода сильно спутала карты. Жаль, не удалось проехать плановое количество кругов, но мы организовали несколько более продолжительных попыток, поскольку знали о приближающемся дожде. В субботу утром асфальт будет скользким, но состояние трассы здесь улучшается быстро, и, опять же, ситуация будет одинакова для всех, никаких проблем.

Вопрос: (Крейг Скарборо) Вопрос для Падди, Мэтта и Джеймса. В ближайшие пару лет может появиться новый поставщик шин и низкопрофильная резина. Как скоро вы узнаете об окончательном решении?
Падди Лоу: Новый контракт на поставку шин вступает в силу с 2017 года. Вопрос о колёсных дисках большего диаметра время от времени обсуждается на протяжении уже восьми лет, но хотел бы вас поправить: общее мнение таково, что переход на них – не лучший вариант, особенно с точки зрения уровня сцепления. Кроме того, увеличится масса колес, что негативным образом скажется на скорости, так что мы бы предпочли оставить сегодняшние 13 дюймов.

Мэтт Моррис: Как заметил Падди, дело касается не только размера шин – потребуется вносить изменения в конструкцию тормозов и многие другие элементы. Но мы как инженеры приветствуем подобные инициативы – у нас есть необходимые навыки поиска оптимальных решений, и если в этой области сработать эффективно, можно добиться конкурентного преимущества.

Джеймс Эллисон: Как сказал Падди, диаметр диска, скорее всего, останется неизменным, но ширина шин – предмет дискуссии, мы как раз обсуждаем этот и многие другие пункты правил. Могу лишь заметить, что чем скорее у нас будет определенность, тем лучше, поскольку шины – самый сложный элемент машины, о котором у нас минимум информации, так как регламентом запрещены какие-либо специальные тесты на трассе или вне ее. Мы опираемся лишь на данные, предоставляемые поставщиком, и нам хочется, чтобы эти данные были как можно более полными и предоставлялись как можно раньше, ведь шины влияют, в том числе, на аэродинамику, и для полноценных испытаний в аэродинамической трубе нужны модели соответствующих масштабов. Повторюсь, чем раньше – тем лучше, но хорошо, что до смены регламента еще достаточно времени.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости