Формула 1, сезон 2013: Великобритания'80: Ален Прост – по прозвищу Головастик

Старт Гран При Великобритании 1980 года
Гонка #336: 13 июля 1980 года. Гран При Великобритании. Брэндс-Хэтч
Поул Дидье Пирони (Ligier JS11/15) - 1.11,004 (213,255 км/ч)
Лучший круг

Дидье Пирони (Ligier JS11/15) - 1.12,368 (209,235 км/ч)

Победитель Алан Джонс (Williams FW07B) - 1:34.49,228 (202,275 км/ч)

Если вторая половина сезона 1980 года прошла под знаком доминирования Алана Джонса и команды Williams, с которыми по мере сил пытались бороться лишь Нельсон Пике и Brabham, то весной и в начале лета в пелотоне еще не было однозначных фаворитов. Четыре команды смогли добиться побед в пяти первых гонках, и все были полны надежд.

В британский Брэндс-Хэтч команды приехали впервые с позапрошлого года – это позволило наглядно увидеть, как быстро эволюционирует техника Формулы 1. Прежнее рекордное время круга было перекрыто на пять с лишним секунд. Машины на глазах становились шире и длиннее, кокпит смещался вперед: все было подчинено требованиям аэродинамической эффективности и, в первую очередь, граунд-эффекта.

Квалификация осталась за пилотами Ligier, они же сохранили лидерство на старте. Дидье Пирони лидировал, Жак Лаффит, понемногу отставая, прикрывал напарника от атак соперников из Williams и Brabham. Два десятка кругов ситуация оставалась более или менее стабильной, когда в командах – кто-то раньше, а кто-то позже – начали замечать, что резина ведет себя всё хуже.

С ростом скоростей нагрузка на шины в многочисленных скоростных поворотах Брэндс-Хэтча становилась все больше, и те начинали пасовать гораздо раньше, чем в прежние годы. К сожалению для лидеров, у них ситуация оказалась едва ли не самой скверной: резина у Ligier еще более-менее держала удар, но от перегрузки стали покрываться трещинами колесные диски!

Пирони успел свернуть в боксы, но там возникла заминка, отбросившая недавнего лидера далеко назад. Лаффит же, порядком оторвавшись к тому моменту от Алана Джонса, напрасно размахивал руками, проезжая вдоль боксов – механики приготовились к пит-стопу, но еще до конца круга бело-голубая машина с проколотой шиной вылетела с трассы и уткнулась в ограждение.

Алан Джонс, Нельсон Пике и (скрытый последним) Карлос Рейтеман на подиуме Гран При Великобритании 1980 года

Джонс стал третьим по счету лидером, но на финальном отрезке австралийцу из Williams также пришлось сбросить скорость: шины вели себя все хуже, грозя при первой возможности соскочить с обода. Но что-то похожее наблюдалось и у остальных, поэтому ни Джонс, ни его преследователи – Нельсон Пике из Brabham и ещё один представитель Williams Карлос Рейтеман – уже не атаковали и в таком порядке добрались до финиша.

Интересно...
Спустившись с подиума, Алан Джонс довольно улыбался: "Сегодня победить было особенно важно, ведь этот этап я считаю для себя домашним. Особая благодарность организаторам за то, что они исполнили в мою честь австралийский гимн – не так давно, после моей победы в Испании, поставили австрийский".

Ален Прост – по прозвищу Головастик

Ален Прост. Фото 1980 года

Шестым – в очередной раз заработав очки по ходу дебютного сезона – британскую гонку завершил молодой Ален Прост. В 1980 году он защищал цвета McLaren, и хотя у него ещё не было четырёх титулов чемпиона Формулы 1, благодаря многочисленным успехам в "младших" классах считался восходящей звездой первой величины. Профессором француза назовут позже, а в ту пору он носил более забавное прозвище – Головастик.

Прост, чьи корни по материнской линии ведут в Армению, родился в провинциальном Сент-Этьене. Как и все мальчишки небольшого роста, в школьные годы он был крайне задирист и с успехом занимался самыми разными спортивными дисциплинами, а вот отличником по успеваемости – и, тем более, поведению, Ален не был никогда.

Он уже настраивался на карьеру в профессиональном футболе или, если не сложится, на работу тренера по физподготовке, когда теплым весенним деньком 1969 года вся его жизнь изменилась самым решительным образом. Семья Проста выбралась на пикник, где 14-летний Ален-Мари-Паскаль впервые в жизни сел за руль прокатного карта. С тех пор для него существовал лишь один вид спорта – автогонки.

По свидетельствам очевидцев, с самого начала Прост ехал невероятно лихо и в то же время быстро. Это потом, уже после нескольких сезонов в Формуле 1, он придет к выводу, что поспешать лучше не торопясь, и первым лучше быть не на старте, а на финише. А тогда, в начале 70-х, начинающий картингист в каждую секунду стремился мчаться как можно быстрее.

Ален на картинговой трассе. Начало 70-х

Карьера развивалась, словно компьютерная аркада на самом лёгком уровне. Француз без труда побеждал в одном классе – и в качестве приза получал оплаченный сезон выступлений в следующем, более мощном. В то время во Франции было несколько серьезных программ поддержки молодых гонщиков, так что Алену не пришлось вложить в карьеру ни франка собственных средств.

К слову, покинув школьные стены, он так больше нигде и не работал, лишь первое время, ещё в картинге, пополнял свой бюджет благодаря продаже запчастей и тонкой настройке моторов. В дальнейшем это уже не требовалось: ему платили команды и спонсоры, так как остановить Проста было просто невозможно. Как-то его соперники по Формуле 3 пробрались в гостиничный номер пилота, улучив момент, когда тот вышел на балкон – и заперли дверь изнутри. Алену пришлось разбивать стекло, но спустя пару часов, с перебинтованной рукой, он все равно финишировал первым.

Осечка случилась всего однажды: в 1978-м он проводил дебютный сезон Ф3 на откровенно слабом шасси Martini и не смог проявить себя. Но уже в следующем сезоне, выиграв 7 гонок из 12, француз в очередной раз разгромил соперников – и принялся изучать предложения от команд Формулы 1. В итоге выбор пал на McLaren – после серии тестов стороны поставили подписи под контрактом. Просту предлагали выступить в финальном Гран При сезона-79 – но он, ко всеобщему удивлению, отказался, заявив, что это не принесёт пользы ни ему, ни команде.

И пусть McLaren на стыке 70-х и 80-х переживала не лучшие времена, у неё были победные традиции и хорошая техническая база. С первых же гонок болельщики стали свидетелями удивительного преображения: Прост, словно забыв прежнюю лихую удаль, пилотировал машину на удивление плавно. Его – без году неделя пилота Формулы 1 – стиль сравнивали со стилем таких мастеров, как Фанхио и Стюарт.

В Формуле 1 Прост дебютировал на Гран При Аргентины 1980 года

Первую гонку Ален закончил шестым, вторую – пятым, но перед третьей из-за рассыпавшейся подвески угодил в аварию, серьезно повредив запястье. Этот момент и позволил состояться окончательному переходу пилота в новое состояние. В отличие от коллег по паддоку, больших жизнелюбов и мастеров хорошо повеселиться, Прост почти никогда не радовал журналистов из желтой прессы. Те даже устроили ему бойкот, но гонщика это совершенно не волновало.

Он старался как можно больше общаться с инженерами, со своим опытным напарником Джоном Уотсоном. Именно за стремление работать головой Алена и прозвали Головастиком. Хотя его контракт был рассчитан на три года, он уже после окончания первого предпочел перейти в Renault. Турбо-проект земляков был явно на подъеме, отказываться от их предложения было неразумно. "Здесь гораздо больше шансов добиться успеха, а контрактные вопросы меня не волнуют, пусть команды разрешат их между собой", – незамысловато комментировал он.

Машина Renault напоминала неогранённый алмаз. Невероятно быстрая, она постоянно ломалась, и приход Алена оказался как нельзя кстати. Методично и планомерно он начал работать с инженерами над повышением надежности. Из семи первых гонок закончить удалось всего одну – Головастик открыл счет подиумам, став третьим в Аргентине. А потом был домашний этап и победа, придавшая Просту уверенности в своих силах.

"Раньше я полагал, что, наверное, мне по силам одержать победу – а теперь точно знаю, что я способен одержать победу", – сказал тогда Ален. В шести финальных Гран При сезона 1981 года он финишировал четырежды – или первым, или вторым. Попутно француз совершенно затмил своего напарника, весельчака и любимца болельщиков Рене Арну.

Головастик на пути к первой победе - за рулем RenaultRE30 в Дижоне. 1981 год

Годом позже их отношения совсем испортились – но Алену были важны хорошие результаты, а не атмосфера в боксах. Прост начал сезон с двух побед, но машина по-прежнему отказывала слишком часто. На французском этапе Арну оказался впереди и отказался пропускать Алена, несмотря на прямой приказ с командного мостика.

В среде поклонников Формулы 1 конфликт вызвал неоднозначную реакцию. Звучали голоса, призывавшие к порицанию заносчивого Проста – но вдруг оказалось, что Головастик имеет собственных болельщиков, притом их немало. На фоне ярких характеров Пике, Росберга, Вильнева и прочих, расчетливый и спокойный француз вдруг стал набирать популярность.

В 1983-м Арну ушел, а Ален уже боролся за титул. За три этапа до конца сезона он выигрывал у Нельсона Пике вполне комфортные 14 очков. Но гонщик видел, что команда уделяет недостаточно внимания доработке машины, а Brabham соперника заметно раскатился под финиш сезона. Это привело к росту напряженности внутри Renault, что никогда не идет на пользу дела.

Прост проиграл звание чемпиона мира – не хватило всего двух очков. Уже во вторник после решающей гонки пилота уволили из Renault, позабыв все те усилия, что он вложил в работу за три года. Сразу после этого результаты французского проекта, к слову, резко устремились вниз, а вот Ален оставался без работы недолго. Контракт ему предложил Рон Деннис, голодный до побед босс McLaren.

Так закончилось время Головастика. Ален-Мари-Паскаль Прост на глазах превращался в Профессора.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости