Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Абу Даби: пресс-конференция в пятницу

Участники: Грэм Лоудон (Marussia), Пол Хембри (Pirelli), Франц Тост (Toro Rosso), Сирил Абитебул (Caterham), Клэр Уильямс (Williams), Мартин Уитмарш (McLaren).

Вопрос: Франц, в следующем году в Toro Rosso дебютирует Даниил Квят. Какими будут предстоящие несколько недель с точки зрения получения суперлицензии и тестов? И каковы ваши ожидания?
Франц Тост: На следующей неделе мы проведем тесты, чтобы Даниил смог получить суперлицензию. Затем в США и Бразилии он примет участие в свободных заездах, а зимой ему предстоит активно тренироваться – физически, психологически, на симуляторе, чтобы оптимальным образом подготовиться. Убежден, Даниил хорошо справится со своей работой, он - высокопрофессиональный гонщик.

В этом году он отлично выступает в GP3 и претендует на титул, сейчас у него 131 очко, на семь меньше, чем у лидера. Думаю, завтра и в воскресенье мы можем ждать от него хорошей гонки. Кроме того, Квят здорово смотрелся в Формуле 3 - в европейском чемпионате FIA, где он выиграл гонку в Зандфорте, стартовав с поула. Если я правильно помню, первую гонку в Хоккенхайме он тоже начал с поула, а финишировал третьим. Для Red Bull и Toro Rosso это отличный выбор, думаю, его ждет успешное будущее.

Вопрос: Можно ли считать эту гонку в какой-то степени домашней для Toro Rosso? Группа компаний IPIC всё больше участвует в делах команды, многие ваши спонсоры в неё входят…
Франц Тост: Гран При Абу Даби – один из важнейших для Toro Rosso, поскольку наш партнер – IPIC – базируется здесь, а наши спонсоры – Cepsa, Nova Chemicals и Falcon Private Bank входят в эту группу компаний. Каждый год мы с нетерпением ждём этого Гран При, надеюсь, мы сможем прибавить после относительно неудачной пятницы и хорошо проведём гонку.

Вопрос: Грэм, вы уже продлили контракт с Жюлем Бьянки. Какими качествами должен обладать его потенциальный напарник? Какого гонщика вы ищете?
Грэм Лоудон: Было бы слишком легко ответить – быстрого, поскольку именно такого гонщика ищет каждая команда. Но в следующем сезоне вступает в силу новый регламент на моторы, это станет вызовом для всех, а в такой ситуации сохранение состава выглядит неплохим вариантом. Как правило, в предыдущие годы в этой фазе сезона у нас еще не было согласованного состава, и в этот раз ситуация складывается аналогично. Мы должны оценить текущее положение дел, выбрать оптимальный вариант и объявить о нем.

Должен сказать, наши гонщики сработали безупречно. Многие забывают, что мы начали сезон с двумя новичками, но парни справились, хотя порой им приходилось выступать в очень непростых условиях. Посмотрим, с каким составом мы войдем в очередной год, но есть мнение, что сохранение нынешнего было бы на пользу команде.

Вопрос: Команда подписала соглашение с держателем коммерческих прав. Что изменилось для Marussia?
Грэм Лоудон: Отличие в том, как нас теперь воспринимают. Было странно, когда все команды, кроме нашей, имели соглашение с держателем коммерческих прав – это могло вызвать вопросы в процессе переговоров со спонсорами. Да, мы выезжали на ту же стартовую решетку, размещались на пит-лейн с другими командами – просто соглашение устранило некоторую неопределенность. Теперь мы можем в полной мере сосредоточиться на гонках.

Вопрос: Сирил, Caterham соперничает с Marussia за десятое место в Кубке конструкторов. Сейчас они впереди, насколько вы уверены в том, что сможете отобрать у них десятое место до конца сезона?
Сирил Абитебул: Задача непростая, ведь мы не контролируем все факторы. Конечно, мы обязаны выкладываться по максимуму, входить в первый поворот впереди Marussia и обязательно финишировать. Но даже если это получится, нам все равно нужны внешние факторы, например, множество сходов. В прошлом году нам удалось зацепиться за десятое место на последней минуте финальной гонки – почему бы не повторить? Впрочем, я не возражал бы, если бы на этот раз это произошло чуть раньше.

Вопрос: Как обстоят дела с выбором гонщиков? Какие качества для вас важны, и когда в процессе будет поставлена точка?
Сирил Абитебул: Нам хотелось бы завершить его раньше, чем год назад. Тогда мы очень поздно подтвердили состав, поскольку переход гонщика требует серьезной работы. Многие команды меняют составы, и чем скорее мы начнем сотрудничать с новобранцами, тем лучше для подготовки.

Какие качества важны? Вариантов много, но стабильность очень важна, так что одним из решений может стать продолжение сотрудничества с нынешними гонщиками. Но обстановка вокруг меняется, и команде нужен тот, кто способен предоставлять качественную обратную связь, ведь нам предстоит по ходу сезона дорабатывать машину. В этом году мы ей практически не занимались, но в 2014-м процесс выйдет на иной уровень – особенно в первые месяцы, когда всё будет в новинку. Придется адаптироваться коллективу, гонщикам, и опыт здесь мог бы пригодиться, однако нам в первую очередь нужен тот, кто сможет аккуратно и точно описать инженерам поведение машины, чтобы они смогли понять ее работу.

Вопрос: Клэр, в Williams тоже движутся к подписанию контрактов на 2014-й?
Клэр Уильямс: Подвижки есть, и нам хотелось бы совсем скоро объявить состав. Впрочем, как правило, мы делали это в конце сезона. Не могу назвать вам конкретную дату, но мы близки к соглашению.

Вопрос: Мы находимся на Среднем Востоке, а вы и ваш отец много работали в Катаре. Есть вероятность, что местные инвесторы заинтересуются финансированием команды?
Клэр Уильямс: Мы в Катаре уже три года, занимаемся технологией создания KERS с маховиком и участвуем в кампании по повышению безопасности на дорогах. Это непростой регион с точки зрения маркетинга, но таков замысел моего отца. Он хотел бы поскорее реализовать его и потому работает, не жалея сил. Завтра он приедет сюда, а потом отправится в Катар. Что касается прочих деталей – давайте наберемся терпения и подождем.

Вопрос: Пол, что произошло с шиной на машине Пола ди Ресты по ходу сегодняшних свободных заездов?
Пол Хембри: Насколько мы поняли, дело в тормозах – пока это вся информация, которая у нас есть.

Вопрос: Как обстоят дела с контрактом на поставку шин в 2014-м?
Пол Хембри: Процесс завершен, нам с FIA осталось уладить один момент. Юристы занимаются вопросом, а когда вы прибегаете к их помощи, дело несколько затягивается.

Вопрос: Какие шаги вы планируете предпринять в процессе работы над шинами для следующего сезона?
Пол Хембри: Совсем скоро мы проведем 1000-километровые тесты с McLaren в Валлелунге, затем на первую часть свободных заездов в Бразилии привезем прототип новых шин. Также мы надеемся провести тесты в декабре и январе с машиной предыдущих лет – на этот счет есть несколько интересных идей. Было бы замечательно успеть к первым тестам в Бахрейне – погода будет оптимальной, мы сможем оценить, как новые машины работают с резиной.

Вопрос: Мартин, McLaren активно привлекает специалистов, среди которых оказался и Питер Продрому. Какими видятся вам перспективы команды, и чего она должна добиться в ближайшие годы?
Мартин Уитмарш: Подход не изменился – мы хотим побеждать. В этом сезоне с этой задачей мы не справились, а когда случается подобное, вы усиливаете команду, аккумулируете ресурсы и выкладываетесь даже больше. Мы искали специалистов и весьма довольны некоторыми приобретениями, но нам еще нужно построить быструю машину, и на это направлены все усилия.

Вопрос: Поговорим об участниках вашей молодежной программы – Кевине Магнуссене и Стоффеле Вандорне. Вы близки к тому, чтобы предоставить им место в кокпите на следующий сезон или возможность выступать где-то еще?
Мартин Уитмарш: Да, они оба будут участвовать в гонках в следующем году. Честно говоря, мы не рассчитывали получить два таланта одновременно – так получилось. Кевин и Стоффель заслужили право выступать на высоком уровне, и мы над этим работаем. Уверен, в следующем сезоне вы увидите их на трассах.

Вопрос: В Формуле 1?
Мартин Уитмарш: Нет.

Вопрос: Может, кто-то из них имеет шанс попасть в Формулу 1?
Мартин Уитмарш: Такой вариант возможен.

Вопросы с мест

Вопрос: (Люк Смит – NBC Sports) Франц, Жан-Эрик Вернь не получил места в Red Bull Racing. Каковы его перспективы в программе Red Bull? Можно ли говорить, что его позиция – временная: до тех пор, когда вы сочтете, что Антонио Феликс Да Кошта или Карлос Сайнс-младший готовы к дебюту в Toro Rosso?
Франц Тост: Я так не думаю. Жан-Эрик будет выступать за нас в следующем сезоне, он отличный гонщик, на его счету несколько блестящих Гран При. Если предоставить ему конкурентоспособную машину, он способен на любой трассе добиться достойного результата, и у него, на мой взгляд, неплохие перспективы.

Вопрос: (Марк Брайанс – PA) Клэр, возможно, в свете смены регламента вопрос о гонщиках следует решить чуть раньше, чем обычно?
Клэр Уильямс: Конечно, хочется как можно быстрее подтвердить состав, чтобы гонщики начали работу с инженерами в рамках обозначенной программы, но у большинства участников контракты рассчитаны до последней гонки, а то и вовсе до конца декабря, так что они не могут просто так прийти к нам и приступить к работе. Но нам все-таки хочется как можно быстрее объявить о контрактах, чтобы ситуация прояснилась, и можно было бы продолжить работу.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) Здесь присутствуют пять руководителей команд, среди которых двое сидящих в первом ряду являются участниками стратегической группы, двое во втором – нет, а Франц вовсе имеет особый статус. Хотелось бы спросить каждого из вас: как вы оцениваете деятельность группы? А тех, кто сидит во втором ряду, я спрошу: не кажется ли вам, что мы наблюдаем ситуацию, в которой привилегированное меньшинство управляет большинством? В моей родной Южной Африке это называют апартеидом…
Грэм Лоудон: Досадно не оказаться среди участников группы. Управление спортом базируется на принципах справедливости, и если создается некий орган для принятия стратегических решений, нам хотелось бы входить в его состав. Все ищут демократии и прозрачности, а мы не знаем, как сработает предлагаемая схема, поскольку не участвуем в ее реализации и не представляем, сможет ли группа принимать корректные решения.

Когда вы оказываетесь за пределами группы, у вас возникает вопрос, как она сможет принимать решения, выгодные всем. По сути, от тех, кто не вошел в состав, требуется предоставить ей гигантский кредит доверия – что ж, посмотрим, как всё сложится. Группе предстоит выполнить непростую задачу, ведь от перспектив Формулы 1 зависим мы сами, наши сотрудники и поставщики. Интуитивно предполагаешь, что в данной ситуации демократия не помешала бы, но время все расставит по местам.

Клэр Уильямс: Приятно, что Williams входит в число участников группы – на то есть причина, ведь мы уже тридцать шесть лет участвуем в гонках. Грэм говорил о демократии, мне не хотелось бы вдаваться в дискуссию. Могу лишь сказать, что мы будем представлять интересы не только Williams, но и других команд и спорта в целом.

Сирил Абитебул: Идея создания стратегической группы сама по себе неплохая – этого не хватало Формуле 1, в которой начиналась технократия. Кроме того, мы должны создать рабочую группу, которая будет исполнять решения, принятые стратегической группой.

Если кто-то думает о маркетинговой стороне дел и оценивает финансовые последствия принятия отдельных технических решений – это правильно. Возможно, так мы не придем к ситуации, когда новый мотор оказывается чрезмерно дорогим. Ну а что касается исключения – здесь я согласен с Грэмом, поскольку не понимаю, почему в группе представлены не все команды. Понимаю, никто не хочет ситуации, в которой одна команда блокирует весь процесс, и мы должны удостовериться в отсутствии таких рисков - это тоже элемент демократии. Но и данный довод сам по себе не оправдывает исключение из процесса половины участников чемпионата.

Вопрос: Франц, у вас уникальная ситуация, ведь «старшая сестра»Toro Rosso - Red Bull Racing – входит в состав стратегической группы…
Франц Тост: Именно. У меня хорошие отношения с Кристианом Хорнером и Red Bull Racing, поэтому мы пусть немного, но участвуем в процессе. Как бы то ни было, стратегическая группа не принимает новые правила – это прерогатива Комиссии по Формуле 1, а в ней представлены все команды. Так что я не вижу здесь каких-то проблем.

Вопрос: Мартин, как это соотносится с позицией FOTA? Вы представляете не только интересы McLaren, но и мнение команд – членов Ассоциации…
Мартин Уитмарш: Процесс только начался. В новом Договоре Согласия структура управления спортом не определена, и я соглашусь, что максимальное участие во всех вопросах – это благо. McLaren имеет безупречную репутацию в таких делах, но я также согласен с Сирилом: нам не хватает стратегического видения путей развития Формулы 1, вместе мы могли бы сработать эффективнее. Посмотрим, как всё сложится. Ситуация будет развиваться в ближайшие несколько месяцев – надеюсь, мы придем к варианту, который всех устроит.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволл – MotorSport-Total.com) Когда Формула 1 перешла на восьмицилиндровые моторы, одному из производителей позволили внести кое-какие изменения в конструкцию двигателя. В следующем году чемпионат переходит на турбомоторы – предусматривается ли процесс омологации? Что произойдет, если двигатели изначально будут сильно отличаться по характеристикам?
Сирил Абитебул: Никто не знает, как сложится первая гонка нового сезона. По сути, мы говорим о доводке, о том, о чём пока не имеем представления – к тому же, нет какого-то универсального индикатора, описывающего эффективность всей машины. Нужно просто положиться на процесс, оценить ситуацию и удостовериться в том, что мы принимаем адекватные меры, позволяющие отстающим подтянуться, а ушедшим в отрыв – вернуться на более-менее единый уровень. Придется действовать в условиях неопределенности, и нам не остается ничего иного, к сожалению, как просто набраться терпения…

Мартин Уитмарш: Пока процесс омологации не предусмотрен. Дело не сводится к традиционным показателям вроде пиковой мощности – как сказал Сирил, на скорость машины влияет множество факторов, в том числе эффективность систем охлаждения, работа топливной системы. Ситуация намного сложнее, чем кажется, но, опять же, если разница в скорости между участниками будет слишком велика, придется реагировать. Мы не можем позволить себе уход автопроизводителей из Формулы 1, они – крупнейшие инвесторы. Потому нужно найти компромисс, при котором спорт останется на высоком уровне, в нем будет острая конкуренция, и он будет привлекать максимальный интерес со стороны автопроизводителей.

Вопрос: (Гэри Минаган – The National) Вопрос для Сирила и Грэма. Какой доход приносит десятое место в зачете Кубка Конструкторов, и насколько важно оно не только с точки зрения призовых выплат, но и с позиции будущего команды?
Грэм Лоудон: К сожалению, мы не можем озвучить цифры, поскольку детали коммерческого соглашения конфиденциальны. Мы все здесь ради гонок, и пусть я в хороших отношениях с Сирилом, мне хочется одолеть его на трассе - такова суть нашего спорта. Причем данный подход разделяют все. Как вы знаете, для постройки машины нужно несколько сотен человек, притом каждый из этих людей невероятно конкурентоспособен. Атмосфера на базе команды – идеальный барометр событий на трассе. А если говорить о местах – десятое лучше одиннадцатого, девятое лучше десятого и так далее.

Сирил Абитебул: Такой же ответ. Мы не сомневаемся в том, что заслуживаем 10-го места, и будем за него бороться. Должен заметить, что результат не ставит под угрозу будущее команды. Мои перспективы – возможно, а команды – нет.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости