Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Фелипе Масса (Williams), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Даниил Квят (Red Bull Racing), Макс Ферстаппен (Toro Rosso), Серхио Перес (Force India), Пастор Мальдонадо (Lotus)

Вопрос: Начнем с общего вопроса. На результаты гонки в Монако повлиял выезд машины безопасности, а здесь, в Монреале, в 17-ти последних Гран При она выезжала в 11-ти – от одного до четырех раз! О чем вы думаете, когда видите сейфти-кар, что обсуждаете с командой, о чем должны беспокоиться в первую очередь? Фелипе?
Фелипе Масса: Многое зависит от трассы – на некоторых вероятность инцидентов выше, легче допустить контакт, или асфальт обладает меньшим уровнем сцепления – как в Монако. Пожалуй, здесь ситуация несколько лучше, но в шиканах, где защитные барьеры расположены очень близко, легко разбить машину – я знаю это по собственному опыту, особенно в прошлом году. Нужно постоянно держать связь с командой, читать ситуацию на трассе и понимать стратегию. Коммуникации играют важную роль, и если действовать верно, можно отыграть позиции.

Вопрос: Серхио, а о чем вы думаете в подобных ситуациях?
Серхио Перес: Важно позволить команде принимать решения и, например, не разговаривать слишком много в те моменты, когда выезжает автомобиль безопасности. В Монреале легко попасть в аварию, каждый круг сопряжен с риском, а в некоторых поворотах ошибка приводит к удару о стену. Приходится помнить об этом на протяжении всей гонки.

Вопрос: Макс, вы ещё новичок. О чем вы думаете, когда слышите, что на трассу выехала машина безопасности?
Макс Ферстаппен: Всё зависит от позиции на трассе. Уверен, этот этап окажется интересным, я надеюсь на выезд машины безопасности. Также многое решает то, насколько беспощаден автодром к шинам – всё это нужно учесть, прежде чем действовать. Мы постоянно переговариваемся с командой, поскольку она обладает большей информацией и видит, как мы расположены на трассе относительно соперников.

Вопрос: Льюис, что скажете? О чем вы думаете в первую очередь, когда выезжает сейфти-кар?
Льюис Хэмилтон: В таких ситуациях нужно сохранять спокойствие, следовать процедурам и указаниям команды.

Вопрос: Пастор?
Пастор Мальдонадо: Выезд машины безопасности – важный момент не только для гонщика, но и для команды. Стратегия может измениться мгновенно, нужно быть готовым среагировать на любое указание команды, соблюдать принятые процедуры и стараться отыграть позиции.

Вопрос: Даниил?
Даниил Квят: Когда слышишь, что на трассе находится машина безопасности, сразу спрашиваешь команду, что происходит, и целиком полагаешься на их мнение, поскольку они видят отрывы. Затем мы вместе принимаем решение, ну а если ты остаёшься на трассе, наступает относительно спокойный период, во время которого надо только следить за температурой шин.

Вопрос: Возвращаемся к Максу. Серьезная авария в Монако и, как результат, штраф с потерей пяти мест на стартовой решетке в Монреале. Какие выводы вы сделали из того инцидента, как оцениваете свое выступление в Монако?
Макс Ферстаппен: В Монако я понял, что наша машина достаточно прочная! Я этому рад, как и тому, что не получил травм в той аварии. У меня не возникло никаких проблем, уже в среду я сел за руль карта, так что с физической точки зрения все в порядке. В Канаде мне многое предстоит сделать, но произошедшее не повлияет на меня. Я хочу зарабатывать очки и продолжу атаковать.

Вопрос: Льюис, за многие годы трасса в Монреале стала для вас удачной: три поула, дебютная победа в Формуле 1 в 2007-м, три первых места суммарно. Можно ли сказать, что это место идеально подходит для реванша за уик-энд в Монако?
Льюис Хэмилтон: Да, трасса неплохая. Как вы заметили, здесь я одержал свою первую победу и всегда был в Монреале достаточно быстр. Нужно просто провести уик-энд успешнее, чем год назад – такова цель.

Даниил Квят

Вопрос: Даниил, две недели назад в Монако вы добились лучшего результата в карьере, финишировав четвертым. Насколько это добавило вам уверенности? Примечательно, что во всех прошедших гонках вам не удавалось закончить первый круг на том же месте, с которого стартовали – возможно, есть комментарий?
Даниил Квят: Гонка в Монако была очень хорошей, уик-энд в целом прошёл без проблем, и, по-моему, вместе с командой мы увидели, насколько важно добиться, чтобы во все дни всё складывалось гладко. Команда заработала немало очков – надеюсь, это всем нам добавило уверенности в своих силах. Нам это было нужно, и теперь можно надеяться, что результаты будут только расти.

Вопрос: Пастор, для вас полоса невезения продолжилась – уже пять сходов в шести гонках. Что говорит команда, каков настрой перед Гран При Канады?
Пастор Мальдонадо: Мне не везло – в гонках возникло много разных проблем. С другой стороны, у нас конкурентоспособная машина: она позволяет максимально выкладываться и пробовать снова и снова. Именно так мы поступим в этот уик-энд. В Канаде отличная трасса, здесь у нас могут быть хорошие шансы. Пока не возникали проблемы, я постоянно боролся за очки – ничто не помешает продолжить в Монреале.

Вопрос: Фелипе, после шести гонок у вас вдвое больше очков, чем за аналогичный период в 2014-м. С другой стороны, этап в Канаде всегда был для вас крайне непростым. Почему так?
Фелипе Масса: Не знаю. Со мной здесь бывало всякое, но я всегда пилотировал неплохо и был конкурентоспособен. Надеюсь, предстоящий этап окажется удачным.

Вопрос: Серхио, в Монако, финишировав седьмым, вы повторили лучший результат Force India в этом сезоне. В прошлом году вплоть до столкновения с Фелипе вы ехали вторым, а в 2012-м в Монреале поднялись на подиум. Что вы думаете об этой трассе?
Серхио Перес: Трасса мне очень нравится – это словно гоняться на картодроме! Но она очень требовательна психологически, поскольку ошибиться здесь проще простого. У меня была пара удачных выступлений в Монреале – в 2012-м я поднялся на подиум, в прошлом году был близок к победе, но возникли проблемы с машиной, а затем произошел контакт с Фелипе. Но вплоть до того момента я ехал очень здорово, претендовал на первое место, и сейчас надеюсь… Впрочем, в этом году у нас несколько иная ситуация, но команде вполне по силам побороться за очки.

Вопросы с мест

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Андреа Кремонези) Льюис, здесь вы впервые встретились с командой после уик-энда в Монако. Какова атмосфера в коллективе? Возможно, вы сделали вывод, что не стоит во время гонки жаловаться на шины, чтобы не вынуждать стратегов применять рискованный запасной план?
Льюис Хэмилтон: Атмосфера в коллективе в полном порядке, мы рады приехать на очередной этап, а я продолжу действовать в своем стиле, поскольку пока этот подход оправдывается.

Вопрос: (Дейв Стаббс) Насколько хорошо вы помните эту трассу? Когда гонщик хорошо выступает на конкретном автодроме, означает ли это, что он может сразу сказать, что нужно делать, или приходится заново осваиваться, заново всё изучать?
Льюис Хэмилтон: Заново изучать не приходится, но нужно заставить себя вспомнить, что из себя представляет трасса. Притом стараешься сработать лучше, стараешься прибавить – всегда есть что-то, в чем можно добиться прогресса.

Например, в прошлом году в Монреале я недостаточно успешно провел квалификацию, затем не добрался до финиша, но мы сделали выводы и на этот раз должны выступить сильнее. Я на протяжении многих лет был конкурентоспособен в Канаде, но знаю, что могу проехать ещё быстрее – таков план на предстоящий уик-энд.

Вопрос: (Хельмут Уль) Насколько вы теперь доверяете команде?
Льюис Хэмилтон: Как всегда – на 100%.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Льюис, после финиша в Монако вас попросили описать свои эмоции. Вы ответили отказом, поскольку тогда впечатления были еще свежи. Сейчас, по прошествии времени, можете ли вы сказать, что чувствовали в тот момент, и как в дальнейшем справлялись с ситуацией?
Льюис Хэмилтон: Я не оглядываюсь назад, смотрю только вперёд. Честно говоря, я почти не думал о прошлой гонке, сосредоточившись на следующей. Я сконцентрировался на работе и тренировках, чтобы максимально хорошо провести этот уик-энд. То, что осталось в прошлом, не имеет значения, ведь изменить всё равно уже ничего нельзя, поэтому нет смысла на этом останавливаться.

Вопрос: (Грэм Кейло) У меня вопрос ко всем. Недавно Жак Вильнев высказался за идею возвращения в Формулу 1 конкуренции производителей резины. Что вы думаете об этом? Это позитивно повлияет на ситуацию? Фелипе, вы помните предыдущую «шинную войну» - вам хотелось бы возвращения чего-то подобного?
Фелипе Масса: Когда прежде в чемпионате конкурировали два производителя резины, шины работали невероятно эффективно, обеспечивая отличное сцепление, поскольку обе компании прилагали для этого все возможные усилия.

Когда поставщик один, все получают одинаковую резину, а шинники имеют возможность сэкономить. Да, для гонщиков конкуренция производителей была бы лучшим вариантом, но это очень дорого стоит, и я не думаю, что в современной Формуле 1 такое возможно.

Вопрос: Льюис, ваше мнение? Конкуренция между шинниками упростит обгоны?
Льюис Хэмилтон: Мне не доводилось выступать во времена «шинных войн», но я согласен с Фелипе в том, что в случае с единственным поставщиком… Конкуренция всегда способствует развитию технологий, в этом суть нашего спорта, а когда поставщик один, в этом нет необходимости. Команды всегда подгоняют другу друга, каждая желает сработать лучше, и что-то подобное всегда бывает в ситуации «шинной войны».

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Мне не доводилось выступать в таких условиях, но всегда интересно добиваться максимума, и в случае с шинами тоже. Производители подгоняют друг друга и стараются улучшить свою продукцию – было бы здорово увидеть это снова! Возможно, когда-нибудь у нас будет такая возможность.

Вопрос: Серхио?
Серхио Перес: Я не видел «шинных войн», но нынешние составы вполне можно усовершенствовать. Если конкуренция будет во благо спорту, я ее поддержу.

Вопрос: Пастор?
Пастор Мальдонадо: Шинные войны? Всегда интересно наблюдать за конкуренцией во всех аспектах Формулы 1 – не только между командами и гонщиками, но и между разными поставщиками шин. Однако надо думать не только о борьбе, но и о расходах. Все знают о проблемах с бюджетами и спонсорами, да и в целом сейчас не лучшая экономическая ситуация. Надо детально всё проанализировать.

Вопрос: Даниил?
Даниил Квят: Не знаю, если честно. По-моему, неплохо, когда у нас единый поставщик резины, обеспечивающий всех хорошими шинами с отличными сцепными свойствами. Но если в чемпионате два разных поставщика, один из которых работает несколько лучше, второй – чуть хуже, то, возможно, кто-то получит преимущество, а остальные будут в менее выгодном положении. Так что ситуация может развиваться по-разному.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Пара вопросов для Льюиса. Первый – о моторах. Здесь вы получите свежую силовую установку, притом команда не задействовала ни один из отведенных на доработку баллов, тогда как в Ferrari использовали три. Считаете ли вы, что здесь угроза со стороны Ferrari будет сильнее? Второй вопрос – об этапе в Монако. Были ли вы в чем-то недовольны собой в той гонке?
Льюис Хэмилтон: Прогресс Ferrari? Я не знаю, чем они занимались в работе с мотором, вероятно, смогли прибавить, ну а мы уделили внимание надежности. У нас очень эффективная силовая установка, так что я с уверенностью жду начала уик-энда. Ferrari были быстры в прошлых гонках, видимо, будут быстры и здесь. И я вполне доволен тем, как выступил в Монако.

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Лей Диффи) Макс, до инцидента в Монако вы потрясающе проводили дебютный уик-энд в Княжестве – уступили всего 0,150 секунды Льюису в первой тренировке, уверенно выступили в квалификации. Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое – на тот круг, где вы догнали Романа Грожана – что бы вы сделали иначе?
Макс Ферстаппен: Не думаю, что в том эпизоде я мог сделать что-то иначе. Я атаковал, боролся за очки после проблем на пит-стопе. Возможно, стоило начать торможение чуть раньше, чтобы избежать столкновения и попробовать провести атаку на следующем круге.

Вопрос: (Алан Болдуин) Вопрос для Фелипе и Макса. Фелипе, после инцидента в Монако, спровоцировавшего выезд автомобиля безопасности, вы сказали несколько слов о Максе, об опасности неопытных гонщиков в пелотоне. Вы по-прежнему придерживаетесь такой точки зрения? Макс, а что вы можете ответить?
Фелипе Масса: Прежде всего, я должен пояснить, что мне задавали этот вопрос сразу после гонки – ещё до того, как стало известно о решении стюардов. Я ответил, что на мой взгляд, его должны оштрафовать, поскольку он действовал неверно. Если тебе 17 лет, ты проводишь свой первый сезон, совершаешь нечто подобное, и тебя не наказывают – это неправильно. В FIA должны строго следить за этим, что в итоге и произошло. Мы должны следовать правилам, а он, на мой взгляд, ошибся – вот что я сказал.

Макс Ферстаппен: Каждый может иметь своё мнение. Я изучил свою телеметрию, я тормозил не позже, чем прежде. Временами в гонке я тормозил достаточно поздно, но когда произошла авария, я затормозил ровно в тот же момент, что и на предыдущем круге. Меня оштрафовали, теперь я сосредоточился на гонке в Канаде, и, может быть, вам стоит вспомнить прошлогоднюю гонку здесь и то, что в ней произошло.

Вопрос: Вам понятно, за что вас оштрафовали?
Макс Ферстаппен: Когда мы с командой обсуждали инцидент, у меня было свое мнение. Не думаю, что сейчас имеет смысл думать о Монако – нужно сосредоточиться на Канаде и постараться снова заработать очки. Притом я не стану менять свой стиль пилотирования.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Макс, вы ожидали, что Карлос Сайнс будет выступать настолько же уверенно, как и вы? Что вы думаете о его результатах?
Макс Ферстаппен: Он хороший гонщик, в прошлом году ему удалось выиграть титул в Мировой серии Renault. Мы постоянно подгоняем друг друга, что хорошо для команды.

Фелипе Масса

Вопрос: (Дэвид Крофт) Фелипе, в продолжение слов Макса. Очевидно, в Монако вы сказали, что он заслуживает штрафа, поскольку ехал позади Романа Грожана и врезался в него. Тогда в чем разница между аварией Макса в Монако и вашим собственным инцидентом с Серхио Пересом в Монреале в прошлом году?
Фелипе Масса: Мне кажется, там всё было иначе, разве нет? Я двигался по своей стороне трассы, а Серхио сместился на торможении. Не думаю, что в Монако Грожан менял направление движения на торможении, не так ли? К тому же, Перес тогда начал смещаться ещё до торможения.

Вопрос: (Гэтан Винерон) Льюис, прошу извинить, что снова возвращаюсь к теме Монако. Могли ли вы не согласиться с решением команды? И еще: когда вы остановились в Portier, думали ли поступить так же, как в свое время поступил Айртон Сенна, отправившись домой?
Льюис Хэмилтон: Вижу, об этапе в Монако много вопросов, но я не думаю о нем и двигаюсь дальше. Прошлого не изменить, потому нет смысла на нем останавливаться. Я стараюсь сосредоточиться на будущем, ведь впереди немало гонок, немало возможностей для прогресса. У меня замечательная команда, отличная машина и чемпионат, за победу в котором нужно бороться – этому сейчас посвящено всё мое внимание. Не важно, что я чувствовал тогда – сейчас этих эмоций нет, я думаю о предстоящей гонке и чувствую себя великолепно.

Вопрос: Было бы интересно услышать ответ на вторую часть вопроса – почему вы остановились в Portier?
Льюис Хэмилтон: Я знал, что этот вопрос будет, но ответа у меня нет.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Льюис, к вопросу о будущем – вы по-прежнему полностью доверяете решениям команды? Возможно, в свете предстоящих гонок имеет смысл пересмотреть некоторые процедуры или ввести новые?
Льюис Хэмилтон: Кажется, я уже отвечал на подобный вопрос. Я полностью доверяю команде, мы многого смогли добиться, и ошибка в одной гонке не нарушит прочность наших отношений.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости