Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Гран При Великобритании : Пресс-конференция в пятницу

Слева направо: (второй ряд) Росс Браун, Кристиан Хорнер, (первый ряд) Мартин Уитмарш, Адам Парр

Участники: Росс Браун (Brawn GP), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Мартин Уитмарш (McLaren Mercedes), Адам Парр (Williams)

Вопрос: Что вы думаете о ситуации в Формуле 1? Кристиан, начнем с вас…
Кристиан Хорнер: Последние двадцать четыре часа были очень напряженными, но основные события начались задолго до этого. Похоже, отношения между FOTA и FIA окончательно зашли в тупик, хотя команды сделали все возможное, чтобы найти компромисс, ведь у нас есть определенные обязательства перед сотрудниками, болельщиками, спонсорами. Решение, которое вы могли видеть в пресс-релизе, далось крайне нелегко, но после долгих размышлений команды пришли к единому мнению. К сожалению, мы оказались в ситуации, когда все выдвинутые нами условиях оказались отклонены – нам оставалось либо прекратить отстаивать свою точку зрения, либо попробовать иные варианты.

От имени Red Bull могу сказать, что мы хотим бороться с лучшими командами и лучшими гонщиками, а также иметь поддержку ведущих спонсоров – и если это произойдет не в Формуле 1, мы обязательно найдем альтернативу. Даже будучи оптимистом, я все равно говорю – мы сделали все, что могли, и в итоге пришли к единому решению. Ситуация может измениться, но пока дела обстоят именно так.

Росс Браун: После неожиданного ухода Honda возникли сомнения в верности существовавших подходов – мы выступили с новыми инициативами и активизировали работу над проектами, уже выполняемыми командами в тесном сотрудничестве с FIA. В рамках FOTA производители предложили поставлять моторы по восемь миллионов евро в этом году и по пять миллионов – в следующем, что для моей команды стало настоящим подарком.

Многие идеи уже претворялись в жизнь, но в непростой экономической ситуации требовалось пересмотреть некоторые из них, сохранив определенный баланс – на самом деле, Honda покинула Формулу 1 не только по финансовым соображениям. Требовалась совершенно четкая реакция, но если со своей стороны мы нисколько не драматизировали сложившуюся обстановку, то FIA вдруг озаботилась вопросом сохранения Формулы 1. У нас были разные мнения, и в попытке понять точку зрения противоположной стороны, отношения между FOTA и FIA серьезно пострадали.

Команды не стремились получить контроль над Формулой 1, но они вложили в этот спорт огромные средства и хотели бы, чтобы их инвестиции воспринимались с должным уважением. Впрочем, Формула 1 принадлежит отнюдь не командам, а людям, как Олимпийские игры или Кубок мира. Это ценность, которую нужно хранить и развивать, но команды не разделяли позицию FIA по данному вопросу, и в итоге новички получили возможность дебютировать в условиях совершенно иного регламента, а остальным было дано обещание со временем утрясти правила, но не предоставлено никаких гарантий.

Регламент должен быть изменен при единодушном одобрении всех дествующих команд, мы сказали – «давайте вместе пересмотрим правила», но не получили никаких гарантий. Ситуация очень непростая: мы хотим найти решение, но если не получится – нам придется выступать в другом чемпионате.

Мартин Уитмарш: Могу лишь заметить, что Vodafone McLaren Mercedes желает выступать в высшей категории автоспорта и соревноваться с командами, представленными в этом зале, включая Williams. Мы хотим бороться с лучшими из лучших, чувствовать богатое наследие чемпионата, но внутренние противоречия вызвали реальную угрозу разделения всех участников на два противоборствующих лагеря. Пожалуй, минувшей ночью мы выяснили, что хотим держаться вместе – нам нужны лишь прозрачное управление и единый регламент. Команды пытались найти компромисс, но в условиях нехватки времени были вынуждены принять общее решение.

С момента образования ассоциации в сентябре прошлого года, когда впервые в истории Формулы 1 участники чемпионата объединились в одну организацию, мы целенаправленно снижали расходы. Вне всяких сомнений: инициативы FOTA были, возможно, самыми значимыми за всю историю этого спорта – без них некоторых команд сейчас просто бы не существовало.

Мы предложили механизм сокращения затрат, с помощью которого многие участники чемпионата добились определенного прогресса, однако, несмотря на то, что по многим вопросам точки зрения FOTA и FIA совпадают, из-за конфликта в отношениях мы не смогли прийти к общему мнению. Команды действовали в условиях ограниченного времени, и в итоге нам пришлось принять решение, о котором мы честно уведомили Федерацию.

Чтобы у вас все-таки сложилось благоприятное впечатление о совместной работе членов FOTA, скажу лишь, что это наиболее плодотворный процесс из всего того, что я наблюдал в Формуле 1 за последние двадцать лет. И, конечно же, в следующем году мы готовы гоняться с как можно большим количеством команд.

Адам Парр: Williams остается командой Формулы 1.

Вопрос: Это все, что вы хотели сказать?
Адам Парр: Больше мне нечего добавить.

Вопросы с мест:

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Вопрос к членам FOTA. Возможно, вам уже известно, что всего полтора часа назад FIA обратилась в суд с иском против восьми команд-участников ассоциации. Ваше мнение на этот счет? Насколько подобные события вредят имиджу спорта?
Росс Браун: Трудно ответить на ваш вопрос – мы не в курсе всех деталей. Не хочу уклоняться от ответа, но мы впервые узнали об иске буквально перед началом этой пресс-конференции. Думаю, нужно понять, что на самом деле произошло, но в любом случае, подобные события вряд ли идут на благо спорту.

Мартин Уитмарш: Не пытайтесь вытащить из нас что-либо – мы приехали на Гран При и должны уважать формат пресс-конференции. Во-первых, мы не знаем всех фактов, а во-вторых – это не лучший момент для комментариев. То, что в Формуле 1 возник серьезный конфликт, нельзя считать положительным явлением, однако нам следует сосредоточиться скорее на состоянии трассы, чем на обсуждении переписки между FOTA и FIA.

Кристиан Хорнер: Согласен с Россом и Мартином и могу лишь посочувствовать болельщикам, которые наверняка обескуражены происходящим в чемпионате. Мы видим потрясающий сезон, Сильверстоун в последний раз принимает Гран При Великобритании – в таких условиях людям еще сложнее понять суть всевозможных политических столкновений. В Формуле 1 основные события должны происходить на трассе, а противоречия уже отняли немало времени.

Думаю, сейчас невозможно прокомментировать сложившуюся ситуацию – мы не видели искового заявления FIA. Это досадный инцидент, но не стоит забывать – впереди гонка, и нужно помешать Дженсону Баттону одержать очередную победу. Все наши сотрудники нацелены на высокий результат, который мы хотели бы посвятить болельщикам и Сильверстоуну.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Адам, с коммерческой точки зрения, насколько важно для вас сражаться с Ferrari и McLaren? Пожалуй, вам будет намного труднее приходить к спонсорам со словами: нам нужны ваши деньги, но, знаете, мы гоняемся с Campos, USF1 и Мanor?
Адам Парр: Пожалуй, привлечь спонсорские деньги будет сложнее, однако и в прошлые годы эта задача была непростой. Думаю, одной из причин снижения расходов стала невозможность поддержания их хотя бы на прошлогоднем уровне – тогда они были просто непомерными, нужно было что-то предпринимать, и со своей стороны мы целиком поддерживаем меры, направленные на достижение экономии. Что касается спонсоров – не скажу, что переговоры проходят гладко, но я надеюсь, что в итоге ситуация разрешится, и никто не станет создавать альтернативную гоночную серию. Вряд ли от нее кто-то выиграет…

Вопрос: (Ли Маккензи – BBC) Вопрос к членам FOTA. Вы предложили альтернативный чемпионат – восьми команд будет вполне достаточно, или вы планируете пригласить новичков вроде Lola или Prodrive?
Мартин Уитмарш: Полагаю, восьми участников вполне достаточно, но мы будем рады приветствовать любую новую или действующую команду, и среди заинтересованных лиц уже звучали обозначенные вами компании. Пожалуй, многие захотят бороться с Ferrari, Red Bull, Brawn или McLaren – как мне кажется, в свое время Формуле 1 не удалось увеличить число участников и повернуться лицом к болельщикам, а у нас есть реальная возможность добиться большего. Сегодня есть некоторые опасения, но в будущее нужно смотреть с оптимизмом – перед нами новая эра, давайте сохранять позитивный настрой. За последние несколько часов многие команды выразили желание стать участниками нового чемпионата, и мы готовы сделать всё, чтобы реализовать эти планы. Думаю, FOTA уже продемонстрировала свою способность поддерживать независимые команды, а это должно быть неотъемлемой чертой любой подобной организации.

Вопрос: (Джефф Свит – The Sun) Если бы Макс Мосли в ближайшее время покинул бы свой пост – проблема бы мгновенно исчезла?
Росс Браун: Это не было обязательным условием, включенным в единую заявку FOTA. Мы никогда не добивались подобного варианта и даже не обсуждали этот вопрос – в любом случае, отношения уже нарушены, нужно искать новый баланс между властями и командами.

Кристиан Хорнер: Готов подписаться под словами Роса – мы никогда не выдвигали таких требований, а наоборот, старались как можно чаще контактировать с FIA в попытках выработать совместное решение. Макс Мосли представляет всю Федерацию, так что дело не касается конкретной персоны.

Вопрос: (Майк Дудсон) Однако, заявление FIA выглядит провокационным. Вы не опасаетесь каких-либо действий, которые могут помешать проведению воскресной гонки или любого другого этапа чемпионата?
Мартин Уитмарш: Я уже говорил – мы не в курсе всех деталей, лично мне трудно представить себе что то такое, что может нарушить ход сезона. Уверен, никто из команд FOTA не имеет подобных планов, и все мы целиком сосредоточены на том, чтобы подарить зрителям действительно интересную гонку.

Это потрясающий чемпионат – к сожалению, мы слишком далеки от борьбы за ведущие позиции, но двое из присутствующих здесь джентльменов проводят по-настоящему захватывающий сезон, а нам лишь остается постепенно подтягиваться к их командам.

Росс Браун: А я могу лишь надеяться, что нечто вмешается в ход уик-энда, поскольку соперники слишком быстры. Видимо, у нас какие-то проблемы.

Вопрос: (Марк Фогарти – Auto Action) Тем не менее, ситуация не из приятных. Вы не готовы признаться в собственной нерасторопности? На кону будущее Формулы 1, с которым не стоит обращаться так легко…
Мартин Уитмарш: Прав я или нет, но говорить могу только за себя. Пожалуй, мне нечего стыдиться – у команд верные цели, мы хотим гарантировать стабильное будущее спорта. Может ли кто-нибудь сказать, что ни разу не допустил ни единой ошибки? В процессе совершенствования Формулы 1 было допущено немало промахов, но в итоге мы приняли решение выступать вместе. В предыдущие несколько дней нам казалось, что все движется к расколу FOTA – многие команды могли разочароваться в гонках, и тот, кто внимательно следил за новостями, знал, что некоторое автопроизводители едва не покинули чемпионат. Однако теперь мы готовы пригласить всех тех, кто остался, а так же новичков в проект, который должен стать вершиной автомобильного спорта.

Кристиан Хорнер: Согласен с Мартином. Достижения FOTA за столь короткий срок действительно впечатляют – серьезного снижения расходов, которого удалось добиться в этом году, во многом инициировано ассоциацией, и мы, как независимая команда, смогли оценить все выгоды, возможно, самых низких цен на поставку моторов за последние двадцать пять лет. Размеры бюджета уменьшились на 15-25%, а в дальнейшем планируется их сокращение до 60% от текущих.

Каждой команде приходится принимать непростые решения, но я хочу отдать должное Россу Брауну, продемонстрировавшему приверженность FOTA а также верность собственным принципам в самых непростых ситуациях. У них нет никакого дохода, кроме средств от участия в гонках, тогда как Red Bull выступает в совершенно разных категориях, а у McLaren много других направлений деятельности, но вместе с тем команды сработали слаженно. Жаль, что переговоры зашли в тупик… Впрочем, мне не в чем себя упрекнуть.

Росс Браун: Спасибо за комментарии, Кристиан! Я не так давно работаю в независимой команде, но теперь знаю ситуацию практически со всех сторон, поскольку до этого сотрудничал с Ferrari, а еще раньше – с Benetton, с которой мы выиграли титул, имея всего тридцать миллионов фунтов. Я видел, как функционирует Honda, и чем живет частная команда, и, по-моему, самое главное – нащупать баланс интересов всех участников чемпионата. У нас уже есть система, позволяющая небольшим командам выживать за счет поддержки автопроизводителей, но здесь нужны и иные инициативы, а если оставить спорт без крупных поставщиков, это нанесет слишком большой ущерб.

Автопроизводители играют большую роль: они инвестируют средства, создают рабочие места – то есть, приносят неоценимую пользу Формуле 1. Нужно очень аккуратно выстраивать подобное взаимодействие – мы знаем, что о полной свободе действий речи не идет, но и совсем закрывать глаза на значимость крупных компаний также не стоит. Благодаря инвестициям Mercedes Benz я получил моторы, которые сегодня обходятся мне в восемь миллионов фунтов, а через год будут стоить уже пять. Благодаря инвестициям Toyota Адам получил двигатели по фантастически низкой цене, тогда как, к примеру, двухлетний контракт на поставку моторов Ferrari обошелся бы в 25 миллионов евро. Мы выживаем за счет автопроизводителей: они берут на себя затраты на исследования, разработку, и в итоге предлагают конечный продукт, не извлекая при этом большой прибыли. Нам нужно найти баланс между тем, что мы предлагаем независимым командам, и тем, что предлагается поставщику. Нельзя постоянно ограничивать деятельность производителей, это лишь вредит спорту.

Адам Парр: Согласен со многими словами Мартина, Росса и Кристиана. Мы понимаем, сколь важную роль играют автопроизводители, мы тоже получаем фантастические моторы, и на протяжении десятков лет сохраняем хорошие партнерские отношения.

У нас есть действующие контракты с Берни и Максом, и мы подали заявку на основе этих документов. Я рад, что Росс в случае необходимости может привлечь финансирование, выступая в совершенно ином чемпионате, однако у нас такой возможности нет – мы не в силах разорвать контракты и собрать сумму средств, позволяющую бороться с автопроизводителями или Red Bull. Мы зависим от FIA и FOM и будем исполнять свои обязательства, однако нам жаль отрываться от тех, кого уважаем, с кем привыкли бороться.

Но разве наше присутствие здесь является предосудительным? Не знаю, могли ли мы поступить иначе – мы всегда открыто выражали собственное мнение, и никто не скажет, что остальные участники чемпионата были не в курсе наших планов. Несколько недель, прошедших с того момента, как Williams попросили покинуть заседание FOTA, выдались крайне непростыми, и о них всегда будут вспоминать с глубочайшим сожалением, но давайте проясним одну вещь: в нынешнем сезоне мы единственная команда, сумевшая сформировать бюджет, не попросив ни пенни у своих акционеров. Не скажу, что другие команды совсем не зависят от спонсоров – это не так – но все они привлекают ресурсы во многом за счет акционеров, чего мы себе позволить не можем. В последние годы мы едва держались на плаву и не хотели, чтобы дальше дела обстояли таким же образом. Мы сделали непростой выбор, возможно, потеряли друзей, но не думаю, что у нас был выбор.

Вопрос: (Джо Савар – Grand Prix Special) Вопрос к членам FOTA – уже проведена какая-то подготовка к запуску новой гоночной серии, или вы планируете начать с нуля? Особенно мне хотелось бы уточнить судьбу Гран При Монако…
Мартин Уитмарш: Думаю, все присутствующие знают, что решение было принято минувшей ночью, и спустя всего десять часов любые разговоры о какой-то подготовке были бы преждевременными. Есть несколько предложений, но пока ясно одно – нас ждет непростой вызов. Новый проект – это всегда сочетание азарта и опасений, но интерес к нему довольно высок. Мы готовы двигаться дальше, но, пожалуй, на ваш вопрос мы гораздо лучше ответим спустя несколько недель.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) В следующую среду, в Париже, пройдет заседание Всемирного Совета FIA. Не кажется ли вам, что это более подходящее место для обсуждения будущего Формулы 1? От имени FIA решение принимается группой людей, а не каким-то конкретным лицом…
Росс Браун: У нас была система принятия подобных решений через Комиссию по Формуле 1 при непосредственном участии команд, позже появились другие системы, позволяющие осуществлять подобные функции, так что нет смысла изобретать что-то новое. Сейчас проблема в том, что решение уже принято, но не понятно, как его отменить. Нужно извлечь урок и постараться избежать повторения ситуации – впрочем, в рамках старого Договора Согласия существовал принцип, согласно которому команды участвовали в принятии ключевых решений. Не думаю, что нам необходима какая-то новая идея – достаточно освежить старый вариант.

Вопрос: (Марко Евангелисти – Corriere dello Sport) Вопрос к членам FOTA – есть ли хоть малейшая вероятность того, что конфликт с Максом Мосли получит продолжение, несмотря на сегодняшние заявления?
Кристиан Хорнер: После вчерашних обсуждений мы пришли к выводу, что компромиссный вариант уже был предложен – возникла ситуация, в которой команды не в силах предпринять иные действия. FIA озвучила свою позицию, и нам пришлось принять очень непростое решение, которое в итоге было поддержано всеми членами FOTA.

Вопрос: (Миран Алисич – Pop TV) Вопрос ко всем: не могли бы вы пояснить последнее предложение из пресс-релиза FIA и свое отношение к нему? Почему публикация списков участников чемпионата мира 2010 года все-таки откладывается?
Мартин Уитмарш: Полагаю, мы трое и, возможно, Адам, услышали о заявлении FIA уже на пути в пресс-центр, но даже если бы у нас было время тщательно изучить этот документ, не наше дело интерпретировать его отдельные фразы – думаю, в случае запроса FIA предоставит вам все необходимые пояснения. Список участников должен быть опубликован сегодня, потому мы принимали решение прошлой ночью.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) В начале сезона ходило немало споров вокруг двойных диффузоров, причем вопрос касался отдельных членов FOTA. Как вы планируете справляться с подобными ситуациями в будущем?
Мартин Уитмарш: Полагаю, спор вокруг двойных диффузоров стал настоящей проверкой для FOTA. Состояние конкуренции вполне естественно для Формулы 1, но в итоге ассоциация смогла преодолеть противоречия. У каждого было свое мнение – стоит ли разрешать двойные диффузоры, или лучше их запретить – но все команды действовали открыто и честно, а единое толкование правил должно было появиться намного раньше, ведь в нем были заинтересованы все участники чемпионата.

Видимо, нам на самом деле повезло, и мы наконец-то поняли, что все команды заинтересованы в сотрудничестве с Ferrari, McLaren, все преследуют примерно одинаковые цели и используют во многом идентичные подходы. В рамках FOTA образовалось уникальное товарищество – пожалуй, Росс участвует в чемпионате несколько дольше меня, но за последние двадцать лет ничего подобного не происходило.

На первом этапе формирования ассоциации автопроизводители и крупные команды пошли на серьезные уступки, чтобы помочь независимым командам, в результате чего последние стали членами FOTA, а теперь Росс говорит о необходимости очередного компромисса. Когда с одной стороны мы имеем огромную Toyota, а с другой – небольшую Toro Rosso, найти точки соприкосновения по всем интересующим вопросам крайне непросто, а без сотрудничества – просто невозможно.

Достижения FOTA на самом деле поразительны – ассоциация постепенно набирает силу. Кажется, минувшей ночью люди осознали масштаб принимаемых решений, после чего многие поверили в саму возможность сделать этот спорт чуть лучше за счет совместной работы.

Росс Браун: Думаю, проблема поиска компромисса заключается в том… Согласен, это был очень непростой период, и если бы спор затянулся, пришлось бы создавать некий регулирующий орган, способный решать важные вопросы без участия команд. Впрочем, само по себе образование FOTA – очень хорошая инициатива, причем ассоциация никогда не рассматривалась как средство давления на спортивные власти или держателя коммерческих прав. Она создавалась для совместного поиска решений – позвольте пояснить на примере ситуации с использованием аэродинамической трубы.

Представьте: у Toyota есть два таких сооружения, работающих двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, как вдруг она должна сократить суммарное время их использования до шестидесяти часов в неделю с единственной целью – не ущемлять интересы небольших команд, у которых просто нет средств на полную загрузку двух аэродинамических полигонов. Это лишь один из примеров того, как в рамках FOTA команды приходят к компромиссу, и большие игроки зачастую идут на уступки в пользу небольших участников чемпионата. Я не могу просить Toyota опускаться до моего уровня, но теперь я знаю, что в вопросе использования аэродинамической трубы у нас практически одинаковые возможности.

Я не раз упоминал стоимость моторов – это тоже инициатива FOTA, а соглашение по поводу тестов – добровольное решение всех участников чемпионата. Этот процесс начинался не с FIA, его запускали сами команды – мы сами согласились на ограничение дистанции тестов, и, насколько мне известно, пока никто не нарушал данного обязательства. Получается, команды могут самостоятельно двигаться вперед, действуя открыто и честно. С одной стороны – проблема с диффузорами, с другой – команды, пытающиеся самостоятельно выработать необходимое решение.

Вопрос: (Тони Доджинс – Tony Dodgins Associates) Кажется, во время последней встречи FIA согласилась на определенные уступки. Почему компромисс не был найден? Я заметил, что они по-прежнему планируют использовать двигатели Cosworth с большим числом оборотов. Это камень преткновения, или всего лишь доказательство того, что вы не можете подписать документ, не получив никаких гарантий?
Кристиан Хорнер: Проблема в самой концепции участия в чемпионате без четкого регламента, без предварительного устранения всех организационных проблем. Невозможно согласиться на условие: «Хорошо, мы решим все вопросы, как только вы подадите заявки». Каждому участнику чемпионата все должно быть предельно ясно, нужна ясность, гарантии, возможность открытой дискуссии с другими командами – в настоящий момент мы даже не знаем, кто они. Для себя ситуацию без компромисса и четких решений мы сочли неприемлемой.

Мартин Уитмарш: Важно заметить, что в рамках FOTA все десять действующих команд подтвердили желание заключить новый Договор Согласия и готовность участвовать в чемпионате мира до 2012 года – это решение было вызвано различными инициативами ассоциации, направленными на снижение расходов. Мы хотим держаться вместе. Да, у каждой команды есть возможность выбора, и в какой-то момент она может выйти из ассоциации и подать заявку, но все понимают – это разрушит очень сплоченную группу, уже существующую в Формуле 1. В итоге мы пришли к мнению, что хотим соревноваться с лучшими из лучших, и тот путь, который мы выбрали, позволяет наилучшим образом добиться желанной цели.

Росс Браун: Продолжая мысль Кристиана, одной из проблем, с которой столкнулись команды, стала ситуация, когда правила были опубликованы, пять команд – включая Williams – подали заявки в соответствии с этими правилами. Со следующего года вводилось ограничение бюджета в сорок миллионов фунтов, можено было установить гибкое антикрыло, полный привод, KERS удвоенной мощности – в общем, множество деталей, однако позже Макс объявил о возвращении к единому варианту регламента.

Нам нужно руководство, которое согласовало бы с командами предлагаемые изменения – в противном случае от него нет никакого толку. Как дали свое согласие те, кто уже подал заявки, если FIA по умолчанию считает их ответ положительным? Не знаю, что думает Адам – он может сказать, что согласится на все предложения, но пока у нас зарегистрировались пять команд, а гарантий по-прежнему никаких. Возможно, Макс не сомневается в том, что в любой момент он способен изменить правила, но мы хотели бы участвовать в чемпионате при условии, что все проблемы устранены.

Не знаю, как ему удалось их привлечь – возможно, заявившиеся получили некоторую компенсацию, но таким образом мы сами загоняем себя в порочный круг - если какая-то из команд действует более расслабленно, чем остальные, это осложняет работу FOTA.

Адам Парр: Раз уж Росс практически задал вопрос, я хотел бы пояснить, что со своей стороны Williams делает все возможное, чтобы помочь в поиске решения, мы никогда не препятствовали данному процессу. Должен заметить, что со слов этих джентльменов складывается впечатление, что ситуация отнюдь не тупиковая – все они говорили о чисто процедурных проблемах: как разобраться в правилах, как уладить вопрос с руководством, как получить необходимые гарантии… Надеюсь, тот, кто сможет реально помочь делу, выслушает их очень внимательно, поскольку, как мне кажется, решение вполне может быть найдено. Мы же сделаем все, чтобы оказать посильную поддержку.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости