Гран При Кореи

Гран При Кореи

Гран При Кореи: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Кореи. Пресс-конференция в воскресенье

1. Себастьян Феттель (Red Bull Racing)
2. Льюис Хэмилтон (McLaren)
3. Марк Уэббер (Red Bull Racing)

Вопрос: Себастьян, десятая победа в сезоне! Вы развеяли все предположения о том, что после завоевания титула станете бороться менее активно...
Себастьян Феттель: Замечательно, что вся команда продолжает напряженно трудиться, хотя подготовка к Гран При проходила в условиях, далеких от идеальных, ведь после прошлой гонки многим из нас нездоровилось! Мы очень весело провели воскресный вечер в Сузуке, но команда это заслужила.

Здесь, в Корее, после трудных тренировок в пятницу и субботу, в квалификации мы вновь были быстры, а в ходе гонки RB7 вела себя великолепно! Управлять такой машиной – одно удовольствие, она ехала все быстрее и быстрее.

Если честно, появление на трассе автомобиля безопасности не входило в мои планы, Льюис Хэмилтон вновь подобрался очень близко, а у меня начались небольшие проблемы с шинами. Но затем ситуация улучшилась, и я вновь смог увеличить отрыв. Ближе к финишу все шло очень хорошо: когда мне было нужно, я мог атаковать, и отрыв рос, потому что Льюис и Марк Уэббер боролись между собой.

Здорово, что через неделю после завоевания титула наша команда выиграла и Кубок конструкторов. Это фантастика! Я также хочу поблагодарить Renault: мотористы очень хорошо поработали. В прошлом году на этой трассе у нас сгорел двигатель, но в этом сезоне надежность была на высоте, двигатель отлично себя показал: мы были очень конкурентоспособны на трассах с длинными прямыми отрезками, например, здесь, в Корее, и в Монце. Так что всем спасибо, я очень счастлив!

Вопрос: Льюис, Себастьяну гонка, определенно, понравилась, а что скажете вы? Учитывая прессинг со стороны Марка Уэббера, у вас получалось следить за отставанием от лидера?
Льюис Хэмилтон: Да, неплохая гонка. Марк пилотировал действительно здорово, а Себастьян – что ж, мои поздравления! Red Bull демонстрировали в этот раз хорошую скорость, особенно в гонке. Догнать и обогнать Себастьяна было нереально, у меня почти во всех поворотах блокировались на торможении колеса, вдобавок, проявлялась сильная недостаточная поворачиваемость. И всё же – для меня это был хороший уик-энд.

Вопрос: Марк, что вы скажете о борьбе с Льюисом? Вы атаковали на пределе, однако не смогли выйти вперед…
Марк Уэббер: Сегодня команда выиграла Кубок конструкторов – отличное достижение, я хочу поздравить всех наших сотрудников и коллектив мотористов Renault с этой победой. Мы продемонстрировали практически 100% надежность, если не считать мой сход в Монце, так что сезон действительно сложился феноменально.

Жаль, что я не финишировал вторым. Мы хорошо отработали на первом пит-стопе, потом машина безопасности собрала пелотон, а на втором пит-стопе мы допустили ошибку – нужно было провести его на круг раньше или позже, чем Льюис, а мы сменили резину на том же круге. Наш темп вполне позволял оторваться от McLaren – впрочем, борьба получилась интересной. Теперь я с нетерпением жду следующей гонки и надеюсь на позитивный уик-энд.

Вопрос: Себастьян, принимая во внимание слова Марка, насколько сложно было сегодня определиться со стратегией? В квалификации вы пошли на риск и сэкономили комплекты более жесткой резины, однако в гонке задействовали далеко не все из них…
Себастьян Феттель: Сегодня мы провели меньше пит-стопов, чем предполагали, поскольку с первых кругов машина вела себя очень неплохо. Ожидалось, что износ шин будет выше, но этого не произошло – вернее, шины начали терять эффективность намного позже. В результаты мы сначала немного отсрочили первый пит-стоп, потом второй, и в итоге стало понятно, что три раза останавливаться необязательно.

С точки зрения стратегии, гонка прошла очень хорошо. Работать с шинами было непросто, но мы с честью вышли из этой ситуации, особенно на третьем отрезке, когда я смог оторваться от Льюиса. Сначала он активно меня атаковал, но я старался контролировать отрыв, чтобы он не мог воспользоваться DRS на длинной прямой между 2-м и 3-м поворотами, где дул сильный встречный ветер.

Я выжимал из машины всё возможное, на втором отрезке шины меня немного подвели, но потом вновь позволили ехать быстро. Это было важно, чтобы сохранить отрыв на заключительном отрезке и контролировать ход гонки.

Вопрос: Льюис, вы сказали, что уик-энд сложился для вас неплохо. Возможно, позиции в личном зачете уже не имеют значения, но в какой мере концовка сезона важна для вас в плане возвращения веры в свои силы и способность регулярно бороться за победы?
Льюис Хэмилтон: Я никогда не сомневался в своих силах. Также я доверяю команде и верю в неё. Надо всего лишь избегать неприятностей, постараться как можно реже оказываться в офисе стюардов и продолжать работу, чтобы добиться более высоких результатов.

Вопрос: Марк, очередной подиум. Какова ваша цель в оставшихся гонках сезона?

Марк Уэббер: Нужно уверенно провести оставшиеся этапы. Сегодня гонка сложилась удачно, но для победы нужно во всем сработать безупречно. Себастьян отлично провел первый круг и, похоже, сразу опередил Льюиса. Я тоже стартовал неплохо, сразу поднялся на третью позицию и потом вел активную борьбу. Честно говоря, сразу после финиша я был немного разочарован, но не сомневаюсь – огорчение пройдёт, когда я проснусь завтра утром.

Вопрос: Себастьян, насколько сложно было выстраивать тактику на гонку? Вы сказали, что шины начали терять эффективность чуть позже, чем предполагалось?
Себастьян Феттель: Пришлось действовать по ситуации. Мы не знали, чего ожидать, поскольку в пятницу не удалось поработать на сухой трассе. В субботу утром мы были вполне конкурентоспособны, в квалификации мы попробовали немного нестандартную тактику, однако сегодня это оказалось лишним – шины SuperSoft без проблем отработали первый отрезок. В итоге на второй отрезок мы поставили аналогичные шины, а затем уже на более жестких поехали до финиша. Перед началом уик-энда команда предполагала гораздо большее количество пит-стопов, но в итоге всё сложилось иначе – резина дольше сохраняла эффективность и позволяла реже останавливаться в боксах.

Вопрос: Расскажите, как прошел старт и первый круг гонки…

Себастьян Феттель: Старт не был идеальным – Льюис намного лучше сорвался с места. Как я уже говорил, сразу после первого поворота здесь очень длинная прямая – там дул встречный ветер, я подобрался к Льюису и в последний момент решил атаковать на участке между третьим и четвертым поворотами. Должен сказать, Льюис действовал очень корректно, хотя я обгонял довольно рискованно и едва не вылетел с трассы.

Потом мне пришлось выжимать из машины максимум, ведь из-за встречного ветра соперники могли точно так же подобраться на дистанцию атаки. Впрочем, вскоре я немного оторвался от преследователей.

В начале второго отрезка шины вели себя немного хуже, Льюис подъехал практически вплотную, и мы всерьез опасались, что он вот-вот получит возможность активировать DRS. К счастью, по мере износа резины поведение машины стабилизировалось, я снова взвинтил темп и перед вторым пит-стопом обеспечил себе достаточное преимущество.

Вопрос: Недавно вы сказали, что давно хотели проехать быстрейший круг в самом конце гонки. Теперь у вас есть такая возможность, не так ли?

Себастьян Феттель: Команда меня убьёт! По радио мне сообщили: «Что ж, нам не удалось показать быстрейший круг», однако спустя некоторое время исправились, добавив: «Идиот, ты все-таки сделал это!» С моей стороны это было на самом деле глупо. В предыдущих гонках рисковать не имело смысла, но сегодня я чувствовал себя просто здорово и на последнем круге атаковал чуть сильнее. Быстрейший круг, в сущности, нужен исключительно ради чувства собственного удовлетворения, за него не начисляют очки, но все-таки рад, что мне это удалось!

Вопрос: Льюис, что вы скажете о старте и первом круге?
Льюис Хэмилтон: Старт прошел неплохо, но я почти сразу пропустил Себастьяна, по сути, потеряв все шансы на победу. Я сам допустил ошибку и оставил ему достаточно места, но перед этим я уже один раз сменил траекторию и считал, что второй такой маневр мне уже не простят. Себастьян воспользовался лазейкой, после чего догнать его было невозможно.

Вопрос: Себастьян сказал, что после ухода машины безопасности вы вновь подобрались на дистанцию атаки…
Льюис Хэмилтон: Возможно, но последний поворот Себастьян проходил практически на полном газу, а моя машина вела себя нервно, особенно передняя часть. С каждым кругом ситуация ухудшалась, и я постепенно отставал от Red Bull…

Вопрос: Насколько сильным был прессинг со стороны Марка? В какой-то момент ему даже удалось выйти вперед…
Льюис Хэмилтон: Мы оба атаковали на пределе. Передняя часть моей машины вела себя все хуже и хуже, колеса всё чаще блокировались. Да, мне удалось сохранить позицию, но борьба была жесткой…

Вопрос: Представляю, какие слова на австралийском диалекте в тот момент вспоминали вы, Марк…
Марк Уэббер: Прежде всего, сегодня команда в очередной раз завоевала Кубок Конструкторов, ставший результатом невероятных усилий всех сотрудников в Милтон Кинс и Вири.

Гонка сложилась неплохо, но мы понимали, насколько важно уверенно провести пит-стопы и реализовать скорость машины. McLaren более эффективны на выходе из поворотов, что осложняло атаку. Я пытался обогнать в первом повороте, пробовал воспользоваться слипстримом на длинной прямой, но безуспешно.

Похоже, нас подвел второй пит-стоп – я сообщил команде, что шины ещё держат трассу, однако мне всё равно приказали заехать в боксы. Жаль, что я сделал это одновременно с Льюисом – нужно было сменить резину чуть раньше или чуть позже. В итоге зрители увидели настоящее сражение – как раз такой должна быть борьба за позиции в Формуле 1. Мы ехали на пределе… ну, или почти на пределе, активно прессинговали друг друга – в общем, гонка получилась интересной.

Вопрос: Вы неплохо стартовали и сразу обогнали Дженсона Баттона…
Марк Уэббер: Да, хороший старт! Когда же я обогнал его? Точно не сразу. Кажется, это произошло в повороте… Фелипе Масса попробовал атаковать в третьем повороте, сразу прошел меня и Дженсона, я оказался под натиском Фернандо Алонсо, но смог в свою очередь обогнать и Дженсона, и Фелипе на очередной узкой секции. Первый круг часто определяет исход гонки, и хорошо, что у меня почти всё получилось.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Себастьян, похоже, вы искренне радовались своей десятой победе – даже больше, чем титулу, завоеванному неделю назад. Вы все-таки пытаетесь повторить рекорды других чемпионов мира?
Себастьян Феттель: Нет, но мне понравилось, как сложилась эта гонка – мы выжали из машины максимум. Да, прошлое воскресенье было поистине знаменательным, однако на осознание успеха потребовалось некоторое время, да и финишировал я в Сузуке только третьими, хотя вполне мог сработать лучше. Впрочем, это не означает, что я не был рад подиуму – я невероятно счастлив второй раз выиграть титул, но если знаешь, что выступил не на пределе собственных возможностей, переключиться на эмоции довольно трудно.

Сегодня – другой случай: мы были быстры от старта до финиша, уверенно контролировали состояние шин и ближе к пит-стопам регулярно уходили в отрыв, хотя ещё неделю назад с этим были проблемы. Команда выступила намного увереннее, чем в Японии, вновь завоевав Кубок конструкторов! Я знал, что если мы наберем столько же очков, сколько McLaren, или немногим больше, мы уже сегодня отпразднуем очередной успех в командном зачете. Кроме того, десятая победа – приятный юбилей, так что день получился фантастическим!

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Марк и Себастьян, всем запоминается, в первую очередь, имя чемпиона мира, тогда как о Кубке Конструкторов за пределами паддока практически никто не говорит. Что значит этот успех для команды, насколько он важен для гонщика?
Себастьян Феттель: Нужно понимать, что помимо людей на трассе у нас есть множество сотрудников, скажем, в Милтон Кинс, которые изо дня в день делают всё возможное, чтобы построить две быстрые машины. Успех не сводится к усилиям одного специалиста – вся система должна сработать, как единое целое, и даже повара на кухне играют в этом определенную роль.

Конечно, для гонщиков наибольшее значение имеет победа в личном зачете, но для команды гораздо важнее знать, насколько она успешна по отношению к соперникам – приятно осознавать, что второй год подряд мы оказались сильнейшими в пелотоне! Как сказал Марк, это потрясающее достижение, сотрудники заслужили хорошую премию!

Вопрос: (Дэн Натсон – National Speed Sport News) Льюис, в последние несколько дней вы выглядите немного подавленным. Пусть сегодня вам не удалось победить, вы все-таки добились неплохого результата. Возможно, сейчас вы чувствуете себя немного лучше, чем в начале уик-энда?
Льюис Хэмилтон: Вряд ли, поскольку я с самого начала пребывал в хорошем настроении. Уик-энд сложился неплохо, но мне не удалось финишировать первым, я снова уступил лидеру, и не скажу, что это обстоятельство меня радует. С другой стороны, я удержал машину на трассе, не угодил в аварию, не получил очередной штраф, так что есть и положительные моменты.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) Марк, вы сказали, что ваши шины достаточно хорошо держали трассу. Вы могли бы рискнуть и провести гонку с одним пит-стопом?
Марк Уэббер: Не знаю, было ли это возможно, но мы действительно планировали чуть дольше задержаться на трассе. Я спокойно держался за Льюисом, постоянно активировал DRS и рассчитывал пересидеть его, однако в итоге мы одновременно сменили резину. На более жесткой резине я чувствовал себя комфортно, однако в итоге так и не смог провести атаку.

Вопрос: (Йорис Фиорити – Agence France Presse) Льюис, вы утверждаете, что счастливы, но по вам этого не скажешь. Возможно, все дело в том, что вы мечтали о победе, но в итоге не смогли угнаться за Red Bull Racing?
Льюис Хэмилтон: Я в полном порядке, просто я должен улететь ближайшим рейсом и предпочел бы уже сидеть в самолете, а не на пресс-конференции. Кажется, мы с Марком летим вместе. Не знаю, каких еще слов вы от меня ждете – да, я далеко не в восторге, я не выиграл гонку, но все-таки финишировал вторым, что превосходит мои результаты в предыдущих пяти или шести Гран При. Я доволен, но повода для праздника нет.

Вопрос: (Жюльен Фебро – L'Equipe) Марк, не могли бы вы подробнее рассказать о вашей борьбе с Льюисом? Как вы оцениваете его действия? Льюис, аналогичный вопрос – как вы оцениваете действия Марка?

Марк Уэббер: Борьба была предельно корректной. Льюис знал, в чем сильна его машина, знал сильные стороны моей RB7, мы соперничали до и после пит-стопа… По-моему, после смены шин схватка была особенно ожесточенной, но мне понравилось, как всё прошло.

Льюис Хэмилтон: Да, Марк пилотировал фантастически здорово и действовал честно. Как он заметил, единственной возможностью остаться впереди для меня было использовать сильные стороны своей машины. MP4-26 лучше ускорялась на выходе из первого и второго поворотов, но на остальных участках трассы RB7 ехала намного быстрее, и мне еще повезло оставить Марка позади. Сражение получилось долгим, я сомневался, смогу ли отбить все его атаки – особенно когда мне сообщили, что впереди еще пятнадцать кругов. Последние восемь мне показались вечностью, но я все-таки удержал позицию.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости