Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии: Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Льюис Хэмилтон, Себастьян Феттель, Виталий Петров

1. Себастьян Феттель (Red Bull Racing)
2. Льюис Хэмилтон (McLaren)
3. Виталий Петров (Lotus Renault)

Вопрос: Себастьян, поул и уверенная победа. Всё было под контролем, не так ли?
Себастьян Феттель:  Конечно, это была хорошая гонка. Под конец Льюис уже не так сильно атаковал, так что я спокойно контролировал ситуацию. Но легкой её не назовешь: очень важно было хорошо стартовать, я был на чистой стороне трассы, поэтому без проблем разогнался, но не знал, будет ли этого достаточно. Но когда увидел, что Льюис Хэмилтон и Марк Уэббер сражаются за позицию, стало проще. На первом отрезке я старался сохранять преимущество, однако в какой-то момент шины достигли предела, начали изнашиваться, и Льюис меня догнал.

Мне пришлось ехать в боксы, а после пит-стопа было важно обойти Дженсона, что я и сделал. Во второй части гонки я не знал, что происходит позади Льюиса, но он постепенно отставал, так что я уже мог лучше контролировать ситуацию. В общем, гонка удалась, мы собрали немало информации, теперь нужно всё проанализировать и постараться добиться прогресса.

Вопрос: Это была первая гонка для шин Pirelli и системы регулировки заднего антикрыла. Как показали себя эти новинки?
Себастьян Феттель: Весьма неплохо, мы должны поблагодарить Pirelli. После зимних тестов были определенные опасения, но в итоге мы не увидели бесчисленных пит-стопов, гонка прошла гладко.

Что касается регулируемого антикрыла – вопрос остается открытым. Здесь особенная трасса, и её первый поворот – не самое удобное место для обгона, однако новинка, определенно, позволяет подобраться к сопернику. С её помощью я догнал Дженсона, а спустя пару поворотов провел атаку. Система работает так, как предполагалось – по крайней мере, в случае с моей машиной. Не знаю, что творилось у парней позади…

Вопрос: Льюис, вы выбрали такую же тактику, что и Себастьян, и финишировали вторым. Как вы оцениваете этот результат, принимая во внимание форму команды всего месяц тому назад?
Льюис Хэмилтон: Думаю, такой результат позволяет нам гордиться собой. Перед началом уик-энда команда проделала огромную работу, ведь всего две недели назад мы и мечтать не могли о попадании в пятёрку сильнейших. Никто не мог подумать, что мы завоюем второе место, а машина будет надёжной – полагаю, это отличное достижение.

В начале гонки я догонял Себастьяна. Над стратегией нам ещё предстоит поработать, но мы располагаем хорошей скоростью, и я с удовольствием жду следующую гонку.

Вопрос: Два важных момента – борьба на старте с Марком Уэббером и повреждение днища. Вы не опасаетесь, что контрольная планка может быть сломана, и вас ждет разбирательство со стюардами?
Льюис Хэмилтон:  Контрольная планка и часть днища оказались серьезно повреждены, я не знаю точно, когда именно это произошло – возможно, в момент вылета с трассы, а может быть, чуть раньше. Машина из-за этого потеряла часть прижимной силы, и я старался аккуратно доехать до финиша, чтобы заработать очки – позже по ходу сезона они нам будут очень нужны.

Вопрос: А старт и борьба с Марком?
Льюис Хэмилтон:  Старт получился не идеальным. Я допустил пробуксовку, бороться с Себастьяном было уже невозможно, но KERS позволила удержать вторую позицию.

Вопрос: Виталий, наши поздравления с первым подиумом во всего лишь двадцатой гонке! Что вы чувствуете?
Виталий Петров: Конечно, я счастлив быть здесь, с этими ребятами. После зимних тестов мы не знали, на каких позициях окажемся, но здесь, в Мельбурне, получили новые детали, и уже на свободных заездах машина была конкурентоспособна, да и квалификация прошла успешно. Потом мы сосредоточились на гонке, команда сработала безупречно и может гордиться заслуженным подиумом!

Вопрос: Вам удался отличный старт – с шестой позиции на четвертую, но что вы чувствовали, когда под занавес гонки вас начал догонять Фернандо Алонсо?
Виталий Петров: Вообще-то, он был достаточно далеко, я мог спокойно контролировать темп и следить за состоянием шин, которые начинали изнашиваться. А старт… Старт прошел неплохо, я пытался атаковать Фернандо, но заметил впереди машину Дженсона, и подумал - зачем тормозить так рано, попытавшись обогнать их обоих. Думаю, это было здорово!

Вопрос: Себастьян, отличное начало сезона! Теперь мы примерно представляем скорость команд – кого лично вы считаете главным соперником?
Себастьян Феттель: Да, вчера мы намного опередили Льюиса и McLaren, но впереди немало гонок, и я часто напоминаю команде, что нужно продолжать работу.  Мы заработали много очков, это очень важно, впереди долгий сезон, и ещё многое может произойти.

Альберт-парк – особенная трасса, своего рода исключение, поэтому мы должны тщательно готовиться к следующим этапам, шаг за шагом выполняя поставленные задачи. Если приложить достаточно усилий, наши шансы будут весьма неплохими.

Парни, сидящие здесь рядом со мной, очень сильны. То же можно сказать и о Ferrari. Команда Mercedes GP неудачно начала сезон, но они тоже будут сильнее, чем в прошлом году.

Нас ждёт острая борьба, но сегодня было очень важно добраться до финиша, так что огромное спасибо всем, кто работает на базе в Милтон-Кинсе. Машина не только быстра, но и надежна, и в этом ключ к успеху. Мне впервые удалось пересечь финишную черту в Альберт-парке, так что я очень-очень счастлив.

Вопрос: Себастьян, сегодня вы действительно доминировали в гонке!
Себастьян Феттель: Честно говоря, я не стал бы употреблять термин «доминирование» в самом начале сезона, однако действительно рад за себя и команду – мы отлично провели время и выиграли Гран При Австралии!

Здесь особенная атмосфера, а во время парада гонщиков можно наблюдать потрясающую реакцию болельщиков. Впрочем, это Марк считается местным героем, а я лишь следовал за ним на том почетном круге. Тем не менее, приятно видеть на трибунах такое множество людей – нужно непременно сохранить этот этап в календаре.

Сегодня, наконец, выглянуло солнце, которого нам так не хватало на протяжении всего уик-энда. Машина вела себя потрясающе, однако, как показал первый отрезок гонки, нам ещё предстоит разобраться в тонкостях поведения шин – к примеру, Льюис лучше контролировал износ резины и к моменту первого пит-стопа практически догнал меня.

После визита на пит-лейн я должен был как можно скорее опередить Дженсона, что удалось довольно легко – он ехал на изношенной резине, из-за чего разница в скорости была существенной, регулируемое антикрыло позволило подобраться к McLaren на выходе из первого поворота, после чего я провел обгон в связке третьего и четвертого.

Для меня было крайне важно остаться впереди Льюиса, ну а потом машина с каждым кругом ехала всё лучше. Во время пит-стопа мы слегка скорректировали настройки, чтобы снизить нагрузку на шины, а затем я начал постепенно уезжать от Хэмилтона – не знаю, приходилось ли ему самому отбивать чьи-то атаки, но прессинг с его стороны стал заметно меньше, и я спокойно контролировал отрыв.

В какой-то момент позади меня оказался Серхио Перес, и мы на деле убедились, насколько большой может быть разница в скорости, обусловленная разными составами резины и её состоянием, даже если в баках примерно равное количество топлива. Впрочем, Серхио действовал предельно корректно, да и я старался не совершить глупую ошибку.

Мы подолгу работали над этой, на самом деле, непростой машиной, и я хочу сказать огромное спасибо нашим механикам. Они всю неделю готовили RB7 к этому уик-энду и сегодня могут позволить себе вкусную пиццу с хорошим пивом!

Вопрос: Похоже, сегодня износ резины не приводил к такому падению темпа, которое наблюдалось на тестах…
Себастьян Феттель: Отчасти это наша работа – избегать резкого снижения скорости. Мы и команда должны наблюдать за ситуацией, чтобы до момента, когда шины придут в негодность, создать достаточный отрыв и вовремя свернуть в боксы. По ходу тестов мы проехали немало километров, однако в Барселоне износ резины был совсем не таким, как здесь, в Мельбурне.

Нужно отметить старания Pirelli – они отлично сработали, ведь подготовить шины за столь короткий промежуток времени очень непросто. Зимой мы порой нелестно высказывались в их адрес, поскольку на горизонте маячила перспектива бесчисленных пит-стопов, но сегодня увидели практически стандартную тактику, а кому-то удалось провести гонку с единственным заездом на пит-лейн. Претензий быть не может.

Что касается регулируемого антикрыла, могу говорить только за себя. Оно помогло мне приблизиться к Дженсону и провести обгон – впрочем, это довольно легко, если у вас и соперника шины изношены в разной степени. Как бы то ни было, сегодня у нас все получилось, мы выиграли гонку, и я действительно счастлив!

Вопрос: А что насчет KERS?
Себастьян Феттель: Что вы хотите узнать?

Вопрос: Вы использовали ее?
Себастьян Феттель: Не знаю, какими источниками вы пользуетесь, но вам будет трудно узнать правду. Пожалуй, я лучше промолчу.

Вопрос: Что ж, это ваше право.
Себастьян Феттель: Да, я нажимал кое-какие кнопки.

Вопрос: Льюис, расскажите о повреждении днища – кажется, вы сомневаетесь в том, что оно стало следствием вылета за пределы трассы. Как это сказалось на управляемости?
Льюис Хэмилтон: Я заглянул под машину – кромка днища оказалась загнутой, и при касании асфальта она нарушала воздушный поток, проходящий снизу. Это приводило к избыточной поворачиваемости, потери скорости в быстрых поворотах и стабильности на торможении. Возможно, по этой причине я заблокировал колеса в первом повороте и выехал за пределы трассы. Пришлось скорректировать баланс тормозов, возможно, мне просто попался какой-то обломок – мы постараемся во всем разобраться.

Вопрос: На протяжении нескольких кругов вы поддерживали очень высокий темп, но потом он вновь немного упал…
Льюис Хэмилтон: Да, мы продемонстрировали неплохую скорость. Все говорят, будто у меня агрессивный стиль пилотирования, но сегодня я доказал, что это не так – я лучше Себастьяна контролировал износ шин, постепенно сокращая отставание.

Я мог бы гораздо позже заехать на первый пит-стоп, и единственная причина, по которой мне пришлось раньше свернуть в боксы, это попытка… Понимаете, всегда выгоднее сменить шины раньше соперника, но если он сделал это первым, нужно как можно быстрее провести аналогичную процедуру, чтобы сохранить позицию.

Сегодня шины работали великолепно, команда отлично провела пит-стопы – мы заложили неплохой базис для дальнейшего прогресса и теперь гораздо лучше понимаем поведение машины и отдельные нюансы стратегии.

Вопрос: Насколько отличалось поведение разных составов резины?
Льюис Хэмилтон: По-моему, они работали практически одинаково. Мы заметили небольшую разницу в поведении передних шин, но, похоже, инженеры Pirelli полностью пересмотрели составы, поскольку сегодня поведение резины было едва ли не лучшим за все время – ни намека на гранулирование вроде того, что наблюдалось в Барселоне. Кроме того, сейчас у нас чуть больше прижимной силы, и это тоже сыграло свою роль. Заметьте – вне траектории осталось не так уж и много фрагментов отработанной резины, тогда как в Барселоне их было множество.

Вопрос: Виталий, каково это – подняться на подиум Формулы 1?
Виталий Петров: Я счастлив находиться здесь с этими парнями, мне было приятно вместе с ними стоять на подиуме.

Вопрос: Фантастическая скорость, но относительно скучная гонка, не так ли? Кажется, вам не довелось побороться с кем-то из соперников…
Виталий Петров: Неправда, я все время наблюдал впереди машину Марка Уэббера, а когда он поехал в боксы, резко взвинтил темп, пытаясь выжать максимум из шин. Позже мы пытались оторваться от Фернандо, а ближе к середине гонки я действительно не понимал, на какой позиции нахожусь, и что должен делать – у меня барахлила радиосвязь, поэтому я просто старался сберечь шины и ехать достаточно быстро. Думаю, у меня получилось.

Вопрос: Насколько серьёзным был прессинг со стороны Фернандо ближе к финишу?
Виталий Петров: Прессинг ощущался лишь на последнем круге, а до этого Фернандо был достаточно далеко. Даже если бы он задумал обгон, ему потребовалось бы определенное время, но мои шины были в хорошем состоянии, и я успел оторваться на выходе из последнего поворота.

Вопрос: В межсезонье был момент, когда вы могли оказаться без контракта с Renault, а сегодня вы принесли команде подиум…
Виталий Петров: Да, я очень горжусь своей командой – этот подиум мы завоевали вместе.

Вопросы с мест

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Льюис, возможно, мои слова огорчат Себастьяна, но у меня надёжные источники. Кристиан Хорнер, глава Red Bull Racing, только что заявил, что в этот уик-энд его команда не использовала KERS. Учитывая это обстоятельство, насколько впечатляет такой результат Себастьяна на машине без системы рекуперации?
Льюис Хэмилтон: Они построили фантастическую машину – ничуть не хуже той, что была у них в предыдущие полтора года. Со второй половины 2009 года Red Bull Racing – быстрейшие в пелотоне и успешно продолжают эту тенденцию.

Впрочем, мы приехали сюда с машиной, которая, предположительно, должна была проиграть лидерам почти две секунды, но в квалификации уступили меньше одной, а в гонке продемонстрировали практически идентичный темп – пожалуй, это впечатляет меня гораздо больше. Редко можно увидеть столь заметный прирост в скорости – мне действительно повезло быть сегодня здесь, ведь мы заранее предполагали не совсем удачный уик-энд.

Теперь я второй и уступаю всего несколько очков гонщику на гораздо более быстрой машине, а отставание – не сомневаюсь, нам удастся его сократить. По итогам первого отрезка гонки мы с Red Bull боролись на равных, так что McLaren обязательно прибавит и осложнит жизнь соперникам.

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Виталий, глава команды Lotus Renault, Эрик Булье, сказал, что зимой вы много работали, чтобы иметь возможность финишировать на позициях, соответствующих вашей скорости. Не могли бы вы пояснить, что именно вы делали? И еще – можно ли считать сегодняшний результат доказательством того, что вам по силам стать лидером команды во время отсутствия Роберта Кубицы?
Виталий Петров: Зимние тесты были довольно длинными. Мы разработали принципиально новую выхлопную систему, однако не представляли, как она себя покажет. Команда потратила массу времени, пытаясь рассчитать аэродинамическое сопротивление и множество других показателей, но, приехав в Мельбурн, мы не знали, на каких позициях окажемся. Теперь получается, что наша машина достаточно быстра, но все-таки немного уступает Red Bull и McLaren – что ж, нужно продолжать работу. В Малайзии мы получим кое-какие модификации, а там посмотрим, что у нас получится.

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Полагаете, вам по силам стать лидером команды в период отсутствия Роберта?
Виталий Петров: Думаю, мне не нужно отвечать на этот вопрос, вы всё видели сами. А вообще – да!

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Себастьян, в интервью BBC Кристиан Хорнер сказал, что команда не использовала KERS, поскольку в пятницу сочла систему недостаточно надежной. Означает ли это, что вы настолько уверены в скорости машины, что можете вовсе не использовать систему?
Себастьян Феттель: Вам следовало сказать мне об этом перед гонкой,  а то я нажимал на кнопки и всякий раз удивлялся, почему ничего не происходит!

На самом деле, всё очевидно. Спросите Льюиса, и он скажет вам, какую прибавку в скорости способна обеспечить KERS, поэтому мы активно работаем над собственным вариантом этой системы. Пока он далек от идеала, и мы должны существенно модифицировать его в ближайшие две недели.

Да, у нас есть кое-какие технические решения, позволяющие утвердительно ответить на ваш вопрос, однако невозможно просто полагаться на хорошее шасси и удачное стечение обстоятельств. Важна каждая деталь, способная сделать машину чуточку быстрее, и KERS – одна из них. С её помощью можно сбросить от трех до пяти десятых на круге – стоит ли говорить, сколько это в масштабах гонки. Поэтому мы продолжаем работу.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Феттель, Хэмилтон сказал, что для него важен тот факт, что по сравнению с квалификацией, в гонке отставание McLaren от Red Bull оказалось намного меньшим. Вы ожидали большего преимущества?
Себастьян Феттель: Кажется, в Абу Даби я уже говорил, что у меня есть имя, и вы можете обращаться ко мне «Себастьян».

Как правило, гонке предшествует долгая кропотливая работа. Мы приложили массу усилий, чтобы сделать машину одинаково быстрой и в квалификации, и в гонке, и сегодня я остался доволен её скоростью.

Как я уже говорил, во время пит-стопа мы провели корректировки – на самом деле, возможностей для изменений не так уж и много, невозможно просто так остановиться и сменить все настройки, однако на втором отрезке машина вела себя чуть лучше, и на одном комплекте шин я проехал на два круга больше Льюиса.

Мы продемонстрировали неплохой темп и уверенно контролировали отрыв. По последнему отрезку трудно делать выводы, но в целом я доволен нашим выступлением и не вижу причин для беспокойства.

Вопрос: (Фил Бренниган – Australian Motorsport News) Себастьян, зная, что у вас нет KERS, вы беспокоились насчет первого круга? Вы намеренно создавали отрыв в 2,4 секунды? Редко увидишь такое преимущество после одного круга…
Себастьян Феттель: Думаю, нам удался неплохой старт – к тому же, здесь чистая сторона трассы обеспечивает преимущество. Опять же, по признанию Льюиса, у него возникла пробуксовка.

Зимой мы видели, что поведение шин Pirelli отличается от того, что мы привыкли наблюдать в случае с Bridgestone, поэтому старт гонки проходил несколько иначе, чем раньше. Не знаю, был ли мой старт на 100% безупречен, но я, определенно, сорвался с места быстрее ближайших соперников.

Поначалу я не мог разглядеть Льюиса в зеркалах, стал наращивать отрыв, а чуть позже заметил, что он сражается с Марком, и немного успокоился. Когда ближайший соперник стартует чуть хуже или сразу вступает в борьбу с кем-либо из пелотона, это позволяет немного перевести дух. В остальном я использовал первый круг, чтобы создать максимально возможный отрыв.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Льюис, проблемы на старте были обусловлены грязной стороной трассы? Такое ощущение, что преимущество KERS было попросту нивелировано…
Льюис Хэмилтон: Трудно сказать – нужно всё проанализировать. Грязная сторона трассы, определенно, сыграла свою роль, но гонщики, квалифицировавшиеся позади меня, стартовали чуть лучше – по крайней мере, Дженсон. Может, я сам допустил ошибку… по крайней мере, когда я сбросил сцепление, возникла сильная пробуксовка. Незадолго до этого мы сменили установки сцепления, и, возможно, этот вариант оказался излишне агрессивным – к счастью, на выручку пришла KERS, без которой я точно пропустил бы и Марка, и, скорее всего, Дженсона.

Вопрос: (Дэн Натсон – National Speedsport News) Льюис, по ходу тестов мы видели немало кусочков отработанной резины вне траектории. Когда вы атаковали соперников или обгоняли круговых, вне траектории было намного чище?
Льюис Хэмилтон: Да, кусочков было немного меньше, но ближе к финишу по краям трассы все равно было довольно грязно. Лично я провел совсем немного обгонов, но другие гонщики часто выезжали за пределы траектории. Там попадались кусочки отработанной резины, но больших проблем из-за них быть не могло.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Себастьян, на вашем кубке выгравирован силуэт кенгуру?
Себастьян Феттель: Нет, но я не огорчен – я представляю, что он там есть.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Виталий, когда вы впервые увидели новую машину Lotus Renault c радикальной выхлопной системой, вы предполагали, что так быстро сможете заработать подиум?
Виталий Петров: Нет, а в остальном – трудно сказать. Квалификация – это одно, гонки – другое, всякое может случиться. Сегодня мы добились отличного результата и можем быть довольны, однако в квалификации бороться с этими парнями крайне непросто – впрочем, вчера шестая позиция показалась вполне достойным выступлением. Я никогда не теряю надежду, поскольку в гонке может произойти что угодно, и сегодня, похоже, такой случай.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Вопрос ко всем: сегодня вы впервые использовали систему регулировки заднего антикрыла в условиях гонки – она действительно помогает провести обгон?
Себастьян Феттель: Знаете, у вас есть большое преимущество – в отличие от нас, вы видели гонку, а мы – нет. Лично я использовал систему пару раз, чтобы приблизиться к Дженсону и к кому-то из отстающих на круг. За остальных отвечать не могу, поскольку не знаю, что творилось позади.

Льюис Хэмилтон: Я активировал систему при атаке всего один раз, однако не почувствовал никакой разницы, поскольку находился недостаточно близко к сопернику. По сути, комментировать нечего…

Виталий Петров: Я задействовал систему несколько раз, когда обгонял круговых, а заодно немного отрывался от Алонсо. Как только на руле загоралась синяя лампочка, я нажимал нужную кнопку – кажется, так было два или три раза.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости