Мазепин: Пусть ошибки происходят сейчас, а не в 2022 году

Никита Мазепин, фото пресс-службы Haas F1

Перед Гран При Португалии гонщик Haas F1 Никита Мазепин отвечал на вопросы российской прессы, в том числе F1News.ru, и в ходе этой пресс-конференции сложилось впечатление, что он очень адекватно оценивает ситуацию.

Вопрос: Ваше отношение к спринтерским гонкам, что вы ждёте от этого новшества?
Никита Мазепин: Лично я приветствую, что в Формуле 1 очень открыто подходят к вопросу об изменении формата уик-энда и прислушиваются к болельщикам. Я сам пока провёл только два уик-энда, и не могу сказать, что мне это надоело, поэтому лично я готов выступать в любом формате, который Формула 1 преподнесёт. Ничего не имею против спринтерских гонок, это точно.

Вопрос: Какие сложности возникали у вас во время гонки в Имоле, особенно после рестарта? Если следить за таймингом, то складывалось впечатление, что на одних кругах вы шли вровень с Миком Шумахером, на других явно теряли, т.е. не было стабильности…
Никита Мазепин: На самом деле, всё предельно просто. На рестарте у нас было полкруга, чтобы разогреть резину и начать ехать в полную силу, когда автомобиль безопасности уйдёт в боксы. Я не учёл, что шины состава C3 (Medium) нужно прогревать сильнее, чем С4 (Soft), на которых я ехал до этого.

Естественно, когда нужно было ехать в полную силу, резина не была прогрета до температуры, которая нужна, чтобы уверенно удерживать машину на трассе. Из-за этого сначала, первые 7-8 кругов, приходилось ехать чуть медленнее, поскольку я был в процессе её прогрева, а потом начались синие флаги.

Естественно, когда ко мне подъезжали лидеры, мне точно не хотелось атаковать на пределе и пропускать их только в последний момент. Я понимал, что негатива в этом может быть больше, чем позитива, и заранее их пропускал. Конечно, когда приходится отпускать газ в конце прямой, ты теряешь примерно две-три секунды.

Безусловно, между мной и напарником была какая-то дельта, на некоторых кругах я ехал чуть быстрее, на некоторых – он. Но эти отличия объяснялись синими флагами и тем, что один раз я выехал в гравий. Это мне стоило потерянного времени и на том круге, и потом, пока я чистил резину от налипшей на неё грязи.

Вопрос: Как повлияло на вашу машину столкновение с Николасом Латифи?
Никита Мазепин: Повлияло относительно несильно. Лично я переживал, что гонка для меня могла закончиться прямо на том же круге, но, к счастью, было только чуть-чуть повреждено переднее правое крыло.

Вопрос: Что самое сложное для вас в пилотировании машины Формулы 1?
Никита Мазепин: Безусловно, я пока ещё привыкаю. За несколько предыдущих лет карьеры я привык, что чемпионат длится либо девять, либо 12 гонок, а в Формуле 1 сезон намного длиннее. Соответственно, у тебя больше времени, чтобы всему научиться, осознать свои ошибки и двигаться вперёд в правильном направлении, пилотируя машину, которая пока не позволяет бороться за очки.

Главное отличие Haas от топ-команд в том, что поведение машины постоянно меняется в зависимости от температуры трассы, а также от воздействия ветра. Такие, казалось бы, нюансы в нашем случае играют катастрофическую роль, влияя на баланс. К этому очень трудно подстроиться, поскольку ты не знаешь, как поведёт себя машина на следующем круге.

Вопрос: В какой мере удалось наладить нормальные рабочие отношения с вашим гоночным инженером? Если слушать ваш радиообмен по ходу гонок, может сложиться странноватое впечатление, возможно, ошибочное…
Никита Мазепин: Я работаю с той стороной гаража Haas, которая раньше занималась Романом Грожаном, поэтому и его гоночный инженер, и его перформанс-инженер сейчас работают со мной. Мой инженер (Доминик Хейнс) – англичанин, у меня с ним очень хорошие отношения.

На протяжении своей карьеры я очень много времени провёл в Англии, общаясь с англичанами, хорошо владею языком, и хотя мы уже нормально сработались с инженером, мне ещё нужно привыкнуть к тому, что по ходу гонки, когда ты находишься в стрессовой ситуации, миллионы людей по всему миру имеют возможность слушать наши переговоры по радио.

Я ещё к этому не привык, в Формуле 2 такого не было, и очень часто речь, которую вы можете услышать по радио, не видя лица человека и не чувствуя интонации, воспринимается ошибочно. Повторюсь, у нас очень хорошие отношения с инженером, но мы пока друг к другу привыкаем. Я стараюсь направлять команду, сказать, что мне хочется слышать во время гонки, а какую информацию мне знать не нужно – её я готов узнать уже после финиша.

В общем, мы привыкаем друг к другу, и я уверен, что через несколько ближайших гонок это произойдёт.

Вопрос: Какие слабые места в вашей гоночной подготовке вы можете отметить, над чем нужно работать в первую очередь?
Никита Мазепин: Я пока не совсем точно понимаю, как сделать эту машину быстрее, и мне требуется слишком много времени, чтобы подстроиться под условия на трассе и погодные условия – с учётом особенностей именно VF-21. В тех сериях, в которых я выступал раньше, я уже привык к машинам и был способен сделать это намного быстрее.

Вопрос: Сколько гонок вы себе даёте, чтобы выйти на некий уровень, когда вы сможете самому себе сказать, что уже научились добиваться максимума от машины Haas? И совпадает ли ваша личная программа с теми ожиданиями, которые с вами связывает команда?
Никита Мазепин: Очень трудно ответить на такой вопрос. Мне всегда интересно спросить самого себя: а если бы я себе сказал, что для этого потребуется пять гонок, а их было шесть – что делать в этом случае? Выброситься из окна?

Наверное, это не самый лучший вариант. Поэтому мы с командой очень реалистично подходим, учитывая наши возможности и цели, которые намечены на этот сезон. Всё-таки внутри команды мы видим намного больше телеметрии, чем кто-то ещё. Вместе с моими инженерами мы понимаем, кто из гонщиков хорошо справился со своей работой, кто плохо – так мы можем выяснить причины, по которым происходит либо то, либо другое.

Если бы мы постоянно выступали на одной и той же трассе, то прогресса можно было бы добиться относительно быстро. Не нужно забывать, что скоро начнутся выступления на трассах, где я никогда не был, и там потребуется вдвойне больше времени. Это если говорить, например, о Японии или каких-то других странах.

Всё это постоянный процесс. Самое главное, чтобы все ошибки, которые у меня, возможно, произойдут, произошли в этом году, и следующий сезон в этом плане был бы чистым. Так мне бы лично хотелось, а как будет – это только время покажет.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости