Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Слева направо: первый ряд - Эдриан Ньюи, Джонатан Нил, Эрик Булье. Второй ряд - Грэм Лоудон, Роб Уайт

Участники: Роб Уайт (Renault), Грэм Лоудон (Marussia Virgin Racing), Эрик Булье (Lotus Renault), Эдриан Ньюи (Red Bull Racing), Джонатан Нил (McLaren)

Вопрос: Роб, что означает для вас смена регламента на моторы в 2014 году?
Роб Уайт: Прежде всего, для нас важно иметь четкое представление о том, в каком направлении будет развиваться регламент – теперь мы можем разрабатывать мотор, имея определенный запас времени. С одной стороны, отказ от четырехцилиндровой рядной конфигурации в пользу шести цилиндров, расположенных V-образно, потребовал корректировки первоначальных планов, но с другой стороны, эти корректировки были не такими уж существенными.

Базовые принципы остались неизменными: вдвое меньший расход топлива, ограничения на систему впрыска, возрастающая роль систем рекуперации энергии, электрический привод на пит-лейн – разве что сейчас они будут применяться для иной спецификации мотора, в большей степени соответствующей потребностям команд, чем первоначально рассматривавшийся вариант.

Вопрос: Какие мероприятия проводятся уже сейчас? Как вы разрабатываете новые моторы? Процесс уже запущен?
Роб Уайт: На самом деле, мы продвинулись достаточно далеко в работе над первоначальной спецификацией, и большая часть результатов, по сути, оказалась ненужной. Сейчас мы стараемся применить какие-то отдельные данные в новом проекте – скорее всего, нам придется скорректировать обозначенную ранее программу, чтобы успеть подготовить максимально конкурентоспособный мотор.

Нужно понимать, что это серьезный технологический вызов – новый двигатель кардинально отличается от своего предшественника, чего не случалось на протяжении последних двадцати лет – с того самого момента, как в конце 80-х Формула 1 перешла с турбомоторов на атмосферные силовые агрегаты.

Вопрос: Как относятся к смене регламента в самой компании Renault? Наверное, вам по душе такой шаг, ведь вы не одобряли идею использования восьмицилиндровых моторов…
Роб Уайт: Одним из условий участия Renault в чемпионате Формулы 1 является развитие всей линейки моторов, а не какой-то конкретной спецификации, и ее интеграция с технологиями, применяемыми при строительстве дорожных автомобилей, которые мы продаем в 118 странах по всему миру.

Вопрос: Грэм, мы слышали немало новостей о сотрудничестве с McLaren. Как вы к этому пришли? Взаимодействие уже осуществляется?
Грэм Лоудон: Да. Мы уже сотрудничали с McLaren в их молодежной программе в Формуле 3, поэтому нам было относительно легко начать новый совместный проект, который, хочется верить, позволит добиться значительного прогресса за короткий промежуток времени.

Вопрос: Как идут дела с вашим собственным технологическим центром?
Грэм Лоудон: Некоторое время мы делили базу с нашим бывшим технологическим партнером – теперь мы модернизируем этот комплекс, а до конца сезона, как и прежде, будем управлять командой из Диннингтона. Команда переживает потрясающие времена – мы постоянно прогрессируем, все шаги были тщательно спланированы. Virgin Racing всегда отличалась великолепным командным духом, а теперь у нас есть необходимый инженерный персонал, есть Тимо Глок, недавно продливший контракт. Он видел эти перемены, и его решение в какой-то мере подтвердило правильность нашего подхода.

Вопрос: Сегодня из Великобритании пришли интересные новости о предстоящей сделке с телевизионным оператором Sky. Ваше мнение на этот счет?
Грэм Лоудон: Пока рано делать выводы – как и большинство зрителей и участников чемпионата, мы узнали о сделке лишь сегодня утром. Посмотрим, как она реализуется. Я слышал, что в самой Sky назвали это отличной новостью для болельщиков и пообещали им невероятные впечатления – звучит заманчиво, но пусть болельщики сами решают, насколько хороши для них эти вести, а время все расставит по местам. Надеюсь, все будет так, как обещают в Sky. В бюджете небольших команд вроде Marussia Virgin Racing доля доходов от продажи прав на телевизионные трансляции крайне мала, однако для нашего бизнеса крайне важно иметь максимально широкую зрительскую аудиторию. Смена принципов вещания всегда несет определенные риски, но, с другой стороны, мы вступаем в совершенно иную эру развития коммерческой модели Формулы 1, и здесь есть определенный потенциал…

Вопрос: Эдриан, в Венгрии Red Bull снова обрели скорость. Получается, Нюрбургринг был своего рода неприятным исключением – в остальных гонках команда доминировала…
Эдриан Ньюи: Сложно сказать – конкуренция слишком высока. В последние 10 лет Формулу 1 отличал невероятно высокий темп доработки машины по ходу сезона, поэтому определить реальный расклад сил очень трудно. Лидеры будут меняться от трассы к трассе.

Вопрос: Вчера Марк Уэббер дал понять, что Red Bull Racing не станет предпринимать какие-то поспешные меры, и что у вас есть определенная программа действий. Означает ли это, что вы придерживаетесь давно закрепленного плана, или в график могут вноситься корректировки?
Эдриан Ньюи: Мы стараемся сделать программу доработки в определенной степени гибкой, но, в то же время, одной из сильных сторон нашей команды является то, что мы не реагируем на события вокруг нас. Как только вы начинаете делать это, возникает сумятица.

Вопрос: Что скажете о сегодняшнем дне? Утром оба гонщика едва не угодили в аварию, а Марк все-таки зацепил защитный барьер… Как вела себя машина?
Эдриан Ньюи: Нормально, обычный пятничный день.

Вопрос: Да нет же! Себастьян Феттель допустил две ошибки, хотя до этого не позволял себе ни единой помарки!
Эдриан Ньюи: Если мне не изменяет память, однажды в Турции он допустил весьма зрелищную ошибку, так что промашки случались и раньше. Сегодня у него был один разворот на трассе, других ошибок я не припомню, но если вы утверждаете…

Вопрос: Он срезал шикану…
Эдриан Ньюи: Согласен, но это вряд ли можно назвать ошибкой.

Вопрос: То есть, команда чувствует себя достаточно уверенно?
Эдриан Ньюи: Сложно сказать. Это всего лишь пятница, мы не знаем, с каким количеством топлива работали соперники, и поэтому старались выполнить свою программу.

Вопрос: Джонатан, Нюрбургринг стал звездным часом McLaren, или команда намерена закрепить успех? Сегодня ваши машины были очень быстры…
Джонатан Нил: Могу лишь повторить слова Эдриана о пятнице. Хорошие результаты принято считать намеком на удачный уик-энд, а если таковых нет, всегда есть возможность сказать – это всего лишь свободные заезды.

Мы очень довольны гонкой на Нюрбургринге – предыдущие два этапа сложились для нас не совсем удачно, так что это было возвращение в форму на трассе, где McLaren не раз добивалась успеха. Льюис пилотировал просто фантастически и своей победой повысил мотивацию и себе, и команде.

С нетерпением ждем предстоящий Гран При. Red Bull и Ferrari выкладываются по максимуму, мы не рассчитываем, что уик-энд станет легкой прогулкой, но посмотрим, как пойдут дела уже завтра утром.

Вопрос: Как развивается сотрудничество с Virgin Racing?
Джонатан Нил: Позволю себе напомнить, что сделка была заключена между Virgin Racing и McLaren Applied Technologies, а не McLaren Racing, исполнительным директором которой я являюсь. Лично я не участвую в этом процессе, однако мы все рады сотрудничеству с новой командой. Пока предприняты лишь первые шаги – в этот уик-энд они будут использовать лишь некоторые наши программные разработки, но впоследствии – уже в этом году – смогут поработать в аэродинамической трубе McLaren.

Вопрос: Аналогичный вопрос о смене телевизионного оператора в Великобритании. На фразе «болельщики сами решат, насколько это хорошо» вы одобрительно кивнули головой…
Джонатан Нил: Потребности болельщиков – первоочередной фактор для всей Формулы 1. Приятно, что возросшая конкуренция на трассе была подкреплена соответствующим увеличением зрительской аудитории как в Великобритании, так и по всему миру, и в этом есть определенная заслуга BBC. Конечно, мы приветствуем интерес к чемпионату со стороны иных операторов, но все риски скрыты в деталях. Сейчас новая сделка горячо обсуждается в СМИ, но мы не знаем всех нюансов и потому не можем комментировать ситуацию. Опять же, главное – учесть интересы массовой аудитории.

Вопрос: Правда, что вашим гонщикам запретили разговаривать с Ники Лаудой?
Джонатан Нил: Нет, запрета не было.

Вопрос: Эрик, ваше мнение по поводу новых правил на моторы?
Эрик Булье: По-моему, Роб очень хорошо описал позицию Renault, ну а мы как команда рады тому, что наконец-то найдено решение, устраивающее всех.

Вопрос: Но мы читали ваше мнение насчет электропривода…
Эрик Булье: Я всего лишь прокомментировал ситуацию. В правилах, опубликованных на сайте FIA, сказано, что машина должна ехать по пит-лейн за счет электропривода, и я высказал мнение, что отсутствие звука мотора в зоне боксов может представлять определенную опасность.

Вопрос: Сегодня третьим гонщиком команды работал Бруно Сенна. Кажется, вы говорили, что можете пригласить на эту роль Романа Грожана, не так ли?
Эрик Булье: Нет, я такого не говорил.

Вопрос: Но вы утверждали, что он готов к дебюту в Формуле 1?
Эрик Булье: Да, но я не сказал, когда он сможет сесть за руль.

Вопрос: То есть, его кандидатура все-таки рассматривается?
Эрик Булье: Пока нет – команда хотела бы предоставить Бруно Сенне возможность чуть дольше поработать на трассе в качестве резервного гонщика, и нас более чем устраивает то, как Ник Хайдфельд выполняет свои обязанности в кокпите основной машины. Да, мы рассматриваем вариант приглашения Романа в следующем году, но сейчас таких планов у нас нет.

Вопрос: Можно ли ожидать появления иных резервных гонщиков до конца нынешнего сезона?
Эрик Булье: Вполне.

Вопросы с мест

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Вопрос для Эрика, Джонатана и Грэма. Вы говорили о сделке между Sky и BBC, Джонатан упомянул потребности болельщиков… Во-первых, никого не волнует, чего хотят болельщики – сделка уже согласована Берни Экклстоуном. Во-вторых, судя по реакции в Twitter и на всевозможных интернет-форумах, большинство поклонников Формулы 1 против такой передачи прав на трансляции. Ваш ответ?
Эрик Булье: Судя по последней информации о сделке, для болельщиков это все-таки хорошая новость, даже если сама процедура передачи прав с ними не обсуждалась. Насколько я понял, зрители получат больший доступ к трансляциям, поскольку они будут вестись сразу на двух каналах – бесплатном BBC и платном Sky. Думаю, это хорошо и для чемпионата в целом, и для болельщиков в частности.

Джонатан Нил: У меня недостаточно информации о том, как будет организовано вещание. Могу лишь сказать, что на протяжении последних трех лет FIA и FOTA предприняли ряд мер, направленных на повышение зрелищности гонок и увеличение аудитории, и все – начиная от специального форума и заканчивая объемом цифрового материала, распространяемого по сети Internet – говорит о том, что нам не безразлично мнение болельщиков. Они – основа нашей мировой известности, я не согласен с позицией, будто мы полностью пренебрегаем их мнением, но понимаю, что отсутствие детальной информации может вызвать подобные опасения.

Грэм Лоудон: Соглашусь с Джонатаном, болельщики – важнейшая составляющая коммерческой стороны чемпионата. Уверен, они обязательно выскажут свое мнение, ведь нам трудно говорить от их лица. Время покажет, насколько смена формата вещания подходит болельщикам, но я ничуть не сомневаюсь, что они предельно четко озвучат свою позицию.

Вопрос: (Марк Медоуз – Reuters) Один вопрос в продолжение темы. Есть мнение, что сделка противоречит действующему Договору Согласия. Если информация подтвердится, что произойдет в таком случае?
Грэм Лоудон: Я буду очень удивлен, если мнение подтвердится – по-моему, Берни Экклстоун прекрасно знает все пункты Договора Согласия.

Джонатан Нил: Отличный комментарий. Уверен, все аспекты сделки были тщательно изучены и учтены.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Роб, раз уж вы единственный из всех присутствующих представляете компанию – производителя моторов, могу я узнать ваше мнение о переходе Жиля Симона из FIA в одну из команд в 2014 году? В конце концов, он один из тех, кто продвигал новый регламент на уровне Федерации…
Роб Уайт: Во-первых, это очень свежие новости, поэтому моя первоначальная реакция вполне предсказуема. У нас с Жилем всегда были хорошие отношения как во время его работы в FIA, так и в годы его сотрудничества с Ferrari. В рамках сотрудничества с Федерацией за последние полтора года мы и другие компании – производители моторов предоставили ему самый широкий доступ к нашим программам разработки новых двигателей, поэтому мы крайне заинтересованы в том, чтобы эта информация, полученная им как представителем FIA, не была использована при исполнении должностных обязанностей на новом рабочем месте.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Вопрос ко всем: когда десять лет назад Чарли Уайтинг (технический делегат FIA – прим. ред.) захотел перейти в одну из команд, эта сделка была быстро заблокирована. Следует ли заблокировать переход Жиля Симона, и имеет ли смысл закрепить подобные ограничения в правилах?
Роб Уайт: Похоже, этот вопрос является логичным продолжением моего предыдущего ответа. Формула 1 – очень сложный вид спорта, и чтобы технический и спортивный регламенты соблюдались всеми командами, у Федерации есть сотрудники, которым предоставлен доступ к документации участников чемпионата. Разумеется, всегда есть риск, что такой сотрудник когда-нибудь примерит футболку соперника, и с этим нужно что-то делать.

Вопрос (Мигель Санца – Marca) Господа Ньюи и Нил, учитывая ваши должностные обязанности, возможно ли для вас перестать думать о работе в ближайший летний перерыв?
Эдриан Ньюи: Конечно! Нужно уметь отвлекаться от работы – в противном случае она целиком поглотит тебя. Креативность – важный элемент в профессии инженера, и если ты даже во время отдыха умудряешься думать о работе, ты попросту теряешь способность генерировать новые идеи.

Джонатан Нил: Хорошее замечание. Когда мы только согласовали саму возможность организации летнего перерыва, некоторые из нас всерьез считали, что это создаст определенные проблемы. Теперь подавляющее большинство считает отпуск весьма полезным делом, особенно если учесть продолжительность сезона и тот колоссальный объем работы, который проделывают специалисты команд, FIA и другие лица, участвующие в проведении чемпионата. Все выглядят уставшими и потому быстро решат, что делать в перерыве между гонками.

Вопрос: (Тони Доджинс – Tony Dodgins Associates) Я услышал слова Грэма о новом формате вещания и комментарии Эрика, но дело в том, что сейчас в Великобритании все гонки транслируют бесплатно, а планируется – только половину. Если аналогичный подход будет использоваться в других странах, насколько велик риск для спонсоров?
Грэм Лоудон: Да, такой риск присутствует. Модель вещания не может существовать отдельно от коммерческой модели чемпионата. Не знаю, как сейчас обстоят дела с коммерческой моделью всей Формулы 1, но если вокруг все меняется, должна меняться и она.

При этом необходимо учитывать интересы болельщиков, и если мы начинаем мыслить категориями мирового масштаба, а не локальных рынков, тогда модель должна предусматривать не получение командами прибыли от трансляций, а сохранение за ними возможности участвовать в гонках и обеспечение стабильности чемпионата в целом. У Формулы 1 славная история и замечательные перспективы, главное, чтобы они реализовались.

Эрик Булье: Практически нечего добавить, Грэм выразил общее мнение. При сегодняшней, бесплатной модели вещания мы можем продавать спонсорам доступ к многочисленной зрительской аудитории, но если вы уменьшаете количество бесплатных трансляций, вы должны соответствующим образом изменить модель работы со спонсорами. В данном конкретном случае мы должны дождаться более детальной информации, поскольку лично я понял ситуацию так, что бесплатные трансляции все-таки останутся, и болельщики получат больший доступ к просмотру гонок.

Вопрос: (Райнер Мелш – Rhinegger Tageblat) Эрик, вы довольны работой Бруно Сенны в первой части свободных заездов?
Эрик Булье: Учитывая тот факт, что в этом году Бруно не участвовал в гонках и провел всего пару демонстрационных заездов, он сработал неплохо и быстро адаптировался к машине. Поначалу он действовал весьма осторожно, но по ходу сессии постепенно наращивал темп. Я доволен, его результаты оправдали наши ожидания.

Вопрос: (Йельда Канси – TRT) Мы слышали, что Гран При Турции будет исключен из календаря следующего сезона. Ваше мнение об этой гонке? Вы разделяете позицию Берни Экклстоуна?
Джонатан Нил: Всегда досадно терять какой-либо из этапов чемпионата. В Турции мы получали колоссальную поддержку трибун, нам нравилось гоняться на этом потрясающем автодроме, но Формула 1 чрезвычайно популярна, а количество гонок ограничено. Мы должны двигаться дальше, хотя нам на самом деле жаль расставаться с этапом в Стамбуле…

Эрик Булье: Аналогично. С любой гонкой расставаться крайне нелегко – должно быть, для изменения календаря были какие-то причины. Жаль, что в следующем году мы не сможем выступить на потрясающей турецкой трассе и подарить местным болельщикам интересную гонку, но с подобными ситуациями иногда приходится мириться. Надеюсь, мы когда-нибудь вернемся в Стамбул.

Грэм Лоудон: Согласен с Джонатаном и Эриком. Нам будет не хватать Гран При Турции, ведь мы не раз приезжали в эту страну и всякий раз наслаждались потрясающим культурным наследием и великолепной современной трассой. Но в календаре следующего сезона уже есть двадцать гонок, и 21 этап – это слишком много, особенно для небольших команд вроде Marussia Virgin Racing.

Эдриан Ньюи: Досадно, ведь Гран При Турции был интересен как гонщикам, так и инженерам. Главное, чтобы мы вовсе не отошли от стационарных автодромов в пользу временных трасс. Есть вероятность, что Барселона может уступить свое место Валенсии, и вот это будет настоящая трагедия – приезжать на временную конфигурацию вместо того, чтобы гоняться на специально построенной трассе.

Роб Уайт: Istanbul Park – очень техничная трасса, которая нравится всем гонщикам. Досадно, что ее все-таки исключают из чемпионата. На ней всегда было немало песка, и для специалистов по воздушным фильтрам этот этап всегда был самым непростым.

Вопрос: (Петер Фаркас – Auto Motor) Вопрос о новом поставщике моторов – компании PURE. Уверен, поначалу никто не воспринимал эту идею всерьез, но теперь в проекте участвует Жиль Симон, и дело приобретает иной оборот. Полагаете, в Формуле 1 есть место новым компаниям без какой-либо истории? Кто-то из команд согласится воспользоваться их услугами?
Грэм Лоудон: В отличие от Роба мы не производим двигатели, поэтому мой ответ будет предельно прост. Мы не имеем никаких возражений против нового мотора, если его появление повышает зрелищность гонок, и сам он достаточно эффективен с точки зрения затрат на покупку и эксплуатацию. Опять же, нам бы не хотелось, чтобы Формула 1 превращалась в соревнование машин с одинаковыми двигателями. Мы сами не производим силовые агрегаты, мы управляем гоночной командой и хотели бы иметь самый широкий выбор моторов, но для нас решающим аргументом в пользу того или иного поставщика будет стоимость его продукции.

Вопрос: (Петер Фаркас – Auto Motor) К вам обращались с предложением?
Грэм Лоудон: Да, по-моему, они предварительно поговорили с каждой командой.

Вопрос: (Фредерик Эф Петерсенс – Honorary) Вы говорили, что новый контракт на право трансляции гонок в Великобритании предусматривает бесплатный эфир только для половины этапов чемпионата. Насколько мне известно, количество подписчиков на платный эфир на протяжении нескольких лет не увеличивается, так в чем тогда выгода для болельщиков? Почему они вдруг должны начать платить за право просмотра гонки, когда многие из них экономят каждый заработанный доллар? Почему они должны начать платить за то, что сейчас предоставляется бесплатно?
Эрик Булье: Насколько я понял… Преимущество платного эфира Sky в том, что они планируют предоставлять зрителям больше информации. Канал RTL? Но это немецкий канал, не думаю, что в Великобритании много людей говорят на немецком…

Грэм Лоудон: Мы не видели детальную версию соглашения, и я ничего не читал о платных трансляциях. В Великобритании ты все равно должен платить за телевизионную подписку если не смотришь… Впрочем, люди платят за все.

Джонатан Нил: Думаю, бессмысленно судить об этом до тех пор, пока мы не получим исчерпывающую информацию.

Вопрос: (Мэтт Кох – PitPass.com) Поскольку календарь следующего сезона практически утвержден, интересно узнать, каким образом он влияет на процесс постройки новой машины? Имеет ли значение уход скоростного автодрома в Стамбуле? По сути, в чемпионате становится больше медленных трасс…
Эдриан Ньюи: Влияния нет, поскольку речь идет о постепенных изменениях. Если рассматривать состав гонок за период в пять или десять лет, легко обнаружить смещение акцента в сторону медленных трасс, что может повлиять на конструкцию машины, но отказ от конкретного этапа вряд ли заставит нас пересмотреть всю инженерную концепцию.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости