Гран При Бразилии

Гран При Бразилии

Гран При Бразилии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Бразилии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Роберт Фернли (Force India), Жан Франсуа Кобе (Renault), Эрик Булье (Lotus Renault), Пол Хембри (Pirelli), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Риад Асмат (Team Lotus)

Вопрос: Боб, впереди завершающий этап сражения за шестое место в Кубке конструкторов. Насколько важно для вас добиться успеха в этой борьбе?
Роберт Фернли: Крайне важно. Год назад для шестого места Force India не хватило всего одного очка, финальная гонка закончилась разочарованием, и нам не хотелось бы снова оказаться в такой ситуации. В этот уик-энд у команды две цели: гарантировать шестое место в Кубке Конструкторов и вывести Адриана Сутила на десятое место в личном зачете.

Вопрос: Пятнадцать очков не так-то просто отыграть – полагаете, у ваших преследователей есть шансы?
Роберт Фернли: Вряд ли, но в дело может вмешаться погода, а сегодня и без того многие скользили по трассе. Нужно обязательно выступить хорошо.

Вопрос: Руководитель команды Виджей Малья говорил, что объявит состав на следующий сезон перед Гран При Бразилии, однако мы до сих пор ждем новостей. Впрочем, гонка еще не прошла…
Роберт Фернли: Возможно, ему требуется чуть больше времени для принятия решения.

Вопрос: Он ведет переговоры с гонщиками, или есть какие-то иные причины?

Роберт Фернли: Есть несколько факторов, но основным, пожалуй, остаются гонщики. У нас три талантливых спортсмена, и мы должны сделать так, чтобы тот, кому в итоге не достанется места в команде, имел возможность продолжить карьеру. Как только все нюансы будут улажены, Виджей объявит о принятом решении.

Вопрос: Пол, вчера Дженсон Баттон сказал, что в начале сезона Pirelli использовала более агрессивный подход к выбору составов на гонку, резина изнашивалась намного быстрее. Вы уже говорили, что в следующем сезоне будете действовать менее консервативно – не могли бы рассказать об этом подробнее?
Пол Хембри: На самом деле, подход не изменился, и у меньшего износа шин есть, очевидно, иные причины. Единственное, что мы изменили – состав Hard после Гран При Турции. В следующем сезоне резина в целом будет более мягкой: сейчас разница в скорости между различными составами довольно велика, мы стараемся сократить её до секунды на круге, чтобы позволить командам использовать более гибкий подход к выбору стратегии. Опыт и интуиция – замечательные помощники, не исключаю, что на некоторых трассах подход к шинам будет довольно агрессивным.

Вопрос: Уход в сторону более мягких составов вызвал одобрение со стороны некоторых команд – особенно тех, кому с трудом удается прогреть нынешние шины, однако наблюдалась и критика. Что вы на это скажете?
Пол Хембри: Что ж, когда мы сделали наши шины более жесткими, все упрекнули нас в консервативности, в том, что гонки стали слишком скучными – идеального решения не существует.

У команд, о которых вы говорите, даже в Корее были проблемы с прогревом мягкой и сверхмягкой резины, так что это не аргумент. Мы решили перейти на более мягкую линейку с целью сделать гонки более зрелищными и считаем абсолютно оправданным наше стремление снизить разницу в показателях эффективности между различными составами. Более жесткие шины по-прежнему будут чуть более износостойкими, а мягкие обеспечат лучшую скорость, но при большем износе, так что подход будет примерно таким же, как в первой половине нынешнего сезона.

Вопрос: Вопрос к вам и, отчасти, к Кристиану Хорнеру. Есть какие-нибудь подробности насчет прокола шины на машине Себастьяна Феттеля в Абу Даби?

Пол Хембри: Мы закончили расследование инцидента еще на прошлой неделе. Нам пришлось исследовать множество кусочков резины, проанализировать все возможные факторы, но вряд ли можно говорить о каких-то структурных проблемах с самой шиной. Как мы не раз наблюдали, достаточно наехать на какой-то обломок, чтобы получить прокол. Это простое невезение: неприятно наблюдать, как это происходит в первом повороте первого круга, да еще и с чемпионом мира, но ничего не поделаешь, такова жизнь.

Вопрос: Кристиан, есть, что добавить?
Кристиан Хорнер: Нет, Пол сказал все. Если хотите – да, поблизости не было меткого стрелка. Мы вместе с инженерами Pirelli сделали все возможное, чтобы разобраться в причинах инцидента. Нам даже пришлось осмотреть машину Марка Уэббера, но не думаю, что мы когда-нибудь узнаем точно, что именно произошло с шиной в том злополучном первом повороте. Есть много догадок, но ничего на 100% определенного.

Вопрос: Риад, на молодежных тестах в Абу-Даби вы работали со многими перспективными гонщиками. Я говорю, прежде всего, о Луисе Разиа и Александере Росси – первый довольно популярен в Бразилии, а второй может представлять интерес с точки зрения работы на североамериканском рынке…
Риад Асмат: Главное – у нас всегда была возможность работать на перспективу. Мы создали команду и одновременно запустили программу подготовки гонщиков – надеюсь, им удастся развить свой талант, и кто-нибудь, в конечном итоге, получит место в кокпите. Для этого у нас есть необходимые ресурсы, а со временем мы решим, кто подходит нам больше всего.

Вопрос: Если говорить об Александере, возможно, здесь применима следующая логика: раз есть американский этап, значит, команде нужен американский гонщик?

Риад Асмат: Честно говоря, мы об этом даже не думали, поскольку начали работать с Александером еще до того, как было объявлено в возвращении Гран При США, Мы заметили его талант, начали сотрудничать с ним в Мировой серии, сейчас следим за его работой на тестах GP2, а после решим, где он проведет следующий сезон.

Вопрос: Команда сменила название – насколько важен этот шаг?
Риад Асмат: В какой-то мере нам жаль расставаться с сегодняшним названием, но это позволит нам лучше контролировать своё будущее. По-моему, мы добились оптимального соотношения всех сторон бизнеса, лично мне вполне очевидно, как мы должны в дальнейшем развивать нашу команду, и это будет основным приоритетом.

Вопрос: Аналогичный вопрос для Жана-Франсуа и Эрика. Из названия шасси исчезло имя Renault. Означает ли это окончательный разрыв с французской компанией?
Жан-Франсуа Кобе: Думаю, суть сделки вполне понятна. Когда два года назад мы продали команду, мы договорились о переходном периоде в один год, в течение которого команда называлась Lotus Renault, а шасси также было присвоено имя Renault. Но команда целиком контролировалась фондом Genii, поэтому не было необходимости в дальнейшем сохранении имени нашей компании в названии шасси. Кроме того, мы изначально планировали оставить себе роль исключительно поставщика моторов, и с нашей стороны было вполне естественно на какое-то время оставить имя Renault из соображений маркетинга, а также с целью помочь команде встать на ноги и укрепить свое финансовое положение.

Эрик Булье: Мне нечего добавить. По крайней мере, ситуация наконец-то прояснилась. В следующем сезоне будут выступать Lotus и Caterham, путаницы больше нет.

Вопрос: Жан-Франсуа, вы по-прежнему ищете клиентов, или в этом уже нет необходимости?
Жан-Франсуа Кобе: В прошлом году наши моторы использовали две команды, в этом – три, в следующем их будет четыре. Думаю, этим мы и ограничимся. Вопрос не в том, чтобы поставлять моторы пяти или шести командам: главное – предоставить качественный продукт и обеспечить соответствующий сервис. Да и с точки зрения надежности четыре клиента, пожалуй, оптимальный вариант.

Вопрос: То есть, для вас четырех команд достаточно?
Жан-Франсуа Кобе: Именно.

Вопрос: Вернемся к нынешнему сезону. Фантастический успех, не так ли?

Жан-Франсуа Кобе: Да, хороший сезон. У нас с Red Bull Racing сложились потрясающие отношения, приятно использовать новые подходы и снова побеждать. Впрочем, надежность наших моторов оказалась не стопроцентной: в Сильверстоуне Ярно Трулли подвел двигатель, так что задача на следующий год – финишировать во всех гонках.

Вопрос: Кристиан, если рассматривать сезон в целом, в чем секрет успеха Red Bull Racing? Многие говорят, все дело в машине – у неё достаточно прижимной силы, она бережно расходует резину… Ваше мнение?
Кристиан Хорнер: Дело в гармоничном сочетании разных факторов – даже тех, которые не очевидны простому зрителю. Во время уик-энда вы наблюдаете, скажем так, красивую витрину, за которой – тысячи часов кропотливой работы многих подразделений: отдела электроники, отдела разработки и даже цеха окраски! Все это должно работать взаимосвязано, и гонщикам тоже отводится важная роль.

В этом сезоне Себастьян пилотировал безупречно, однако успех команды объясняется сочетанием всех необходимых нюансов. Для нас 2010 год выдался крайне непростым, доработка машины продолжались до последней гонки – после такого прессинга победа в дебютном Гран При нового сезона была особенно приятна. Ну а потом мы просто старались закрепить успех!

Вопрос: Успех позволяет считать вас фаворитами следующего сезона, что, в свою очередь, усиливает прессинг, не так ли?
Кристиан Хорнер: Забавная штука: когда начинаешь выигрывать, становишься очень популярным, но если победы превращаются в традицию, популярность резко падает. Такова природа этого спорта и бизнеса в целом. Да, если вспомнить последние сорок гонок, в двадцати трех из них мы финишировали первыми. Только в нынешнем сезоне у нас двадцать пять подиумов и семнадцать поулов – потрясающая стабильность!

Наша цель – сохранить этот уровень конкурентоспособности, однако нам предстоит иметь дело с очень серьезными соперниками: Ferrari с ее историческим наследием и опытом, McLaren с их огромными техническими ресурсами, о масштабах которых можно судить по одному лишь зданию технологического центра в Уокинге. Не стоит недооценивать конкурентов, однако мы сделаем всё, чтобы сохранить скорость, которую демонстрировали в этом году и двух предыдущих сезонах.

Вопрос: Прогресс действительно впечатляет, но для всех вы – цель номер один…
Кристиан Хорнер: Да, мы стали своеобразным ориентиром. Должен сказать, задача отстоять титул создает несколько иной прессинг, мы действовали более осмотрительно, чем в прошлом году, однако это не означает, что нам было легче.

Разумеется, команды, которые на протяжении уже нескольких лет не выигрывали чемпионаты, нацелены на победу. Red Bull Racing выступает в Формуле 1 всего семь лет, за последние два года мы побеждали в обоих зачетах чемпионата, но соперники с их огромными ресурсами жаждут реванша. В такой ситуации мы можем сосредоточиться только на собственной работе в надежде построить быструю машину и сохранить ту блестящую форму, которую демонстрировали на протяжении всего этого года. Жаль, что сезон подходит к концу – да, уже конец ноября, но нам бы хотелось, чтобы он длился чуть больше.

Вопрос: Эрик, не могли бы вы пояснить, как обстоят дела с Робертом Кубицей?
Эрик Булье: Ситуация предельно понятна. У нас с Робертом есть контракт, который истекает в конце этого года, поэтому мы заранее вышли на его менеджера Даниэля Морелли и согласовали пресс-релиз, выпущенный в конце предыдущей недели. Текст составлял лично я, и его посыл вполне ясен: мы ждем Роберта и хотим, чтобы он поскорее вернулся в команду. Нам больше всех хочется снова видеть его в добром здравии, но, к сожалению, Роберт сообщил, что не сможет принять участие в тестах и, следовательно, вместе с нами начать сезон. Очевидно, эти слова были неверно истолкованы, поскольку в прессе появились сообщения, будто Кубица проведет еще год вне Формулы 1. На самом деле смысл таков: Роберт не будет с нами в самом начале сезона или, если хотите, на тестах, но вполне может вернуться чуть позже.

Вопрос: Так вы планируете нанять трех гонщиков?

Эрик Булье: Ничего подобного.

Вопрос: Но вы можете менять состав по ходу сезона…
Эрик Булье: Мне нужно еще раз встретиться с Даниэлем Морелли и оценить возможные перспективы.

Вопрос: Когда вы объявите состав на следующий сезон?

Эрик Булье: Решение примет совет директоров – как только они соберутся вместе, вопрос будет решен.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кристоф Шульте – Focus Magazine) Эрик, в чем причина многочисленных негативных отзывов о вашей команде? С технической точки зрения она стоит на месте, а еще есть суд с Ником Хайдфельдом, приглашение Бруно Сенны без какого-либо эффекта, критика со стороны Виталия Петрова и неопределенность в отношении Роберта Кубицы. Ни одна другая команда не упоминается в прессе так часто, причем далеко не в позитивном ключе…
Эрик Булье: Не думаю, что мы сами создаем этот негатив – скорее информация может быть подана в негативном ключе, или использована в негативных целях. После первой недели предсезонных тестов случился досадный инцидент, из-за которого команда надолго лишилась ведущего гонщика – пришлось искать замену и принимать крайне непростое решение. Потом обнаружились иные проблемы, причем дело было не в нехватке скорости, а в невозможности доработки машины из-за оригинальной выхлопной системы. В итоге результаты получились не лучшими, а в такой ситуации определенный негатив неизбежен.

Вопрос: (Кристоф Шульте – Focus Magazine) Вы по-прежнему считаете, что должны оставаться на посту главы команды?

Эрик Булье: Не знаю – спросите об этом тех, кто меня нанял.

Вопрос: (Жюльен Фебро – L'Equipe) Два вопроса для Эрика. Как вы оцениваете результаты Романа Грожана здесь и в Абу Даби? Насколько важной была сегодняшняя утренняя сессия для выбора гонщика на следующий сезон?
Эрик Булье: По первому вопросу – утром Роман выглядел очень неплохо, пока не возникли проблемы со сцеплением, но его скорость оказалась вполне достаточной. Отзывы самые положительные, команде понравилось с ним работать – больше добавить нечего. Что касается второго вопроса – это часть общего процесса оценки. Роман успешно прошел данную стадию, мы сообщим результаты совету директоров, а там посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) Пол, в предыдущих гонках во время пятничных свободных заездов вы тестировали шины, предназначенные для следующего сезона. Можете сказать, какими были отзывы гонщиков, и какие из составов мы с увидим в 2012 году?
Пол Хембри: Очевидно, есть некоторые сложности с наименованием спецификаций – скажем, Soft, который использовался сегодня, в следующем сезоне будет называться Medium. Впрочем, вам наверняка быстро наскучит излишнее количество технических деталей. В Абу-Даби, где мы тестировали мягкие шины для следующего сезона, отзывы были самыми положительными, а более жесткие шины, которые испытывались сегодня утром, по своим характеристикам близки к нынешнему Medium, что соответствует поставленным целям.

Сегодняшние жесткие шины изнашиваются слишком медленно, из-за чего они и подверглись критике, но с новой спецификацией ситуация намного лучше. Должен сказать, тесты с участием молодых гонщиков прошли весьма интересно – правда, нам приходилось постоянно следить, кто находится за рулем, но мы получили кое-какие отзывы, которые впоследствии смогли сопоставить с нашими собственными данными и информацией, полученной на симуляторе.

Большинство команд в своей работе также активно используют симулятор, многие из них уже опробовали наши шины в виртуальном режиме и знают о необходимости корректировки баланса машины. Новые задние шины обеспечивают больший уровень сцепления с трассой – следовательно, участникам чемпионата предстоит задуматься о распределении прижимной силы. Впрочем, пока все идет неплохо, досадно лишь, что у нас нет собственной машины для тестов. Шасси Toyota уже место в музее, для полноценных проверок нам хотелось бы иметь более современный базис.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Кристиан, некоторое время назад считалось, что Red Bull Racing не соблюдает условия Соглашения об ограничении ресурсов. Сегодня утром состоялось совещание, которое называли едва ли не решающим. Что вы можете сказать по его итогам?
Кристиан Хорнер: Поправка – сегодня утром мы договорились вынести вопрос Соглашения за рамки FOTA и попытаться найти решение. Все согласны с тем, что Соглашение об ограничении ресурсов очень важно для Формулы 1, но пока непонятно, как найти компромисс, подходящий к принципам работы разных команд. Ключевой вопрос – добиться прозрачности, вероятно, нам придётся учитывать работу не только с шасси, но и с двигателем.

Нельзя рассуждать поверхностно, нужно рассматривать машину в целом. Мы надеемся, что до конца года решение будет найдено. В остальном – если бы наш успех был не настолько подавляющим, мы бы вряд ли оказались под подозрением, но такова природа этого спорта. Со своей стороны Red Bull Racing готова сделать все возможное, чтобы найти выход из сложившейся ситуации – хочется верить, мы сделаем это еще до начала 2012 года.

Вопрос: (Валерьян Цукеран – O Estado de Sao Paulo) Вопрос ко всем. Известно, что сейчас Европа переживает экономический кризис – как это скажется на деятельности команд в ближайшие два года, ведь многие спонсоры работают именно в Европе и вполне могут выбрать более надежный источник вложения средств?

Кристиан Хорнер: Если позволите, я начну. Формула 1 – чемпионат мира: да, Европа сейчас переживает не лучшие времена, но, скажем, Южная Америка успешно развивается, азиатские рынки также выглядят весьма уверенно, и Формула 1 за счет своего глобального присутствия старается привлечь спонсоров уже из этих растущих регионов. Поэтому для нас так важно сохранить статус чемпионата мира, а для компаний вроде Renault – остаться в Формуле 1 в качестве поставщика двигателей. Нам интересно открывать для себя новые страны – к примеру, дебютная гонка в Индии имела потрясающий успех, а новые этапы, которые появятся уже в ближайшие годы, лишь укрепят статус Формулы 1 как мировой гоночной серии.

Жан-Франсуа Кобе: Один пример: для Renault Бразилия – второй по значимости рынок в мире. Первый – Франция, ну а третьим, пожалуй, станет Россия. Мы хотим и дальше инвестировать средства в Формулу 1, поскольку здесь имеем наилучшую отдачу от вложений. Да, в Европе сейчас кризис, но в Бразилии кризиса нет, как нет его в Китае, в Австралии. Нашей компании пришлось сократить расходы, но мы не забрали ни одного евро из нашей программы инвестиций в Формулу 1.

Роберт Фернли: Полностью поддерживаю слова Кристиана и Жана-Франсуа. Формула 1 – всемирный спорт, а даже если Европа сейчас переживает определенные кризисные явления, со временем ситуация вернётся в норму. Наша команда получает основную поддержку из Индии, и пусть это звучит несколько эгоистично, у нас пока всё в порядке.

Эрик Булье: Да, будучи участниками чемпионата мира, мы ищем новых спонсоров в различных регионах, преимущественно в странах BRIC (Бразилия, Россия, Индия, Китай), где наблюдается экономический рост и кризисные явления ощущаются не так сильно, как в Европе.

Пол Хембри: Мне остается лишь повторить всё сказанное! Мы гоняемся по всему миру, в некоторых регионах есть экономические проблемы, которые, впрочем, компенсируются неплохими перспективами развития бизнеса в других уголках земного шара. Формула 1 – отличная платформа для компаний вроде Pirelli, имеющих амбициозные планы расширения географии своей деятельности.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Кристиан, вы сказали, что сейчас команда стала менее популярной. Испытываете ли вы определенный дискомфорт, или постоянные победы позволяют не обращать на это внимание?
Кристиан Хорнер: Победы в гонках в какой-то степени компенсируют это чувство. Впрочем, невозможно понравиться всем, поэтому мы стараемся сосредоточиться на своей работе и не позволяем кому-либо нас отвлекать. В команде потрясающая атмосфера.

Да, за последние два года мы стали ориентиром для соперников, но появился и дополнительный прессинг – в конце концов, есть разница: быть в роли преследователя, или в роли преследуемого. Однако меня действительно радовало то, как команда справляется с психологической нагрузкой.

В прошлом году борьба за титул продолжалась до последней гонки, одержав победу, Red Bull Racing столкнулась с совершенно иным уровнем прессинга, но манера, в которой команда провела этот сезон, заслуживает самой высокой оценки. Мы прекрасно понимаем силу соперников: Ferrari, McLaren и Mercedes – очень опытные команды, но это обстоятельство и делает победу столь приятной и значимой.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Жан-Франсуа, в прошлом году в Сильверстоуне производители моторов обсуждали ограничение расходов на двигатели. Какова позиция Renault по данному вопросу? Вы сотрудничаете с четырьмя командами, тогда как другие с тремя, а в случае с Cosworth дело и вовсе ограничится двумя клиентами в следующем сезоне. Как обеспечить равные условия? С командами все понятно – у каждой есть по два шасси, но с моторами всё не так однозначно…
Жан-Франсуа Кобе: Да, ситуация неоднозначная. Мы активно сотрудничаем с Mercedes, поскольку обе компании придерживаются одинаковой философии ведении бизнеса и желают избежать ситуации, наблюдавшейся три или четыре года назад. В цене любого мотора заложены постоянные и переменные издержки, все продавцы ориентируются, прежде всего, на переменный показатель, а в соглашении гораздо проще закрепить постоянную составляющую. Renault и Mercedes готовы обсудить этот вариант с Ferrari – да, мы немного опоздали, поскольку инвестиции в разработку моторов для 2014 года отчасти уже сделаны, но после 2013 года подписать соглашение об ограничении расходов будет ещё сложнее.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) Роберт, сегодня канал BBC сообщил, что Виджей Малья готов объявить состав на следующий сезон во время традиционной рождественской вечеринки. Вы подтверждаете эту информацию?

Роберт Фернли: Очевидно, вам известно больше, чем мне, но я прекрасно помню, о какой дате говорил Виджей. Он изначально планировал огласить состав не позднее 15 декабря.

Вопрос: (Валерьян Цукеран – O Estado de Sao Paulo) Кристиан, бразильцы привыкли наблюдать развязку сезона на своей трассе, однако в этом году судьба титула была решена намного раньше. В предстоящей гонке ваша команда планирует опробовать какие-то решения для следующего сезона?

Кристиан Хорнер: В завершающей стадии сезона мы стараемся выиграть все гонки. Уик-энд в Бразилии – последняя возможность поработать на трассе в преддверии тестов новых машин в феврале следующего года, поэтому важно по максимуму использовать предоставленное время и опробовать кое-какие идеи. На молодежных тестах Жан-Эрик Вернь уже протестировал кое-какие доработки, но для нас основной задачей по-прежнему остается победа в гонке.

Гран При обещает быть интересным: McLaren и Ferrari очень быстры, а погода в воскресенье по всем прогнозам будет такой же непредсказуемой, как в Великобритании. Есть все составляющие захватывающей гонки, которыми так славится Бразилия. В предыдущие два года в Интерлагосе мы финишировали первыми – хотелось бы добиться успеха в третий раз подряд, но задача явно не из простых. Каждая команда будет пытаться выиграть предстоящую гонку.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости