Сергей Сироткин: Я ожидал от себя большего

Сергей Сироткин

В интервью российским журналистам пилот Williams и программы SMP Racing Сергей Сироткин рассказал о том, какие уроки извлёк из уик-энда в Австралии, и на что рассчитывает на ближайших гонках.

Вопрос: Сергей, как прошла неделя после вашей первой гонки Формулы 1? Вы отмечали это событие, разбирали ход уик-энда, готовились к следующей гонке в Бахрейне?
Сергей Сироткин: Отмечать, к сожалению, было нечего. Мы разбирали ход уик-энда не только после гонки, а на протяжении всей прошлой недели. С базы я уехал только в пятницу. Если говорить о нашем темпе, то, конечно, мы были разочарованы, потому что когда отправлялись в Мельбурн, ожидали гораздо большего. В том числе, я большего ожидал от самого себя. Да, я сошёл не по своей вине уже на первых кругах, но дело не в этом, а в том, что на протяжении всего уик-энда мы выступили неудачно.

На самом деле, не всё так ужасно, не всё так плохо, как выглядит по результатам в протоколах. Потому что после анализа ситуации мы пришли к выводу, что нам серьёзно осложнили жизнь и некоторые объективные причины, на которые мы не могли никак повлиять. Поэтому у нас есть большие надежды на прогресс в ближайшем будущем. Если мы сможем провести уик-энд более спокойно и удачно, результаты будут лучше даже без каких-либо изменений в машине. Но в целом, конечно, мы расстроены. Дело не в том, что мы не заработали очки – то, что я так рано сошёл, означает, что мы собрали очень мало информации, мы мало что узнали, и в Бахрейне нам не на что будет опираться.

Вопрос: Жак Вильнёв недавно сказал, что Роберт Кубица, на его взгляд, может саботировать работу основных пилотов, чтобы самому получить шанс выйти на старт. В частности, Жак предположил, что он намеренно будет давать такую обратную связь при работе на тестах и на симуляторе, которая осложнила работу вам и Лэнсу Строллу. Возможно ли такое?
Сергей Сироткин: Теоретически это, конечно, возможно. Но я знаю Роберта, он хороший парень и, прежде всего, как человек на такое не пойдёт. Кроме того, задача Кубицы заключается в том, чтобы делать машину быстрее. Если его обратная связь, его отзывы и предложения не будут добавлять машине скорости, то инженеры просто не станут их использовать. Никто не принимает на веру всё, что им говорят.

Вопрос: Зимние тесты из-за погоды получились довольно скомканными, да и по ходу Гран При вам не удалось поработать столько, сколько вы хотели. Это повлияло на программу работы над машиной?
Сергей Сироткин: Тесты в Барселоне повлияли очень сильно, потому что условия там оказались совершенно не такими, какие мы увидели в Мельбурне и ждём в остальных гонках. Из-за этого было сложно понять, чего ожидать при более высоких температурах, и в чём-то Гран При Австралии даже преподнёс нам в этом плане приятные сюрпризы. Так что влияние было как в плохую, так и в хорошую сторону. Теперь, после первой гонки, мы знаем обе стороны медали и лучше сможем понять, как работать с машиной.

Вопрос: Вы рассчитываете, что в Бахрейне что-то изменится в лучшую сторону?
Сергей Сироткин: Да, мы на это рассчитываем.

Вопрос: На чём основывается ваша уверенность?
Сергей Сироткин: Прежде всего, начну с себя. Трасса в Мельбурне оказалась гораздо сложнее, чем я себе представлял, а кроме того, по объективным причинам я не смог проехать достаточное число кругов, чтобы подготовиться к квалификации. Потому со своей стороны, честно говоря, я могу сделать ещё достаточно много, чтобы добиться прогресса, и я обязательно сделаю это в Бахрейне.

Если же говорить о машине – то, что мы увидели в Барселоне, нас очень сильно удивило, но условия там были, как мы уже говорили, очень необычные, так что не уверен, что после этого мы двигались в правильном направлении. Уик-энд в Мельбурне показал, что в более привычных условиях поведение машины ближе к нормальному, это был приятный сюрприз. Поэтому сейчас мы гораздо более чётко понимаем, чего нам ждать от ближайших гонок, и, располагая этой информацией, мы подготовимся гораздо лучше.

Вопрос: В отличие от Мельбурна, трасса в Бахрейне вам знакома. Вам это поможет?
Сергей Сироткин: Да, безусловно. Эта трасса в целом гораздо проще, и я её неплохо знаю, так что хотя я и не могу сказать, что знание трассы имеет ключевое значение, но, конечно, поможет.

Вопрос: На какие результаты вы там рассчитываете?
Сергей Сироткин: Наша задача – закрепиться в средней группе, стать её сильным игроком. То есть стабильно попадать во второй сегмент квалификации, бороться за попадание в финал, а в гонке – сражаться за очки. Конечно, на Гран При Австралии мы были довольно далеки от этого, но очень надеюсь, что это была просто одна из тех неудач, что всегда могут подстерегать вас по ходу сезона, и начиная с Гран При Бахрейна дела пойдут на лад, мы начнём показывать те результаты, которые и должны были по первоначальным расчётам.

Вопрос: Значит, проблемы со скоростью в Мельбурне были не из-за ошибок в проектировании машины, а из-за того, что вы пока не смогли раскрыть её потенциал?
Сергей Сироткин: Да, мы не смогли раскрыть потенциал машины. Опять же, и я сам отработал не лучшим образом – и в пятницу, и в субботу, и в воскресенье. Но если мы проанализируем все сессии, начиная с первых тестов в Барселоне и заканчивая гонкой в Мельбурне, учтём все факторы, то получим гораздо более перспективную картину, чем то, что вы фактически видели. Я надеюсь, что уик-энд в Бахрейне пройдёт более гладко и стабильно, и мы увидим именно то, что получается по расчётам.

Вопрос: Не секрет, что ваша команда готовит большие обновления к первому европейскому этапу в Барселоне. Значит, в Бахрейне мы никаких новинок не увидим?
Сергей Сироткин: Сейчас речь не идёт о значительных изменениях. Сейчас мы работаем над тем, чтобы извлечь максимум из того, что у нас есть – из машины, настроек, резины… Если же говорить именно об улучшении машины, то тут да, нужно дождаться гонки в Барселоне. Конечно, мы уже над этим работаем, и нас ждут две гонки подряд, причём на совершенно разных трассах, которые дадут нам ещё больше информации. Посмотрим, как мы будем на них выглядеть, и это тоже повлияет на программу развития машины.

Вопрос: Насколько велики проблемы с машиной сейчас? Можно ли серьёзно улучшить ситуацию, если найти оптимальные настройки, или же есть глубинные проблемы в конструкции машины?
Сергей Сироткин: Скажем так – к счастью, наши самые страшные опасения в Мельбурне не оправдались. Кое в чём, как я уже говорил, нас ждали приятные сюрпризы. Сейчас наша главная задача – достижение не большей скорости, а большей стабильности в работе машины. То есть всё сводится к тому, чтобы добиваться максимума от машины в любых условиях.

Вопрос: Расскажите чуть подробнее о квалификации и гонке. Слабое время в квалификации стало следствием ошибки на втором секторе?
Сергей Сироткин: Нет, ошибки не было. У меня была очень неплохая первая попытка. Вторая тоже началась нормально, после первого сектора я ехал с улучшением, но на втором догнал другую машину и улучшить время уже не мог. Это как снежный ком – преследуя соперника, ты теряешь в аэродинамике, из-за этого проскальзывают и перегреваются шины, из-за этого не можешь нормально проехать следующий поворот… Самому себе я на этом секторе проиграл полторы десятые. Но в нормальной ситуации должен был улучшить, так что фактическая потеря больше.

Что касается гонки, то я очень неплохо стартовал, но оказался зажат между соперниками, так что в первом повороте потерял позицию, а не отыграл. Ну, а затем, как вы знаете, в воздуховод попал пакет из-под сэндвича, и через несколько кругов тормоза отказали. Причём пострадали не только тормоза – практически весь правый задний «угол» сгорел, вплоть до панелей кузова. На машину жалко было смотреть…

Вопрос: Вы разочарованы исходом гонки, или борьба всё равно не имела большого смысла?
Сергей Сироткин: Естественно, ранний сход меня не порадовал, но честно говоря, меня больше расстраивает ход всего уик-энда, чем его итог. Нехватка темпа, то, что со своей стороны я отработал не лучшим образом, то, на каких позициях мы находились, и то, как для нас всё складывалось. Результат меня не слишком беспокоит. Хуже то, что в этот уик-энд мы не смогли ни добиться скорости, ни извлечь максимум информации о машине и поведении шин. Если бы мы сделали это, то смогли бы использовать это уже в Бахрейне. Пока же, кроме старта, больше нам опираться не на что.

Вопрос: До Барселоны вас ждут ещё три гонки – в Бахрейне, в Китае и в Баку. Исходя из вашего опыта, вы можете предположить, какая из них больше подойдёт вашей машине?
Сергей Сироткин: В последние годы у Williams была машина, хорошо выглядевшая на таких трассах, как в Бахрейне или Баку. Но как будет в этом году, сказать пока сложно. Это всё ещё открытый вопрос, и пока мы продолжаем изучать машину, потому что в разных обстоятельствах её сильные и слабые стороны проявляются по-разному. Так что, думаю, больше это будет зависеть от того, как нам удастся заставить резину работать, и в какой из этих уик-эндов нам удастся лучше реализовать потенциал машины.

Вопрос: Кто больше всего вас удивил из команд средней группы на Гран При Австралии?
Сергей Сироткин: Безусловно, Haas. Да, ещё на тестах в Барселоне было понятно, что их машины отлично выглядят, но, если честно, то, что мы увидели в Мельбурне в их исполнении – даже больше, чем мы ожидали. В остальном все результаты были достаточно закономерными и соответствовали нашим расчётам. Но по этим расчётам у нас выходит, что мы не позади средней группы, а в ней, может быть, даже ближе к её лидерам.

Вопрос: Успех Haas связан с тем, что это копия прошлогодней Ferrari?
Сергей Сироткин: Нет. У нас тоже на машине есть решения, похожие на те, что используют в Mercedes или Ferrari. Но это не копирование, а просто схожая идеология.

Вопрос: Трасса в Бахрейне достаточно специфична с точки зрения работы с резиной – как и в Китае. Причём специфика разная – в Бахрейне это абразивный асфальт, в Китае «улитка» второго поворота, перегружающая передние шины. Вы говорили, что многое будет зависеть от того, насколько удастся заставить резину работать. Насколько сложно это будет сделать на этих трассах?
Сергей Сироткин: В Китае будет очень сложно, это очень трудная трасса для контроля состояния резины. Что касается Бахрейна, то эта трасса сложна для шин с точки зрения износа, но при этом там нет проблем с прогревом резины. Ты думаешь только о том, чтобы её не перегреть, чтобы она оставалась в рабочем диапазоне. А в Китае нужно постоянно думать о том, как прогреть шины здесь, но не перегреть там, и так далее.

Вопрос: Насколько тот уровень, на котором отработал уик-энд в Австралии Лэнс Стролл, близок к возможностям машины? Понятно, что полностью он не реализовал потенциал, но как близко подошёл к максимуму?
Сергей Сироткин: Трудно найти пилота, который на 100% сможет реализовать потенциал нашей машины. Честно скажу, Лэнс меня приятно удивил. Многие говорили, что Стролл очень прибавил по сравнению с прошлым годом, но именно в Австралии я убедился в том, что это так. Его круг в квалификации был очень хорош. Конечно, это не предел, потому что всегда можно отыграть что-то ещё, но я думал, что он максимально приблизился к тому, что можно было сделать.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости