Льюис Хэмилтон: "Я привык не сожалеть о сделанном"

Льюис Хэмилтон

После первого знакомства с машиной Mercedes W04 Льюис Хэмилтон настроен вполне позитивно, и его не расстроило неудачное начало тестов в Хересе. Об этом и о многом другом он рассказал в интервью официальному сайту чемпионата.

Вопрос: Ваш второй день на тестах был весьма продуктивным. Вы уже успели забыть об аварии, в которую попали в среду?
Льюис Хэмилтон: Происшествие было не слишком серьезным. Первый день тестов оказался непростым, но в целом ничего чрезвычайного.

Вопрос: Но удар был сильным. Вы действительно так легко забыли об этой аварии?
Льюис Хэмилтон: Да, безусловно, я его почувствовал. Но за время карьеры я не раз попадал в переделки, так что это просто была еще одна авария.

Вопрос: Вы говорили, что ушибли ногу – ничего серьезного?
Льюис Хэмилтон: Нет-нет, уже на следующий день я приступил к тренировкам.

Вопрос: Значит, вы не паникуете, что перешли в Mercedes, и спокойно спите по ночам?
Льюис Хэмилтон: Я привык не сожалеть о сделанном. Перед тем, как принять решение, я какое-то время его обдумываю, но потом к этой теме, как правило, уже не возвращаюсь. Если принимать решения, подчиняясь импульсу, тогда можно об этом пожалеть, но я так не делаю. Поэтому мой сон – безмятежен!

Вопрос: Говорят, вы решили перейти в другую команду, чтобы, прежде всего, расстаться с родным гнездом, каким для вас была McLaren. В Mercedes вы собираетесь свить собственное гнездо?
Льюис Хэмилтон: Думаю, да. Пока мне тут все нравится. Отличная команда. Все настроены очень доброжелательно, и работать с новыми людьми очень интересно. Мне действительно кажется, что здесь я смогу чего-то добиться.

Вопрос: Вас удивило, что многие проявили неподдельный интерес к вашей карьере, выразив опасения, что, возможно, вы сделали неверный выбор?
Льюис Хэмилтон: Нет, не удивило. Таковы люди. Что бы ни происходило, всегда находится тот, кто считает себя вправе все комментировать. Меня это не слишком волнует.

Вопрос: Вы сказали, что, переходя в Mercedes, настраиваетесь на марафонскую дистанцию, а не на спринт. А вы вообще когда-нибудь бегали марафоны? Вы понимаете, о чем говорите?
Льюис Хэмилтон: Я бегал полумарафоны. Но где-то услышал это выражение и подумал, что оно неплохо подходит для описания моей ситуации: я пришел в эту команду надолго.

Вопрос: Значит, вы верите, что вам хватит выносливости, чтобы продержаться в Mercedes, образно говоря, до финиша марафонской дистанции?
Льюис Хэмилтон: О да, я на это надеюсь! (смеется)

Вопрос: Вы, наверное, отлично помните ощущения от управления McLaren MP4-27, машиной, выигравшей в прошлом году семь гонок? Можно ли сравнить с ней W04?
Льюис Хэмилтон: В первый день я успел проехать лишь несколько кругов, после чего попал в аварию. Второй день был более удачным. Мы хотели проехать как можно больше километров, и нам удалось преодолеть 145 кругов. Для одного дня это неплохо. Поскольку поверхность трассы очень абразивная, мы в основном использовали резину Hard и Medium, так что не гнались за выдающимися результатами.

Понятно, что это еще ранняя фаза доводки машины. Поскольку я не могу сравнивать W04 с прошлогодним шасси Mercedes, мне приходится осваивать его с нуля, а это требует времени. В целом у меня позитивные ощущения, а проводить какие-то сравнения с прошлым – не мое дело.

Вопрос: Вас не удивило, что в первые два дня команда сталкивалась с серьезными техническими проблемами?
Льюис Хэмилтон: Их никто не ожидал. Конечно, они проявились неожиданно. Но так всегда и происходит. Машина всегда ломается неожиданно.

Вопрос: Вернемся к McLaren: ходили слухи, что технический директор Падди Лоу собирается вслед за вами перебраться из Уокинга в Брэкли. После этого вам станет комфортнее в новой команде?
Льюис Хэмилтон: Мне и так комфортно. Не думаю, что переход какого-нибудь специалиста из McLaren в Mercedes создаст еще более благоприятные условия. Думаю, если со временем мы сможем пополнить команду хорошими профессионалами, это будет только лучше. Но пока, насколько мне известно, команда останется такой, какая есть.

Вопрос: В McLaren вы имели дело только с ее руководителем, Мартином Уитмаршем, и, возможно, иногда с Роном Деннисом. А сейчас вам предстоит общаться с Россом Брауном, Тото Вольффом и Ники Лаудой. Кому вы, в первую очередь, подчиняетесь?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, Тото и Россу. Но также и Ники. Это хорошо, что у нас есть все эти люди. Мартин Уитмарш – великолепный руководитель, а без Рона я вообще бы не попал в Формулу 1. Мне повезло, что у меня были такие замечательные начальники.

Вопрос: Вам предстоит делить отчеты на техническую часть и все остальное? Если первая адресована Россу Брауну, то вторая – Тото Вольффу?
Льюис Хэмилтон: Если честно, кого я первым увижу, тому и докладываю. Когда я приезжаю на базу команды, то общаюсь со всеми тремя, точнее, больше с Россом и Тото, потому что через них идут все связи с инженерами и механиками. Если я что-то говорю Тото, то повторю это и Россу…

Вопрос: Полезно ли общаться с Ники, который тоже был чемпионом и знает, что нужно гонщику Формулы 1?
Льюис Хэмилтон: Безусловно, это плюс, когда человек знает, что я чувствую за рулем – он будет правильно воспринимать мои слова.

Вопрос: Чего бы вы хотели достичь, выступая за команду Mercedes? В 2013-м, 2014-м и 2015-м? О чем вы мечтаете?
Льюис Хэмилтон: Стать чемпионом мира, стать чемпионом мира, стать чемпионом мира! Это моя мечта. Ни о чем другом я мечтать не могу. Если бы я, просыпаясь по утрам, не думал о чемпионском титуле, и не работал каждый день, чтобы этого добиться, тогда все это было бы напрасной тратой времени.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости