Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Гран При Великобритании : Пресс-конференция в четверг

Льюис Хэмилтон (слева) и Дженсон Баттон

Участники: Дженсон Баттон (Brawn GP), Льюис Хэмилтон (McLaren Mercedes).

Вопрос: Джентльмены, чем вы занимались после гонки в Турции?
Льюис Хэмилтон: У меня было много дел – как только закончился турецкий этап, я вылетел в Германию, где работал с Mercedes Benz, а уже во вторник вернулся на базу команды. Практически каждый день я был очень занят – в воскресенье удалось немного отдохнуть, а затем работа продолжилась. Я много времени провел на заводе McLaren, участвовал в презентации гоночной академии Mercedes Benz в Бруклэндсе, а вчера, вместе с Vodafone, отправился в детский фонд, где встретил множество бедных детишек, живших на улице без семьи, еды и многих других вещей. Они постепенно возвращаются к нормальной жизни – мне было приятно видеть улыбки на лицах. А в остальном… чем же еще я занимался?

Вопрос: Речь в Палате Общин?
Льюис Хэмилтон: Да, я произнес речь в Палате Общин и, честно говоря, сильно нервничал. Получается, я действительно был очень занят, и после Гран При Турции даже ни разу не тренировался.

Дженсон Баттон: Я вернулся в Великобританию, дал несколько интервью, посвященных предстоящей гонке, и в ночь на среду вылетел в Монако. Там я пробыл почти неделю, тренировался и просто отдыхал. Во вторник я снова оказался в Англии, принял участие в фотосессии, а вчера работал на симуляторе в Брэкли, после чего ненадолго заехал в представительство Mercedes Benz, чтобы посмотреть, как идут дела. Я впервые посетил их и, честно говоря, мне было приятно видеть всех этих людей, оказывающих нам столь неоценимую поддержку. Ну а в Сильверстоун я прибыл минувшей ночью. Учитывая ситуацию в чемпионате, эти две недели прошли действительно спокойно.

Вопрос: Как вас встретили в Бриксуорте и Брэкли?
Дженсон Баттон: В Брэкли – замечательно! Мы давно работаем вместе, обстановка практически не изменилась, разве что улыбок на лицах стало чуть больше. А в Бриксуорте я впервые увидел наш мотор изнутри и оценил его техническую составляющую – за последние годы эти парни многого добились вместе с McLaren и продолжают успешно работать с нами, поэтому было вполне уместным сказать им несколько слов. В этом сезоне я ни разу не приезжал к Mercedes Benz и, по сути, впервые оказался в Бриксуорте. Это была приятная встреча – надеюсь, в предстоящей гонке мы с Льюисом сможем их порадовать.

Вопрос: Что вы думаете о Сильверстоуне? Гонщики считают эту трассу особенной и не хотят, чтобы она исчезла из календаря. Каково ваше мнение о домашнем Гран При?
Дженсон Баттон: Это действительно особенная гонка – думаю, когда мы оба ещё только учились гоняться в формульных классах, мы уже обожали Сильверстоун. Домашний Гран При - это всегда особенное событие, кроме того, в Великобритании очень много людей, по-настоящему влюбленных в автоспорт и Формулу 1. В прошлом году на трибунах не было ни одного свободного места – полагаю, в этот раз мы увидим нечто подобное, хотя в нынешних экономических условиях подобное встречается не на всех трассах. Надеюсь, мы подарим зрителям действительно интересную гонку.

Да, я обожаю этот фантастически быстрый автодром, чем-то похожий на Спа и Сузуку. На протяжении многих лет он входил в число величайших трасс мира, и будет очень обидно, если ему не останется места в чемпионате – думаю, многие гонщики и болельщики со мной согласятся. Хочется надеяться, что в следующем году мы снова приедем на столь значимый для нас Гран При Великобритании.

Льюис Хэмилтон: Пожалуй, Дженсон ответил на вопрос. Это фантастическая трасса – мы росли здесь, наблюдая за победителями и чемпионами прошлых лет. Приятно вернуться сюда, попытаться повторить их достижения, подарив британцам победу. Здесь уникальные болельщики, и, какой бы ни оказалась погода – к примеру, сильный ветер с проливным дождем, они все равно останутся на трибунах, прячась под зонтиками.

Вопрос: На какой результат вы рассчитываете?
Льюис Хэмилтон: Думаю, Дженсон прекрасно понимает, насколько тяжело приходится гонщику, когда у него нет машины, позволяющей бороться за высокий результат. Впрочем, в таких условиях ты привыкаешь выкладываться по максимуму – по сути, Дженсон на протяжении всех предыдущих лет выжимал из машины все возможное и продолжает делать это и в нынешнем сезоне, а я поступаю точно так же, стараясь финишировать во всех гонках и помогая команде двигаться вперед.

Уик-энд на скоростной трассе обещает быть очень непростым, но я надеюсь, мы добьемся прогресса – да, у нас мало новинок, но, возможно, удастся найти оптимальные настройки. Сомневаюсь, что смогу удержаться за Дженсоном, но готов выложиться по максимуму.

Вопрос: Год назад вы выиграли дождевой Гран При Великобритании. В предстоящий уик-энд вы бы также предпочли дождливую погоду?
Льюис Хэмилтон: Год назад я действительно рассчитывал на дождь, и он в итоге пошел, но в целом я не привык задумываться о таких вещах. Честно говоря, чем больше километров мы проедем по сухой трассе, тем быстрее сможем понять, как добиться прогресса. Впрочем, по сравнению с другими автодромами, эта трасса дает больше шансов отыграться в дождь, так что при любой погоде мы окажемся в выгодном положении.

Вопрос: Дженсон, ваше мнение о гонке?
Дженсон Баттон: Я уверен в нашей машине – предыдущие несколько гонок прошли великолепно, нам удался потрясающий старт сезона. Мне нравится гоняться в Сильверстоуне, но мой напарник также обожает эту трассу и в предстоящий уик-энд наверняка будет очень быстр. Должен признаться, в Турции мы предполагали, что в скоростном восьмом повороте у Red Bull будет некоторое преимущество, однако этого не произошло, и потому я действительно доволен формой BGP001.

Мы подготовили лишь несколько небольших модификаций, правда, сейчас все решают именно незначительные доработки – ты постепенно совершенствуешь то, что имеешь, и надеешься, что все пойдет по плану. Да, здесь у нас сильные соперники, но и я уверен в своих силах. Главное, чтобы пятничные свободные заезды сложились чуть удачнее, чем в прошлых Гран При, начинать уик-энд с проблем очень непросто. Надеюсь, завтра мы быстро найдем нужный баланс.

Вопрос: Давайте сравним ваши достижения в Формуле 1. Один из вас очень быстро добился успеха, а сейчас откатился назад, другой – наоборот, долго ждал, но в итоге поднялся на вершину. Оцените карьеру друг друга и скажите – не хотелось бы вам, чтобы ваша собственная карьера сложилась несколько иначе?
Дженсон Баттон: Что ж, я получил то, что имею, только и всего. Да, мне было нелегко, но даже перед началом сезона я говорил, что не стану менять своих решений, поскольку именно они делают меня тем, кто я есть. Сейчас у меня есть возможность добиться успеха с хорошей командой и действительно быстрой машиной – пожалуй, ситуация на самом деле благоприятная, но я уверен, Льюис испытал нечто подобное, добившись серьезного успеха всего за пару лет после своего дебюта. Немногим гонщикам выпадает такой шанс, однако я в Формуле 1 уже девять лет и, наконец, получил возможность стабильно бороться за победу. Я не стал бы менять свою карьеру, и Льюис, наверняка, поступил бы точно так же, но пусть он сам ответит…

Льюис Хэмилтон: Дженсон прав – он выступает уже девять лет, и хотя зачастую не имел машину, позволяющую добиться желаемого результата, многому научился и подтверждает это своей скоростью в нынешнем сезоне. Ошибки и трудности его закалили, сейчас он получил достойную технику и выступает как никогда здорово.

Меня устраивает моя карьера. У меня была пара удачных сезонов, и хотя сейчас результаты далеки от идеала, это всего лишь очередной урок, неотъемлемая часть жизни. Неприятности закаляют характер – я стараюсь справиться с ними и стать еще сильнее.

Вопросы с мест:

Вопрос: (Джонатан Легард – BBC) Льюис, вы говорили о сохранении Гран При Великобритании. А что вы лично можете сделать? Планируете приобрести Сильверстоун или Донингтон?
Льюис Хэмилтон: Это невозможно, у меня нет таких планов, хотя, нет – Дженсон хочет поучаствовать в сделке! Пожалуй, в сотрудничестве с Клубом британских гонщиков мы оба, учитывая наш имидж, смогли бы привлечь внимание нужных людей вплоть до премьер-министра, но, на самом деле, мы хотим лишь подчеркнуть значимость национального Гран При. Возможно, люди не представляют себе ситуацию без этой гонки, хотя нам всем следует задуматься о ситуации и что-то предпринять. Нужно собраться вместе: необходима поддержка Правительства, спонсоров – иметь национальный Гран При, быть частью Формулы 1 - это большая честь.

Дженсон Баттон: Разумеется, мы хотели бы, чтобы Гран При Великобритании проходил на хорошо оборудованной трассе, но, прежде нужно сохранить саму гонку, причем это касается не только меня и Льюиса – многие британцы работают в Формуле 1 как в спорте, так и в журналистике, потеря национального этапа станет для всех них и, в особенности, для болельщиков, настоящим шоком. Решение зависит не от нас, но мы будем крайне разочарованы, если не увидим в календаре следующего сезона Гран При Великобритании.

Льюис Хэмилтон: Пострадаем не только мы, как гонщики, но и вы, журналисты, а также те, кто обеспечен работой благодаря этой гонке – тысячи людей. Будет обидно все это потерять…

Вопрос: (Юха Паатало – Financial Times Deutschland) Дженсон, в прошлом году на точно такой же пресс-конференции вы предлагали Льюису принять участие в триатлоне, поясняя, что, для вас это был бы единственный шанс оказаться по-настоящему конкурентоспособным. Что вы чувствуете теперь, лидируя в чемпионате? Есть какая-то разница? Льюис, теперь ваша очередь вызывать Дженсона на триатлон?
Дженсон Баттон: Для меня и команды многое изменилось. Год назад мы приехали в Сильверстоун без надежды на очки, не говоря о борьбе за подиум, но мне понравился тот уик-энд. На эту трассу приятно возвращаться, болельщики поддерживают тебя в любой ситуации. Мы неплохо провели время, постоянно подшучивали друг над другом – такова природа Формулы 1, здесь бывают и взлеты, и падения, нужно лишь сохранять силы. Если трудности не сломают, ты станешь еще сильнее, что и произошло в нынешнем сезоне. Для британцев заполучить британского чемпиона мира и еще одного соотечественника, лидирующего в личном зачете чемпионата - это значимое событие. Здорово, что в этом есть и моя заслуга!

Льюис Хэмилтон: А я не собираюсь соревноваться с Дженсоном в триатлоне. Ты все еще участвуешь?

Дженсон Баттон: Да, я участвовал в лондонском триатлоне, но год назад это было лишь забавы ради.

Льюис Хэмилтон: Видимо, сейчас Дженсон неплохо подготовился к этому мероприятию, с моей стороны было бы глупо бросать ему вызов, особенно если учесть, что он две недели прохлаждался в Монако, а я занимался всякими делами и нисколько не тренировался. Впрочем, в нынешнем сезоне так происходит постоянно…

Дженсон Баттон: В настоящий момент Льюис чаще меня участвует во всевозможных PR-акциях.

Льюис Хэмилтон: Что ж, желаю тебе удачи в триатлоне, я буду наблюдать за соревнованием. Хотя, нет – это не интересно.

Дженсон Баттон: Ты все-таки приедешь?

Льюис Хэмилтон: Где это?

Дженсон Баттон: В Лондоне, но мероприятие должно понравиться всем. Если хочешь быть спонсором – пожалуйста! Я буду выступать от имени благотворительного фонда Make-A-Wish, если хочешь сделать пожертвование – заходи на justgiving.com/jensonbutton.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Вопрос к обоим гонщикам: в настоящий момент ваши команды не попадают в чемпионат следующего года. Полагаете, до завтрашнего крайнего срока ситуация изменится?
Дженсон Баттон: Думаю, не наше дело обсуждать здесь подобные вопросы – мы не участвуем в переговорах. За последние несколько недель руководители команд провели немало встреч, с нашей стороны было бы неправильно что-то комментировать.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Но, вопрос касается и вас самих…
Дженсон Баттон: От того, что мы скажем здесь, ничего не изменится. Мы участвуем в дискуссии, но за закрытыми дверями, лишнее внимание сейчас ни к чему.

Вопрос: (Тьерри Вильмо – Le Soir) К обоим гонщикам: не кажется ли вам, что сложившаяся в чемпионате ситуация негативно влияет на образ Формулы 1? Получается, успех зависит скорее от машины, нежели от гонщика…
Дженсон Баттон: За последние десять или даже двадцать лет образ Формулы 1 нисколько не изменился – здесь все зависит от команды, и когда мы, наконец, перестанем рассчитывать вклад гонщика и машины, мы сможем сосредоточиться на гонках и будем получать удовольствие. Машина – один из ключевых элементов, но успех зависит от усилий каждого сотрудника. Если ты выигрываешь титул – это общий успех, а если выступаешь не лучшим образом – общее поражение, так было на протяжении многих лет.

Мы все хотим выступать на конкурентоспособных машинах, но только в наших силах сделать это реальностью – мне потребовалось немало времени, но в итоге я добился своего. Это великий спорт, и когда люди включают телевизор, они хотят видеть интересные гонки – думаю, у нас уже было несколько захватывающих этапов, и, скорее всего, такая конкуренция сохранится до конца сезона.

Здорово, что в борьбе за высокий результат участвуют практически все команды – раньше судьбу титула решали только McLaren, Ferrari и Renault, а сейчас к ним подтянулись и другие, что идет на благо спорта. Уверен, топ-команды скоро отыграются, но рядом с ними будут и Brawn GP, и Red Bull. Это то, что нужно Формуле 1 – множество конкурентоспособных команд, сражающихся за ведущие позиции. Неинтересно, когда победу из года в год одерживают одни и те же – хорошо, что от сезона к сезону борьба лишь обостряется.

Вопрос: (Роб Харрис – Associated Press) Льюис, учитывая ваше нынешнее положение в чемпионате и те позиции, которые вы занимали год назад, насколько трудно вам сейчас сидеть рядом с Дженсоном?
Льюис Хэмилтон: Хм, мы даже сидим на тех же самых местах! Хотя, нет – там сидел Ди-Си.

Мне нисколько не трудно – я рад за Дженсона и горжусь тем, что он представляет Великобританию, и лидирует в чемпионате. Раз уж у меня самого не получается сделать это, я бы предпочел, чтобы впереди оказался мой соотечественник, так что с Дженсоном нам, в каком-то смысле, повезло.

Что касается остального… на носовом обтекателе моей машины по-прежнему красуется единичка – я горжусь этим достижением и работаю, не жалея сил, сражаюсь на пределе возможного и надеюсь, что мы еще не раз добьемся подобного успеха.

Вопрос: (Уилл Бакстон – Australian Motor Sport News) Льюис, сейчас ваше поведение сильно отличается от того, что было в начале сезона, причем не только из-за событий австралийского уик-энда, но и обязанностей, которые вам приходится нести, будучи действующим чемпионом мира, включая многочисленные PR-акции. Вы говорили, что этот год помог вам стать лучше, но насколько он помог вам немного расслабиться, почувствовать себя более комфортно?
Льюис Хэмилтон: Мы все постоянно растём. Когда я сидел напротив Нельсона Манделы, он сказал мне, что в свои девяносто лет по-прежнему чему-то учится. Я принял эти слова и решил, что каждый день своей жизни буду постигать что-то новое.

В начале сезона мне было очень нелегко привыкнуть к тому, что мы не сможем бороться за победы – я много работал, чтобы понять причины произошедшего, сдержать эмоции, направить их в правильное русло. Кажется, я становлюсь взрослее, учусь справляться с трудностями, сохраняя позитивный настрой и помогая команде двигаться вперед. Это большая ответственность, раз вы заметили какие-то перемены, значит, мои усилия были не напрасными.

Вопрос: (Джеймс Аллен – Financial Times) Дженсон, на прошлой неделе Льюис попробовал сравнить свой успех в княжестве с победой в Великобритании, и, вместе с Дэймоном Хиллом, они решили, что первое место в домашней гонке, пожалуй, важнее. Вы разделяете эту точку зрения? Будет ли победа в Гран При Великобритании более значимой, чем триумф в Монте-Карло?
Дженсон Баттон: Если абстрагироваться от эмоций, победа в Сильверстоуне принесет десять очков – ровно столько, сколько в любой другой гонке. Но для британского гонщика это важный момент, и победа в домашнем Гран При стала бы чем-то совершенно невероятным. Прессинг тут ни к чему – даже при наихудшем раскладе я все равно останусь лидером чемпионата с преимуществом в шестнадцать очков. Пожалуй, это самый разумный подход. Всякое может случиться, поэтому я стараюсь сохранять спокойствие.

Текст: Валерий Карташев

Другие новости