Герман Тильке: "У каждого автодрома собственный характер..."

Герман Тильке и Андрей Лось

У журналистов, пишущих об автогонках, больше всего вопросов накопилось, пожалуй, к Берни Экклстоуну, коммерческому боссу Формулы 1. Одна проблема - взять полноценное интервью у всемогущего Берни очень сложно. Второе место в списке малодоступных, и оттого загадочных и интересных фигур мира Больших Призов, возможно, занимает главный архитектор Ф1 Герман Тильке. По крайней мере, так нам представлялось до 1 октября 2008-го года, до дня презентации проекта Moscow Raceway. На деле же господин Тильке оказался весьма обаятельным и приятным собеседником...

Вопрос: Вы уже не раз бывали в России, однако предыдущие проекты автогоночных трасс так и не были осуществлены. Сколько их уже на вашей памяти?
Герман Тильке: Знаете, как-то не считал… Пожалуй, было пять проектов, которые не реализовались. Но на этот раз все серьезно: вы же видели строительную технику на месте будущей трассы, работы уже начались. Но мы ещё делали проект небольшого автодрома национального уровня для Татарстана, а также для Смоленска, где строится трасса, соответствующая категории B по классификации FIA.

Герман Тильке

Вопрос: Есть ли у проекта Moscow Raceway какие-то яркие особенности, которые, например, могли бы привлечь внимание Берни Экклстоуна?
Герман Тильке: По-моему, Москва – это фантастический город, который быстро развивается, как и вся Россия. Думаю, это главное, так что поживем – увидим, какое будущее уготовано нашему проекту. Но я не могу говорить от имени мистера Экклстоуна: позвоните ему в Лондон, и спросите! (Смеется)

Сама трасса абсолютно подходит для Формулы 1. Однако мне бы не хотелось развивать эту тему… Могу сказать только одно: мы обеспечиваем техническую платформу, создаем условия для того, чтобы здесь можно было проводить гонки. Все остальное зависит от промоутеров, и, в конечном итоге, от Экклстоуна.

Вопрос: Напоминает ли Moscow Raceway какие-либо существующие автодромы, построенные вами?
Герман Тильке: Автодромы вообще нельзя сравнивать: у каждого – собственный характер, и московский проект – не исключение. У него свои особенности, здесь есть подъемы и спуски, так что трасса получится интересная.

Вопрос: Наверняка, у вас есть некое представление о том, как должен выглядеть идеальный автодром. В какой мере московский проект отличается от этого, видимо, недостижимого идеала? Велики ли компромиссы, на которые вам пришлось идти?
Герман Тильке: Конечно, идеальной трассы нет. А если бы она существовала, ее длина должна составлять как минимум 300 км, чтобы там можно было воплотить все мои идеи. Но это, как вы понимаете, нереально. Отличительные черты Moscow Raceway связаны, прежде всего, с местностью, на которой расположена трасса: здесь холмистый ландшафт, здесь лес, так что выглядит все очень красиво. И еще: участок выбран так, что большинству зрителей с трибун будет видно как минимум половину трассы, это очень существенный момент.

Герман Тильке

Вопрос: Какие проблемы пришлось преодолеть, работая над проектом?
Герман Тильке: Дайте подумать… Когда мы подготовили первый вариант проекта, получалось, что трасса должна была пересекать болотистый участок. С одной стороны, всё преодолимо, но с другой – затраты заметно возрастают, так что от этого варианта пришлось отказаться. Но я бы не назвал наш проект каким-то компромиссом. Идеология, которая лежит в его основе, такова: трасса состоит из разных отрезков, у каждого из которых свой неповторимый характер. Есть техничный участок, есть быстрые повороты, есть длинная прямая – есть все, что надо.

Вопрос: Проект готов и принят заказчиками, работы уже начались, но завершена ли ваша миссия?
Герман Тильке: Нет, мы обязательно будем следить за ходом строительства и координировать его.

Вопрос: Вы подробно рассказали о трассе, но не затрагивали тему обгонов, болезненную для Формулы 1. Уличное кольцо в Валенсии сначала все хвалили, а потом выяснилось, что там невозможно обгонять…
Герман Тильке: Верно, но в Валенсии не было обгонов, но только потому, что самые быстрые машины были впереди медленных. В подобной ситуации обгоны невозможны в принципе, если ничего не произойдет. Стартовое поле было очень логичным, в ходе гонки обошлось без происшествий, машина безопасности не выезжала, дождя тоже не было. Может быть, уже в следующем году всё будет по-другому? Уверяю вас, обгоны возможны и в Валенсии.

Возможны они и на Moscow Raceway, ведь дальняя часть трассы - мы ее называем нижней - очень техничная. Здесь в каждом повороте машины могут бороться колесо-в-колесо, сходясь буквально вплотную. А потом начинается длинная прямая, и перед последним поворотом, перед шпилькой, вполне возможны обгоны. Но, разумеется, это удел быстрых машин.

Герман Тильке

Вопрос: Говорят, именно в этот момент, когда мы с вами беседуем о Moscow Raceway, в Индии тоже начинается строительство автодрома, предназначенного для Формулы 1, и он тоже должен быть закончен в 2010-м. Можно ли проводить какие-то параллели между этими двумя объектами?
Герман Тильке: Нет, нельзя. Там все абсолютно другое: архитектура, конфигурация трассы, рельеф местности – он там относительно ровный. А какую трассу гонщики сочтут более интересной, смогут сказать только они сами, когда появится возможность проехать по обеим трассам. (Улыбается) Но, судя по нашим расчетам, на обеих есть свои сложные участки.

Вопрос: А почему вы не строите, например, новую Монцу, или еще одну Спа, если эти классические автодромы столь любимы и гонщиками, и публикой?
Герман Тильке: Каждая трасса должна быть по-своему уникальной. Возьмем те же Монцу и Спа: они действительно неповторимы, и воспроизвести их невозможно. И никто не хочет, чтобы появлялись копии. Все желают, чтобы новые автодромы отличались своеобразием, и мы, разумеется, прислушиваемся к этому.

Например, Берни Экклстоун всегда делится своим опытом, предлагает свое видение, свои идеи. В частности, это он придумал асфальтовые зоны безопасности, которые действительно более безопасны, чем гравийные. При этом гонщики готовы идти на больший риск, когда совершают обгоны, поскольку у них, в случае ошибки, есть возможность вернуться на трассу. А раньше застревали в гравии, и гонка для них заканчивалась. Идеи других людей тоже находят воплощение в наших проектах.

Герман Тильке

Вопрос: По общему мнению, Гран При Сингапура прошел очень удачно. Чем, по-вашему, объясняется этот успех: только ли тем, что гонка проходила ночью и сложилась столь непредсказуемо? Или дело в удачной конфигурации городской трассы?
Герман Тильке: (с воодушевлением) Сингапур – это фантастический город! Берни Экклстоун сделал очень правильный выбор. И трасса там действительно удачная. Разве что неровная, так что к следующему году организаторам придется положить новый асфальт.

Текст: . Источник: Эксклюзивное интервью для F1News.Ru
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости