Карл Вендлингер: Я стараюсь не ставить оценок гонщикам

Карл Вендлингер

В начале 90-х австриец Карл Вендлингер вместе с Михаэлем Шумахером и Хайнцем-Харальдом Френтценом выступал в молодёжной команде Mercedes, в 1991-м дебютировал в Формуле 1, в 1993-м вошёл в первый состав Sauber, а 1994-м в Монако попал в тяжелейшую аварию, после чего три недели пробыл в коме. Тем не менее, Карлу удалось вернуться за руль, и в 1995-м он провёл ещё шесть гонок в Sauber, хотя и неудачных. Зато добился успеха в гонках на выносливость: дважды, в 1999-м и 2000-м, выигрывал Ле-Ман в классе GTS. Карл до сих пор не теряет связи с автоспортом и комментирует Формулу 1 на австрийском телевидении.

Вопрос: Чем сегодня занимается бывший гонщик Формулы 1 Карл Вендлингер?
Карл Вендлингер: Уже три года я сотрудничаю с компанией Mercedes AMG в качестве посла этого бренда, кроме того, работаю гоночным инструктором, обучаю людей контраварийному вождению. И так получилось, что в 2014-м по приглашению австрийского ТВ я попробовал себя в роли комментатора на трёх гонках Формулы 1.

Вопрос: Не было ли сложностей при смене профессии? Ведь раньше у вас брали интервью, а теперь вы сами этим занимаетесь…
Карл Вендлингер: Я стараюсь не ставить оценок гонщикам, поскольку знаю, что это за работа. Со стороны невозможно определить, в чём была причина того или иного инцидента, если только речь не идёт о совсем очевидном случае. А в остальном предлагаю свой взгляд на события гонок, выступая в качестве так называемого эксперта.

Вопрос: Насколько вы объективны в оценке гонщиков?
Карл Вендлингер: Стараюсь быть максимально объективным. Например, на протяжении нескольких лет я наблюдал, как здорово работает на трассе Себастьян Феттель. И не потому, что тогда он располагал самой лучшей машиной, а потому, что практически не допускал ошибок и стабильно добивался высших результатов. И это своё мнение о нём я высказывал как раз тогда, когда в адрес Феттеля раздавались критические голоса.

Вопрос: Как вы полагаете, в этом году доминирование Mercedes продолжится?
Карл Вендлингер: Понятно, что у нас в Австрии многие болеют за Red Bull Racing. Но при этом все понимают: в 2014-м Mercedes лучше других справилась с работой. И точно знаю, что в Австрии есть немало болельщиков, которые поддерживают Тото Вольффа и Ники Лауду.

Вопрос: В 1994 году в Монако вы попали в очень серьёзную аварию и много дней пробыли в коме. Вы можете сравнить то происшествие с прошлогодней аварией Жюля Бьянки в Сузуке?
Карл Вендлингер: Я видел аварию Жюля по ТВ и так же, как и все, был встревожен. Но я не хочу смотреть видеозаписи того происшествия, которые потом появились в интернете.

Вопрос: Когда вы оказались в госпитале в 1994-м, вы что-то помните о том периоде?
Карл Вендлингер: Очень смутно. Приходится полагаться на рассказы других. В конечном итоге я пришёл в сознание в клинике и сначала мало что помнил, очень трудно было сосредоточиться. Но австрийские врачи хорошо справились со своим делом, и мне с каждым днём становилось всё лучше. Однозначно, такие аварии тебе будут припоминать всю жизнь: прошло уже больше 20 лет, а мне до сих пор приходится говорить на эту тему.

Вопрос: Как вы возвращались к нормальной жизни?
Карл Вендлингер: Постепенно. Помню, мне что-то давали на завтрак, но я тут же забывал, что ел. Из набора из пяти каких-нибудь вещей я мог запомнить только три. Потом прошёл специальный курс реабилитации, после чего моя способность к концентрации улучшилась. Но когда я вернулся за руль машины Формулы 1, у меня были очень серьёзные проблемы. Я думал практически о чём угодно, но не о том, что надо делать в кокпите.

Вопрос: Вы вспоминаете те времена, когда вместе с Михаэлем Шумахером входили в состав молодёжной команды Mercedes? Особенно сейчас, когда он проходит тяжёлый период реабилитации после черепно-мозговой травмы?
Карл Вендлингер: Нет, совершенно не вспоминаю. Сразу после того происшествия мой телефон просто разрывался от звонков, но я не брал трубку.

Вопрос: Почему?
Карл Вендлингер: Потому что знал, что это за звонки. И потому, что было нечего сказать. Я дал только одно интервью австрийскому ТВ. И только в ходе того интервью осознал, что он получил действительно тяжёлые травмы. Если бы я мог оценить их тяжесть до того, то не согласился бы на интервью. Потому что в той ситуации любые разговоры были чистой спекуляцией…

Текст: . Источник: f1-insider
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости